Африка в современных международных отношениях (109176)

Посмотреть архив целиком

Африка в современных международных отношениях

А.В.Торкунов

С окончанием холодной войны радикально изменилась роль Африки в международных отношениях. Перестав быть ареной конфронтации Востока и Запада, этот регион утратил свое стратегическое значение в системе внешнеполитических координат ведущих держав, а опыт их политического и экономического сотрудничества с африканскими странами подвергся критической переоценке. Были предприняты шаги с целью преодоления чрезвычайно затратного характера помощи, оказываемой африканским государствам на двусторонней и многосторонней основе.

В этой связи к началу 90-х годов как в Африке, так и за ее пределами стали распространяться крайне пессимистические настроения в отношении не только отдаленных, но и ближайших перспектив региона, предлагаться сценарии развития обстановки, имевшие апокалиптическую тональность. В международный политический лексикон прочно вошло понятие «афропессимизм», которое подкреплялось и подкрепляется многими серьезными аргументами.

Источником «афропессимизма» стало прежде всего бедственное экономическое положение подавляющего большинства стран региона. Сегодня на долю континента, где проживает более 11% населения Земли (600 млн. человек), приходится лишь около 5% мирового производства. Из 53 африканских стран 33 относятся к группе наименее развитых стран мира (НРС). Если в 1960 г. Африка обеспечивала себя продовольствием, то с 1980 г. треть африканцев выживает только за счет международной помощи. Вместе с тем население Африки возрастало быстрее, чем население других развивающихся стран. При сохранении нынешних темпов рождаемости в 2025 г. каждый пятый человек в мире будет африканцем.

Особое беспокойство вызывает то, что, хотя доля Африки в получении международной экономической помощи развивающимся странам составляла в начале 90-х годов 38% (17% в 1970 г.) и колеблется на современном этапе между 15 и 20 млрд. долл. в год, падение ВВП на душу населения на континенте за период 1980 - 1992гг. достигло 15%. Существенное снижение уровня жизни населения происходило даже в тех государствах, где внешняя помощь составляла очень большую долю по отношению к размерам их бюджетов. Например, в конце 80-х годов за счет внешнего финансирования исполнялось 12% госбюджета в Сенегале, 23% в Нигере, 28% в Мавритании, 34% в Мали, а в Кабо Верде (РОЗМ) - 70%. В среднем в странах к югу от Сахары внешнее финансирование госбюджетов осуществлялось в 90-е годы примерно в размере 11% их ВВП, в то время как в странах Северной Африки и Ближнего Востока этот показатель составлял только 1,2%, в странах Азии - 0,7%, в странах Латинской Америки-0,4%.

Таким образом, несмотря на массированную экономическую помощь, к началу 90-х годов Африка отстала не только от развитых индустриальных государств, но и от большинства развивающихся стран, переживавших период бурного экономического подъема. Если в 60-е годы основные показатели экономического развития Ганы и Южной Кореи были одинаковыми, а доход на душу населения в Нигерии был выше, чем в Индонезии, то к концу 80-х годов любые сравнения стали бесполезны.

Представляют угрозу для Африканского континента и другие серьезные проблемы. Во всех странах южнее Сахары крайне остро стоит проблема СПИДа. Несмотря на усилия мирового сообщества, не удается решить проблему голода. Периодически нехватка продовольствия приобретала драматический характер в Эфиопии, Сомали, Судане, Анголе, Руанде, Заире, Сьерра-Леоне. Чрезвычайные масштабы приняла и проблема беженцев. В Африке насчитывается почти 50% от общемирового количества беженцев (более 7 млн. человек) и 60% перемещенных лиц (20 млн. человек).

Крайне неблагоприятные последствия для интересов международной безопасности имеют многочисленные внутренние и межгосударственные конфликты в различных районах Африки. За постколониальный период на континенте было зафиксировано 35 вооруженных конфликтов, в ходе которых погибло около 10 млн. человек, большая часть из которых - гражданское население. Ослабление военно-политического вмешательства в дела Африки со стороны сверхдержав первоначально привело к снижению числа и интенсивности конфликтов в регионе, однако вскоре возобновились старые и вспыхнули новые распри, в которых борьба различных политических сил уже не маскировалась противостоянием Востока и Запада, а широко подпитывалась традиционными этническими, конфессиональными и клановыми противоречиями, социальными издержками реформ.

В 90-е годы военные действия велись на территории более чем полутора десятков африканских государств. Особенно большие разрушения войны и вооруженные этнические конфликты принесли в Анголе, Эфиопии, Либерии, Мозамбике, Сомали, Чаде, Мавритании, Сенегале, Западной Сахаре, Судане, Уганде, Мали, Бурунди и Руанде. Преодоление их последствий потребует нескольких десятилетий, причем вероятность рецидивов конфронтации пока остается высокой.

В этой связи «афропессимисты» полагают, что социально-экономические и политические характеристики Африканского континента обрекают подавляющее большинство стран региона на постоянную нестабильность, а высокая вероятность нового витка кризисного развития блокирует и международные усилия по преодолению этой ситуации. В общем, по их мнению, Африка была, есть и будет «источником повышенной опасности» в системе международных отношений.

Однако, несмотря на серьезность угроз регионального и глобального масштаба, отмечаемых на Африканском континенте, мировой порядок, складывающийся на рубеже третьего тысячелетия, будет определяться не только теми факторами, которые вполне очевидны сегодня, но и новыми перспективными тенденциями. Хотя 90-е годы были трудным и противоречивым периодом эволюции африканских стран, ко второй половине текущего десятилетия в подавляющем большинстве государств наметились положительные сдвиги. Внутриполитические и международные отношения в Африке постепенно входят в нормальное русло.

Позитивные изменения стали возможны прежде всего благодаря урегулированию крупных вооруженных конфликтов в Африке. Ликвидация режима апартеида в ЮАР благотворно сказалась на обстановке в южной части континента. Прекратилась затяжная политическая борьба в Намибии, Мозамбике и Анголе. Нормализовались отношения между Угандой, Кенией и Танзанией. С предоставлением независимости Эритрее завершилась многолетняя гражданская война в Эфиопии, но теперь столкновения между Эфиопией и Эритреей происходят уже на межгосударственном уровне.

Решение проблем, из-за которых долгое время существовали главные очаги напряженности на Африканском континенте и вокруг него, оказалось частичным, недостаточным для создания атмосферы региональной безопасности. К середине 90-х годов обстановка во многих районах, которые ранее рассматривались лишь как потенциальные зоны локальной конфронтации, резко обострилась.

Особенно драматично развивалась ситуация в районе Великих озер. Уходящие в глубь колониальной истории противоречия между хуту и тутси выплеснулись за пределы Руанды и Бурунди, где проживают эти народы. В конфликт оказались вовлечены в той или иной степени многие государства субрегиона.

Сложной является политическая ситуация во втором по величине африканском государстве - Заире (ДРК), который с осени 1996 г. переживает серьезные внутренние потрясения. Эти потрясения сказываются и на положении соседних стран. Некоторые из них оказались вовлеченными в гражданский и военный конфликт в ДРК.

Сохраняется напряженность в Сомали, где на фоне фактического распада государства противоборствующие группировки продолжают попытки достичь военно-политического превосходства. Посреднические усилия соседних государств в ряде случаев помогали снизить уровень конфронтации, однако неоднократно достигавшиеся мирные договоренности участниками конфликта не соблюдались.

Затягивается урегулирование конфликтной ситуации в зоне Африканского Рога. Она обострилась в начале 1997 г. в связи с выступлением на юге Судана оппозиционных сил, которые ведут борьбу с центральными властями. Суданское правительство обвиняет своих соседей - Эфиопию, Эритрею и Уганду в агрессии. Эти страны заявляют о своей непричастности к выступлениям южно-суданских сепаратистов, но конфликт далек от завершения. Кроме того, в 1998г. между Эритреей и Эфиопией неожиданно возник острый пограничный конфликт.

К концу 90-х годов обострились территориальные проблемы и в отношениях между Камеруном и Нигерией, Экваториальной Гвинеей и Нигерией, Намибией и Ботсваной. К сожалению, список потенциальных очагов напряженности в связи территориальными спорами в Африке может быть продолжен.

Пробуксовывает урегулирование вооруженного конфликта в Западной Сахаре, где ООН пока не удается организовать референдум о самоопределении народа этой территории. Осложнилось после военного переворота 1997 г. развитие мирного процесса в Сьерра-Леоне.

Конфликты, продолжающиеся в ряде точек Африканского континента, приобрели во многом региональный характер. События второй половины и конца 90-х годов в Гвинее-Бисау, ДРК, Сьерра-Леоне, Бурунди, Руанде, Сенегале, Лесото, Сомали привели к вмешательству как отдельных стран, так и субрегиональных группировок. В Республику Конго вошли ангольские войска. В Гвинею-Бисау и Сьерра-Леоне были введены войска Экономического сообщества стран Западной Африки (ЭКОВАС). В ДРК по разные стороны линии фронта оказались армии Уганды, Бурунди, Анголы, Зимбабве, Намибии, Чада.

Необходимо отметить, что сохранение военно-политической конфронтации тесно связано с гонкой вооружений на Африканском континенте, которая усиливает нестабильность во внутренней политике и межгосударственных отношениях. Среди развивающихся стран Африки наибольшей военной мощью к концу 80-х годов обладали Египет, Ливия, Алжир, Марокко, Эфиопия, Ангола и Нигерия. В армиях этих стран была сосредоточена основная часть бронетанковых сил континента, большая часть военной авиации и флота. Еще в девяти странах (Сомали, Кения, Судан, Тунис, Танзания, Мозамбик, Замбия, Зимбабве и Заир) военный потенциал достигал субрегионального уровня, позволяющего вести активные боевые действия за пределами своих границ. По имевшимся на тот период прогнозам, некоторые страны Африки могли бы к 2000 г. стать обладателями ядерного оружия (Ливия, Алжир, Нигерия) и возможными производителями химического оружия (Египет, Эфиопия, Ливия, Ангола, Сомали и ЮАР). Предполагается, что биологическое оружие разрабатывается в Ливии и Египте. Одновременно Алжир, Египет и Ливия располагают баллистическими ракетами класса «земля-земля», причем в двух последних странах власти стремятся наладить их собственное производство.


Случайные файлы

Файл
9138-1.rtf
13849.rtf
161827.rtf
2457-1.rtf
121283.rtf




Чтобы не видеть здесь видео-рекламу достаточно стать зарегистрированным пользователем.
Чтобы не видеть никакую рекламу на сайте, нужно стать VIP-пользователем.
Это можно сделать совершенно бесплатно. Читайте подробности тут.