Научно-техническая программа КНР: взгляд в будущее (13553-1)

Посмотреть архив целиком

Научно-техническая программа КНР: взгляд в будущее

В начале 1999 года был опубликован доклад Лозанского Международного Института Развития и Менеджмента, в котором китайские наука и техника по итогам 1998 года уверенно заняли 13 место в мире. Беспрецедентный скачок с 20 места в 1997 году еще раз доказал, что Китай уверенно идет вперед по пути реформ научно-технической и промышленных отраслей. Становится очевидным, что КНР не только не собирается отставать от мировых лидеров, но, наоборот, довольно агрессивно стремится занять ведущие позиции в сфере высоких технологий.

Громкие скандалы в США в начале 1999 г., связанные с утечкой передовых оборонных технологий в Китай, наводят многих на мысли о давней и активной деятельности Китая в области научно-технического и экономического шпионажа. Однако было бы совершенно неправильным акцентировать внимание только на этих "методах и способах" подтягивания науки и техники до мирового уровня. Китайская Народная Республика обладает мощным научно-интеллектуальным потенциалом, а научно-техническая мысль Китая имеет давнюю и богатую историю. И именно сейчас китайские власти как никогда четко осознают необходимость глубокой структурной перестройки отечественной экономики, а вместе с ней - и науки и техники.

15 Съезд Коммунистической Партии Китая, состоявшийся осенью 1997 года, дал понять китайцам и всему миру, что социалистический Китай не собирается изменять своего курса на рыночную экономику. После Съезда страну охватила беспрецедентная волна приватизации и акционирования мелких и средних государственных предприятий, и, вместе с тем, укрепления крупных государственных структур в ключевых секторах экономики.

В течение 1998-99 годов в недрах китайских госинститутов произошел ряд серьезных структурных изменений: объединение контрольных ведомств и министерств, разукрупнение естественных монополий, серьезные кадровые перестановки. Все они были направлены на улучшение государственного регулирования рыночными процессами в стране - с одной стороны, и на ликвидацию излишнего централизованного контроля за наиболее динамично развивающимися секторами экономики. Одним из таких секторов является отрасль Информационных Технологий (ИТ) - отрасль, наиболее наглядно демонстрирующая эффективность экономической и инвестиционной политики Китая на рубеже нового века.

Телекоммуникационный бум

Информационные Технологии понятие достаточно новое для Китая. В то время, как совсем недавно в Китае символами благополучия и достатка являлись холодильник, телевизор и стиральная машина, во второй половине 90-х в обиход повседневной жизни китайцев начинают входить такие вещи как мобильный телефон, компьютер, Интернет. Находящаяся под жестким государственным контролем, сфера телекоммуникационных услуг неожиданно самым тесным образом начинает взаимодействовать с различными смежными областями экономики, в том числе - и сугубо потребительского порядка: такими как телевидение, бытовые услуги, образование и т.п. Темпы развития телекоммуникационной индустрии в 1991, 1992, 1993,1994 годах составляли соответственно 31, 42.3, 59 и 50.2 процента. Темпы роста были в 3 и более раз выше, чем в Японии и других странах "новой азиатской четверки", и в несколько раз выше, чем темпы роста национальной экономики Китая в аналогичный период (они составляли от 9 до 15 процентов ежегодно). В начале второй половины 90-х годов в Китае начали появляться новые направления телекоммуникационных услуг, связанные, прежде всего, с сотовой телефонной связью, услугами передачи данных по телефонным, выделенным и беспроводным линиям связи и другими видами сервиса. Невиданный бум "информатизации" захлестнул миллиардную страну и вплотную подвел государство к необходимости смены приоритетов и корректировки государственной политики в этой области.

Устройства связи, а вслед за ними и компьютерные системы, будучи на пике спроса, заставили китайские власти всерьез задуматься над той проблемой, что более 80 процентов наукоемкой продукции в этой области, в том числе и предназначенной для конечного потребителя на китайском рынке, приходится ввозить из-за рубежа. Грандиозные планы "телекоммуникацизации всей страны" в соответствие с Планом Развития Телекоммуникационной Промышленности на 1990-2000 годы явно приходили в противоречие с имеющимися тенденциями на потребительском рынке - рынке конечных пользователей. Существовали самые радужные перспективы для продвижения различных телекоммуникационных продуктов на внутренний потребительский рынок, однако отсталость собственной технологической и промышленной базы, а также недостаток средств, диктовали прямую зависимость от иностранных производителей и инвестиций, и соответственно - вели к потере государством значительной части прибыли.

Надо отдать должное творцам китайского экономического чуда: многие ситуации и многие повороты событий в развитии китайской экономики они прогнозируют заранее, или, по крайней мере, их предвидят. Сфера ИТ не является исключением.

Для того, чтобы понять каким образом Китаю удается достигать паритета с западными компаниями в области ИТ нужно поближе познакомиться с историей развития Специальных Экономических Зон Китая и политикой китайского государства в области науки и техники.

Прямые иностранные инвестиции

Интерес Китая к иностранным инвестициям и технологиям начал проявляться в уже 1978 году - сразу после смерти Мао Цзедуна. Ужесточение в 1988-89 году инвестиционного законодательства под предлогом "борьбы с тлетворным влиянием Запада" и последовавшие за этим события на площади Тяньаньмэнь в 1989 году, привели к временному замораживанию инвестиционных потоков в Китай из-за рубежа. Однако к моменту студенческих волнений в 1989 году, вызвавших такой широкий резонанс мировой общественности, в Китае уже была заложена солидная база для будущих побед в виде Специальных Экономических Зон (СЭЗ).

Еще в 1979 году - с провозглашением "политики открытых дверей" - на Юге Китая были созданы четыре "экспериментальных" СЭЗ - Шэньчжэнь, Шаньтоу, Чжухай и Сямэнь. Администрации Зон были наделены широкими полномочиями для принятия решений на местах. В Зонах, отделенных от остальной части страны таможенными и иммиграционными кордонами, могли устанавливаться свои особые обменные курсы валюты, свои арендные ставки на землю, могли применяться свои нормы трудового права, формироваться специальные внутренние цены и заработная плата.

Другим важным аспектом эксперимента с Зонами стало льготное налогообложение. Согласно принятым в 1980 году правилам в СЭЗ устанавливался 15-процентный подоходный налог на предприятиях с иностранным капиталом. Еще более низкие ставки подоходного налога применяются к предприятиям с инвестициями свыше 5 миллионов долл. США, а также к проектам с передовыми технологиями или экспортной ориентацией. Практикуются также различные налоговые льготы: предприятия с иностранным капиталом в Зонах освобождены от подоходного налога в течение первого прибыльного года (в 1984 году этот срок был увеличен до двух лет), а в последующие два-три года выплачивается только 50% от ставки налога. Кроме вышеперечисленных льгот существует целая иерархия различных льгот и преференций, действующая только на территории СЭЗ. В том числе - полное освобождение в некоторых случаях от уплаты арендной платы за землю, местных налогов, льготы при реинвестировании прибылей на территории КНР и т.п.

В период с 1979 по 1984 год - в течение первого этапа "политики открытых дверей" - четыре Спецэкономзоны развивались совершенно невероятными темпами. Небольшая рыбацкая деревушка на границе с Гонконгом - СЭЗ Шэньчжэнь - за несколько лет превратилась в суперсовременный промышленный мегаполис с населением в несколько миллионов человек. Объемы производства Шэньчжэня возросли с 60 милионов юаней в 1979 году до 700 миллионов в 1983. В течение 1984-1991 годов средние темпы роста производства в СЭЗ составляли 41.2 %, вдвое превышая общенациональные показатели. К началу 90-х годов Зоны стали самыми богатыми городами Китая со средним годовым доходом на душу населения в 12 866 юаней - в 7.8 раз выше среднего уровня по стране.

Уже в 1984 году, власти Китая, вполне удовлетворенные результатами экономического эксперимента в четырех СЭЗ Южного Китая, решают открыть для внешних инвестиций еще 14 прибрежных городов страны, включая такие крупнейшие промышленные и торговые центры как Шанхай, Далянь, Гуаньчжоу, Тяньцзинь. Политический кризис и кратковременная изоляция Китая после волнений 1989 года не оставили сколько-нибудь серьезных следов на экономической политике Пекина. Наоборот, в 1992 году в ходе своей поездки на Юг КНР, Дэн Сяопин "открывает" еще несколько городов. Также как и в Спецзонах, в открытых городах администрации наделены широкими полномочиями. Проекты с инвестициями менее 5 миллионов долларов США утверждаются местными властями. В Даляне местные власти могут рассматривать и утверждать проекты стоимостью до 10 миллионов, а в Шанхае и Тяньцзине - до 30 миллионов. Независимо от объема иностранных инвестиций - все непроизводственные проекты также могут получать одобрение и регистрироваться непосредственно на месте.

Непосредственной работой по управлению инфраструктурой и по привлечению инвестиций занимаются в Зонах Административные комитеты и Компании развития Зон. Как правило, эти структуры в том или ином виде имеет свои представительства зарубежом: в большинстве случаев на Тайване, в Сингапуре, Японии или Гонконге.


Случайные файлы

Файл
7305-1.rtf
70850.rtf
25268-1.rtf
64017.rtf
85314.rtf




Чтобы не видеть здесь видео-рекламу достаточно стать зарегистрированным пользователем.
Чтобы не видеть никакую рекламу на сайте, нужно стать VIP-пользователем.
Это можно сделать совершенно бесплатно. Читайте подробности тут.