Почему “организм” этики отторгает эмбриональные стволовые клетки? (3166-1)

Посмотреть архив целиком

Почему “организм” этики отторгает эмбриональные стволовые клетки?

Александра Георгиева

В первые годы начавшегося века в центре внимания научной, медицинской и просто широкой общественности, безусловно, находится все, что связанно с возможностями лечения стволовыми клетками (СК).

Во многих публикациях помимо раскрытия медицинских аспектов новых технологий, которые получили название клеточных регенеративных (восстановительных) технологий (КРТ), упоминается о существовании ряда этических проблем, как объективных преградах на пути развития методов лечения эмбриональными стволовыми клетками.

В нашей статье мы попытаемся раскрыть содержание собственно этических проблем лечения стволовыми клетками, и предложить начать в России дискуссию о границах допустимости и возможностях применения терапии стволовыми клетками, как цивилизационного условия для принятия закона об использовании СК.

Собственно этические проблемы

Этика, как известно, - это система знания о человеческих взаимоотношениях. Одна из этических проблем новейших исследований в области клеточных регенеративных технологий (КРТ) - существование разногласий между учеными, политиками, юристами, философами о возможностях применения человеческих СК.

Можно или нельзя применять человеческие СК для лечения болезней? Оправдано ли использование одной человеческой жизни ради другой? Правильно ли стремиться к собственному здоровью за счет разрушения другой человеческой жизни? Можно ли разрушать жизнь человеческого эмбриона для получения СК?

Возникновение вопросов предполагает возможность двух основных ответов - "да" и "нет". Разные ответы и противоположные интересов порождают конфликты, сложнейшие социально-политические ситуации, этически непростые задачи.

Для того чтобы выйти на уровень их решения, нам необходимо иметь представление о сути самих КРТ.

Взрослый человеческий организм включает 250 типов клеток. Все это многообразие возникает из одного источника - стволовых клеток эмбриона (СК), которые в своем развитии проходят стадии тотипотентности, полипотентности, малопотентности, достигая, наконец, монопотентности, т.е. клеток-предшественниц того или иного типа клеток, например, печени и т.п. По определению Ю.М. Лопухина "стволовые клетки - это клетки, способные трансформироваться в более чем одну форму человеческих тканей".

Где находятся эти клетки? Во-первых, они являют собой человеческий эмбрион на ранней стадии развития, во-вторых, они сконцентрированы в пуповинной крови, в-третьих, они находятся в костном мозге взрослого человека (стромальные СК).

Каковы методы их получения? При получении СК из пуповинной крови, особенно при информированном согласии родителей, и из костного мозга пациента (так называемые аутологичные СК клетки) опять же при его информированном согласии, этических проблем практически не возникает.

Вся острота этических проблем концентрируется вокруг получения СК из человеческих эмбрионов и фокусируется на методах извлечения СК из эмбрионов ранних стадий развития, связанных с его разрушением. Именно здесь встает вопрос: правомерно ли уничтожение человеческой жизни для использования продуктов ее разрушения для другой человеческой жизни? Каково соотношение целей и средств подобного действия? Можно ли благими целями (развитие науки и лечение болезней) оправдать средства их достижения (уничтожение человеческой жизни или использование продуктов ее уничтожения)?

Соломонова мудрость, как вершина мудрости человеческой, предостерегает от ошибочного "...пути всякого, кто алчет чужого добра: оно отнимает жизнь у завладевшего им" (Притч.,1,19). Классическая этика так же отвечает на эти вопросы отрицательно. Согласно категорическому императиву Канта использование человека в качестве средства для достижения цели другого человека аморально. Известна и другая формулировка: свобода действий любого человека ограничена свободой другого человека.

Этот классический этический принцип лежит в основе Федерального закона "О науке и государственной научно-технической политике" (1996г.). Статья 3, п.2 "гарантируют субъектам научной и (или) научно-технической деятельности свободу творчества, предоставляя им право выбора направлений и методов проведения научных исследований и экспериментальных разработок; признают право на обоснованный риск в научной и (или) научно-технической деятельности", с одной стороны. А с другой стороны, согласно статье 4, п.6 "научный работник имеет право на мотивированный отказ от участия в научных исследованиях, оказывающих негативное воздействие на человека, общество, и окружающую природную среду". А согласно п.7 "Научный работник обязан: осуществлять научную, научно-техническую деятельность и (или) экспериментальные разработки, не нарушая права и свободы человека, не причиняя вреда его жизни и здоровью".

Как ни специфична медицинская профессиональная этика, но и ее основной принцип - "не навреди!"- есть ничто иное, как приложение классического этического принципа к профессиональной медицинской деятельности. Нанесение вреда регенеративными технологиями, уничтожающими человеческую жизнь на ранних стадиях развития, - реальность. Нанесение вреда регенеративными технологиями больному человеку - возможность, так как врач-исследователь не в состоянии сегодня дать ответы на вопросы:

- как определить или задать нужную специализацию клеток и избежать их нежелательных превращений?;

- как будут вести себя СК, попав в больной (а не здоровый) организм?;

- как они найдут необходимую локализацию или попадут туда, куда требуется?

- приживутся ли они или вызовут в будущем нежелательные клеточные новообразования?

Под тяжестью этих вопросов возникает проблема - какова мера и цена научно-технической деятельности и экспериментальных разработок, насколько необходимы медицинские исследования, рассчитанные на извлечение СК из человеческих эмбрионов?

Тем не менее расчетливый и прагматичный человеческий рассудок, опираясь на благородные цели регенеративных технологий - лечение болезней, и попирая средства (человеческую жизнь) вышел на уровень практики использования человеческих эмбрионов.

Каковы же существующие методы получения эмбриональных СК? К основным можно отнести следующие три:

- получение СК из зародышевых клеток, выделенных из абортированных человеческих плодов;

- получение СК из внутренней клеточной массы бластоцист человека, полученных оплодотворением in vitro;

- получение СК из эмбрионов, созданных с помощью перенесения в человеческий ооцит соматического ядра (терапевтическое клонирование).

Весьма интересна этическая оценка данных методов немецкими исследователями Томасом Хайнеманом (Tomas Heineman) и Людгером Хонефельдером (Ludger Honefelder). Из трех перечисленных методов абсолютно этически неприемлемы последние два, так как СК извлекаются в данных случаях из тотипотентных клеток, т.е. клеток, из которых может сформироваться человеческий организм, человек может быть рожден и быть усыновлен.

Получение клеток, выделенных из абортированных человеческих плодов, оценивается как менее проблематичное в этическом отношении. Хотя аморальность самого аборта не вызывает сомнения, в частности в Германии, где принят "Акт о защите эмбриона человека", по которому налогается строгий запрет на любую манипуляцию над человеческим эмбрионом, за исключением манипуляции, целью которой является сохранение и спасение эмбриона.

Использование (утилизация) абортивных человеческих эмбрионов - еще одна этическая проблема. Можно ли выйти на уровень морального одобрения использования абортивных человеческих эмбрионов для терапии и для научных исследований?

Для ответа на этот вопрос - можно или нельзя - мы попытаемся спрогнозировать последствия утилизации. Ведь прежде чем признать или разрешить что-либо, особенно то, что вызывает сомнения и вопросы, необходимо проанализировать возможные последствия нашего признания, чтобы предохранить человека и общество от возможных угроз и бед. Допустим, мы признаем, что можно одобрить использование абортивных человеческих эмбрионов для терапии. Чем это для нас обернется? Согласно статистике в США проводились первоначальные эксперименты лечения диабета с помощью пересадки эмбриональных клеток. Для одной операции требовалось - 8 абортированных эмбрионов в возрасте 14-20 недель. В США 1,5 миллиона человек страдают диабетом. Сколько понадобится абортированных эмбрионов для "излечения" всех, страдающих диабетом? 12 миллионов. Однако в год в США абортируется только 120.000 эмбрионов. Продолжим наши подсчеты. Если к больным диабетом прибавить больных, страдающих болезнями, которые уже сегодня рассматриваются как области клинического применения стволовых клеток, как то: болезни Паркинсона, Альцгеймера, рассеянный склероз, инсульты, повреждения спинного мозга, инфаркты миокарда, врожденные пороки сердца, остеоартриты, иммунодефициты, лейкемии, опухоли, врожденные болезни крови, гепатиты, циррозы, ожоги, незаживляющиеся раны, остеопорозы, макулярную дистрофию, мышечную дистрофию, то требуемое для "лечения" число абортных эмбрионов должно возрасти в миллионы раз. Что следует из этого? Ситуация конфликта "спроса и предложения" в условиях рыночной экономики способна породить ситуацию, когда за аборт женщине будут платить большие деньги. Подобное предложение неизбежно порождает коммерцилизацию способности женщины быть источником яйцеклеток для производства стволовых клеток, а так же неизбежную практику продажи матери своего умерщвленного ею же ребенка. Что может быть более безнравственным в человеческом обществе? Более нет ничего. Перед этой практикой меркнут все человеческие преступления.


Случайные файлы

Файл
132322.rtf
work.doc
53934.doc
26301.rtf
180892.rtf




Чтобы не видеть здесь видео-рекламу достаточно стать зарегистрированным пользователем.
Чтобы не видеть никакую рекламу на сайте, нужно стать VIP-пользователем.
Это можно сделать совершенно бесплатно. Читайте подробности тут.