Кризис в Персидском заливе 1990-1991 гг.: позиция США и ООН (76064-1)

Посмотреть архив целиком

Кризис в Персидском заливе 1990-1991 гг.: позиция США и ООН

Е. П. Болдырев

Вторая половина 80-х гг. ХХ века ознаменовалась серьёзными переменами в международной политике. СССР и США перешли с позиций противостояния к реализации совместных шагов в деле ядерного разоружения и политического диалога. В Европе прошла волна «бархатных» революций, которая привела к ликвидации Организации Варшавского договора и развалу социалистической системы. В то же время окончание «холодной войны» не способствовало снижению региональной напряжённости, что было бы закономерным процессом на фоне советско-американских отношений. «Центры силы», формирующиеся на «периферии» международной политики, начинают играть важную роль не только в своём регионе, но и угрожают безопасности всего мира. Особенно актуальной эту проблему делают предположения об обладании той или иной страной «третьего мира» оружием массового поражения или новейшими обычными вооружениями. К региональным «центрам силы» в конце 80-х годов ХХ века можно отнести Ирак, обладающий к этому периоду самыми многочисленными вооружёнными силами среди стран Персидского залива [1]. Кризис в Персидском заливе, вызванный оккупацией иракскими войсками территории Кувейта, стал первым крупным вооружённым конфликтом после завершения советско-американского противостояния и серьёзным испытанием для всего мирового сообщества. Агрессия Ирака в меняющемся мире вызвала необходимость по-новому оценить возможности ООН как организации, которая призвана «поддерживать международный мир и безопасность и с этой целью принимать эффективные коллективные меры для предотвращения и устранения угрозы миру и подавления актов агрессии или других нарушений мира» [2]. Существуют различные точки зрения о роли Организации Объединённых Наций и Совета Безопасности в деле решения региональных проблем и, в частности, ситуации вокруг Кувейта. По мнению ряда исследователей, «переход СССР и США от конфронтации к взаимодействию оказал положительное, оздоровляющее воздействие на Организацию Объединённых Наций» [3], позволил «вывести эту организацию из паралича» [4]. Отмечалось также «возрождение ООН как эффективного механизма решения международных споров» [5]. Такой подход был особенно распространён в период и сразу после кризиса в Персидском заливе. Во многом это было вызвано новизной ситуации, когда Совет Безопасности ООН практически единогласно выразил осуждение действиям Ирака, а сверхдержавы впервые в истории совместно пытались найти выход из сложившейся ситуации. Позиция США оценивалась, в основном, через призму резолюций Совета Безопасности ООН. Подчёркивалось, что создание и действия антииракской коалиции основывались на соблюдении Устава ООН и решений СБ. Особое внимание уделялось опыту международного сотрудничества. Высказывалось предположение, что, «действуя в рамках Совета Безопасности … СССР и США вполне могут обеспечить эффективность механизма поддержания военной стабильности» [6].

Уже во время военной операции «Буря в пустыне» появились мнения некоторых специалистов, которые с меньшим оптимизмом оценивали роль ООН и позицию США в разрешении кризиса вокруг Кувейта. Директор Института Ближнего Востока при Колумбийском университете в Нью-Йорке Р. Буллиет отмечал: «Ошибочным было первоначальное политическое решение США обратить вспять иракскую агрессию … Ошибкой было и развёртывание в регионе столь крупных сил» [7]. По его мнению, в районе Персидского залива «стоило разместить небольшой контингент, который играл бы роль запретного барьера для Багдада и дополнения к санкциям ООН» [8]. Точка зрения о «достаточности» экономических санкций в отношении Ирака и неадекватности силовых действий антииракской коалиции, возглавляемой США, была характерна и для других исследователей. Действительно, в результате морской и воздушной блокады иракская сторона потеряла 97% своих доходов, в первую очередь за счёт резкого сокращения экспорта нефти; на 90% сократился импорт промышленной продукции, сырья и полуфабрикатов; из-за нехватки смазочных материалов, химических компонентов и запасных частей возникли серьёзные трудности в работе нефтеперерабатывающих и других предприятий [9]. Однако трудно было предположить, что эти санкции дадут реальные политические сдвиги в ближайшей перспективе. В то же время оставалась оккупированной территория ранее суверенного государства, иракские власти разрушали экономическую инфраструктуру Кувейта и предпринимали репрессивные меры против местного населения. Нельзя забывать и преступную практику удержания иностранных граждан в качестве заложников, которых режим Саддама Хусейна использовал в роли «живого щита», размещая на своих стратегических объектах. Эти факты указывали на необходимость решительных действий со стороны мирового сообщества. Учитывая нежелание Багдада подчиниться решениям Совета Безопасности, силовое воздействие представлялось неотвратимым, хотя и вынужденным шагом.

Деятельность Организации Объединённых Наций также являлась предметом критики специалистов. По мнению Г. И. Морозова, «фактически ООН в период операции «Буря в пустыне» от дальнейшего участия в ней, перешедшей в боевую стадию пресечения иракской агрессии, устранилась, и антииракская коалиция была создана вне ООН под руководством США» [10]. При этом Устав Организации и положения резолюций Совета Безопасности позволяли ей взять на себя инициативу управления многонациональными силами в районе Персидского залива. В этом случае действия против Ирака могли принять вид миротворческой операции ООН и проходить под непосредственным контролем Генерального секретаря организации, Совета Безопасности и Военно-Штабного комитета. На предпочтительность такого варианта развития событий указывала позиция СССР и ряда других государств. Для США такой подход также мог принести определённые выгоды, так как лишил бы Саддама Хусейна возможности истолковывать «Бурю в пустыни» только как силовую акцию Белого дома против иракского народа, отрицая участие мирового сообщества [11]. Реакция Соединённых Штатов на агрессию Ирака против Кувейта последовала исключительно быстро. Уже в ночь с 1 на 2 августа 1990 года, сразу после начала вторжения иракских войск на кувейтскую территорию, постоянный представитель США в ООН Т. Пикеринг направил Генеральному секретарю письмо о немедленном созыве заседания Совета Безопасности для рассмотрения вопроса о ситуации вокруг Кувейта. Примечательно, что аналогичный шаг кувейтской стороны последовал позже, через несколько минут. В результате этих действий Совет Безопасности 2 августа 1990 года решительно осудил вторжение Ирака и потребовал вывода его войск с кувейтской территории. В следующей резолюции содержались положения об экономических санкциях в отношении агрессора и создании особого комитета для наблюдения за их выполнением. Какие цели стояли перед США в период кризиса? На первое место можно поставить защиту экономических интересов страны. Оккупация Кувейта и выдвижение воинских контингентов Ирака к границам других соседних государств серьёзно отразились на мировом рынке энергоносителей. Возникли опасения, что действия Ирака могут вызвать «нефтяной шок», а затем и обширный энергетический кризис во всём мире [12]. Стоит заметить, что мнения экономистов об угрозе затяжного обвала цен на нефть оказались преувеличенными и после двух месяцев спекулятивных игр с «военной премией» рынок в определённой мере стабилизировался [13]. В этих условиях США должны были обеспечить безопасность нефтедобывающих стран Персидского залива, многие из которых также являлись союзниками Вашингтона в регионе. В рамках политических целей администрации Дж. Буша - старшего уместно обратить внимание на один из тезисов его предвыборной программы, который провозглашал главной внешнеполитической целью страны «обеспечение лидирующей роли США в мире». Безусловно, перемены в советско-американских отношениях заставили Белый дом подкорректировать данное положение и сделать его менее прямолинейным [14]. События августа 1990 года давали возможность Соединённым Штатам закрепиться в районе Персидского залива и ещё больше распространить своё влияние на нефтедобывающие страны региона. Правительство США с самого начала кризиса не исключало варианта военного давления на Багдад. Во многом на формирование такого стиля отношений Белого дома к Ираку повлиял сохранившийся с рейгановских времён тезис, что диалог и контакты могут быть успешными, только если они проводятся с позиции силы. С 9 августа 1990 года США начинают размещать свои войска в районе Персидского залива. Однако это ставило перед американской дипломатией ряд сложных задач.

Важнейшей из них являлось достижение поддержки действий США со стороны Советского Союза. В противном случае иракская проблема «могла превратиться в классическое противоборство сверхдержав» [15]. Кроме того СССР являлся, наряду с США, Китаем, Великобританией и Францией, постоянным членом Совета Безопасности ООН. Советская сторона выразила осуждение иракской агрессии и одобрила резолюцию 660, но администрация Дж. Буша - старшего сочла необходимым провести экстренное заседание глав внешнеполитических ведомств двух стран. Встреча министра иностранных дел СССР Э. А. Шеварднадзе и госсекретаря США Дж. Бейкера прошла 3 августа 1990 года в аэропорту «Внуково-2». На ней было принято совместное заявление, в котором указывалось: «СССР и США подтверждают свой призыв к Ираку осуществить безусловный вывод войск из Кувейта. Суверенитет, национальная независимость, законная власть и территориальная целостность кувейтского государства должны быть полностью восстановлены и обеспечены» [16]. Стремление двух стран объединенными усилиями добиваться прекращения иракской агрессии содержалось и в следующих словах заявления: «...США и СССР считают, что мировое сообщество должно не только осудить эту акцию, но и в ответ на нее предпринять практические шаги. Сегодня СССР и США идут на необычный шаг -совместно призывают все международное сообщество присоединиться к ним и в международном масштабе приостановить все поставки оружия Ираку» [17]. Результаты встречи президента СССР М. С. Горбачёва с Дж. Бушем - старшим в Хельсинки 9 сентября 1990 года окончательно дали понять, что советская сторона поддерживает идею прекращения иракской агрессии, хотя и отдаёт приоритет мирным, переговорным методам. Советский Союз одобрил все резолюции СБ ООН в отношении Ирака и подключился к осуществлению экономических санкций против агрессора.


Случайные файлы

Файл
79759.rtf
164428.rtf
88694.doc
166.doc
24162.rtf




Чтобы не видеть здесь видео-рекламу достаточно стать зарегистрированным пользователем.
Чтобы не видеть никакую рекламу на сайте, нужно стать VIP-пользователем.
Это можно сделать совершенно бесплатно. Читайте подробности тут.