Ошибка Эйнштейна (17453-1)

Посмотреть архив целиком

Ошибка Эйнштейна

В центре всего рассмотрения стоит вопрос: существует ли в природе физически выделенные (привилегированные) состояния движения?

А.Эйнштейн (1)

Отрицательный ответ Эйнштейна на этот вопрос лег в основу принципа относительности одновременности и специальной теории относительности в целом.

Современные же эксперименты, подтверждающие факты замедления протекания квантовых процессов, но не подтверждающие факта относительности (обоюдовозможности) этого замедления, вновь заставляют задуматься над этим вопросом, т.к. абсолютность (односторонность) замедления предполагает наличие привилегированного состояния движения, привилегированной системы отсчета.

Обычные же пространственно-временные, т.е. обычные четырехмерные системы отсчета не имеют друг перед другом никаких привилегий. И потому при рассмотрении двух систем отсчета невозможно определить, какая из них движется, а какая покоится. «Привязка» одной из систем к какой-то совокупности других систем не спасает положения, т.к. любую совокупность систем можно объединить в одну систему, получая, таким образом, опять же две рассматриваемые системы.

Что и породило чисто формальное решение этого вопроса: если из двух рассматриваемых систем нет привилегированной – значит обе они поочередно могут признаваться покоящимися и движущимися. На чем и базируется принцип относительности одновременности, и противоречащая экспериментам обоюдовозможная пространственно-временная деформация этих систем.

Но природа в любом месте мирового пространства имеет физически выделенную точку отсчета, «привязка» к которой четырехмерной системы, превращает ее в привилегированную систему отсчета для данного ограниченного пространства.

Этой точкой отсчета является главный для данного ограниченного пространства вектор силы тяготения, вектор, «рисующийся» свободно падающим телом на главный в данном пространстве источник гравитации.

Опуская пока вопрос о природе гравитации, мы должны признать, что в любой точке мирового пространства есть такой вектор.

Причем, вектор силы тяготения является не формальной точкой отсчета, а реальной силой, формирующей строение звездно-планетных и галактических систем. Поэтому четырехмерная система отсчета, построенная на этом векторе, отражает реальность относительного покоя и относительного движения космических объектов (систем отсчета), и не оставляет нам возможности произвольно принимать системы покоящимися или движущимися.

Главным вектором, например, нашей галактики является вектор силы тяготения находящейся в центре галактики черной дыры. Пятимерная или гравитационно-пространственно-временная система отсчета, построенная на базе этого вектора, не дает нам возможности, наряду с правотой Коперника, признать, – в соответствии со специальной теорией относительности, – правоту Птолемея.

Главный вектор нашей галактики перестает быть главным в пространстве у поверхности Земли, где главным становится вектор силы тяготения Земли.

В пятимерной системе этого пространства мы видим, что свободно падающее тело, движется вместе с суточным вращением Земли, т.к. «привязано» вращающимися вместе с ней силовыми линиями гравитационных полей Земли и этого тела. У поверхности Земли силовые линии гравитационных полей искривляются по направлению вращения Земли, отклоняя от прямолинейной траекторию свободно падающего тела.

Если в этом пространстве мы соорудим лабораторию с мощной железобетонной и свинцовой защитой, создадим в ней глубокий вакуум – в пространстве такой лаборатории мы не обнаружим ни вещества, ни электромагнитных волн. Неизменным останется лишь гравитационное поле Земли.

Видимо, гравитационное поле является протополем – основой формирования электрического, магнитного, глюонного полей. И если это действительно так, то гравитационно-пространственно-временная система отсчета должна адекватно отражать реальность не только небесной и земной (классической) механики, но и квантовой.

Если гравитационное поле является основой формирования всех других полей – то гравитон является первокирпичиком материи. А черная дыра в этом случае есть не что иное, как гравитонная звезда, где сила тяготения на последней стадии эволюции звезды разрушает не только атом и его ядро, но и все элементарные частицы, где остаются только гравитоны, где материя теряет все свои свойства, кроме гравитации.

Если гравитационное поле является протополем – то оно является и средой, распространяющей (формирующей) электромагнитные волны, т.е. по существу, является лоренцевским эфиром.

А это значит, что пространственно-временные деформации в движущихся относительно гравитационного поля системах происходят в соответствии с представлениями Лоренца, а не Эйнштейна, что и отражается в современных экспериментах.

Это также означает, что в околоземном пространстве среда, распространяющая электромагнитные волны формируется в основном гравитационными полями Земли и ее атмосферы. И поэтому эта среда вращается вместе с суточным вращением Земли, движется вместе с Землей вокруг Солнца, а в пятимерной системе этого пространства (относительно поверхности Земли), она остается неподвижной, что и отражается в экспериментах, подобных опыту Альберта Майкельсона.

Все это также означает, что не верен не только принцип относительности пространственно-временных деформаций, но и принцип относительности одновременности.

Как деформации имеют абсолютный характер, так и одновременность абсолютна.

Кстати, только абсолютная одновременность, «пронизывающая» все системы отсчета, позволяет нам увидеть различия в скорости протекания процессов в системах отсчета, находящихся в иных, чем наша, скоростных или гравитационных условиях.

То есть одновременность для времени является такой же физически выделенной природой точкой отсчета, как и главный вектор силы тяготения для данного ограниченного пространства.

В мысленном эксперименте абсолютную одновременность мы можем представить в виде выключения всех процессов во всем Мире одновременно. Даже если в некоторых системах скорости протекания процессов различны (ритм времени различный) – у нас нет объективных оснований считать, что эти процессы в своей остановке или опередят нашу одновременность, или отстанут от нее.

В мысленном эксперименте, где физики доказывают относительность одновременности, имеет место давно и многими замеченная ошибка.

Ошибка, как будто бы, формальная – не указывается объект, относительно которого покоится одна из рассматриваемых систем. Но при более глубоком осмыслении этого эксперимента, выясняется, что ошибка эта касается не столько формы, сколько сути рассматриваемого вопроса.

Так как, если между двумя системами отсчета расстояние, например, уменьшается, а в обозримом пространстве нет ни мирового эфира, ни физически выделенных точек отсчета, относительно которых можно было бы определить покой или движение наших систем – то в этом случае мы обязаны признать равноправность обеих систем двигаться навстречу друг другу. И не имеем никакого права одну из них считать покоящейся.

То есть если этот мысленный эксперимент провести безошибочно – то никакого замедления времени ни в какой системе мы не получим, а значит не получим и относительности одновременности.

Современная физическая наука отказалась от ньютоновского понимания времени в виде абстрактной длительности, протекающей самостоятельно (отдельно от развивающихся в мире процессов) и отражающей хронологическую последовательности этих процессов на своей шкале – шкале всемирного времени.

Современная физика, пытаясь определить понятие «время» в соответствии со специальной теорией относительности, приходит к пониманию этого явления в виде множества времен, каждое из которых соответствует своему процессу, своей элементарной частице, т.е. своей системе отсчета со своей одновременностью.

Но насколько объективно существует множество времен, настолько же объективно существует и абсолютная одновременность.

А если существует абсолютная одновременность, существует и объективная их последовательность.

А это значит, что кроме множества времен в отдельных системах отсчета, существует и единое мировое время в виде объективной последовательности абсолютных одновременностей.

Сопоставление этих одновременностей дает нам возможность увидеть хронологическую последовательность протекающих в Мире событий. Дает нам возможность увидеть качественные, количественные и пространственные изменения, произошедшие с образующими Мир элементами за период от одной одновременности до другой.

Дает возможность увидеть, например, изменение пространственного положения стрелы Зенона за период от начала какого-то мгновения до ее окончания. Если же за это мгновение никаких изменений в Мире не произошло, в том числе и не произошло изменения пространственного положения стрелы Зенона – значит никакого мгновения, даже самого малого, не было.

Нет изменений с образующими Мир элементами – нет времени.

Аристотель дал нам верное направление развития мысли для определения времени: «время есть число движения», число, которое не только измеряет движение, но и само измеряется им.

Продолжительность одних процессов мы измеряем, пользуясь какими-то частицами продолжительности других процессов; пользуемся ими как частицами времени.

Никаких частиц (атомов) времени самих по себе, протекающих вне физических, астрономических, социальных процессов не существует.


Случайные файлы

Файл
163044.rtf
14453-1.rtf
179767.rtf
50423.rtf
161821.rtf




Чтобы не видеть здесь видео-рекламу достаточно стать зарегистрированным пользователем.
Чтобы не видеть никакую рекламу на сайте, нужно стать VIP-пользователем.
Это можно сделать совершенно бесплатно. Читайте подробности тут.