Кадры и управление в Израиле (75502-1)

Посмотреть архив целиком

Кадры и управление в Израиле

Влад Голь-де-Шмидт

Известно, что в западных странах, в том числе и в Израиле, к различного рода дипломам об образовании, если они на русском языке, относятся не с тем пиететом, с которым к ним относились раньше в Союзе, т.е. по месту их получения.

Тому много примеров и, в частности, мой личный пример.

Когда я еще в начале 90-х был приглашен на интервью в один из государственных институтов Израиля и представил все свои дипломы и аттестаты членам малого УС, собранным по этому случаю, никто из них даже не взглянул на мои документы. Обратили внимание только на выписку из Энциклопедии (Who is who), где была обо мне небольшая заметка и на мои научные труды. Со мной, в основном, беседовали, после чего предложили работу на 3 месяца для завершения одного из проектов. Я, будучи ещё свежим репатриантом, естественно согласился, и в итоге, проработал в этом институте 12 лет, начав и завершив не один проект.

В ряде СМИ, в том числе и русскоязычных, в последние годы также высказываются несколько странные суждения о дипломах и их обладателях, во всяком случае, о них пишут без всякого уважения, скорее с некоторым предубеждением, призывая "не молиться" на дипломы и, полагая, что это не так уж и плохо (кстати, в одном российском телешоу некий журналист заявил: "Иисус Христос не размахивал своими дипломами").

Я же полагаю, что неуважение к дипломам - это очень плохо, и хотя молиться на диплом может быть и не нужно, для этого есть другие аксессуары, а вот уважать их желательно, особенно, если это, например, диплом доктора наук, защищенный в таком престижном Храме науки и образования, как Московский Государственный университет (МГУ) или аттестат профессора, присужденный ГК Союза ССР по образованию (Москва).

Правда, должен заметить, что к различного рода печатным документам, как и вообще к печатному слову (конечно, если оно написано грамотно и по делу), я отношусь гипертрофированно уважительно. Так, например, я до сих пор храню, свидетельство аэроклуба о моей летной (парашютной и планерно-самолетной) юности, документы о прохождении курсантской воинской службы в учебной авиаэскадрилье, трудовую книжку, свои книги, статьи, отзывы и ссылки на свои работы и многое другое, что, по-видимому, дает мне ощущение жизни в объемном (трехмерном) пространстве: прошлое, настоящее и, возможно, будущее (черно-белое фото-это и есть "прошлое").

Настоящий (а не купленный) диплом, в частности, диплом кандидата и доктора наук, достаётся нелегко, это многие годы упорного, целенаправленного и нелегкого труда, дающие обширные знания и необходимый кругозор по специальности. Именно в этом, а конечно же не в "корочках" ценность диплома. Именно эти дипломы и стоящие за ними знания позволили нескольким репатриантам-эмигрантам, в их числе и мне, уже в не очень молодом возрасте (вот в таком, как на цветном фото внизу - это и есть "настоящее"), быть принятыми и, полагаю, плодотворно трудиться в единственном в Израиле государственном Институте геофизики и совместно с группой израильских ученых, составить и издать уникальные геофизические карты Израиля, провести компьютерное моделирование глубинного строения земной коры нашего региона, провести инженерно-геофизические и прогнозные работы в районах Мертвого моря, каньона Махтеш-Рамон (геологического "окна" Израиля) и др., участвовать в ряде исследований по европейским проектам и во многих аналогичных работах. Кстати, появление геофизические карт было встречено с интересом в геолого-геофизических кругах Израиля, и не только, для многих эти карты стали наглядными пособиями для дальнейших исследований.

Не уважать и, тем более, стесняться рекламировать свой диплом может только тот, кто добыл его незаконно и, естественно, это скрывает. Вспомним публикации о не совсем легитимном приобретении дипломов о высшем и другом образовании целым рядом израильских функционеров и чиновников. Недавно, по этому поводу было разбирательство в Кнессете, относительно одного из его членов, которое закончилось не в его пользу.

Кстати, это еще один аргумент в пользу рекламирования своих честно полученных дипломов. Между прочим, как известно, в каждой автобиографии есть пункт об образовании, где авторы, полагаю не без гордости, указывают, какими дипломами они обладают.

Неуважение к дипломам, а диплом - это законный документ об образовании, и, следовательно, неуважение к закону и образованию, возможно и является основной причиной, имеющего места "балагана".

Наверное, как об этом пишут некоторые авторы, университетский диплом это действительно еще только "стартовая площадка для карьеры, а не гарантия ее успешности", а вот диплом доктора наук и аттестат профессора плюс уже наработанный с годами профессиональный опыт - должны быть, по моему мнению, просто обязаны быть, гарантией карьеры, а также успешности и известности специалиста.

Я, к примеру, совсем не был огорчен, а наоборот весьма польщен тем, что моя биография, основные научные достижения и ключевая библиография были помещены в книге "Российская прикладная геофизика ХХ века в биографиях" (Изд. Российской АН, 1998, Москва, с. 58-62, под редакцией академика В.Н.Страхова). К тому времени я уже несколько лет находился в Израиле и обо мне могли бы и забыть. Эта книга, что важно отметить, была издана не на коммерческой основе (в противоположность тому, как это принято сейчас на Западе).

Чтобы получить диплом доктора наук, а затем и аттестат профессора, уже имея диплом кандидата наук и аттестат старшего научного сотрудника, я прошел долгий, сложный и очень нелегкий путь.

В 60-е годы, в Казахском геофизическом тресте, под руководством заместителя министра геологии, проводились обобщения региональных геофизических исследований по глубинному геологическому строению Казахстана, которые к концу десятилетия были завершены. Я в это время был начальником крупной партии обобщения, которая непосредственно и проводила эту работу. На защите отчета, с основным докладом выступил я, было также несколько содокладов по отдельным разделам. Ведущими рецензентами были академик Шлыгин Е. Д. (геолог) и профессор Непомнящих А. А.(геофизик). Ими и всеми участвующими в дискуссии наша работа оценивалась очень высоко. Более того, было предложено выдвинуть ее на Государственную премию на этом же Совете, поскольку эта было одно из первых исследований в Союзе такого плана, масштаба и охвата. Впрочем, дальше предложения дело не пошло, но это уже другая история, было это связано с иными, в частности, конъектурными, соображениями.

Вскоре, по результатам работы нашим коллективом была издана в Москве в издательстве "Недра" крупная монография, не потерявшая актуальности до настоящего времени.

В основу докторской диссертации, легли мои исследования в рамках этой комплексной коллективной работы, подкрепленные затем, формализованной постановкой задачи и математическими методами ее решения. Кстати, опубликованная позднее, в этом же издательстве, на основе докторской диссертации, моя монография, через несколько лет была переведена и опубликована в Пекине на китайском языке.

Естественно, диссертация прошла апробацию по месту моей работы (что особенно сложно, тем более, что это была первая докторская диссертация в нашем институте - кто через это проходил, знает, что значит "нет пророков в своем отечестве"), а также в академических институтах Алма-Аты, Ленинграда, Новосибирска, Иркутска, Красноярска, Москвы и принята к защите в МГУ, где в те годы, по слухам, процветал антисемитизм. Эти слухи, в какой-то степени, довлели надо мной, да и некоторые московские коллеги, говорили, что с моей фамилией там делать нечего и меня обязательно на защите "завалят". Вместе с тем, я полагал, что проделал капитальные исследования, знаю свою работу лучше, чем кто-либо другой и поэтому не очень опасался за результат. Тем более, что прежде, чем диссертация была представлена к защите на Объединенном УС МГУ, членами которого на тот момент было около полусотни крупнейших ученых, я прошел предзащиту на двух специализированных кафедрах МГУ: геофизики (заведующий, чл-корресп. АН СССР и начальник Управления геофизики Мингео СССР Всев. Влад. Федынский, специалист, уважаемый всеми геофизиками страны) и общей геологии (заведующий, академик Влад. Иван. Смирнов, крупный ученый, строгий, но, очень достойный человек, во всяком случае, судя по отношению ко мне и моей работе).

В итоге, результат защиты был весьма успешным.

Возможно, вирусом антисемитизма в университете были больше заражены гуманитарные факультеты, и меньше - естественные, технические, как бы то ни было, меня это, к счастью, не коснулось.

Характерно, что в Израиле, какие бы документы при устройстве на работу не были представлены, вас спросят: "Вы от кого, кто вас прислал, с кем вы знакомы?", т. е. по чьей вы протекции, что характеризует бытующие здесь методы формирования кадров, особенно, если речь идет о государственных учреждениях.

Не исключено, что в не совсем благоприятном экономическом, политическом, информационном и др. положениях нашей страны (опрос "Мадад Шалом", проведенный в конце сентября 2005 года, показал, что большинство еврейского населения Израиля считают, что по 9 из 11 ключевых показателей положение в стране ухудшилось, Wallanews) при прочих равных условиях, немалую роль играет стиль и методы подбора кадров и организационная структура управляющих систем Израиля (а "кадры..., как мы помним, ... решают всё" и это вполне серьёзно).


Случайные файлы

Файл
169259.rtf
132387.rtf
166262.rtf
113950.rtf
81092.rtf




Чтобы не видеть здесь видео-рекламу достаточно стать зарегистрированным пользователем.
Чтобы не видеть никакую рекламу на сайте, нужно стать VIP-пользователем.
Это можно сделать совершенно бесплатно. Читайте подробности тут.