Прохоров Александр Михайлович (15545-1)

Посмотреть архив целиком

Прохоров Александр Михайлович

(1916-2002)

Лауреат Нобелевской премии, Дважды Герой Социалистического Труда, лауреат Ленинской и Государственных премий, академик РАН

Родился 11 июля 1916 года в городе Атортон в Австралии. Отец, Прохоров Михаил Иванович (1880-1942). Мать - Прохорова Мария Ивановна (1887-1943). Супруга - Прохорова Галина Алексеевна (1913-1993). Сын - Прохоров Кирилл Александрович (1945 г.рожд.), кандидат физико-математических наук. Внук - Прохоров Александр Кириллович (1975 г.рожд.), аспирант МГУ. Внучка, Прохорова Дарья Кирилловна (1986 г. рожд.), ученица средней школы.

Отец Александра Михайловича был человеком незаурядным, с сильным независимым характером революционера-бунтаря. До сих пор в бывшем Музее Революции хранится его фотография анфас и в профиль из архива ташкентской охранки. Михаил Иванович Прохоров родился на Украине в семье заводского рабочего. Окончил церковноприходскую школу и начал работать на производстве модельщиком - создавал модели для отливки деталей. В 1902 году вступил в организацию РСДРП в городе Мариуполе. Позже перебрался в город Балашов Саратовской губернии. Вел активную подпольную работу - распространял секретную литературу, хранил типографию, вел организационную работу. В 1904 - 1905 годах работал в Оренбурге под политической кличкой "Михаил 1-й". В 1906 году был арестован и освобожден до суда. Так оказался в Ташкенте и в течение двух лет состоял членом комитета Туркестанской организации РСДРП и членом "Красного Креста". Здесь у него была партийная кличка "Туча", что абсолютно не соответствовало его жизнерадостной, доброй натуре.

На станции Туркестан, в поезде, Михаил Иванович был арестован и препровожден в Ташкент, где 25 октября 1910 года был осужден окружным судом по статье 102-й за принадлежность к РСДРП (б). Приговор суда в 1911 году - ссылка на вечное поселение в Сибирь, в Енисейскую губернию.

Мама Александра Михайловича - Мария Ивановна - тоже из семьи рабочего из Оренбурга. Женщина, получившая только начальное образование, но от природы умная, энергичная, она производила впечатление образованного, интересного человека с широким кругозором. В Оренбурге их и свела судьба. Будучи невестой Михаила Ивановича, после его ссылки в Сибирь Мария Ивановна с помощью товарищей-подпольщиков достает для будущего мужа паспорт на чужое имя и отправляется к жениху в Енисейскую губернию.

В 1912 году Михаил Иванович уже с женой бегут из ссылки на Дальний Восток, а оттуда - в Австралию. Там, на северо-востоке в штате Квинсленд обосновалась колония русских. К ним и примкнула молодая чета Прохоровых, начавшая на первых порах заниматься сельским хозяйством.

Трое дочерей родились в чисто русской семье в далекой от России Австралии: старшая дочь Клавдия, затем - Валентина и Евгения. В городе Атортон родился первый и единственный сын в семье Прохоровых, которого назвали Александром.

Воспоминания Александра Михайловича о его первых годах жизни коротки и отрывочны - очень тепло, кругом густые леса со множеством ярких птиц и бабочек. Товарищей не было. Четверо детей Прохоровых развлекали друг друга. Любимой их игрой было влезать на тонкое дерево и ждать там, когда другие подрубят его. Деревце падало вместе с сидящим на нем. Очень хорошо запомнился поход за лесными орехами. Самое яркое воспоминание тех лет носит, однако, трагический характер. Шуре было около пяти лет, когда однажды родители вместе со старшими детьми ушли, оставив мальчика дома одного. Родители долго не возвращались. Скучно одному. Маленький Шура решил их встретить. Пошел по лесной дороге и заблудился.

Наступила темнота. Мальчик метался по лесу. Растения жгли и царапали. Он путался в лианах. В конце концов устал, сел и всю ночь просидел не шевелясь, прислушиваясь к ночным шорохам леса. А тем временем все жители колонии метались по лесу в поисках ребенка. Нашла его утром старшая сестра Клава. Шура был исцарапан, изранен, обожжен. Родители плакали, смеялись, целовали его. И мальчик почувствовал себя героем. Капризничая, он начал требовать, чтобы ему волосы завязывали бантами. По-видимому, привилегия сестер ходить с бантами вызывала у него тайную зависть.

В эмиграции в семье Прохоровых произошло большое несчастье. Их старшая дочь Клава, которая уже училась в пансионе, была способной ученицей и общей любимицей педагогов и подруг, заболела воспалением легких и через несколько дней умерла. Это горе на всех оставило неизгладимый след.

Услышав о революции в России, семья Прохоровых стала собираться на Родину. Возвращение было нелегким и длительным. Сначала в 1923 году, переплыв океан, семья обосновалась в Шанхае. Затем через Владивосток направились дальше на запад и приехала в родной город Марии Ивановны - в Оренбург. Однако вскоре решили перебраться в Ташкент: болели дети, плохо переносили суровую зиму после знойной Австралии. Жизнь на Родине начиналась непросто. Еще одно несчастье постигло семью Прохоровых. Умирает от столбняка дочь Валя.

В Ташкенте Александр впервые переступил порог русской школы. Учился хорошо. С 5-го класса начались математика и физика. По этим предметам у него проявились наибольшие успехи. Но особой увлеченности пока ни в чем не было. Больше его привлекали игры на улице с другими детьми. Играли в лапту, бегали купаться на реку Салар. Иногда случались драки между "коренными" ребятами с разных улиц. Если ватаги ребят встречали незнакомого мальчика, задавали вопрос: "С какой улицы?" И независимо от ответа ему доставалось. Но Шура никогда не был зачинщиком драк. Наоборот, иногда ему приходилось обходить опасную улицу.

В 1930 году семья Прохоровых переехала в Ленинград. Здесь Саша Прохоров успешно окончил семилетку и без экзаменов был принят на рабфак при Ленинградском электротехническом институте имени Ульянова-Ленина. В это же время у него началось увлечение радиоделом. В этот же период в летние каникулы любимым его занятием было решение задач по математике и физике.

Ленинград сыграл в судьбе Александра Михайловича определяющую роль.

В те годы северная столица, несомненно, была научным центром страны. Здесь в 1920-е годы открылся первый в Советском Союзе Физико-технический институт. Здесь А.Ф. Иоффе создал свою знаменитую школу экспериментальной физики. Здесь царила особая научная обстановка.

Дальнейший путь Александра Прохорова был уже определен. В 1934 году, успешно окончив рабфак, он без колебаний подает документы на физический факультет Ленинградского университета и в том же году без экзаменов поступает туда. Еще учась на рабфаке, он поступил на Высшие курсы английского языка. Учеба на английском языке в Австралии и занятия на этих курсах очень помогли ему в будущем, когда он стал научным работником.

Начинается новая интересная жизнь студента-первокурсника. Это была пора увлеченности учебой, знакомства с новыми товарищами, увлечения альпинизмом, радости от ощущения молодости, здоровья, сил.

На физическом факультете в те годы подобрался сильный преподавательский состав - цвет советской и мировой науки. Член-корреспондент Сергей Эдуардович Фриш прекрасно читал курс общей физики. Электродинамику читал профессор Бронштейн. На старших курсах преподавали академик Владимир Александрович Фок, член-корреспондент Евгений Федорович Гросс, профессора Крутков, Лукирский, Ельяшевич. Семинары вел Борис Сергеевич Джелепов. Ему приглянулся 190-сантиметровый верзила, готовый сутками не отходить от приборов, и он взял Александра во время практики на должность лаборанта.

В семье Александр Прохоров также испытывал радость и легкость. В свободное время увлекался велосипедом.

В зимнее время было увлечение лыжами. На два курса старше, тоже на физическом факультете университета, училась его сестра Женя, которая уже успела окончить высшие курсы английского языка.

В 1939 году Александр Прохоров с отличием защищает диплом, и ему предлагают место ассистента на физическом факультете. Но судьба повернулась иначе. Как одного из лучших выпускников его приглашают в Москву, в аспирантуру Физического института Академии наук СССР имени П. Н. Лебедева.

В сентябре 1939 года А.М. Прохоров впервые переступил порог института, в котором проработал впоследствии почти 40 лет.

Поначалу ему предложили заниматься акустикой. Но Александр Михайлович был верен радиофизике. В ФИАНе была лаборатория колебаний, возглавляемая академиком Н.Д. Папалекси. Это как раз было то, к чему влекло аспиранта Прохорова. Он был принят в эту лабораторию, и его работа как экспериментатора началась. Кроме Николая Дмитриевича Папалекси, научное руководство осуществлял академик Леонид Исаакович Мандельштам, внесший много ценного в тематику лаборатории. Занятия еще больше увлекли и вселили уверенность в правильности избранной специальности молодого аспиранта. Непосредственным его руководителем был кандидат наук, впоследствии академик АН СССР Владимир Васильевич Мигулин.

Очень скоро Александр Михайлович увлекся проблемой распространения радиоволн вдоль земной поверхности и использования их для измерения расстояний с большой точностью. К этому времени академики Мандельштам и Папалекси уже достигли важных результатов в этом направлении. На основе их теоретических разработок был создан первый образец фазового радиоприемника, дававшего по тем временам необыкновенную точность. Доводить до кондиции этот прибор поручили Прохорову. По этому поводу институтские острословы сочинили стихи:






Чтобы не видеть здесь видео-рекламу достаточно стать зарегистрированным пользователем.
Чтобы не видеть никакую рекламу на сайте, нужно стать VIP-пользователем.
Это можно сделать совершенно бесплатно. Читайте подробности тут.