Столетняя эфирная война (8143-1)

Посмотреть архив целиком

Столетняя эфирная война

Николай Носков

Я глубоко благодарен доктору технических наук В.А.Ацюковскому из г. Жуковского Московской области, который прислал мне сборник (под его редакцией) основных работ экспериментаторов по эфирному ветру, включающий статьи (до сих пор не переведенные на русский язык) с его личным переводом, которые помогли мне при написании данной статьи.

Столетняя эфирная война, навязанная физикам Лоренцем и Эйнштейном и поддерживавшими их релятивистами, продолжается, хотя с момента ее возникновения были неопровержимые доказательства существования эфира. И вот в 1977г. наступил апофеоз этой борьбы, когда американские физики, измерив скорость Солнечной системы относительно так называемого «реликтового» излучения [1], доказали правоту Миллера, который вычислил примерное направление и скорость Солнечной системы (он писал, что она более 200 км/сек и, может быть, 300 и 400...) с помощью коэффициента увлечения Френеля и интерференционных измерений эфирного ветра относительно поверхности Земли с учетом частичного увлечения ею эфира.

Но даже после этого релятивисты продолжают упорствовать в своем заблуждении, поскольку зашли в нем настолько далеко, создали такие «блистательные» сверхсложные математические формализмы, так «наломали дров» в своих неуемных фантазиях с отказом от здравого смысла, что теперь им как-то неудобно вернуться на грешную землю и признаться в том, что они зря столько времени морочили голову всему человечеству.

Но эфирная война продолжается еще и потому, что сторонники теории относительности, фактически находясь у власти, занимая в ней ключевые посты, а, также захватив в свое время все средства информации (это состояние сохраняется и теперь), произвели подлог в науке по поводу результатов экспериментов Майкельсона, Морли и Миллера. Этот подлог намеренно превращен в штамп в качестве непреложной истины для школьника, студента и ученого.

Вопрос об эфире далеко не безобиден, он стоит в «солнечном сплетении» физики, и неправильное его решение наносит значительный урон научным воззрениям.

В самых первых экспериментах (отчет 1881г. [2]) на своем интерферометре Майкельсон получил эфирный ветер от 3 до 3,5 км/с, что не соответствовало орбитальной скорости Земли в 30 км/с, но это был существенный результат.

Уже в отчете 1881г. он посмел возразить Лоренцу, авторитет которого тогда был настолько велик, что каждое его слово в науке воспринималось на веру как истина в последней инстанции: «...Эксперимент показал, что гипотеза стационарного эфира оказалась ошибочной». Но результат в 3...3,5 км/с он был вынужден (не без давления извне) считать погрешностью эксперимента. И его можно было понять: трудность первого эксперимента заключалась в его несовершенстве. Прибор был настолько чувствителен к помехам, что «даже шаги на тротуаре в ста метрах от обсерватории были причиной полного исчезновения интерференционных полос».

К 1887г. Майкельсон совместно с Морли закончили серию экспериментов на усовершенствованном интерферометре [3], который был размещен на каменной плите, плавающей в ртути, а длина луча была увеличена с 1 до 11 м. В заключении отчета 1887г. авторы написали: «...ожидаемое смещение – 0,4 полосы. Действительное же смещение было меньше чем 1/20, а возможно и меньше, чем 1/40 полосы, т.е. относительная скорость Земли и эфира, возможно, меньше 1/6 орбитальной скорости Земли и уж конечно меньше 1/4».

1/6...1/4 скорости Земли на орбите означает 5...7,5 км/с (!), что даже больше, чем в экспериментах 1881г., и как написал впоследствии Миллер: «это совершенно отличается от нулевого результата, теперь так часто приписываемого этому эксперименту авторами работ по теории относительности».

В дополнение к отчету Майкельсон и Морли изложили советы экспериментаторам, которые будут продолжать интерференционные опыты: «...безнадежно пытаться решить вопрос о движении Солнечной системы путем наблюдений оптических явлений на поверхности Земли. Но не невозможно обнаружить относительное движение аппаратом, подобным использованному в описанных экспериментах на средних высотах над уровнем моря, например, на вершине отдельно стоящей горы. Вероятно, если эксперимент будет когда – либо проводиться в подобных условиях, кожух аппарата должен быть выполнен из стекла или вообще отсутствовать».

Из всех последующих экспериментаторов только Миллер выполнил эти советы Майкельсона и Морли, и именно он получил положительные результаты по определению эфирного ветра. Всем другим, видимо, необходимо было доказать, что эфира и эфирного ветра нет, чем подтвердить справедливость теории относительности, поэтому они делали экраны из металлов и проводили свои опыты в кирпичных зданиях.

После 1887г. события развернулись следующим образом. Лоренц [4] [5] для объяснения «отрицательных» результатов экспериментов Майкельсона – Морли и экспериментов Кауфмана с движением быстрых электронов в поперечном магнитном поле выдвинул гипотезу о сокращении продольных линейных размеров движущихся тел и на ее основе – идею общего принципа относительности (см. статью «А существует ли общий принцип относительности?!», «Н.К.», №20, 1995). В период с 1887 по 1905г. они с Пуанкаре обсудили в печати все аспекты принципа относительности. Но тут случилось непредвиденное: вместе с завершающей по этому вопросу работой Пуанкаре [6] (точнее на 25 дней раньше) вышла статья Эйнштейна «К электродинамике движущихся тел» [7], в которой основным постулатом было не сокращение длин движущихся тел (хотя, как к следствию, к этому и приводило), а постоянство скорости света независимо от движения приемника и, как следствие, полный отказ от существования эфира. Нет эфира – нет проблем с эфирным ветром! Но нет и здравого смысла, поскольку нельзя при этом задумываться над вопросами: что такое свет, каким образом свет корректирует свою скорость относительно приемника и т.д. Физика в результате превращалась в математический формализм, а придуманные постулаты и запреты – в законы природы. Захват инициативы в физике Эйнштейном и его сторонниками был молниеносным, энергичным и тотальным.

Но экспериментаторы не сдавались. В долгую изнурительную борьбу с теорией относительности включился профессор Кейсовской школы прикладных наук Д.К.Миллер. Ему помогали проф. Нассау, д-р Штремберг, проф. Морли, президент Института Карпети в Вашингтоне Мерриам, директора обсерватории Гэль и Адамс, инженер проф. Нефф, д-р Лагнер, проф. Мартин, Шэкланд и многие другие.

Миллер в сотрудничестве с Морли построил (1900...1904г.) интерферометр (вся конструкция была усовершенствована и тщательно исполнена) в четыре раза чувствительнее применявшихся ранее. Опыты в подвальном помещении Школы прикладных наук в Кливленде в 1904...1905гг. показали эфирный ветер 3,5 км/с. Затем интерферометр был перенесен на Евклидовы высоты, где полученный результат составил 3 км/с.

В 1906г. проф. Морли отстранился от активной работы, и после длительного перерыва Миллер возобновил эксперименты в обсерватории на Маунт Вилсон, вблизи Пасадены, в Калифорнии на высоте 6000 футов. В 1921...1925гг. было произведено около 5000 отдельных измерений в различные часы дня и ночи в четыре различных времени года [8]. Все эти измерения, в процессе которых проверялось влияние всевозможных факторов, могущих исказить результат, «дали стабильный положительный эффект, соответствующий реальному эфирному ветру, как если бы он был обусловлен относительным движением Земли и эфира со скоростью около 10 км/с»...и определенным направлением, которое в дальнейшем Миллер после длительного анализа представил как суммарное движение Земли и Солнечной системы «со скоростью 200 км/с или более, апексом в созвездии Дракона около полюса эклиптики с прямым восхождением в 262° и наклонением 65°. Чтобы истолковать этот эффект как эфирный ветер, необходимо предположить, что Земля увлекает эфир, так что кажущееся относительное движение в районе обсерватории уменьшается от 200 км/с или более до 10 км/с, и что увлечение эфира также смещает кажущийся азимут примерно на 45° к северо-западу».

Тем временем продолжалось изучение экспериментов Майкельсона и Морли 1887 года, которые были провозглашены Эйнштейном и его последователями «отрицательными», т.е. нулевыми.

Сначала проф. Хикс [9] из Университетского колледжа Шеффилда в 1902г. (и это до возникновения СТО!) установил, что результат экспериментов Майкельсона и Морли не был пренебрежительно мал и обратил внимание на присутствие в нем эффекта первого порядка. Затем в1933 г Миллер [10] сделал полное исследование этих экспериментов: «...Полнопериодические кривые были подвергнуты анализу с помощью механического гармонического анализатора, который определил истинное значение полнопериодического эффекта; он, будучи сопоставлен с соответствующей скоростью относительно движения Земли и эфира, показал скорость 8,8 км/с для полуденных наблюдений и 8 км/с для вечерних». В России, где позиции релятивистов были особенно сильны, и не допускалась никакая критика теории относительности, Вавилов [11], президент АН СССР, проведя исследования оснований этой теории, высказал ряд серьезных возражений, которых релятивисты постарались не заметить. Так, по поводу экспериментов Майкельсона и Морли он написал: «Способ обработки результатов экспериментов Майкельсоном таков, что всякие непериодические смещения исключаются. Между тем, эти смещения были значительными».

Борьба Миллера с релятивистами была неравной. Лоренц, приверженный своей идее сокращения длин движущихся тел, не принял ничьей из сторон (чтобы в этом убедиться, достаточно прочитать его доклад [12] на конференции 1927г. по экспериментам Майкельсона и Морли; поэтому утверждение релятивистов о том, что Лоренц якобы принял их сторону, несостоятельно). Зато сторонники Эйнштейна заняли активную позицию, привлекая всевозможные труднодоказуемые физические явления в доказательство его теории.


Случайные файлы

Файл
79758.rtf
151038.rtf
118084.rtf
125449.rtf
kursovik.doc




Чтобы не видеть здесь видео-рекламу достаточно стать зарегистрированным пользователем.
Чтобы не видеть никакую рекламу на сайте, нужно стать VIP-пользователем.
Это можно сделать совершенно бесплатно. Читайте подробности тут.