История участия Пакистана в Организации Исламская Конференция (97539)

Посмотреть архив целиком

Размещено на http://www.allbest.ru/














Реферат: История участие Пакистана в Организации Исламская Конференция

исламский конференция пакистан





Создание в 1969 г. Организации Исламская Конференция (ОИК), в которую входят практически все мусульманские страны, было результатом растущего стремления к единству в мусульманском мире. Уже появились отдельные региональные объединения (например, союз Пакистана, Ирана и Турции – «Региональное сотрудничество для развития»), росли и укреплялись многосторонние отношения между мусульманскими странами. Все это создавало базу для образования общемусульманской организации, главная задача которой в соответствии с ее Уставом – укрепление исламской солидарности и сотрудничества между входящими в нее государствами. В широком смысле слова создание этого постоянного форума для значительной части человечества было продиктовано стремлением мусульманской уммы найти и защитить свое место в будущем мировом океане политических пристрастий, взглядов, направлений, противостояния различных систем и созданных ими блоков. Более непосредственной причиной подобного шага были неудачная «шестидневная война» (третья арабо-израильская) и настойчивые и разнообразные попытки преодоления ее печальных последствий.

Пакистан вступил в ОИК в год ее образования и сделал немало для проведения встречи глав государств и правительств мусульманских стран в Рабате, где и было объявлено о рождении этой организации. Впоследствии Пакистан принимал активное участие в работе ОИК, во всех ее мероприятиях, в некоторые периоды времени, например, в 80-е – начале 90-х годов, т.е. когда в центре внимания стояла афганская проблема, Исламабад выходил на ведущие позиции в рамках ОИК.

Вхождение в эту организацию и деятельность в ее рядах были для Пакистана закономерным этапом его политики в отношении исламскогомира, результатом развития всесторонних связей со странами Западной и Юго-Восточной Азии. Тем не менее Пакистан вступил на этот путь не сразу, был период, когда его внимание привлекали другие государства, иные центры силы.

Возникший в 1947 г. независимый Пакистан сразу же оказался в крайне тяжелом экономическом положении. В его состав вошли самыеотсталые окраинные районы бывшей английской колонии в Индостане. Молодое государство практически не имело промышленных предприятий и было вынуждено основную часть промышленных товаров импортировать. В экономике страны преобладал аграрный сектор с полуфеодальными чертами. Урожайность продовольственных культур была очень низкой.

Помимо этих коренных вопросов развития нового государства возникли чрезвычайно острые проблемы, связанные с разделом Индии. Среди них – огромный ущерб, нанесенный в результате кровавых индусско-мусульманских погромов, наплыв миллионов беженцев-мусульман и вопросы их размещения и трудоустройства, создание собственной армии и другие.

В ходе раздела Британской Индии возникли жгучие пакистано-индийские разногласия. Вопрос о принадлежности крупнейшего княжества Кашмир не решен до сих пор, и он является главным и самым глубоким раздражителем между двумя соседними странами. Напряженными были и отношения Пакистана с другим соседом – Афганистаном, который протестовал против вхождения районов, населенных пуштунами, в пакистанское государство, и никогда не признавал разделившую в конце XIX века пуштунские племена на две примерно равные части «линию Дюранда» в качестве государственной афгано-пакистанской границы.

Правящая пакистанская элита, состоявшая из представителей земельной аристократии и крупной торговой буржуазии, переселившейся из других районов Индии, была слаба и экономически, и политически. Она неимела большого опыта «цивилизованной» борьбы с противниками, не знала практики компромиссов и политического маневра. Выход из постоянно возникающих кризисных ситуаций власти обычно искали на путях ужесточения своего курса, усиления репрессивных действий, привлечения к конфликтам армии и даже передавали ей бразды правления.

Эту внутреннюю политику правящий блок Пакистана сочетал с курсом на получение помощи и поддержки извне. Государство нуждалось в больших финансовых поступлениях, масштабной помощи по укреплению и расширению госаппарата, вооруженных сил, в поддержке на мировой арене, особенно в спорах с Индией и Афганистаном.

Поэтому сразу после образования Пакистана начался «поиск друзей», способных максимально удовлетворить внутренние и внешние потребности Пакистана. С самого начала в качестве таких «друзей» рассматривались мусульманские страны, а базой их взаимных действий – идеологическая близость. Созданный на религиозной основе Пакистан уже тогда понимал важность конфессионального фактора, и как бы ни развивались его связи с мусульманскими странами, какие бы взлеты или падения эти отношения ни претерпевали в будущем, пакистанские лидеры никогда не упускали из поля своего зрения исламский фактор, довольно часто подходили к международным проблемам с учетом именно этого фактора. Профессор американского университета Миннесоты, пакистанец по происхождению С.М.Бурке в одной из своих книг отмечал, что мусульманские государства – это «самая большая любовь Пакистана, верным которой он останется навсегда»1. Хотя надо прямо сказать, что эта «любовь» не была абсолютно бескорыстной. Так, создание пакистанской атомной бомбы считалось в мусульманском мире «общим делом», и называли ее «исламской бомбой» – защитой ислама от его врагов, прежде всего «израильских оккупантов». Пакистан получал большую финансовую помощь от богатых ближневосточных стран. Когда эта бомба была создана и прошли успешныеиспытания в мае 1998 г., вызвав большой восторг в различных частях мусульманского мира, Пакистан, опасаясь еще более суровых международных санкций и полной изоляции на мировой арене, заявил, что не может никому передать атомную бомбу или ракету-носитель2.

Вернемся к начальному периоду, когда Пакистан решил сделать исламский мир своим главным союзником. Были предприняты активные попытки создать союз мусульманских государств, в котором Пакистан как самая крупная из этих стран, должен был занять руководящее положение. Организация такого блока во главе с Пакистаном призвана была усилить внешнеполитическое положение последнего; во внутренней жизни успехи в сплочении исламских государств помимо материальных выгод были направлены на усиление чувства мусульманского единства пакистанцев и содействие стабилизации политической ситуации в стране. Для осуществления подобных планов пакистанские руководители совершили серию поездок по мусульманским странам; им удалось организовать несколько политических, экономических и религиозных форумов (практически все они проходили в Карачи). Однако усилия по созданию коалиций этих стран не увенчались успехом. Главной причиной этого явилось нежелание других мусульманских государств признать претензии правящей верхушки Пакистана на руководство в мусульманском мире. Да и в самом Пакистане понимали, что в тех условиях и при том уровне развития от этих стран не так уж много можно было получить в финансово-экономическом плане. Во внешнеполитическом аспекте никто не горел желанием ссориться с Индией.

В рассматриваемый период в политике Пакистана господствовали идеи панисламизма; его устремления были направлены вовне, на сплочение и укрепление мусульманского мира и в этой связи – на поднятие роли Пакистана. В дальнейшем в государственной политике этой страны возобладали идеи панисламизма, что означало стремление сначала укрепить свое государство как ведущий компонент исламского мира и таким путем сплотить и усилить весь мир ислама. Представляющий это направление в пакистанской научной литературе А. Хуссейн назвал панисламизм «формой национализма»3.

Тем временем «поиск друзей» продолжался. Все большее внимание Карачи привлекала богатая заокеанская держава, которая могла бы предоставить значительные средства на упрочение положения правящей элиты Пакистана. За союз с США выступала армейская верхушка, имевшая большое политическое влияние в стране. К началу 50-х годов власти Пакистана все больше связывали свои интересы с США. Как отмечал известный канадский специалист К.Коллард, «богатство и престиж США делали их желанным другом»4.

В свою очередь США после провала их планов в Китае стали отводить особое место в своей глобальной политике южноазиатскому субконтиненту. Значение Пакистана для США резко возросло после того, как Индия отказалась от американских планов создания военно-политических блоков и от участия в них, заняв позиции неприсоединения. Пакистан, учитывая его важное стратегическое положение на стыке трех регионов и непосредственную близость к границам СССР и Китая, представлял важное звено в блоковой политике, которую проводили тогда западные державы. Цитируемый выше К. Коллард, анализируя причины сближения США и Пакистана, коротко заключил: «Даллес хотел пактов. Пакистан хотел денег и оружия»5. Вашингтон также надеялся использовать Пакистан как средство давления на Индию, чтобы заставить ее отказаться от политики позитивного нейтралитета. Более того, западные державы рассчитывали с помощью этого крупнейшего мусульманского государства усилить свое влияние на другие страны ислама и даже оказать воздействие на мусульман Советского Союза и Китая6.

Результатом такого взаимного влечения стало формирование к середине 50-х годов пакистано-американского экономического и военно-политического союза, а также вступление Пакистана в блоки СЕАТО (1954 г.) и Багдадский пакт (1955 г.; с 1959 г. – СЕНТО). В этот период Пакистан был сторонником блоковой системы в международных отношениях и выступал против политики неприсоединения, называя ее «аморальной».

Однако реализация задуманных планов оказалась делом весьма непростым, поскольку каждый из участников союза добивался действий, соответствующих его интересам. США, другие западные страны прежде всего хотели придать блокам антикоммунистическую направленность, а также использовать их для противодействия антиколониалистской борьбе азиатских народов, среди которых было много мусульманских стран. Пакистан старался добиться от своих союзников ужесточения позиций в отношении Индии и вовсе не хотел ссориться со своими «братьями по вере». В сложных конфликтных ситуациях он стремился выступать вместе с другими азиатскими членами блоков (Иран, Ирак, Турция), держаться нейтрально, избегал откровенной поддержки западных стран по азиатским делам. Пакистан предпринял ряд мер, непопулярных в странах Ближнего и Среднего Востока, таких как поддержка доктрины Эйзенхауэра в 1957 г., одобрение действий западных держав против Ливана и Иордании и осуждение иракской революции в 1958 г., участие в военных маневрах СЕНТО и СЕАТО и др. В то же время в период Суэцкого кризиса в 1956 г. Пакистан осудил тройственную агрессию против Египта и потребовал от Англии и Франции прекращения военных действий. Вместе с другими азиатскими странами он выступал против колониальной политики Франции в Алжире, поддерживал Индонезию по проблеме Западного Ириана, занимал антиизраильскую позицию в конфликте на Ближнем Востоке.

В дальнейшем противоречия в стане союзников по проблемам мусульманских стран постоянно росли и в конечном итоге явились одной из причин отказа Пакистана от блоковой политики и вступления его в Движение неприсоединения.

В 60-е годы особенно широко развивались связи между Пакистаном, Ираном и Турцией. Ширилось экономическое сотрудничество трех стран. На международной арене они активно поддерживали друг друга. В июле 1964 г. эти страны создали организацию «Региональное сотрудничество для развития» (РСР; ныне, после подключения к ней государств Центральной Азии и Азербайджана, она носит название «Организация экономического сотрудничества – ОЭС). Это была одна из первых региональных коопераций государств. В том же году (сентябрь 1964 г.) по образу и подобию РСР была создана Индонезийско-пакистанская организация экономического и культурного сотрудничества (ИПОЭКС). Однако большой роли в развитии двусторонних связей между двумя странами этой организации не было суждено сыграть главным образом из-за событий 1965 г. в Индонезии.

Также активно развивались связи Пакистана с арабскими государствами. Этому в немалой степени содействовала твердая линия Пакистана на ликвидацию остатков колониальной системы, признание завоевавших независимость государств, поддержка их на международной арене. Пакистан признал временное правительство Алжирской Республики, республиканский режим в Северном Йемене, выступил против сохранения на тунисской территории французской военной базы. Через несколько дней после революции в Ливии в 1969 г. Пакистан признал новое республиканское правительство страны. В 1966 г. Пакистан снял свою кандидатуру в пользу Сирии во время выборов непостоянных членов Совета Безопасности. Пакистан неоднократно выступал в миротворческой роли, содействовал нормализации отношений между мусульманскими странами (так, в 1968 г. он выступил в роли посредника между Ираном и ОАР).

Начальный период пребывания Пакистана в ОИК совпал с резкой активизацией его деятельности на Ближнем и Среднем Востоке. В 1971 г. в Восточном Пакистане в результате победы национального движения местного населения – бенгальцев – при поддержке Индии возникло независимое государство Народная Республика Бангладеш. Пакистан потерял больше половины своего населения. Оказались разорванными все торгово-экономические связи между двумя частямибывшего единого государства, потеряны источники сырья и рынки сбыта. В кратчайшие сроки под руководством энергичного руководителя З.А.Бхутто внешнеэкономические связи Пакистана были переориентированы на мусульманские страны Западной Азии. Между ними вскоре развились широкие финансово-торговые отношения, культурные и военные связи. В этом регионе Пакистан нашел новые рынки сбыта для своих традиционных и промышленных товаров, источники получения финансовых средств от неожиданно разбогатевших стран, которые только в 1971–1972 гг. предоставили Пакистану займов на сумму в 1196 млн. долл. (четверть всех средств по иностранным займам). Ежегодно из Пакистана выезжали на заработки в ближневосточный регион десятки тысяч человек, результатом чего было резкое увеличение валютных переводов в страну. В этом же направлении, помимо военно-политического эффекта, действовала и посылка в некоторые арабские страны военных советников и целых военных подразделений.

Одновременно Пакистан активно действовал в рамках ОИК. Особенно значительной в этом плане была подготовка и проведение в Лахоре в 1974 г. второй встречи глав государств и правительств исламских стран. Пакистан выступил с рядом инициатив, которые были одобрены участниками встречи. По его предложению был создан Исламский банк развития. Представитель Пакистана стал одним из его директоров, а также членом руководства Исламского фонда солидарности, созданного по решению Лахорской конференции, для финансирования пропаганды исламской идеологии. Пакистан участвовал вработе важных межгосударственных органов мусульманских стран, прежде всего в ежегодно проводившихся конференциях министров иностранных дел. Первое заседание созданной в 1976 г. Исламской конференции по экономическим, социальным и культурным вопросам было проведено в Карачи в январе 1977 г. З.А.Бхутто выступил с предложением о заключении мусульманскими государствами договора об обороне7.

Но своей высшей точки деятельность Пакистана в ОИК достигла во время известных событий в Афганистане. Пакистан в этот период представлял собой «прифронтовое государство», основной плацдарм для ведения подрывных действий против ДРА. В начале января 1980 г. пакистанское правительство потребовало срочного созыва Совета Безопасности для обсуждения «афганского вопроса». По инициативе Пакистана и Саудовской Аравии в январе 1980 г. была созвана чрезвычайная сессия Генеральной Ассамблеи ООН для обсуждения «положения в Афганистане»; принятая на сессии резолюция была подготовлена Пакистаном.

Исламабад максимально использовал афганские события и свою роль в мире для укрепления собственных позиций в мусульманском мире как в рамках ОИК, так и вне их. Вместе с Саудовской Аравией Пакистан был главным инициатором созыва чрезвычайной конференции министров иностранных дел стран-членов ОИК, которая состоялась в Исламабаде в январе 1980 г. В принятой конференцией резолюциисодержался призыв к членам ОИК прекратить все виды отношений с ДРА; членство Афганистана в этой организации было приостановлено. В мае того же года в Исламабаде состоялась очередная XI конференция министров иностранных дел стран-членов ОИК. На ней был создан комитет ОИК для «решения афганского кризиса». Ведущую роль в комитете играл глава внешнеполитического ведомства Пакистана. На III конференции глав государств и правительств мусульманских стран в Эт-Таифе (Саудовская Аравия) в январе 1981 г.пакистанский руководитель генерал М.Зия-уль-Хак всячески стремился активизировать «афганский вопрос», призывал к «постоянному вниманию» к нему исламских государств8. В Пакистане располагался офис спецпредставителя генерального секретаря ОИК по Афганистану. В 1984–88 гг. генеральным секретарем ОИК был пакистанский министр иностранных дел С.Пирзада. Пакистанские лидеры постоянно подчеркивали, что решение афганского вопроса – это «восстановление исламского характера Афганистана». Такая постановка вопроса содействовала повышению роли и престижа Пакистана в мусульманском мире.

Афганская ситуация позволила Пакистану расширить сферу своего влияния в ОИК, активизировать свою деятельность и на других направлениях. На XXXV сессии генеральной Ассамблеи ООН в сентябре 1980 г. Зия-уль-Хак выступил в качестве представителя всех мусульманских стран – членов ОИК. Президент Пакистана был включен в посредническую миссию ОИК для урегулирования ирано-иракского конфликта. Пакистан вошел в состав комитета, созданного в 1981 г. для наблюдения за осуществлением принимаемых ОИК решений. Пакистанский представитель возглавил комиссию ОИК по научному и техническому сотрудничеству. Используя обстановку в Афганистане, пакистанские руководители настойчиво выступали за создание «коллективной безопасности исламского сообщества», надеясь таким образом еще больше поднять свою значимость. Эта идея была выдвинута генералом Зия-уль-Хаком в январе 1980 г. на чрезвычайной сессии ОИК и затем регулярно повторялась на различных международных форумах представителей мусульманских стран. Пакистан выступал также за создание «единого исламского рынка».

В подобных условиях Пакистан успешно развивал экономические, торговые, военные и другие двусторонние связи с богатыми ближневосточными странами. Увеличились финансовые поступления из Саудовской Аравии, ОАЭ, Кувейта, Исламского банка развития, фондаОПЕК. С начала 80-х годов на первое место в торговом обороте Пакистана вышла Саудовская Аравия, Кувейт занял четвертое, а ОАЭ – пятое место9. Умножились переводы иностранной валюты от работающих в странах Ближнего Востока пакистанцев, число которых в середине 1983 г. достигло 2 млн. человек, а поступления составили 2,5 млрд. долл.10

Ближневосточные страны предоставляли Пакистану значительные средства и на военные нужды. Понимая временный характер этих благодеяний, Пакистан стремился к осуществлению совместных проектов в области энергетики, разведки и эксплуатации нефтяных месторождений, промышленного производства. Пакистанские руководители настойчиво призывали к созданию совместно с государствами Персидского залива предприятий по производству оружия.

Ослабление остроты афганской проблемы означало и понижение роли Пакистана в ОИК. Он по своей значимости вернулся на прежнее место обычного члена этой организации, правда, активно выступающего по проблемам, затрагивающим мусульманский мир. В сентябре 1994 г. в Исламабаде проходила чрезвычайная сессия ОИК, на которой основное внимание было уделено ситуации в Боснии и Герцеговине. В марте 1997 г. состоялась внеочередная сессия ОИК в Исламабаде под девизом «Подготовка исламских государств к вступлению в XXI век».

Энергично выступая по проблемам, касающимся исламского мира, Пакистан действовал очень осторожно и взвешенно, когда события выходили за рамки этого мира. Далее во время антииракской кампании в 1991 г., когда немало мусульманских стран поддерживало борьбу с агрессией против Кувейта, Пакистан держался весьма отстраненно. Выступая публично против агрессивных действий вообще, он воздержался от какого-либо участия в подобных акциях. Единственно, что он сделал, это была посылка воинского подразделения, но не в зону боевых действий, а в Саудовскую Аравию для «защиты святых мест», которым никто не угрожал. Это была демонстрацияподдержки Пакистаномобщеисламских ценностей, независимо от конкретной ситуации. Во время антитеррористической кампании в Афганистане Пакистан поддержал коалицию во главе с США. Но, во-первых, сделал он это не сразу, постепенно, довольно осторожно, во-вторых, Пакистану пришлось выступать не против мусульман всей страны, а только их части, и поддерживать другую часть «единоверцев». В-третьих, ему благоприятствовала довольно вялая реакция мусульманских государств на эти события. Действия США в Ираке вызвали в Пакистане реакцию, характерную для многих стран: осуждение действий государств вне рамок ООН, без ее одобрения. Несмотря на давление США, Пакистан не послал свои войска в Ирак. Хотя полностью исключить этого шага в будущем нельзя – он может быть сделан в условиях значительного расширения круга иностранных участников и желания закрепить свои позиции в этой богатой стране, а также в ожидании больших финансовых вливаний со стороны США, особенно при принятии ООН решений, в какой-то степени оправдывающих подобный шаг.

И еще одно, что хотелось бы подчеркнуть. Для Пакистана ОИК является тем практически единственным международным форумом, где можно «отвести душу» для нападок на Индию, что непозволительно делать в других международных организациях. В ОИК такие заявления не только выслушиваются, но и получают одобрение. В периоды обострения пакистано-индийских отношений, во время конфликтов между ними (как, например, было в 1971 г.) ОИК стояла на стороне Пакистана, официально заявляла о его поддержке. Эта организация одобряет требования Пакистана о проведении референдума в Кашмире, об интернационализации этой проблемы, против чего резко выступает Индия. ОИК считает необходимым назначение представителя Генерального секретаря ООН по Кашмиру, а также создание специальной миссии по мониторингу ситуации в конфликтном регионе. На упомянутой выше сессии ОИК «Подготовка исламских государств к вступлению в XXI век» была принята Декларация поКашмиру, в которой зафиксирована поддержка усилий правительства Пакистана по урегулированию кашмирской проблемы. На саммите ОИК в 2002 г. обсуждался вопрос о нарушении прав человека в Кашмире. Было подтверждено право кашмирского народа на самоопределение и принято обращение ко всем странам-членам Организации оказать в этом плане давление на правительство Индии. В связи с резким обострением с конца 2001 г. пакистано-индийских отношений и взрывоопасной ситуацией на «линии контроля», разделяющей «индийскую» и «пакистанскую» части Кашмира, конференция ОИК приветствовала сдержанность, проявленную Исламабадом перед лицом «индийских провокаций» и призвала Нью-Дели и Исламабад предпринять шаги для скорейшего отвода войск от линии их соприкосновения. Однако вся поддержка Пакистана со стороны ОИК в его споре с Индией носила исключительно моральный или морально-политический характер. Никаких практических действий не предпринималось. Никто не хотел столкновений с великой Индией, руководителем Движения неприсоединения, которое, кстати, входит в ОИК на правах наблюдателя.

5 августа 2003 г. в Куала-Лумпуре на встрече с вице-премьером Малайзии А.Бадави президент России В.Путин заявил о желании России – страны с большим мусульманским населением вступить в Организацию Исламская Конференция и выразил надежду на то, что Малайзия после того, как займет пост председателя в ОИК, поддержит Россию в этом стремлении. По его словам, «Россия должна быть представлена в Организации Исламская Конференция, на первом этапе – хотя бы на уровне наблюдателя»11.

Напомним, что в соответствии с Уставом ОИК для принятия решения о вступлении или получении статуса наблюдателя любой мусульманской стране необходима поддержка двух третей государств-членов Организации. В связи с этим следует представить себе позиции по этому вопросу основных участников ОИК, среди которых, несомненно, находитсяПакистан, крупная мусульманская страна, авторитетный член Организации12.

Спустя чуть больше недели после заявления В.Путина в Куала-Лумпуре официальный представитель министерства иностранных дел Пакистана заявил, что Исламабад будет открыто выступать против предоставления членства в ОИК какому-либо немусульманскому государству, в том числе и России13.

По мнению официальных властей, предоставление России членства в ОИК создаст опасный прецедент. Заявление руководства России о том, что в стране проживает более 20 миллионов мусульман и ислам является одной из государственных религий, не может служить поводом для вступления в ОИК. По словам представителя МИД Пакистана, практически в каждой стране есть определенный процент мусульман, и если Организация станет на основании этого условия принимать новых членов, завтра многие государства с мусульманским меньшинством заявят о намерении вступить в ОИК14.

Главное беспокойство Пакистана в связи с желанием России вступить в Организацию Исламская Конференция или даже получить статус наблюдателя связано, конечно, с тем, что это откроет туда путь для Индии, чего Исламабад никогда не допустит.

В индийских политических кругах отмечают, что с момента основания ОИК Пакистан активно противодействует участию Индии в этой организации. По словам бывшего индийского посла в Марокко Гурбаччана Сингха, еще в 1969 г. на конференции в Рабате Индии – третьей в мире по численности мусульманского населения – было отказано в праве вступить в ОИК в связи с тем, что она не отвечает необходимым критериям и прежде всего требованию, что в стране должно быть мусульманское большинство15.

За последние два года Индия несколько раз пыталась войти в ОИК либо на правах полноправного члена, либо в качестве наблюдателя. Однакоключевые страны-члены ОИК, в том числе Пакистан, накладывали свое вето на решение по этому вопросу. После очередной индийской попытки в июне 2002 г. в ходе встречи министров иностранных дел государств-членов ОИК в Хартуме президент Пакистана генерал Первез Мушарраф пригрозил, что выведет Пакистан из состава ОИК, если Индия получит право на вступление в нее16.

Таким образом, позиция Пакистана по поводу приема России в ОИК представляется жесткой и непреодолимой. Но это только с первого взгляда, с точки зрения приведенных официальных заявлений, носящих непреклонно-идеологический характер. Здесь, как и по другим глобальным вопросам, подход Пакистана определяется, как уже указывалось, его конфронтацией с Индией. Вступление России в ОИК не так уж сильно волнует Исламабад, но для него будет трагедией, если по единожды проложенной дороге устремится и Индия. Поэтому если какими-либо средствами добиться исключительности факта приема России в мусульманское содружество (сделав, например, упор на евразийство России; на активную деятельность ее мусульман и в Азии, и в Европе; на значимость той роли, которую в течение длительного времени мусульмане играют в экономической, политической, культурной и духовной сферах российского общества и др.), то с учетом этих усилий можно добиться эксклюзивности вступления России в ОИК, и негативная ныне позиция Пакистана по этому вопросу может значительно изменится.

Пакистан крайне заинтересован в развитии многостороннего сотрудничества с нашей страной, в ее поддержке на мировой арене. Главное здесь для Исламабада – некоторое уменьшение крена России в сторону Индии. Конечно, для России это будет очень непростое решение и действие. Но в нынешних международных условиях оно представляется возможным. И пример Китая, а теперь и США, которые поддерживают хорошие отношения с обеими конфликтующими странами, подтверждает такое предположение.

Таким образом, ныне неприступная пакистанская позиция – защита ОИК от вступления в нее России – может в результате определенных усилий смягчиться и допустить исключение из общего правила. Однако надо иметь в виду, что Пакистан – хотя и важный, но далеко не единственный защитник нынешней «чистоты» ОИК. И в каждом отдельном случае с учетом особенностей отношений между Россией и другими мусульманскими странами придется проводить буквально титаническую работу для достижения поставленной цели. Конечно, вступление в ОИК будет огромным достижением нашей страны. Даст ей новые возможности для воздействия на ход мировых событий. Но при этом возникает вопрос, на который надо ответить прежде всего: будут ли соответствовать результаты достигнутой цели той гигантской работе, которую придется провести, включая шаги к сложнейшим компромиссам, уступкам, неизбежным потерям и т.д. Другими словами, в самом широком смысле понимания проблемы возникает весьма банальный вопрос: стоит ли игра свеч?



Список источников и литературы


  1. Москаленко В.Н. Внешняя политика Пакистана (формирование и основные этапы эволюции). – М., 1984, с. 210–220.

  2. Pakistan Economic Survey 1982–83. Statistical Annexure. Islamabad, 1983, с. 168–169, 173, 195.

  3. www.ln.mid.ru/va_sob.n…/f73d430a9d535ce643256d7a004d8e4a?OpenDocumen

  4. www.oic-oci.org/english/main/main-documents.htm

  5. www.dawn.com/2003/08/18/top4.htm

  6. www.thehindu.com/2002/11/17/stories/2002111703830800.htm

  7. www.hinduonnet.com/thehindu/thscrip/print.pl?file=2…/&prd=th

Размещено на Allbest.ru


Случайные файлы

Файл
25430.rtf
47130.rtf
19121.rtf
157129.rtf
doclad.doc