Проблема ирано-российских отношений в первой половине ХХ века (97509)

Посмотреть архив целиком

Размещено на http://www.allbest.ru/












Реферат


на тему: Проблема ирано-российских отношений в первой половине ХХ века


Проблема ирано-российских отношений в первой половине ХХ в. традиционно связана с таким важным моментом, как соперничество России и Великобритании в Центральной Азии. Это соперничество на протяжении всей своей истории (с начала XIX века) сопровождалось постоянным, зачастую вооруженным вмешательством во внутренние дела Ирана (Персии до 1935). Основу этого противостояния составляло столкновение экономических, политических, военных и других интересов двух мощных колониальных империй Великобритании и России.

К началу ХХ века территория Ирана представляла собой зоны влияния России (северная часть) и Великобритании (южная часть). Такое разделение Ирана обусловливалось тем, что Российская империя (а затем и СССР) активно действовала с Кавказа и Средней Азии, а Великобритания – из Индии и из района Персидского залива.

Различия между политическим и экономическим влиянием России на севере и британским на юге увеличили существовавший и ранее разрыв между этими регионами. Политические и экономические связи с Россией определили относительно высокий социальный и культурный динамизм Севера. В северных провинциях – Азербайджане и Гиляне – существовали хорошие условия для торговли. В начале ХХ века в стране действовала 61 фабрика. Все они, за исключением одной, были расположены в северных провинциях, то есть в русской сфере влияния. Кроме того, русские строили железные дороги, шоссе, а также модернизировали порт Энзели1.

Заметную роль в развитии экономического сотрудничества Северного Ирана и российского Кавказа играла трудовая миграция. В частности, русские рабочие строили дороги в Иране. Значительная часть иранцев трудилась в Закавказье2. В первом десятилетии ХХ века 50 % нефтяников в Баку были выходцами из Северного Ирана, большей частью этническими азербайджанцами, которых объединял с местным населением общий язык. Многие из числа рабочих на постоянной основе оседали на юге Российской империи (как в Закавказье, так и в Средней Азии).

В южном Иране британская торговая гегемония также вела к развитию культурных контактов. Однако культурное влияние Англии было ограничено элитарным кругом купцов и вождей племен, с которыми англичане поддерживали экономические и политические отношения3.

Фактически в начале ХХ века территория Ирана продолжала оставаться ареной борьбы великих держав. При этом речь шла не столько о территориальных захватах, сколько о навязывании своего влияния стране, богатой сырьевыми ресурсами, в частности нефтью, и расположенной в одной из самых чувствительных геостратегических точек на земном шаре.

В результате этого иранские политики были вынуждены проводить политику установления политического равновесия. Эта политика подразумевала, что в случае уменьшения значения одной из великих держав другая держава увеличивает свое влияние в регионе. Наряду с такой политикой руководство Ирана всячески пыталось привлечь «третью силу» в лице еще одной великой державы, чтобы нейтрализовать уже существовавшее политическое влияние. Ярким примером этого стало сближение Ирана и Германии в годы мировых войн.

Важным моментом воздействия на внешнюю политику Ирана в начале ХХ века, время Каджарского правления, явилось стремление к личному обогащению династии, для чего были использованы займы у России и Великобритании. Именно эти займы превратили Иран в должника, который был вынужден предоставить концессии великим державам, при этом значительно урезав собственные доходы, так как в концессии были отданы даже таможенные сборы4.

Если в XIX веке отношения Великобритании и России по персидской проблеме были фактически не урегулированы, то уже в начале ХХ века в связи с завершением раздела мира колониальными державами, а также с усилившимися российско-английскими противоречиями в этом регионе возникла необходимость официального раздела Персии. Инициатором этого выступила Великобритания. Суть английского предложения 1903 года заключалась в том, что Российской империи гарантировалось «определенное преобладание на Севере», а также беспрепятственная торговля на Юге. Великобритания оставляла за собой Юго-Восточный Иран, а также всю экономическую деятельность на Каспийском побережье. Кроме того, все то, что предоставлялось России, было связано с ее уступками в других регионах мира, в частности Афганистане и Китае5.

В 1907 году Российская империя, ослабленная поражением в Русско-японской войне и первой русской революцией согласилась подписать договор о разделе сфер влияния в регионе. По договору от 31 августа 1907 года Персия была разделена на три зоны: Северную, Юго-восточную и Центральную. Северная часть – зона влияния России, Юго-восточная – Великобритании, а Центральная – нейтральная.

Признавался «специальный интерес» каждой стороны в поддержании мира и порядка в провинциях Персии, смежных с их подконтрольными территориями. Каждая сторона обязывалась не искать концессий в «чужой» зоне и препятствовать получению их партнерам. В нейтральной зоне каждая сторона была вправе добиваться концессий, но при этом не мешать другой стороне. Договор касался и таможен Персии, а также регулировал деятельность банков6. Этот договор отвечал прежде всего интересам Великобритании, которая фактически реализовала предложение 1903 года.

В первое десятилетие ХХ века как Россия, так и Великобритания активно вмешиваются не только в экономическую жизнь Ирана, которая фактически ими контролировалась, но и в политическую жизнь государства, возводя на престол своих ставленников. Одним из примеров является государственный переворот 1908 года, когда казачья бригада, сформированная в 1879 году с российской помощью и находящаяся под командованием полковника Ляхова, подвергла здание, в котором заседал парламент, артиллерийскому обстрелу и тем самым решила вопрос о переходе власти к Мухаммеду Али-шаху. Его режим просуществовал меньше года. Уже в 1909 году Али-шах был свергнут и укрылся в Одессе7.

В годы Первой мировой войны Иран формально не был вовлечен в войну, начавшуюся 1 августа 1914 года. Первого ноября 1914 года иранское правительство официально объявило о нейтралитете Ирана8. Однако на протяжении всех четырех лет войны территория Ирана являлась важным плацдармом для военных операций как стран Тройственного союза, так и стран Антанты. Непосредственно боевые действия в этом регионе начались в конце октября 1914 года, когда турецкие корабли без объявления войны обстреляли российские города на побережье Черного моря. В ответ на это нападение Россия объявила войну Османской империи, а 5 и 6 ноября за ней последовали Великобритания и Франция9.

В ноябре 1914 года турецкие войска, угрожая русскому Закавказью, вторглись в иранский Азербайджан и заняли его западные районы. Уже 14 ноября турецкая армия заняла Тебриз. Действия турецкой армии вынудили российское руководство принять решение о контрнаступлении русских войск в иранском Азербайджане. В конце 1915 года был освобожден Тебриз. Одновременно с русскими войсками из района Персидского залива продвигались английские войска10. Таким образом, была проведена совместная акция России и Великобритании по оккупации Ирана с целью недопущения усиления на Среднем Востоке Тройственного блока. Германское командование отводило этому региону значительное внимание. В этой связи с 1915 года в Иране и Афганистане активизировалась немецкая резидентура, которая вела пропагандистскую работу, направленную на разжигание антирусских и антианглийских настроений. Фактически Германия выступала третьей силой, «защитницей и спасительницей» мусульманства от Великобритании и России11. Такая позиция Германии устраивала иранское руководство во главе с Мостоуфи. Его правительство пошло на подписание секретного договора с Германией, который предусматривал вступление Ирана в войну на стороне Германии в обмен на материальную и политическую помощь. В ответ на это Великобритания и Россия оказали военное и политическое давление на иранское правительство, что вызвало его падение. В итоге устанавливается режим, более лояльный к воле России и Великобритании12. В 1915 году был заключен новый договор между двумя державами, который подтверждал договор 1907 года и, кроме того, производил раздел между Россией и Великобританией и нейтральной территории13. К 1917 году Иран был полностью оккупирован.

После Февральской революции в России правительство А.Керенского приказало весной 1917 г. русским войскам покинуть Иран, хотя и не аннулировало договоры 1907 и 1915 годов. Эти войска, уже в основном настроенные пробольшевистски, прекратили выполнять функции оккупационных сил, но трудности, связанные с транспортировкой и снабжением, замедляли их вывод14.

В октябре 1917 года пришедшие в России к власти большевики приняли «Декрет о мире», в котором говорилось об отмене всех неравноправных договоров15. В духе этого декрета принято обращение 5 декабря 1917 года «Ко всем трудящимся мусульманам России и Востока». В нем провозглашалось, что «Договор о разделе Персии порван и уничтожен. Как только прекратятся боевые действия, войска будут выведены из Персии и персы обеспечат себе право свободно определять свою собственную судьбу…»16.

Изменениями в России и ее отказом от своих позиций на Среднем Востоке не мог не воспользоваться ее традиционный конкурент в этом регионе – Великобритания. Вывод русских войск из Ирана продолжался до 23 марта 1918 года, и их позиции тут же занимали английские войска17. 9 августа 1919 года Великобритания попыталась узаконить свою политическую гегемонию в Иране путем подписания договора с правительством Восуго. Договор 1919 года никогда не был ратифицирован иранским Меджлисом, однако ряд его условий был реализован. Иран фактически превратился в протекторат Великобритании. Британские советники встали де-факто во главе армии и финансов Персии18. 28 августа 1919 года Г. В. Чичерин (Народный Комиссар по иностранным делам) заявил о непризнании Советской Россией «англо-персидского соглашения, которое приведет персов к рабству»19.

В Советской России в начале 1920 года шла активная дискуссия по теме «Мировая революция и Восток». В советском руководстве преобладали две точки зрения: первая принадлежала В. И. Ленину, выступавшему за военное воздействие на Восток; вторую точку зрения высказывал Л.Д.Троцкий, считавший, что советская экспансия на Востоке может быть не менее опасной, чем война на Западе (хотя первоначально, в августе 1919 года, он высказывался о необходимости похода в Афганистан и Индию)20. Сама постановка вопроса о фактическом возвращении в регион традиционно российского влияния свидетельствовала о нежелании руководства Советской России окончательно терять этот регион. Кроме того, эта проблема возникла еще и потому, что мировая революция на Западе явно задерживалась (это показали события конца 1919 и начала 1920 гг. в Германии), и, по мнению большевиков, «реальной» оказывалась возможность мировой революции в странах Востока: «Вряд ли без восточного зарева воспламенится весь мир»21. Их ожидания, возможно, были связаны также и с тем фактом, что как в царской, так и в Советской России существовало множество иранских революционных групп. Многие иранские эмигранты на Кавказе испытали явное влияние русской революционной среды. Так, в частности, партия «Эдалат» (Адалат), позднее Коммунистическая партия Ирана (КПИ) была образована на бакинских нефтепромыслах22.

Первым актом советского вооруженного проникновения в Северный Иран стала Энзелийская операция Волжско-Каспийской флотилии под командованием Ф.Ф.Раскольникова23, целью которой было, во-первых, возвращение флота, угнанного в Иран силами отступавших войск А.И.Деникина, а во-вторых, вытеснение британских войск из Северного Ирана. В ночь на 18 мая 1920 года эта операция была успешно осуществлена24.

В конце мая советское руководство приступило к фактической интервенции в Северный Иран. Однако эта интервенция первоначально тщательно скрывалась. Вся помощь национально-освободительному движению в Северном Иране осуществлялась под флагом Азербайджанской республики25. Несмотря на это, именно войска Советской России стали ядром, вокруг которого собирались новые части. Тем самым создавалась Персидская Красная армия (далее – ПКА).

Уже 4 июня войска ПКА заняли город Решт, ставший административным центром нового государственного образования – Гилянской республики26. Кучек-хан – фактический руководитель республики положил в ее основу отнюдь не коммунистические принципы, чем вызвал недовольство как российских, так и иранских коммунистов. В его правительстве не было ни одного коммуниста, кроме того, он провозгласил неприкосновенность частной собственности.

В рамках Гилянской республики установилось фактическое двоевластие, которое закончилось 31 июля 1920 года переходом Кучек-хана в открытое вооруженное противостояние коммунистам27, тем самым революционное движение в Гиляне лишилось национального характера. С этого момента ПКА становится, по сути, оккупационной. В ходе дальнейшего существования руководство республики предприняло два похода на Тегеран. Оба похода были неудачными вследствие своей слабой подготовленности и авантюрности планов, что еще более ослабило Гилянскую республику28. Кроме того, подписание советско-иранского договора 26 февраля 1921 года окончательно лишило поддержки Гилянской республики со стороны Советской России. Сама Гилянскую республику просуществовала до октября 1921 года.

Гилянская революция по своей сути явилась советской вооруженной интервенцией в Северный Иран. Фактически национально-освободительное движение иранского народа против колониального режима англичан стало прикрытием этой акции Советского государства. Российское руководство, осознав невозможность «экспорта революции» в страны Востока, в том числе и в Персию, было вынуждено пересмотреть свою внешнюю политику в регионе.

В ходе консультаций с правительством Ирана 26 февраля 1921 года был подписан договор между РСФСР и Ираном. Этот договор был не только первым договором советской России со страной Востока, но и первым равноправным договором для Ирана. Фактически данный договор был примером политического альтруизма во внешней политике, характерного для правительства большевиков. Суть договора сводилась к следующему:

– провозглашался отказ от неравноправных договоров;

– все концессии и имущество Российской империи в Иране передавались Ирану (около 600 млн. руб. золотом)29;

– долги царскому правительству аннулировались;

– провозглашалась свобода мореплавания в Каспийском море;

– заключалась новая концессия о рыбных промыслах на южном побережье Каспия30.

Особого внимания заслуживают ст. 4 и ст. 6 этого договора. Если ст. 4 гласит о недопущении образования или пребывания на своей территории организаций или групп, имеющих своей целью борьбу против России или Ирана, то ст. 6 предусматривает вооруженное вмешательство в Персию в случае опасности для Советской России и ее союзников31. Именно ст. 6 в последствии послужила основанием для вхождения советских войск в Иран в августе 1941 года.

В 1920-е и в начале 1930-х гг. советско-иранские отношения можно охарактеризовать как добрососедские. Особенно ярко это проявилось в экономическом сотрудничестве обеих стран.

Советский Союз оказал значительную помощь Ирану в промышленном строительстве. При помощи СССР в Иране были построены несколько элеваторов, в том числе самый крупный тегеранский элеватор, мельничный комбинат в Тегеране, несколько рисоочистительных заводов и ряд других предприятий. В 1924 г. в Иране были созданы Русско-персидский коммерческий банк («Русперс»), Русско-персидское торговое общество («Рупето»), Русско-персидское хлопковое товарищество («Персхлопок»), Русско-персидское импортно-экспортное общество («Шарк»)32. Советский Союз по-прежнему наряду с Великобританией оставался значимым экономическим партнером Ирана.

Начиная с 1934 года новым явлением в отношении Ирана, с одной стороны, и СССР и Великобритании, с другой, стало похолодание в отношениях как экономических, так и политических. Этот процесс был связан прежде всего с резко усилившимися германо-иранскими связями. Фактически частично повторилась ситуация 1915 года, когда Германия выступила третьей силой в Иране. Вновь, как и в годы Первой мировой войны, Иран открыто пошел на сближение с Германией. Уже к 1939 году Германия обгоняет Советский Союз как главного торгового партнера Ирана. Кроме того, в самом Иране активно проводится антисоветская пропаганда. В частности, закрываются совместные общества, а их иранские члены репрессируются, запрещается русский язык33.

Естественно, что подобные действия тогдашнего иранского правителя Реза-шаха вызывали негодование советского руководства, однако шахское правительство их фактически игнорировало. Кроме того, в 1938 г. Реза-шах отказался подписать новый торговый договор с СССР, в то же время за несколько лет до этого Великобритании была предоставлена очень выгодная нефтяная концессия34. Такой шаг правительства Реза-шаха никак не соответствовал политике равновесия и вызывал неудовольствие одной великой державы, тем самым провоцируя ее на интервенцию.

Гитлеровская Германия представляла себе Иран как возможный плацдарм для действий на Среднем Востоке против СССР и Великобритании. Этот регион имел важное стратегическое значение, так как, во-первых, открывал путь в Южную Азию, в Индию в частности, во-вторых, граничил с СССР, в-третьих, располагал крупными месторождениями нефти. Естественно, что для привлечения Ирана на свою сторону Германия использовала все средства, уверяя правительство Ирана в своем бескорыстии, в желании помочь в восстановлении древнего величия страны, в освобождении Ирана от английской «кабалы»35. С конца 1930-х гг. начинается активное проникновение немецких специалистов в Иран, к августу 1941 года их насчитывалось, по разным данным, от 4 до 5 тыс. человек36. Зачастую специалисты являлись профессиональными разведчиками. Так, в частности, в 1940 г. в Тебриз был послан новый консул Леверкюн, перед которым стояла задача выявить удобные места для развертывания германских экспедиционных войск37. 23 мая 1941 г. Гитлером была учреждена директива № 30 «Средний Восток», в которой фюрер возложил на пропагандистский аппарат важную задачу по активизации в странах Ближнего и Среднего Востока, в частности в Иране, интенсивной пропаганды под лозунгом: «Победа держав «оси» несет странам Среднего Востока освобождение от английского ига»38. Кроме того, ведется активная пропаганда идеи о том, что иранцы являются ветвью арийской расы, а государства «оси» – примером, достойным подражания39.

Нападение фашистской Германии на СССР существенным образом изменило расстановку сил на международной арене. Оно стимулировало процесс формирования антигитлеровской коалиции, а также вынудило некоторые страны в изменившихся обстоятельствах обозначить свой нейтральный статус. В частности, правительство Ирана уже 26 июня 1941 г. подтвердило провозглашенную еще 4 сентября 1939 г. с началом Второй мировой войны приверженность нейтралитету40. В этот же день советское правительство сообщило шаху Ирана, что в его распоряжении имеются сведения о готовящемся немцами государственном перевороте в Иране. Летом 1941 г. советскими и английскими дипломатами проводились активные консультации по иранской проблеме. Общей целью являлось, без сомнения, стремление предотвратить проникновение Германии в Иран. В этой связи 19 июля и 16 августа правительства СССР и Великобритании предприняли дипломатические демарши в качестве средства давления на Иран с целью «высылки из Ирана немцев»41.

Нараставшее дипломатическое давление сопровождалось наращиванием советского военного присутствия на границах с Ираном как в Закавказье, так и в Средней Азии. В частности, в Закавказье к концу июля 1941 г. были развернуты 44-я, 45-я, 46-я и 47-я армии, а 23 августа был сформирован Закавказский фронт под командованием генерал-лейтенанта Д.Т.Козлова42. В Средней Азии была сформирована 53-я Отдельная армия под командованием генерал-майора С.Г.Трофименко43. Таким образом, уже с июля 1941 г. СССР готовился к возможному военному конфликту с Ираном. Великобритания также предпринимала шаги в этом направлении.

Иранское руководство осознавало опасность интервенции и стремилось ее избежать. Для этого были предприняты следующие шаги: во-первых, оно уверяло СССР и Великобританию в том, что немецкие специалисты, находящиеся в Иране, не представляют опасности для этих стран; во-вторых, указывало на то, что высылка этих специалистов нарушит иранский суверенитет и осложнит отношения с Германией; в-третьих, шахское правительство в середине августа 1941 г. выслало из страны небольшую группу немецких специалистов. В то же время Реза-шах инициировал ряд мероприятий, направленных на усиление обороноспособности страны44.

25 августа 1941 г. послы СССР и Великобритании в Иране вручили премьер-министру Али-Мансуру новые ноты своих правительств, в которых говорилось о вводе войск этих стран на территорию Ирана. Если советская сторона ссылалась на ст. 6 договора 1921 г.45, то английская сторона не могла сослаться на законный повод для интервенции.

Сама военная операция обоих государств заняла 6 дней, и уже 30 августа последние части Иранской армии сдались46. 8 сентября 1941 г. было подписано соглашение, которое определило дислокацию советских и английских войск на иранской территории. В то же время с территории Ирана высылались представители миссий Германии и ее сателлитов. Нейтралитет Ирана был подтвержден, и была оговорена возможность военных поставок в СССР через Иран.

Тем временем позиция Реза-шаха, который фактически не мог смириться с молниеносным разгромом своей слабой армии, явно не устраивала союзников. Поэтому 15 сентября 1941 г. войска СССР и Великобритании вошли в Тегеран, а уже 16 сентября Реза-шах отрекся от престола в пользу сына – Мохаммеда Реза Пехлеви. Стороны обязались заключить впоследствии договор, регулирующий вопрос об Иране47.

Таким образом, была осуществлена еще одна интервенция в Иран, на этот раз вооруженное вмешательство СССР было наиболее длительным за всю новейшую историю советско-иранских отношений. Говоря о причинах этого акта, следует отметить явную преувеличенность тезиса об опасности, исходившей от германского присутствия в Иране. Истинными причинами этой интервенции следует считать, во-первых, желание советского руководства «восстановить» утраченные имперские рубежи, что было продемонстрировано на западных границах СССР, во-вторых, опасение в получении Великобританией контроля над Ираном в результате односторонней акции, и в-третьих, недовольство политикой иранских властей по отношению к СССР.

Итогом развития российско-иранских отношений в первой половине ХХ века можно считать накопление большого опыта взаимодействия. Однако этот же опыт нельзя назвать исключительно положительным. В нем наряду с такими позитивными моментами, как экономическое сотрудничество, культурный диалог, политическое взаимодействие на равноправной основе, существовали и негативные моменты, в частности, проблема российского (советского) вмешательства во внутренние дела Персии (Ирана). Интервенции были связаны прежде всего с геополитическими расчетами сначала царского, затем советского правительств, которые во многом определялись стратегическим местоположением Ирана, его природными ресурсами, стремлением не допустить сюда другие великие державы, способные в той или иной степени ослабить российские позиции на Среднем Востоке. Важной особенностью интервенции 1915 года явился тот факт, что она была совместной акцией союзников в рамках Антанты, направленной как против германского военного присутствия, так и на окончательный раздел Ирана. Интервенция 1920–1921 гг. была связана с идеей мировой революции и потерпела неудачу в силу своей нереальности. Кроме того, она внесла разлад в иранское национально-освободительное движение и способствовала усилению английского проникновения в Иран. Интервенция 1941 г. – наиболее сложное из явлений в советско-иранских отношениях, которое не подлежит однозначной оценке. К числу позитивных моментов можно отнести то, что это проникновение спасло Иран от втягивания в орбиту германской внешней политики, а также тот факт, что действия СССР и Великобритании в августе 1941 г. были первыми совместными военными действиями зарождавшейся Антигитлеровской коалиции.


Список литературы

иранский российский сотрудничество

  1. Годс М. Реза. Иран в ХХ веке. Политическая история. – М., 1994, с. 32.

  2. История дипломатии. Т. 2. – М., 1963, с. 544.

  3. История современности. Т. 2. – М., 1963, с. 610–611.

  4. Орлов Е. А. Россия и Иран в ХХ веке (основные этапы взаимоотношений) // Иран: Ислам и власть. – М., 2001, с. 193.

  5. История дипломатии. Т. 3. – М., 1965, с. 8–9.

  6. Истягин Л. Г. Германское проникновение в Иран и русско-германские противоречия накануне Первой мировой войны. – М., 1979, с. 206–207.

  7. Документы внешней политики СССР. Т. 7. – М., 1957, с. 12.

  8. Советско-иранские соглашения в договорах, конвенциях и соглашениях. – М., 1946, с. 60.

  9. Документы внешней политики СССР. Т. 11, с. 240.

  10. Персиц М. А. Застенчивая интервенция. О советском вторжении в Иран 1920–1921 гг. – М., 1996, с. 11.

  11. Нахаванди Ф. Россия, Иран, Азербайджан. Исторические истоки внешней политики Ирана // Спорные границы на Кавказе. – М., 1996, с. 177.

  12. Внешняя политика Советского Союза в период Отечественной войны. Т. 1. – М., 1946, с. 136.

  13. Ибрагимбейли Х.М. Крах «Эдельвейса» и Ближний Восток. – М., 1977, с.

  14. Голуб Ю.Г. Вхождение Красной Армии в Иран в 1941 г.: военная необходимость или политический расчет // Великая Отечественная война в контексте российской истории. – Саратов, 2002, с. 38.

  15. Внешняя политика Советского Союза в период Отечественной войны. Т. 1, с. 130.

  16. Внешняя политика Советского Союза в период Отечественной войны. Т. 1, с. 150–157.

Размещено на Allbest.ru


Случайные файлы

Файл
160952.rtf
55800.rtf
10848.rtf
80925.rtf
75602-1.rtf