Кооперативный идеал и социалистическая идея (4354-1)

Посмотреть архив целиком

Кооперативный идеал и социалистическая идея

Б. Пинскер

Прежде чем организовывать дело, несомненно, стоит ознакомиться с психологией развития совместного труда. Тем более, если в Ваши планы входит такая организация деятельности, как «командная работа»…

В нижеприведенном историко-аналитическом труде, Вы узнаете о том, какие формы сотрудничества, и, по какому принципу, выбирали себе люди и почему. Как влияли на работоспособность такие человеческие устремления, как жажда справедливости, чувства собственной уникальности, и т.д.

Что движет подсознательными устремлениями людей при зарабатывании денег.

Все это необходимо знать, прежде всего, для прогнозирования профессионального роста персонала компании и распределения должностей. Потребительская кооперация явилась совершенно непредвиденным результатом того общественного движения, которое связывается с именем Оуэна.

Первое время в потребительских обществах видели зачатки, первооснову коммунизма, который представал воображению людей XIX века, как правило, в виде союза кооперативных обществ, преодолевающих извечные пороки человеческой природы – ложь, зависть, стяжательство.

Без учета этих морально-политических перспектив невозможно понять ни того энтузиазма, с которым воспринимались кооперативы, ни тех громадных и – для нашего современника – малопонятных и неоправданных ожиданий и надежд, которые порождались хозяйственными успехами кооперации.

И для самых первых кооператоров, и для их довольно широкого окружения попытки создать рациональную хозяйственную организацию были слиты воедино с попытками построить коммунистическое общество. Эта слитность двух разных, почти полярных концепций сохранилась в умах многих и до сих пор.

Десятки первых коммунистических общин создавались в начале прошлого века на пожертвования меценатов. Когда эти источники финансирования иссякли, пришлось искать новые – независимые и возобновляющиеся. Так и появились потребительские общества, которые должны были за счет правильной торговли накапливать средства для коммунистических экспериментов: на покупку земли, построек, инвентаря. Эти же первые кооперативные общества и сбывали продукцию объединенных ими мелких ремесленников. Дело привилось. Первое кооперативное общество было создано в Брайтоне в 1827 году, а уже через пять лет в Англии такого рода обществ было более трехсот. Практически все они копили средства, чтобы организовать на них правильную коммунистическую жизнь общины – «на основах взаимной кооперации, общего владения, равенства труда и источников удовольствия». (по формуле первого кооперативного конгресса в Манчестере в мае 1821 года).

Был и чисто экономический стимул такой популярности снабженческих и сбытовых кооперативов: кризис сбыта. Этот кризис, рожденный натиском промышленной революции, был весьма оригинально (для нас, но не для современников, которым такой ход мыслей был весьма близок) осмыслен Р. Оуэном. Дешевое фабричное производство вытесняет с рынка ремесленников, они нищают? Всему виной – дурная и неправильная организация сбыта, алчность торговцев и порочность всей основы общества, поглощенного заботами о прибыльности. В закономерном проявлении технического прогресса - вытеснение ремесленных изделий более дешевыми и качественными товарами фабричной выделки - он увидел моральную и политическую проблему. И способ решения предложил романтически обаятельный, но предельно непрактичный и неадекватный: «отменить» и торговцев, и деньги. « Для этого требуется только, чтобы производители вступили в непосредственное соприкосновение друг с другом, и в таком случае они получат возможность обмениваться своими продуктами к взаимной выгоде и к выгоде потребителей вообще».

В 1832 году в Лондоне была открыта первая «рабочая биржа», на которой предполагалось обменивать товары на основе «новых рабочих денег» - билетов с обозначением среднего количества труда, необходимого для производства данного продукта. Можно считать, что это была первая экспериментальная проверка трудовой теории Д. Рикардо, и теория этой проверки не выдержала: вскоре от «билетов», от попыток оценивать продукты по вложенному в них «общественно необходимому труду» пришлось отказаться. Возобладал обычный принцип ценообразования – в соответствии со спросом и предложением. И лондонская рабочая биржа, и множество других, возникших по ее образцу, просуществовали недолго.

Рассыпались и все первые кооперативы, поскольку были они, по точному замечанию видного знатока кооперации, «слишком тесно связаны с утопическим идеалом коммунистической общины, чтобы удачно справляться с практическими трудностями жизни».

Но сама идея Р. Оуэна – воспитывать в коммунистических кооперативных общинах совершенного, благородного человека, избавленного от пороков лени, алчности и эгоизма, - надолго пережила первых своих адептов и экспериментаторов. Ведь в кооперативе никто не может что-либо назвать «своим» – значит исчезает почва для эгоизма и своекорыстия, исчезает материальное неравенство, а вслед за ним - зависть и вражда, питаемые неравенством. Долгие десятилетия коммуна, артель оставалась любимым детищем кооперативного и социалистического движения, и, как часто бывает в жизни, именно судьба любимца оказалась самой неудачливой.

Именно в артели виделась подлинная трудовая ячейка будущего общества. Хроники хозяйственной и социальной истории 19 века пестрят упоминаниями о непрекращающихся попытках организовать коллективный труд и коммунистическое общежитие: десятки евангелических, баптистических и т.п. сельскохозяйственных коммун в Северной Америке, артельные эксперименты в странах Европы. Энгельс считал опыт религиозных коммун бесспорным доказательством жизненности коммунистической идеи.

В 1864 году К. Маркс писал: «Значение этих великих социальных опытов не может быть переоценено. Не на словах, а на деле рабочие доказали, что производство в крупных размерах и ведущееся в соответствии с требованиями современной науки осуществлено при отсутствии класса хозяев, пользующихся трудом класса наемных рабочих… что подобно рабскому и крепостному труду - лишь преходящая и низшая форма, которая должна уступить место ассоциированному труду».

В третьем томе «Капитала» Маркс писал: «…Кооперативные фабрики самих рабочих являются в пределах старой формы, первой брешью в этой форме… Но в пределах этих фабрик уничтожается противоположенность между капиталом и трудом… Капиталистические акционерные предприятия, как и кооперативные фабрики, следует рассматривать как переходные формы от капиталистического способа производства к ассоциированному, только в одних противоположенность устранена отрицательно, а в других – положительно».

Но в отличие от «мелкобуржуазной», кредитной и потребительской кооперации, социалистическая производственная кооперация успеха не имела.

Первые крупномасштабные попытки организовать производственные артели были сделаны во Франции неким Бюше, учеником Сен-Симона и Фурье. Он полагал, что рабочие должны разбиться на профессионально однородные ассоциации для совместного производства продуктов на продажу. Рабочие получали бы обычную заработную плату в течение года, а также остаток чистой прибыли после отделения пятой части ее в неделимый фонд. Этот «фонд взаимопомощи» представлял собой собственность ассоциации в целом, и его накопление должно было обеспечить устойчивость и расширение ассоциации.

Идеи Бюше с немалым размахом были воплощены в жизнь после революции 1848 года, когда революционное правительство ассигновало 3 миллиона франков на устройство ассоциаций. Ссуды распределял специальный комитет под председательством министра земледелия и торговли. Было подано более шестисот заявок. Один лишь проект ассоциации парижских портных должен был охватить более 30 тысяч человек. Была выдана шестьдесят одна ссуда.

Большая часть организовавшихся ассоциаций распалась в ближайшие годы. Дольше сохранились те, которые превратились в чисто капиталистические предприятия – использовали наемный труд и вели дело коммерчески грамотно. Другая вспышка артельного движения во Франции произошла в восьмидесятых годах 19 века, когда богач Рампаль завещал 1 миллион 400 тысяч франков на устройство ассоциаций. Из этого капитала до 1901 года было выдано 127 ссуд, «значительная часть которых пропала безвозвратно».

В начале 20 века «Фабианское общество» обследовало состояние производительных ассоциаций. Вот о чем поведал доклад супругов С. и Б.Вебб: «Во всех странах сохранилось не более сотен таких ассоциаций из тысяч, которые возникали; и большинство из этих ассоциаций все еще с трудом борется за свое существование, к тому же ассоциации… сохранились в тех отраслях промышленности, которые допускают производство в небольших размерах; и они не в одном случае не охватывают большого числа рабочих или значительного капитала… Шансы успеха такого общества тем больше, чем дальше оно от типа самоуправляющейся мастерской».

Веббы подчеркивали, что неудачи производительных кооперативов особенно поразительны на фоне мощной поддержки, которую они получали от всех слоев общества, в том числе от правительств, поддержки гораздо большей, чем та, что получали ассоциации потребителей.

В 1914 году в Англии существовала всего одна производственная артель, которая занималась выделкой бумаги. Ни в уровне заработной платы, ни в продолжительности рабочего дня кооператоры не имели никакого преимущества перед рабочими обычных капиталистических фабрик. Да и в техническом отношении это было очень отсталое предприятие. В германии также была только одна артель – башмачников, которая к моменту обследования «уже утратила свой чистый трудовой тип и не может считаться в строгом смысле производительной артелью».


Случайные файлы

Файл
118205.rtf
22189-1.rtf
175510.rtf
165991.rtf
73276.rtf




Чтобы не видеть здесь видео-рекламу достаточно стать зарегистрированным пользователем.
Чтобы не видеть никакую рекламу на сайте, нужно стать VIP-пользователем.
Это можно сделать совершенно бесплатно. Читайте подробности тут.