Становление правящей элиты в России в 1990-1995 гг. (76425-1)

Посмотреть архив целиком

Становление правящей элиты в России в 1990-1995 гг.

Е. А. Пелевина

Политическое развитие российского общества диктует необходимость теоретического осмысления роли правящих элит. Демократические реформы в стране показали, что даже самые либеральные политики ориентируются не на демократические идеалы, а на западную практику элитарной демократии. Реальная политика, политическая борьба и принятие важнейших государственных решений осуществляется на уровне элит и контрэлит.

В российской общественной науке идеи элитизма позитивно утвердились в последние годы. Научные публикации свидетельствуют о том, что интерес к этой теме возрастает1. Цель данной статьи - анализ особенностей формирования нового правящего класса России в период реформ.

Политическая элита - это особая социальная группа, обладающая монополией на принятие решений, самосознанием и привилегиями. Как правило, политическую элиту образуют люди, наделенные особенными личностными качествами и, прежде всего, волей к власти. В то же время теоретики элитизма всегда подчеркивали, что правящая элита - это не просто совокупность людей, занимающих высокие государственные посты, это устойчивая социальная общность, основанная на глубоких внутренних связях входящих в нее политиков. Их объединяют общие интересы, связанные с обладанием рычагами реальной власти, стремлением сохранить на них свою монополию, отсечь и не допустить к ним другие группы, стабилизировать и укрепить позиции элиты как таковой, а следовательно, и позиции каждого ее члена. Правящую элиту как группу сплачивают особые ценности, в иерархии которых власть на первом месте; ей присущи свои нормы, регулирующие отношения между ее членами и секторами, предписывающие поведение ее представителям, поддерживающие целостность элиты, ее существование в качестве группы.

Элита имеет собственное (во многих случаях весьма далекое от официальных и пропагандируемых взглядов) мировоззрение. Его можно назвать идеологией правящего класса. Доминантой элиты является особый "миссионерский" дух - она отождествляет себя с обществом как целым, преисполнена сознанием своего долга руководить страной, определять судьбу народа.

Устойчивость как качество политической элиты подтверждается историческим опытом, который свидетельствует, что никогда, даже при самых радикальных изменениях политического режима, не происходит полной замены элиты. При относительно стабильном развитии общества ее устойчивость еще более очевидна. При различных политических режимах возможны различные степени открытости и способы рекрутирования новых членов, однако ядро элиты остается неизменным. Эта устойчивость достигается благодаря социальной сплоченности группы, действует закон первичной социальной группы - как бы ни была сильна конкуренция внутри группы, общий интерес ставится превыше всего.

В западной литературе классическими стали два основных подхода к определению элиты - условно их можно назвать "позиционный" и "результативный". Суть "позиционного" подхода сводится к тому, что положение индивида или группы в официальной социально-политической структуре общества свидетельствует о вхождении или невхождении в элиту. "Результативный" подход означает, что в элиту входят те, кто принимает решение или оказывает существенное влияние на его принятие. Между теми, кто принимает решение, и теми, кто занимает высшие посты в иерархии, существует значительная корреляция, но это несовпадающие характеристики. Сложность в использовании второго подхода связана со значительной трудностью выявления реальных механизмов принятия решений и реальных фигур, принимающих эти решения.

С точки зрения "позиционного" подхода можно определить структуру сегодняшней правящей элиты на федеральном и местном уровнях. Большинство исследователей относит к федеральной элите "команду" президента, правительство и парламентариев. Отмечается, что формирование новой политической элиты связано с разделением единого слоя политиков на две части: избираемых населением и назначаемых.2 При советском типе формирования элиты такого разделения фактически не было - и избираемая населением элита, и назначаемая практически совпадали, что обеспечивалось системой номенклатуры. Высшая политическая элита состояла из двух частей: формальной и реальной элиты. Первая представляла собой депутатов Советов различного уровня, избранных для создания видимости представительности различных групп населения в законодательных органах. Вторая, включающая и депутатов и чиновников, состояла из людей, реально принимающих участие в выработке и принятии решений. Как формальная, так и реальная политические элиты формировались под контролем партийных структур. Собственно, они и составляли истинную реально властвующую элиту. Элита, состоящая из двух основных частей - политиков и бюрократов, избираемых и назначаемых, закрепляется у власти в период 1990-1992 гг.

В российской провинции к институционально оформленным властным структурам относятся:

администрации (исполнительные структуры всех уровней);

представительство Президента РФ в области (крае);

представительства (региональные отделения) федеральных структур (ФСБ, МВД, прокуратура, налоговая инспекция и т.д.);

представительные органы (законодательные собрания, думы и т.д.).3

Люди, занимающие посты во властных структурах, составляют ядро политической элиты.

Система политических институтов в период реформ кардинально изменилась, однако устойчивость и постоянство, свойственные элите, продемонстрировала и советская номенклатура.

Иллюзию серьезного обновления элиты создало действие социального "лифта". Он поднял на вершину тех, кто вчера были далеки от рычагов власти. Этот "лифт" вывел на авансцену и тех, кто занимал малопрестижные этажи власти и бюрократической пирамиды. Иллюзию создал также и заметный приток интеллигенции в политику. Однако все это не более чем изменение внешнего облика элиты. Новые политики так или иначе, прямо или косвенно, были связаны со старой верхушкой, втянуты в орбиту ее влияния (даже при субъективном неприятии этой верхушки). Поэтому говорить о возникновении новой правящей элиты можно лишь условно.

Советская номенклатура состояла из двух тесно связанных групп партийных и хозяйственных руководителей. Крах коммунистического режима привел к потере господствующего положения партийной номенклатуры, той, которая осуществляла кадровую политику и идеологический контроль. На первый план выдвинулась технократическая элита - "крепкие хозяйственники", "красные директоры", те, в чьих руках находились рычаги управления экономикой. Однако, как показали последние годы, часть партийных аппаратчиков успела "конвертировать" ускользающую власть в финансовые возможности, заняла ключевые позиции в рыночной экономике, вернув себе былое влияние.

Многие публицисты считают, что правящая элита действовала сознательно и целенаправленно, разрушая старый режим. Цель - узаконить свое экономическое господство, "попользовавшись" демократическим движением. На мой взгляд, нельзя не учитывать действительно массового и широкого антикоммунистического движения, которое явилось неожиданностью для властвующей верхушки, о чем свидетельствуют события августа 1991 года. Протест различных слоев общества против властей представлял слишком большую угрозу для элиты, чтобы быть инспирированным ею. Оправившись от удара, партийная элита воспользовалась возможностями, открывшимися благодаря экономическим реформам, для восстановления былого могущества.

В то же время изменения в позициях различных групп внутри правящего класса весьма динамичны. В 1993 году исследователи выделяли следующие группы внутри правящих кругов:

интеллектуалы из партийной элиты;

демократически, реформистски, рыночно ориентированные представители хозяйственной элиты;

прагматики во всех звеньях властных и управленческих структур;

аутсайдеры-карьеристы из самых различных социальных групп, стремящиеся использовать демократическое движение как социальный "лифт".4

В настоящее время можно говорить о принципиальных изменениях. Интеллектуальная элита, состоящая главным образом, из молодых политиков, перестала играть ведущую роль, как это было в начале реформ.

Этот факт заслуживает внимания и вновь актуализирует проблему взаимоотношений власти и интеллигенции, взаимодействия политической и интеллектуальной элит.

Сама проблема отношений интеллигенции и власти - проблема больного общества, где власть несовместима с политической свободой и гражданскими правами. В условиях, когда большинство населения практически отстранено от участия в политической жизни, политически не развито и пассивно, какая-то часть образованных людей - в XIX веке их называли интеллигенцией - берет на себя функцию политической оппозиции власти, претендуя при этом на общенародное представительство. Интеллигенция в демократическом обществе должна освободиться от соблазна власти, отделить идеологию от профессиональной политики. Идеология вообще не сочетается полностью с жизнью, как идея не сочетается до конца с реальной жизнью. В этом смысле интеллигент и политик - совершенно разные и даже противоположные фигуры.

За годы реформ сложилась новая политически влиятельная группа, не входящая в состав собственно властных структур. Это - субъекты экономики: собственники, совладельцы, руководители, члены правлений, другие ответственные работники крупных экономических организаций, таких, как совместные и российские корпорации, компании, банки, фонды, ассоциации, акционерные общества, прочие негосударственные и государственные предприятия различных отраслей, иначе говоря, - финансово-промышленные группы - ФПГ, которые можно считать частью политической элиты с точки зрения "результативного" подхода.


Случайные файлы

Файл
100007.rtf
145064.rtf
28639-1.rtf
164068.rtf
lab_work.doc




Чтобы не видеть здесь видео-рекламу достаточно стать зарегистрированным пользователем.
Чтобы не видеть никакую рекламу на сайте, нужно стать VIP-пользователем.
Это можно сделать совершенно бесплатно. Читайте подробности тут.