Российское общество в новых социологических исследованиях (26687-1)

Посмотреть архив целиком

Российское общество в новых социологических исследованиях

Глубочайшие изменения социальной структуры, который происходят и российском обществе в последнее десятилетие, стали предметом пристального изучения ведущих отечественных социологов. Тема эта уже обрела свою достаточно обширную литературу. И все же хотелось бы обратить внимание на две недавно вышедшие монографии. Это книги Н. Тихоновой "Факторы социальной стратификации в условиях перехода к рыночной экономике" и Е. Авраамовой "Время перемен: социально-экономическая адаптация населения" [1,2].

В обоих случаях авторы, со многими работами которых читатели нашего журнала имели возможность познакомиться [3-13], не ограничиваются анализом воздействия развернувшихся в стране экономических преобразований на процессы социальной стратификации. Их интересуют не только происходящие изменения социальной картины, появление новых социальных страт и исчезновение старых, изменение социальной роли тех или иных слоев российского общества, но и то, как эти глобальные социальные процессы проходят через судьбы людей, какие из них и в силу каких своих личностных качеств оказываются способными ответить на вызов времени, а какие чаще рискуют быть раздавленными свалившейся на них непосильной ношей, для каких не только внешние обстоятельства, но и внутренние качества стали решающими для обретения того или иного места в формирующемся общестно.

Свои выводы оба автора строят на базе собственных социологических исследований, которые они проводили в течение 1990-х годов. Конечно, сегодня уже можно пожалеть, что в книги не вошли данные, собранные после кризиса 17 августа 1998 года. Однако, думается, их отсутствие не оказало сколько-нибудь значительного влияния на принципиальные результаты анализа. Ведь его предметом были фунда ментальные процессы, разворачивающиеся в нашем обществе, и кризисная встряска могла повлиять лишь на отдельные нюансы, ло не на суть этих процессов. Кроме того, сегодня уже очевидно, что катастрофические пророчества, которые нередко де дались в разгар августовского кризиса, в частности чуть ли не о гибели только становящегося на ноги среднего класса, не оправдались. Даже те тревожные симптомы, которые в тот период могли наблюдать социологи и которые затрагивали прежде всего показатели уровня доходов и самоощущения людей. - компоненты необходимые, но явно недостаточные для стратификации, - уже через несколько месяцев были существенно смягчены. И через год многие респонденты уже констатировали, что в целом ситуация возвращается в докризисное русло.

Важной чертой исследования Тихоновой, делающей его особенно ценным, является стремление к более глубокому анализу личностных аспектов, увеличивающих или, напротив. уменьшающих вероятность попадания в тот или иной слои нового российского общества. Конечно, ведущую роль в разворачивающихся процессах социальной "перекройки" общества играют объективные факторы, связанные прежде всего с изменением статуса тех или иных отраслевых и профессиональных групп. Однако было бы неверным утверждать, что падение статуса какой-то отрасли, резкое ухудшение ее экономического положения автоматически означало соответствующее падение материального статуса всех ее работников. В таких ситуациях очень многое зависело и записи'!' от их личных качеств. Не случайно, например, Тихонова отмечает, что реально "представители нового среднего класса рекрутировались прежде всего из с.чоен. 11 наибольшей степени пострадавших от экономических реформ" [1, с. 5]. А по мнению академика Т. Заславской, в любой отраслевой или профессиональной группе всегда можно найти 20-25% лиц, наиболее деятельных, активных, инициативных, предприимчивых, здоровых и молодых, с определенным психологическим настроем. Они добиваются успеха, в том числе материального, даже в, казалось бы, совсем кризисных областях, ищут и находят новые формы организации своей деятельности, способы реализации своих научно-технологлческих идей [14].

Действительно, резкое ухудшение "внешних" условий активным личностям давало дополнительный импульс к поискам средств для улучшения ситуации и, напротив, пассивные, патерналистски настроенные люди, не способные к самостоятельной мобилизации и борьбе с объективными трудностями, с высокой долей вероятности оказывались жертвами обстоятельств. В монографии Тихоновой можно познакомиться с подробным анализом воздействия как внешних, так и личностных факторов и социально-психологических характеристик на статусные позиции. В порядке убывания значимости ею выделяется "наличие индивидуалистическо-достижительных установок, возраст, тип собственности предприятия, социально-профессиональная принадлежность, опыт занятий предпринимательством, место жительства (регион и тип поселения), состояние здоровья, мобильность психики, принадлежность к руководящему составу, образование, особенности трудовых мотиваций и пол" [1, с. 89]. Правда, она делает оговорку, что сама последовательность несколько условна и может претерпевать некоторые изменения в разных исследованиях.

Если среди внешних факторов важнейшим водоразделом, отделяющим относительно благополучную и неблагополучную части населения, стали работа в государственном либо частном секторе экономики, а также занятие разными формами индивидуальной трудовой деятельности, то среди личностных характеристик на одном из первых мест оказывается возраст. Не отрицая утверждения ряда исследователей, что молодежь оказалась самым уязвимым субъектом современного российского рынка труда, особенно в провинции (см., например, [15]), Тихонова тем не менее убедительно демонстрирует, что молодежь, "вступившая в трудовую жизнь уже в ходе реформ, использовала предоставившийся ей шанс на восходящую мобильность" [1, с. 92). Тогда как старшее поколение в массе своей скатилось по статусной лестнице вниз, а поколение сорокалетних с трудом удержалось на завоеванных позициях" [1, с. 92].

При этом данные опросов убедительно опровергают распространенное заблуждение, согласно которому относительно благоприятное материальное положение молодежи связано с ее уходом "в торговлю". Исследование показало, что на самом деле важна "не сфера деятельности, а именно возраст" [1, с. 93]. В частности, это демонстрируют данные об улучшении или ухудшении материального положения молодежи и людей старшего возраста в различных социально-профессиональных группах. Всюду 20-30% молодых людей говорят об улучшении своего материального положения, а среди предпринимателей эта цифра доходит до 50%, в то время как у старшего поколения данный показатель существенно ниже. И, напротив, он в 2 и более раза выше среди тех, кто говорит об ухудшении своего материального положения. Причем здесь надо учитывать и то обстоятельство, что уровень запросов молодых людей к показателям материального достатка принципиально иной, нежели у людей среднего и старшего возраста.

В качестве важнейшего фактора успеха молодых людей Тихонова выделяет их стремление к овладению новыми, необходимыми сегодня для успешной работы со знаниями и навыками. Они интенсивно делают вложения и спои человеческий капитал. в частности активно осваивают компьютер, изучают иностранные языки, стремятся получить перспективное образование. Тихонова приходит к выводу, что "молодежь в целом как работники отличается от старшего поколения в лучшую сторону, и объективные различия их позиций на рынке труда находят соответствующее отражение в уровне их материального благосостояния. Не удивительно, что молодежь гораздо оптимистичнее оценивает и последствия для себя экономических реформ" [ 1, с. 110] : каждый седьмой молодой человек полагает, что он выиграл от реформ (у старшего поколения этот показатель почти втрое меньше).

Много внимания уделяет Тихонова и анализу влияния социально-психологических характеристик на статусные позиции - наличие или отсутствие достижительных мотиваций, инициативности, индивидуалистического сознания и т.п. Исследование позволило выделить три группы, на которые разделилось наше общество: носителей патер-налистско-эгалитаристского типа ментальности (примерно треть населения), индпви-дуалистическо-либерального типа (около 20%) и, наконец, промежуточного типа (около 50% населения).

В качестве важнейшего фактора, влияющего на формирование повой социальной структуры, выделяется разделение нашего общества на носителей менталыюстп как традиционалистской российской, так и западной индивидуалистической. Причем это разделение трактуется как новая фаза стародавнего конфликта "западников" и "славянофилов" (в современной терминологии - "демократов" и "патриотов") [ 1, с. 115].

В целом же, по мнению Тихоновой, «в условиях рыночных реформ произошел не столько слом старой социальной структуры, сколько дополнение ее формирующейся ускоренными темпами вполне рыночной в своей основе новой социальной структурой, включающей не только "новых русских", но и миллионы людей, работающих и негосударственном секторе экономики. "Перетоку" определенной части населения в частный сектор экономики и закреплению в нем способствовали прежде всего факторы личностного, социально-психологического характера. В числе основных среди них были тесно коррелировавшие с возрастными характеристиками инициативно-индивидуалистические или, напротив, пассивно-патерналистские установки, степень мобильности психики, а также ценностные ориентации, задававшие в совокупности возможности адаптации актора к новой модели развития общества» [ 1, с. 124).


Случайные файлы

Файл
74545-1.rtf
112556.rtf
142080.rtf
64152.rtf
104115.rtf




Чтобы не видеть здесь видео-рекламу достаточно стать зарегистрированным пользователем.
Чтобы не видеть никакую рекламу на сайте, нужно стать VIP-пользователем.
Это можно сделать совершенно бесплатно. Читайте подробности тут.