Современное состояние и перспективы развития международных отношений ИРИ и ЕС (97491)

Посмотреть архив целиком

Размещено на http://www.allbest.ru/
















Реферат: Современное состояние и перспективы развития международных отношений ИРИ и ЕС






Исламская Республика Иран (ИРИ) занимает важнейшее военно-стратегическое положение в Западной Азии. В этот обширный регион входят Ближний и Средний Восток, Кавказ, зона Каспийского моря, Центральная Азия. ИРИ является одновременно и средневосточной, и кавказской, и центральноазиатской, и каспийской страной, омываемой к тому же водами Персидского и Оманского заливов. Все, казалось бы, сугубо внутренние проблемы отдельных частей региона, будь то этнические и религиозные, военные и экономические, беженцев, наркобизнеса, терроризма и сепаратизма, могут эффективно решаться только при содействии ИРИ. Как источник углеводородных природных ископаемых, а также как территория транспортировки нефтегазопродуктов Иран обладает безусловной ценностью. 70-миллионная страна, имеющая одну из самых больших армий в мире (около 800 тыс. человек), является решающим фактором западно-азиатской региональной политики. В силу всего этого Иран привлекает к себе самое пристальное внимание мировых центров сил, прежде всего США, Западной Европы и России.

В этом треугольнике для России несомненный интерес представляют взаимоотношения между Ираном и Европейским союзом, их состояние и перспективы развития.

Ни для кого не секрет, что в последние годы одной из приоритетных задач политики США было создание сферы влияния на южном фланге России с опорой на некоторые кавказские и центрально-азиатские страны. Средствами достижения этих стратегических целей стали, с одной стороны, минимизация роли Ирана и России в регионе, их устранение от крупных международных экономических проектов, а с другой, – недопущение сюда прочих государств, прежде всего западноевропейских. Не в последнюю очередь этим целям служили и антииранские экономические законы, принятые Конгрессом США, к примеру, так называемый закон Д'Амато, запрещающий иностранным компаниям заключать контракты по инвестированию средств в топливно-энергетический комплекс на сумму более 20 млн. долл. Де-факто эти законы распространены на американских союзников и сдерживают выгодные для Западной Европы связи с ИРИ. По большому счету, за враждебной политикой США в отношении Ирана скрывается принцип «собаки на сене», то есть желание не допустить конкурентов на иранский рынок, пока туда не допускаются американцы.

Но, несмотря на давление из Вашингтона, связи Ирана со странами Западной Европы развиваются вполне позитивно.

Новый этап в ирано-западноевропейских отношениях начался в 1997 г. после прихода к власти президента Ирана Мохаммада Хатами. Италия, Германия, Франция, Великобритания ринулись на иранский рынок. По данным российского политолога А.Гушера, в начале нынешнего десятилетия товарооборот ИРИ с ФРГ оценивался в 3 млрд. долл. в год, с Италией – в 2,6 млрд. долл., с Францией – в млрд. долл. Кстати, в списке стран – экономических партнеров Ирана Россия занимает лишь 12-е место. Государства ЕС покупают в Иране сырую нефть, продукцию химической промышленности, природный газ, металлопрокат, кожсырье, ковры ручной работы, фисташки. Основу иранского импорта составлют продовольствие, промышленное оборудование, средства транспорта, металлы.

Наиболее предпочтителен для западноевропейских компаний топливно-энергетический комплекс. Так, в работах на газовом месторождении Южный Парс вместе с российским «Газпромом» принимают участие французская компания «Тоталь» и малайзийская «Петронас». В свою очередь, норвежская компания «Статойл» объявила недавно, что промышленная добыча природного газа на фазах 6–8 проекта освоения иранского месторождения Южный Парс в Персидском заливе запланирована на начало 2005 г. В конце апреля поступило также сообщение, что «Тоталь» ведет переговоры с иранской стороной о подписании контракта на строительство в Иране предприятия по производству сжиженного газа. Данный контракт оценивается в 2 млрд. долларов.

Британская фирма «Премьер Ойл» с канадской «Боу Вэлли» заняты в проекте на шельфе Балал в Персидском заливе. Активизировались переговоры между французской компанией «Эльф Акитен» и Иранской национальной нефтяной компанией (ИННК) по проекту нефтяного месторождения Доруд на шельфе Персидского залива. Партнером французов выступает итальянская фирма «Аджип». Переговоры с ИННК ведут норвежская компания «Сага петролеум», французская «Газ де Франс», английская «Бритиш газ». Компания является оператором этих трех фаз, которые рассчитаны на освоение запасов общим объемом 650 млрд. кубометров газа. Добыча будет вестись на уровне 36,5 млрд. кубометров в год. Другая английская компания «Бритиш петролеум» открыла в Тегеране представительство.

Французская компания «Алькатель», которая считается вторым по значимости оператором связи в мире, создает в Иране сеть связи и оказывает Интернет-услуги.

Сотрудничество Ирана с западноевропейскими странами в области инвестиционной политики также имеет хорошие перспективы. Так, достигнута договоренность об открытии кредитных линий под иранские экспортные товары с Италией на 2,2 млрд. долл. В ФРГ для ИРИ действует специальная кредитная линия «Гермес». Британский инвестиционный банк предоставил кредит в 500 млн. долл. иранскому Банку содействия развитию экспорта, а также другим коммерческим банкам страны.

Усилия зарубежных компаний, в частности европейских, направленные на получение крупных контрактов, свидетельствуют о том, что в Иране безопасность инвестиций обеспечена на достаточно высоком уровне.

Активность европейского капитала в Иране – это показатель того, что европейцы не считают себя обязанными присоединяться к американскому эмбарго в отношении Ирана и прилагают максимум усилий к вложению своих капиталов в иранскую экономику.

2003 год был отмечен еще более тесным сближением ИРИ и ЕС. Летом Европейский союз вопреки «советам» США провел в Люксембурге заседание 15 государств на уровне министров иностранных дел, на котором было решено начать с Ираном переговоры по укреплению и дальнейшему развитию торговых и политических связей. Тегеран позитивно отреагировал на эту инициативу, заявив о готовности самостоятельно развивать отношения с ЕС, не обращая внимания на реакцию США, которые с упорством, достойным лучшего применения, пытаются окружить Иран «железным занавесом». США постоянно обвиняют Иран в стремлении совершенствовать оружие массового уничтожения, поддержке терроризма и так далее. Эти обвинения категорически отвергаются Тегераном, тем не менее они в значительной мере создают ему препятствия на пути развития связей с другими странами. Улучшение отношений с ЕС, играющим весомую роль в международных делах, помогает Ирану добиться существенного прорыва во всестороннем развитии связей с заграницей.

Можно предположить, что США и далее будут всячески мешать развитию отношений ИРИ с Европейским союзом (а также и с Россией). Но при современной расстановке сил в мире Иран заинтересован в самых тесных отношениях именно с ЕС и РФ. Однако при этом Тегеран не прочь «поиграть» с США, чтобы, несмотря на свой официальный антиамериканизм, получить определенные дивиденды. В условном треугольнике РФ – США – Западная Европа завязалась закулисная интрига.

Американцы в своей борьбе за изоляцию Тегерана в последние месяцы активно используют жупел иранской ядерной программы.

Стоит отметить, что ЕС развивает отношения с Тегераном не без определенных условий. Он связывает торговлю и сотрудничество с политическим диалогом, с прозрачностью иранской ядерной программы и с борьбой против терроризма. Европейский союз много сделал для того, чтобы убедить Иран согласиться с требованиями МАГАТЭ в ядерной сфере. В 2003 г. три основные страны ЕС – Франция, Великобритания и Германия – провели серию встреч с руководством Ирана. Они были достаточно плодотворны.

Так, в октябре состоялась встреча министров иностранных дел Франции, Германии и Великобритании с секретарем Высшего совета по национальной безопасности (ВСНБ) Ирана Хасаном Роухани.

Тогдашний министр иностранных дел Франции Доминик де Вильпен назвал эти встречи с иранским руководством важным шагом по пути установления доверия и создания прочных основ для дальнейшего развития отношений между ЕС и Ираном и расценил их как весьма полезные для Ирана, ЕС и всего мира и добавил: «Соглашение между Ираном и ЕС – прочный фундамент дальнейшего развития наших отношений. Европа уважает и чтит Иран, страну древней и богатой цивилизации и истории».

На этой встрече министр иностранных дел Великобритании Джек Строу заявил: «Если бы у нас не было общих чаяний с иранским правительством, то мы не приехали бы в Тегеран. Мы решительно приветствуем новые решения правительства Исламской Республики Иран по открытости всей атомной деятельности этой страны, считаем, что решение атомных вопросов Ирана отвечает национальным интересам этой страны».

В свою очередь, секретарь Высшего совета по национальной безопасности Ирана, отметив важность диалога с министрами иностранных дел трех европейских стран в Тегеране, сказал: «Этот диалог и достигнутое в его ходе взаимопонимание говорят о том, что Иран и Европа могут играть ключевую роль в решении региональных и международных вопросов». Говоря о внешней политике Ирана в области разоружения, иранский руководитель подчеркнул: «Мы считаем, что попытки заполучить ОМУ подрывают мир и безопасность, дестабилизируют ситуацию в регионе и мире. Иран как инициатор идеи превращения региона в зону, свободную от ОМУ, уверен, что попытки получить оружие массового уничтожения, гонка вооружений в регионе приводят к дестабилизации ситуации в регионе».

Подчеркнув мирный характер иранской деятельности в ядерной сфере, секретарь ВСНБ сказал: «Если Иран и скрывал часть своей законной деятельности в атомной области, то это происходило в прошлом по причине незаконных санкций и их расширения против Ирана. У нас нет никаких проблем в деле увеличения открытости и доверия, это зависит только от уважения и обеспечения нашего права на использование мирных технологий». Он также сказал, что успешное выполнение соглашений между Ираном и Европой по атомным вопросам – прекрасный пример для решения остальных вопросов, имеющих место в отношениях между Ираном и Европой.

Здесь следует отметить, что по большому счету Иран сам дает козыри в «ядерной игре» в руки Белого дома. На протяжении года в Тегеране поддерживают атмосферу неопределенности вокруг своих атомных намерений. Иранцы открывают свою ядерную программу как бы нехотя, не спеша, можно сказать, шаг за шагом, внимательно следя за реакцией мирового сообщества. Даже подписав дополнительный протокол к Договору о нераспространении ядерного оружия, Иран продолжает нервировать международную общественность новыми ядерными планами. У аналитиков возникает вопрос: в чем причина такой непоследовательной (или целеустремленно последовательной?) политики Тегерана в ядерной сфере (например, решение о строительстве завода по производству урана в Исфагане)? Возможно, чтобы расширить поле для возможного дальнейшего торга, или же иранцы сами не знают, что им дальше делать? Второй вариант ответа, по мнению многих аналитиков, кажется более вероятным.

Такая позиция Тегерана в ядерной сфере вызывает явное недовольство Западной Европы. Министры иностранных дел Германии, Франции и Великобритании подвергли критике решение Ирана о строительстве завода по производству урана.

В целом, без сомнения, ядерная проблематика Ирана во многом будет определять позицию Объединенной Европы и отдельных ее стран в отношении ИРИ. В этом плане важную (если не первостепенную) роль играет МАГАТЭ как главный судья в долгом споре Тегерана с остальным миром по вопросу о степени милитаризации иранской ядерной программы. В марте-апреле специалисты МАГАТЭ инспектировали ядерные объекты ИРИ. В конце апреля в Иран прибыла новая группа инспекторов, которая будет заниматься проверкой достоверности объявленных иранских ядерных программ и получением ответов на поставленные МАГАТЭ перед иранским ядерным руководством вопросы. На предстоящем заседании Совета управляющих МАГАТЭ вновь будет рассматриваться «иранское атомное досье» и приниматься окончательное решение по вопросу ядерных программ и глубине сотрудничества Ирана с МАГАТЭ. Вне всякого сомнения, предстоящее решение МАГАТЭ повлияет на отношения Европейского союза с Ираном.

Но все же для Объединенной Европы гипотетическое иранское ядерное оружие – это, конечно, опасность, но вовсе не та угроза, которую нагнетают американцы. Как полагает большинство европейских государств, реальную угрозу для их интересов в Иране и в регионе может вызвать взрыв военно-политической обстановки на Ближнем и Среднем Востоке в случае любых односторонних действий США против Ирана, прежде всего, конечно, военной акции.

Так же как и по ядерной проблеме, ЕС более сдержано, чем США, относится к американским претензиям к ИРИ по поводу ее поддержки международных террористов. На вопрос, поддерживает ли Иран международный терроризм, США отвечают утвердительно. В свою очередь, в Европе ссылаются на отсутствие соответствующих доказательств и подчеркивают важность сотрудничества в борьбе против терроризма, призывая Тегеран более активно действовать в этом направлении. Руководство Ирана упорно и постоянно напоминает об активной роли Тегерана в борьбе с террором (как пример приводится противодействие «Аль-Каиде» и движению «Талибан» в Афганистане). Свою же практически неоспариваемую связь с организацией «Хезболла» в Тегеране объясняют поддержкой освободительного движения «угнетенных мусульман», справедливо выступающих против израильской оккупации и «израильского государственного терроризма». Кстати, эти факты наглядно показывают, что различия в понимании и интерпретации таких терминов, как «международный терроризм» и «национально-освободительное движение», приводят не просто к схоластическим спорам, а к самым серьезным последствиям в практическом осуществлении политики. Поэтому еще и еще раз возникает настоятельная необходимость четкого юридического определения терминов «терроризм» и «международный терроризм». В связи с этим мировое сообщество в лице ООН должно как можно скорее законодательно принять документ, в котором этим опасным политическим явлениям давалось бы однозначное авторитетное юридическое определение, не позволяющее интерпретировать их в угоду узкополитическим интересам различных политических группировок или стран. Это позволило бы с достаточной точностью выявлять все случаи терроризма, более эффективно противодействовать ему и главное – избежать двойных стандартов в проведении всеобщей антитеррористической борьбы.

Возвращаясь к проблеме Иран – Европа, можно с полной уверенностью констатировать, что для Европы Иран не является враждебным государством, и с ним вполне можно сосуществовать при проведении соответствующей политики. Для многих же в США само существование Ирана в его нынешнем состоянии неприемлемо, и единственным выходом видится его трансформация.

Хотя и в Объединенной Европе желали бы большей либерализации шиитского режима в ИРИ. Именно поэтому негативную реакцию в ЕС вызвали итоги февральских парламентских выборов в Иране. Поражение реформаторов, то есть сторонников ослабления роли священнослужителей в политической и социально-экономической сфере, породило чувство разочарования в Европейском союзе, который, действуя в пику Соединенным Штатам, в последнее время приложил много сил, чтобы восстановить нормальные отношения с Ираном. Глава МИД Великобритании Джек Стро, который перед выборами побывал в Тегеране и провел там переговоры в надежде расчистить путь британским компаниям, желающим вложить капиталы в иранскую экономику, после выборов безапелляционно констатировал, что выборы «с самого начала были ущербными».

В опубликованном в Брюсселе заявлении глав МИД стран ЕС сказано, что выборы «нанесли удар по демократии в стране», в результате чего отношения Евросоюза с Тегераном могут оказаться под угрозой.

Однако, по всей вероятности, особых обострений в ирано-западноевропейских отношениях на почве итогов прошедших выборов не произошло и не произойдет. Об этом свидетельствуют и позитивные итоги многочисленных встреч, переговоров и бесед иранских высокопоставленных политиков со своими коллегами из стран ЕС, которые имели место в последнее время.

Состоявшийся в январе 2004 г. официальный визит в Иран верховного представителя ЕС по внешней политике и безопасности Хавьера Соланы дал мощный импульс развитию ирано-европейских отношений. Решение об этом визите было принято в ходе заседания лидеров стран-членов ЕС в Брюсселе в декабре 2003 г. В ходе этого важного для сторон визита Х.Солана обсудил с руководством Ирана возможности укрепления связей между этой страной и Европейским союзом. Х.Солана выразил надежду на то, что между Ираном и Европейским союзом установятся «прочные и крепкие отношения». «Для европейцев Иран является естественным партнером, с которым, надеюсь, у нас будут крепкие отношения», – заявил Х.Солана. Позитивную инерцию этого официального визита не смогли притормозить и парламентские выборы.

Уже после февральских парламентских выборов в Иране министр иностранных дел ИРИ Камаль Харрази посетил Италию, Бельгию, Ирландию, Францию, Великобританию. Как сообщает иранская сторона, встречи проходили в дружественной атмосфере.

Например, президент Франции Жак Ширак назвал Иран важным партнером Франции и высоко оценил атмосферу доверия ирано-французских отношений, способствующих укреплению региональной безопасности.

Премьер-министр Италии Сильвио Берлускони заявил, что Иран призван играть стабилизирующую роль в Ираке и во всем ближневосточном регионе. В отношениях ЕС – ИРИ итальянская позиция характеризуется «готовностью к конструктивному диалогу». Берлускони подтвердил намерение Италии способствовать сближению Ирана с Евросоюзом, в частности, в сфере торговых и экономических обменов. Премьер предложил кандидатуру Рима в качестве места проведения международной конференции доноров по Баму, иранскому городу, разрушенному недавним землетрясением. Берлускони также принял приглашение, переданное ему Харрази, посетить Иран с официальным визитом в текущем году.

Министр иностранных дел Италии Франко Фратини в ходе встречи с главой МИД Ирана заявил, что необходимо ускорить переговорный процесс между Ираном и ЕС по экономическим вопросам. По словам итальянского министра, Иран и ЕС вышли на качественно новый уровень отношений. Он выразил надежду, что стороны используют весь имеющийся потенциал для достойного развития сотрудничества.

Позитивные оценки результатов поездки министра иностранных дел ИРИ были отмечены и в других европейских столицах.

В ходе визита Харрази в Европу были обсуждены проблемы иранских ядерных программ и ожидания Тегерана в этой области, в частности, перед заседанием Совета управляющих МАГАТЭ в Вене.

Как считают и в Тегеране, и в Брюсселе, достигнут прогресс в расширении торгово-экономического сотрудничества в рамках Иран – Евросоюз.

В последние дни апреля несколько омрачились ирано-германские отношения. Причиной послужило решение берлинских властей установить в районе Берлина – Шарлоттенбург памятную доску с именами четырех иранских курдов, которые были убиты в 1992 г. во время взрыва ресторана «Миконус». На доске написано: «Убитые правящим иранским режимом погибли за свободу и права человека».

Официальный Тегеран очень болезненно отреагировал на решение берлинских властей. Посол Германии в Иране Пауль фон Мальтзан был вызван в иранское внешнеполитическое ведомство, где ему был выражен резкий протест. По некоторым данным, в Тегеране закрыт германский культурный центр, функционировавший с 1996 г.

Германия не стала усугублять ситуацию, и, как заявил в иранском МИД германский посол, «правительство Германии сожалеет об этом ошибочном шаге, который предпринят местными властями Берлина. Германия надеется на то, что случившееся не нанесет ущерба важному ирано-германскому сотрудничеству».

И, действительно, вряд ли данный казус сыграет разрушительную роль в ирано-германских отношениях. Выступая 15 апреля на конференции «Взаимоотношения и сотрудничество Ирана и Германии» посол ФРГ в ИРИ сказал: «Иран обладает огромным научно-техническим потенциалом, и сотрудничество по линии науки и образования между Ираном и Германией будет расширяться». Кроме того, посол отметил, что «согласившись на требования МАГАТЭ, выдвинутые во время визита министров иностранных дел трех активных членов ЕС – Великобритании, Германии и Франции – в июне 2003 г., Иран открыл дорогу для улучшения взаимоотношений с Европейским Союзом».

Таким образом, за последний год наблюдается активизация отношений между Ираном и Европейским союзом как единой структурой, а также явный прогресс в двусторонних связях Ирана со странами Западной Европы.

Отношения между ИРИ и ЕС базируются на взаимных экономических, а также, не в последнюю очередь, и политических интересах.

Иран, бюджет которого формируется в основном за счет валютных поступлений от экспорта сырой нефти, крайне нуждается в передовых технологиях западноевропейских стран для форсированного развития несырьевых отраслей национальной экономики, что поможет ему освободиться от опасной нефтяной зависимости. Кроме того, Иран заинтересован в капиталовложениях в нефтеперерабатывающую и нефтехимическую отрасли, которые позволят экспортировать уже не сырье, а продукты его переработки. Немалое значение имеет и политический аспект. Укрепляя свои отношения с Европейским союзом, Иран все активнее выходит из изоляции. Его мировой авторитет растет прямо пропорционально успехам на «западноевропейском фронте».

Европейский союз также заинтересован в Иране и в экономическом, и в политическом плане. Как было отмечено выше, Иран обладает абсолютной геостратегической и экономической ценностью. В урегулировании практически всех сложнейших региональных проблем на Ближнем и Среднем Востоке (а если говорить об Ираке – то и глобальных проблем), участие ИРИ необходимо. Понятно, что ЕС не может упустить шанс решать эти проблемы в сотрудничестве с ИРИ, даже идя на риск конфронтации с США. Ведь успех совместных с Ираном действий, несомненно, повысит мировой рейтинг Евросоюза и усилит влияние европейцев в Западной Азии. Немаловажен и экономический фактор. Иран – огромный потенциальный рынок инвестиций и одновременно источник энергетического сырья. В Брюсселе и других столицах ЕС прекрасно осознают, что времени терять нельзя. Уже сегодня Иран – это поле конкурентной борьбы крупнейших финансово-экономических структур России, Японии, Китая, Южной Кореи, стран Юго-Восточной Азии, Южной Африки, Бразилии и так далее – до Австралии. Завтра ситуация обострится. Чтобы не быть аутсайдером в иранской конкурентной гонке надо уже сейчас готовить плацдармы для последующих бросков. В иранском контексте чрезвычайно актуально звучит поговорка: «Время – деньги».

Именно поэтому Объединенная Европа противопоставляет жестким методам США политику «мирной экспансии и диалога». Европа не поддается давлению Соединенных Штатов. Она за переговоры и торговые контакты с Ираном. В Европейском союзе понимают, что США, овладев энергетическими ресурсами Ближнего Востока (а Иран остается пока единственным неподконтрольным Вашингтону нефтегазовым источником в регионе), возьмут старый континент «за горло» и поставят его экономическое развитие в зависимость от желаний Соединенных Штатов. Поэтому повышение роли Объединенной Европы в нефтяных и газовых делах Ирана позволило бы европейцам создать противовес американскому доминированию практически во всем нефтеносном ареале Ближнего и Среднего Востока.

Конечно, нет никаких оснований говорить, что Европейский союз пойдет на серьезный конфликт с США из-за Ирана. Политика Брюсселя в отношении Тегерана осмотрительна и строится зачастую с учетом мнений Вашингтона. Но при этом вполне объективно можно говорить о том, что Евросоюз решает в Иране свои задачи, руководствуясь, прежде всего собственными интересами.

В итоге правомерно было бы упомянуть недавно сказанные Збигневом Бжезинским справедливые слова: «Соединенные Штаты стремятся изолировать Иран на мировой арене, однако мало чего достигли».

внешняя политика военный иран



Список источников и литературы


  1. Информационные агентства: ИТАР-ТАСС; РИА Новости; Интерфакс; Regnum; Синьхуа; IRNA; Reuters; France Press (2003–2004 гг.).

  2. Материалы радио «Голос России»; «Би-Би-Си»; «Немецкая волна» (2003 – 2004).

  3. Информационные и аналитические интернет-сайты (2003 – 2004).

Размещено на Allbest.ru


Случайные файлы

Файл
16774.rtf
53081.doc
115796.rtf
47835.rtf
81912.rtf