Управление, интуиция и неорационализм (73819-1)

Посмотреть архив целиком

Управление, интуиция и неорационализм

В. С. ДИЕВ, доктор философских наук, декан философского факультета Новосибирского государственного университета

- На вопрос, умеете ли Вы принимать решения, почти каждый с удивлением ответит: «Конечно, ведь я делаю это каждый день».

- Действительно, жизнь любого человека соткана из ситуаций, требующих принятия решений. И если одни решения привычны и просты, то вторые требуют серьезных размышлений; о третьих мы забываем через пять минут после их принятия, а от четвертых может зависеть дальнейшая судьба. Обстоятельства и решения - вот два основных элемента, из которых слагается жизнь, как точно заметил Ортега-и-Гассет.

Решения управленческие - это особый вид решений. И хотя управление как вид деятельности существует столь же давно, как и человечество, наука управления появилась только в XX веке. Проблема принятия решений - одна из основных в современной теории и практике управления.

Человек стремится принимать не просто решения, но решения правильные, хорошие. Можно ли этому научиться, как это сделать, что такое эффективные решения - вот те главные вопросы, на которые стремится ответить теория управления и ряд смежных дисциплин.

- Интересы философии, на первый взгляд, далеки от теории управления...

- На самом же деле принятие определенной концепции или парадигмы в любой области научного знания требует изначальной базы, то есть возникает вопрос оснований, и теория управления не составляет здесь исключения.

Например, прежде чем строить какую бы то ни было линию управления, следует решить, заставлять или мотивировать работника, и в каких случаях; как отличаются работники по своему складу в зависимости от национальности, возраста, пола; или что положить в основу национальной модели - традиции, исторический опыт, общечеловеческие ценности и т. д.?

Следует ли учитывать особенности конкретной страны при построении экономической модели, в условиях которой, собственно, и принимаются управленческие решения? Ответы на эти вопросы относятся к построению оснований управления, и здесь есть место для философии, ее присутствие не только оправданно, но и необходимо.

Свой взгляд на современную проблему управленческих решений и ее философско-методологический анализ я изложил в книге «Управленческие решения: неопределенность, модели, интуиция»1.

- Сейчас издается множество книг (в основном переводных) , якобы в помощь управленцам, менеджерам и тем, кто собирается ими стать...

- Я понимаю, о чем Вы говорите, и все эти издания могли бы носить общий заголовок: «Как я добился успеха». Я бы сказал, что почти все они бесполезны, так как в большинстве случаев содержат всего лишь рассказ - иногда увлекательный, но чаще скучный - о некотором частном опыте. И эти книги, на мой взгляд, не принесли пользы никому, за исключением самих авторов. В них обычно нет основы, а если и есть, то никак не подходящая для российской действительности.

- Первое из трех ключевых слов, раскрывающих смысл названия Вашей книги, — «неопределенность». Она объективно существует, с неопределенностью нельзя не считаться — это ясно. Но можно ли ее проявления учесть, предсказать, предвидеть?

- Фактор неопределенности - один из важнейших в нашем мире, и с этим, действительно, трудно не согласиться. От нас с вами зависит далеко не все, внешние обстоятельства во многом случайны, а зачастую и непредсказуемы. Итак, первое, что мы можем утверждать, - любой управляющий2 вынужден принимать решения в условиях неопределенности. То есть жесткий план вряд ли выполним. В одном из номеров журнала «Искусство управления» за 2001 г. опубликовано интервью с известным предпринимателем, венчурным капиталистом Винодом Хослой, который в начале 80-х годов основал компанию «Sun Microsystems», а затем привел к успеху такие компании, как «Amazon.com», «Excite», «Juniper», «Network», «Cerent». Мысль о необходимости интуитивных решений - там основная. В. Хосла утверждает, что говорить о планировании в наше время и вовсе бессмысленно - слишком быстро все вокруг меняется. «Учитесь ориентироваться, интуитивно чувствовать, где таятся наиболее благоприятные возможности», - его главный совет менеджерам и предпринимателям.

В непрерывно изменяющихся условиях наиболее разумен принцип природы - приспосабливаться или погибнешь.

Организации, вообще говоря, представляют собой живые системы. И это вовсе не метафора - так с полным основанием утверждает Ричард Паскаль в своей знаменитой книге3.

По мнению ряда специалистов, управление знаниями и способность к обучению становятся ключевым моментом современного фирменного менеджмента.

Весьма убедительно выглядит прогноз, что в XXI в. в конкурентной борьбе победят те организации, которые как можно скорее начнут техническую реконструкцию своей «нервной системы», то есть создадут обладающие необходимым разнообразием компьютерные сети, позволяющие увеличить их память и способность к обучению. В управлении четко видна ориентация на органический, биологический подход; в менеджменте, как и в науке в целом, происходит осознание важности биологической парадигмы.

- Хорошо, раз учесть влияние неопределенности возможно, возникает вопрос: «Как?»

- Чтобы делать это эффективно, следует, прежде всего, правильно анализировать ситуацию неопределенности. Здесь вновь встает вопрос оснований, или метода.

Неопределенности бывают разного рода. Одно дело, когда мы сталкиваемся с природными явлениями - здесь чаще всего требуется долгосрочный метеопрогноз. (Если бы на него можно было полагаться, дела в сельском хозяйстве шли бы блестяще.) Другой вид неопределенности может быть связан с маркетингом, где требуется предвидеть и учитывать реакцию покупателей. Своя специфика возникает при оценке возможных действий конкурентов (которые в свою очередь также подвержены влиянию меняющихся обстоятельств и вынуждены действовать в условиях большей или меньшей неопределенности) и т. д.

В последнее время появились интересные работы по теории прогноза, связанной с синергетикой, с нелинейной динамикой и другими дисциплинами. Приведу пример, не вдаваясь в научные детали.

До последнего времени в основе большинства оценок редких, и прежде всего, катастрофических событий, лежало предположение о том, что распределение этих событий подчиняется нормальному, или Гауссову закону. В соответствии с этим законом большие отклонения очень редки и ими можно пренебречь. Сейчас же доказано, что многие события описываются степенными законами распределения, и именно такова статистика землетрясений, ураганов, инцидентов с хранением ядерного оружия, биржевых крахов и т. п. Практически это очень важно при предсказании катастроф: если раньше наступление форсмажорных обстоятельств оценивалось вероятностью, скажем, в одну миллионную, то теперь, оказывается, это будет величина вероятности, меньшая на порядок, а то и на два.

Подобные открытия меняют саму методологию оценки редких и случайных событий.

- При слове «неопределенность» возникает ассоциация с теорией вероятностей. А эта область математической науки вроде бы «расправилась» с неопределенностью.

Применение теории вероятностей - это всего лишь один из способов учета неопределенности, лежащих в основе построения различных математических моделей. Теоретико-вероятностные методы появились первыми и на сегодня являются наиболее развитыми.

Как ведет себя «человек экономический» в условиях неопределенности? Впервые формализовать некоторые элементы деятельности человека при принятии экономических решений, а значит, сформулировать аксиомы рационального поведения человека попытались в начале сороковых годов прошлого века Нейман и Моргенштерн.

Они предложили так называемую нормативную модель, исходя из предположения, что основная цель экономической деятельности есть получение прибыли. Несмотря на бурную критику в адрес данной модели и очень серьезные ограничения в применении, нормативная модель Неймана-Моргенштерна используется по сей день.

- Можно ли в принципе смоделировать действия человека, поведение конкурентов, деятельность фирмы и т. д.? И велика ли будет польза от этих моделей?

Модели можно и нужно использовать, но с учетом тех ограничений, которые налагаются фактором неопределенности. Мир элементарных частиц, где, как известно, царит неопределенность, отнюдь не прост, но моделируется он вполне эффективно.

Великий Норберт Винер с абсолютной уверенностью утверждал, что аппарат, разработанный для описания физических явлений, непригоден для описания явлений социальных.

Алистер Маккинтайр, автор замечательной книги «После добродетели», посвятил целую главу отрицанию самой возможности реальных прогнозов в социальной сфере, то есть отсутствию в них предсказательной силы.

Почему же наш мир поддается моделированию несоизмеримо меньше? Потому что там присутствует человек со своими индивидуальными целями, интересами, стремлениями, прихотями. По словам Джорджа Сороса, человеческое поведение так непредсказуемо, что не вписывается ни в какую, пусть самую полную модель.

Теперь в нескольких словах отвечу на Ваш вопрос об эффективности моделирования. При построении универсальных моделей принятия решений общность метода и его эффективность находятся в известном антагонизме. В идеале модели управления должны исходить из индивидуальных качеств конкретного руководителя, и это на сегодня - доминирующая тенденция. В определенной мере это условие находит отражение при имитационном моделировании, в системах поддержки принятия решений и экспертных системах.


Случайные файлы

Файл
17516-1.rtf
66294.rtf
239-1.rtf
129462.rtf
184018.doc




Чтобы не видеть здесь видео-рекламу достаточно стать зарегистрированным пользователем.
Чтобы не видеть никакую рекламу на сайте, нужно стать VIP-пользователем.
Это можно сделать совершенно бесплатно. Читайте подробности тут.