Афганская проблема в ирано-пакистанских международных отношениях в 90-ых гг. XX – начале XXI вв. (97479)

Посмотреть архив целиком













Реферат: Афганская проблема в ирано-пакистанских международных отношениях в 90-ых гг. XX - начале XXI вв.


Укрепление добрососедских отношений с Ираном - традиционно одна из приоритетных задач внешней политики Пакистана. Изначально стабильность на западном фланге была важным фактором укрепления геополитического положения Пакистана, особенно вследствие почти непрерывной напряженности его отношений с Индией. Значение иранского вектора внешней политики Пакистана для его геополитических интересов сохранилось и на современном этапе.

По территории и вдоль морского побережья Ирана пролегают сухопутные и водные коммуникации, связывающие Пакистан со странами Юго-Западной Азии и Турцией (и далее - с Европой). Пакистан и Иран имеют взаимные экономические интересы, участвуют в Организации экономического сотрудничества (ОЭС).

Фактор обоюдного притяжения Пакистана и Ирана - конфессиональная общность: ислам играет огромную роль во внутриполитической жизни обеих стран, его влияние ощутимо и во внешней политике Пакистана, хотя и в значительно меньшей степени по сравнению с деятельностью Ирана на международной арене. Пакистан и Иран взаимодействуют, в частности, в рамках Организации исламская конференция. Существенное и неоднозначное влияние на пакистано-иранские отношения оказывает наличие в Пакистане многочисленной шиитской общины. Шииты составляют около 20% населения страны и имеют немалый политический и экономический вес. Иран, в свою очередь, обладает значительным влиянием на шиитскую общину Пакистана.

В укреплении добрососедства и сотрудничества с Пакистаном нуждается и Иран, внешнеполитическое положение которого на протяжении более двух десятилетий осложнено противостоянием с США, столкновением геополитических интересов с Саудовской Аравией, разногласиями с некоторыми другими арабскими монархиями. Для иранской стороны особенно важно то, что Пакистан, проводя курс на укрепление контактов с Саудовской Аравией и другими странами-участницами Совета сотрудничества арабских государств Персидского залива (ССАГПЗ), традиционно дистанцируется от ирано-арабских противоречий.

В рамках стратегических курсов Исламабада и Тегерана на обеспечение взаимоотношений добрососедства и сотрудничества существуют и острые проблемы, имеющие важное значение для внешне - и внутриполитических интересов сторон. Во второй половине 90-х годов фактором серьезного осложнения отношений Исламабада и Тегерана стали противоречия по вопросу о путях урегулирования афганского конфликта. Как известно, власти Пакистана сделали ставку на движение "Талибан", возникновение и утверждение которого на военно-политической арене Афганистана состоялось при широком содействии пакистанских спецслужб. Иную позицию занял Тегеран. Руководство ИРИ отказалось признать легитимность власти талибов и сохранило контакты с Б. Раббани, продолжая считать его законным президентом Афганистана. Тегеран оказывал политическую поддержку и всестороннюю помощь военно-политическому руководству хазарейцев-шиитов и других непуштунских этносов.

Трагические события, сопутствовавшие захвату военными формированиями движения "Талибан" главного города Северного Афганистана Мазари-Шарифа в августе 1998 г., вызвали новый виток напряженности в отношениях между Тегераном и Исламабадом, поскольку в руках талибов оказалась большая группа иранских граждан, в том числе дипломаты, находившиеся в Мазари-Шарифе. Высшее руководство ИРИ настаивало на принятии Исламабадом срочных мер для обеспечения их безопасности и скорейшего освобождения. В послании президента ИРИ М. Хатами премьер-министру Пакистана Н. Шарифу было подчеркнуто, что бездействие пакистанской стороны в этом вопросе окажет неблагоприятное воздействие на взаимоотношения двух стран.

В середине сентября того же года Тегеран посетил министр иностранных дел Пакистана С. Азиз, который привез послание главы правительства президенту ИРИ. В нем было подчеркнуто, что пакистанская сторона выступает за формирование в Афганистане правительства на широкой базе - при участии представителей основных политических сил страны.

Власти Пакистана осудили убийство иранских дипломатов в Мазари-Шарифе в августе 1998 г., при их посредничестве была освобождена группа иранских граждан.

Генерал П. Мушарраф, став главой исполнительной власти в Пакистане (октябрь 1999 г.), один из первых своих визитов за рубеж совершил в Тегеран (7-8 декабря 1999 г.). Главным вопросом во время его переговоров с высшим руководством Ирана было взаимодействие Исламабада и Тегерана в урегулировании афганского конфликта.

В конце 90-х годов отношение Тегерана к движению "Талибан" как реальной силе на военно-политической арене Афганистана несколько смягчилось: продолжая оказывать помощь "Северному альянсу", власти ИРИ вступили в контакты с администрацией талибов на неофициальной основе. Немалую роль в подвижках политики Тегерана на афганском направлении сыграл Исламабад.

Негативное влияние пакистано-иранских разногласий по проблеме афганского урегулирования на взаимоотношениях двух стран усугубилось нарастанием суннитско-шиитского противостояния в Пакистане на протяжении 90-х годов, особенно во второй половине десятилетия. Участившиеся убийства иранских граждан, оказавшихся в Пакистане, нападения на представительства Ирана и другие акции участников экстремистских суннитских организаций вынудили Тегеран сократить персонал посольства ИРИ в Исламабаде в конце 1998 г., а в 1999 г. принять решение о закрытии иранских культурных центров в Пакистане5. (Они функционировали в Исламабаде, Лахоре, Равалпинди и Пешаваре.)

Особое беспокойство руководителей обеих стран вызывало то, что суннитско-шиитские столкновения в Пакистане, ранее возникавшие стихийно, стали носить организованный характер. Принятый правительством Пакистана в 1997 г. "Антитеррористический акт", в соответствии с которым были арестованы десятки руководителей и сотни активистов экстремистских организаций религиозного толка, оказался недостаточно эффективной мерой для погашения суннитско-шиитской вражды, мощным катализатором которой был режим движения "Талибан" в соседнем Афганистане. Процесс нарастания межсектантской розни в Пакистане, естественно, вызывал серьезное беспокойство в Тегеране. Так, в октябре 1999 г., после того, как несколько пакистанских городов захлестнула волна массовых беспорядков на религиозной почве, министерство иностранных дел ИРИ выразило серьезную обеспокоенность усилением суннитско-шиитского противостояния.

Всплеск террористических актов на межсектантской почве вынудил пакистанские власти усилить меры обеспечения безопасности посольства ИРИ и иранских дипломатов. В апреле 2000 г., после убийства в Карачи одного из лидеров наиболее влиятельной организации шиитов Пакистана "Техрик-и Нифаз-и Фикх Джафария" ("Движение за осуществление джафарийского фикха"), министерство внутренних дел Пакистана потребовало от властей Исламского эмирата Афганистан закрыть тренировочные лагеря на контролируемой ими территории, в которых нашли прибежище лица, совершившие преступления на межсектантской почве в Пакистане, и выдать их пакистанской стороне. Одновременно министерство внутренних дел потребовало от руководителей ультрадикальных организаций - суннитской "Сипах-и Сахаба-и Пакистан" ("Армия друзей Пакистана") и шиитской "Сипах-и Мухаммад" ("Армия Мухаммада") - немедленно прекратить террористические акты, предупредив, что в противном случае в отношении этих организаций будут приняты строгие меры. Однако предупреждения, как и упомянутый выше "Антитеррористический акт" 1997 г., оказались недостаточными для прекращения розни в тот период.

Официальные и общественно-политические круги Пакистана осудили террористические акты, осуществленные 11 сентября 2001 г. в США. Исламабад оказал поддержку антитеррористической операции в Афганистане в предложенном Вашингтоном формате: были установлены тесные контакты между спецслужбами двух стран, американская авиация получила возможность использовать воздушное пространство и военно-воздушные базы Пакистана и т.д.

Позиция Ирана существенно отличалась от пакистанской. Тегеран осудил террористические акты, совершенные 11 сентября 2001 г. в США. Вместе с тем иранские власти не дали разрешения на использование воздушного пространства своей страны военными самолетами США и их союзников по антитеррористической коалиции. После начала 7 октября того же года военной операции в Афганистане высшие государственные деятели ИРИ выступили с резкими заявлениями в адрес США, настаивая на немедленном прекращении бомбардировок афганской территории. В то же время Тегеран увеличил помощь "Северному альянсу", вооруженные формирования которого активно участвовали в военных действиях.

В процессе интенсивных пакистано-иранских контактов между сторонами обозначились серьезные разногласия по вопросу о послевоенном урегулировании в Афганистане. Иранская сторона настаивала на том, что "правительство Б. Раббани в качестве законной власти, признанной ООН, должно выполнить свою миссию до конца и сформировать будущее правительство". Предоставление таких полномочий правительству Б. Раббани, фактически утратившему влияние в Афганистане и, главное, представляющему непуштунскую часть афганского общества, было неприемлемо для Исламабада. Пакистанскую сторону не устраивало также стремление Тегерана ограничить роль бывшего короля Афганистана, пользовавшегося поддержкой Вашингтона, в послевоенном урегулировании.


Случайные файлы

Файл
57925.rtf
112753.rtf
76309-1.rtf
150110.rtf
17708.rtf




Чтобы не видеть здесь видео-рекламу достаточно стать зарегистрированным пользователем.
Чтобы не видеть никакую рекламу на сайте, нужно стать VIP-пользователем.
Это можно сделать совершенно бесплатно. Читайте подробности тут.