Структура науки и основные этапы развития метанауки (27927-1)

Посмотреть архив целиком

СТРУКТУРА НАУКИ

И ОСНОВНЫЕ ЭТАПЫ РАЗВИТИЯ МЕТАНАУКИ


1. ТЕРМИНОЛОГИЯ


В работе, претендующей на некоторую новизну идей, нужно уточнять терминологию, чтобы избежать неясностей. Это важное условие ее адекватной оценки.


Наука исследовалась с незапамятных времен, и накопилось множество терминов, обозначающих это познание. Трудно сказать, где и когда появились первые подобные термины. В Чхандогья Упанишаде, относимой к начальному периоду развития древнеиндийской философии, встречается фраза: “Не познающий не говорит истины - лишь познающий говорит истину. Но следует стремиться к постижению именно познания” /176, с. 128/. Далее рекомендуется стремиться к познанию истины, мысли, веры и т.д. Для нас интересен акцент на познании познания. Проявляется науковедческая ориентация, обозначаемая термином “познание познания”. Конкретное содержание термина, конечно, следует понимать в контексте древнеиндийской философии. В произведениях Бахманьяр аль-Азербайджани, жившего в одиннадцатом веке и трактовавшего философию Ибн-Сины, встречаются термины науковедческого толка. Так, он рассуждает о “знании знания” /12/. В произведениях Ф. Бэкона термины “наука наук”, “наука о науке” и т.п. занимают прочное место. Ф. Бэкон считал, что “науки, изучающие мышление, безусловно являются ключом ко всем остальным. И точно также как рука является орудием орудий, а душа формой форм, так и эти науки являются науками наук” /19, с. 279/. Далее он отмечает, что “до сих пор игнорировалась необходимость существования особой науки об изобретении и создании новых наук” /19, с. 280/.


Терминология получила развитие в классической немецкой философии XVIII -XIX веков. Немецкие философы были далеки от мысли создать науку о науке в понимании Ф. Бэкона. Стремясь изучить науку, подвести под нее основание, они строили онтологию и/или гносеологию. Бесспорное первенство в разработке и использовании подобной терминологии принадлежит Фихте, который отдавал предпочтение терминам “наукоучение“ и “наукословие”. Они фигурируют и в названиях его работ, таких как “Общие принципы наукоучения”, “Наукословие, изложенное в общих чертах”, “Первое введение в наукословие” и т.д. Фихте использовал и термин “наука о науке”. Он ставит вопрос: “Как возникла сама наука?”. Далее продолжает: “Нечто, в чем будет дан ответ на этот вопрос, будет само наукой, и именно наукой о науке вообще” /169, с. 15 - 16/. Фихте вкладывал в эти термины специфическое содержание, и его терминология носит, скорее, псевдонауковедческий характер.


Широко использовали аналогичные термины и другие немецкие философы. Например, Шеллинг часто употреблял термин “наукословие” в “Системе трансцендентального идеализма” /178/.


Позднее науковедческая терминология встречается довольно часто и даже входит в классификации наук. Она есть в библиотечно-библиографических классификациях Оскара Пильца /1855 г./ и Андреаса Шлейермахера /1847 г./ /177, с. 101/. В XX веке особенно популярным стал термин “наука о науке”, благодаря сборнику английских и американских ученых под аналогичным названием /199/. Задним числом были открыты статьи И.А. Боричевского “Науковедение как точная наука” /1926 г./, Марии и Станислава Оссовских “Наука о науке” /1936 г./ /188/ и других. Также популярен термин “науковедение”, который в СССР стал почти общепринятым. Встречаются и другие термины.


Давнюю и прочную традицию имеет обычай называть исследование науки “философией” и “философскими вопросами”. Существует множество философских работ подобного рода, включающих самые различные вопросы. Очертить содержание этого термина немыслимо. Любая достаточно общая проблема науки, не укладывающаяся в узкие дисциплинарные рамки, имеет шансы получить название “философской”. Ж.-Б. Ламарк в подзаголовке своей “философии зоологии” отмечал, что под ней он понимает “изложение соображений, относящихся к естественной истории животных; к разнообразию их организаций и приобретенных в связи с этим приспособлений; к физическим причинам, поддерживающим в них жизнь и порождающих осуществляемые ими движения; наконец, к причинам, вызывающим у них чувство , у других разум, которыми они являются одаренными” /77/. Это опубликовано в 1809 году. Сейчас понятие философии частной науки столь же расплывчато и туманно. В этом и один из секретов его широкого использования. Термины “философия науки” и “философские вопросы науки” удобны своей неопределенностью. В них можно вложить какое угодно содержание. Но они тормозят развитие исследований по этой же причине. Вместо четкого подразделения различных областей познания продолжают реанимировать философию частных наук. Эти термины включают две противоположные области познания - собственно научную и метанаучную. Дальнейшее аморфное состояние их взаимодействия неразумно. На современном уровне следует четко подразделять эти блоки, чтобы они имели возможность полностью раскрыть свой потенциал. В этой связи термины “философия науки”, “философские проблемы науки” и т.п. представляются неудовлетворительными.


Выбор термина имеет некоторые объективные критерии, такие как правильная ориентация, благозвучность, переводимость и т.д. Но все же это субъективная процедура, которой трудно придать строгое научное обоснование. Основное - чтобы терминология была четко определена и строго употреблялась. Мы предпочитаем использовать термин “метанаука” для обозначения области познания, связанной с исследованием самой науки. В дальнейшем он будет употребляться на различных уровнях общности /система метанаук, общая метанаука, частные метанауки/. Термины “метанаука”, “наука о науке”, “наукознание” и тому подобные мы рассматриваем как синонимы. Помимо термина “метанаука” будем использовать термин “науковедение” в тех случаях, когда есть необходимость избежать стилистических повторений. Никакой разницы между ними не проводится.


Термин “метанаука”, несмотря на свою краткость, благозвучность, переводимость и другие достоинства, имеет отрицательную характеристику. Он омоним. Под ним скрываются два различных понятия, каждое из которых имеет свою историю.


Понимание метанауки как более общей науки относительно какой либо дисциплины вытекает из буквального перевода древнегреческого термина “мета”: “за, после”. Его широкое распространение - дело, скорее, случая, чем необходимости. В первом веке до н. э. греческий ученый Андроник из Родоса решил привести в порядок рукописи Аристотеля. После группы сочинений о физике /ta physika/ он поместил ряд рукописей о проблемах бытия и познания, объединив их под названием “То, что после физики” /ta meta ta physika/. В дальнейшем термин “метафизика” прижился и получил множество трактовок, перешел на новый уровень общности. Одним из толкований метафизики, метанауки стало ее понимание как более общей науки.


Вторым пониманием термина метанаука является его трактовка как науки о науке. Оно также связано с переводом греческого термина “мета”. Но история его становления другая. В рамках немецкой философии XVIII - XIX веков дискуссии были очень распространены. На критику философы отвечали критикой и не только позитивных взглядов ученого, но и критикой его критики. Появился термин метакритика, под которым понимался ответ на критику, критика критики. Определенную роль в становлении этого термина сыграли работы И. Гамана, например, его “Метакритика пуризма чистого разума“, направленная против “Критики чистого разума” И. Канта. Термин употреблялся также И. Гердером, Ф.Т. Ринком и другими. Термин “метакритика” стал переходным к пониманию метанауки как науки о науке. Сначала появилась метаматематика и металогика. Затем термин переняли ученые других специальностей. К шестидесятым годам двадцатого века понимание метанауки как науки о науке закрепилось.


Обе трактовки термина “метанаука” имеют право на существование. Но их следует четко различать в связи с принципиально различным содержанием. В данной работе термин используется только в смысле науки о науке.


Аналогично он будет использоваться для обозначения частных метанаук. Поскольку мы будем говорить главным образом о метагеографии, рассмотрим использование географами этого термина. Одним из первых его употребил шведский географ Торстен Хегерстранд, выступивший с обоснованием необходимости создания метакартографии как области познания о самой картографии. Позднее идею создания метакартографии и метагеографии развил Вильям Бунге, благодаря работе которого термин стал широко известен среди географов /18/. К географии в целом, насколько нам известно, термин метагеография первым применил чешский географ Ян Паулов в 1966 году. Он понимал метагеографию как дисциплину о логической структуре географической науки /190/.


По поводу термина особых дискуссий не разгорелось, как впрочем и по содержанию метагеографии. Есть лишь несколько замечаний. П. Клаваль отметил, что сама идея создания такой дисциплины неплоха, но “термин несколько претенциозен” /58, с. 247/. А эстонские географы У. Мересте и Х. Яласто, анализируя создавшуюся в географии путаницу, предлагают выход - применять этот термин в таком же его понимании как это делается в логике /93, с. 77/.


2. ОСНОВНЫЕ ПРИНЦИПЫ И ПОНЯТИЯ


Для создания теории, объясняющей феномен развития метанауки, основополагающее значение имеет принцип ориентации познания. Он предельно прост. Его разработка - первый шаг, который необходимо сделать для построения теории метанауки. Одного этого принципа недостаточно, но все последующие теоретические построения базируются на нем.


Случайные файлы

Файл
71545.rtf
99233.rtf
32763.rtf
VOV.doc
20050-1.rtf




Чтобы не видеть здесь видео-рекламу достаточно стать зарегистрированным пользователем.
Чтобы не видеть никакую рекламу на сайте, нужно стать VIP-пользователем.
Это можно сделать совершенно бесплатно. Читайте подробности тут.