Сущность плана администрации США "большой Ближний Восток" (97474)

Посмотреть архив целиком

Размещено на http://www.allbest.ru/
















Реферат: Сущность плана администрации США «большой Ближний Восток»



События, разворачивающиеся в начале XXI в., говорят о том, что многое в международной политике сегодня решается на Ближнем Востоке. Доказательством тому служит возросшая военно-политическая активность крупных держав в данном регионе. В начале 2004 г. США выступили с инициативой, получившей название «Большой Ближний Восток». Она предполагает проведение широких политических, демократических и экономических реформ странами ближневосточного региона, включая Северную Африку, в обмен на масштабную финансовую помощь Запада. США в частности, настаивают на установлении демократических режимов в странах региона, проведении свободных выборов, строительстве просвещенного общества и широкомасштабных экономических реформах. При этом географически план США помимо арабских стран охватывает еще Пакистан, Афганистан, Иран, Турцию и Израиль. Фактически речь идет о планах коренного переустройства целого региона по образцу, предлагаемому Вашингтоном.

Вскоре после обнародования инициативы в турне по странам Ближнего Востока отправился эмиссар Вашингтона, заместитель государственного секретаря США по политическим вопросам Марк Гроссман. В начале марте 2004 г. он прибыл в Каир с целью изложить египетскому руководству американскую инициативу «Большой Ближний Восток». Официально Египет для США – стратегический партнер в регионе, «ключевой партнер по борьбе с терроризмом и процессу мирного урегулирования на Ближнем Востоке», а на деле – еще и мост для общения с арабским миром. В связи с этим американцы рассчитывали на то, что одобрение египетскими властями плана «Большой Ближний Восток» значительно упростит диалог с другими арабскими режимами.

Реакция на этот план с самого начала и в Египте и в других странах региона была негативной. Местные обозреватели сразу обратили внимание на два неприемлемых для большинства арабских стран момента – инициатива США игнорирует конфликт с Израилем, который арабы считают главной причиной кризисного состояния в арабском мире, и навязывает реформы извне. Официальный Каир скептически отнесся к инициативе США. В своем заявлении президент Египта Хосни Мубарак четко отметил, что реформы должны вызреть в арабских обществах с учетом национальных особенностей, традиций, влияния религии и собственного политического опыта, а навязанные извне реформы могут привести к власти в арабских странах экстремистские исламские режимы.

В дальнейшем позиция египетского руководства неоднократно излагалась западным партнерам. На встрече с премьер-министром Тони Блэром президент Египта повторил, что демократические реформы на Ближнем Востоке должны развиваться внутри самого региона, а не навязываться извне, подчеркнув при этом, что «любая модернизация должна опираться на традиции и культуру региона». Такая же позиция была высказана министром иностранных дел АРЕ Ахмедом Махером в ходе встреч с представителями Конгресса США. Глава внешнеполитического ведомства Египта также отверг возможность участия западных структур, в частности, НАТО в проведении реформ на Арабском Востоке. Тем самым Каир дал понять, что арабы не нуждаются в «зонтике безопасности», который предлагают некоторые западные страны во главе с США в качестве помощи в борьбе против терроризма.

В интервью западным журналистам во время своего европейского турне в марте 2004 г. Мубарак заявил, что рассматривать Ближний Восток, простирающийся от Магриба до Пакистана, как некое единое образование – означает упустить из виду тот факт, что на этом географическом пространстве расположены страны «весьма сильно отличающиеся друг от друга по своей культуре, этническому составу, традициям и политическим режимам».

Препятствием на пути коренных преобразований является многолетний палестино-израильский конфликт, который, по мнению Хосни Мубарака, представляет собой «источник всех проблем региона, и никакая реформа в странах Ближнего Востока не добьется успеха, пока не будет разрешено это противоречие». Уже в который раз звучат обвинения Египта в адрес Израиля в том, что тот не желает мира и не заинтересован в создании палестинского государства. Каир беспокоит тот факт, что обстановка в результате ударов, которым подвергаются палестинские территории, служит питательной почвой для терроризма и источником угрозы любым демократическим процессам.

Оценивая богатый опыт Хосни Мубарака во внешнеполитических делах, а также анализируя реакцию официального Каира на предложения США по реформированию Ближнего Востока, можно с большой долей уверенности заключить, что в вопросе проведения реформ глава АРЕ намерен придерживаться своего традиционного стиля во внутренней и внешней политике, осуществляя постепенные, выверенные шаги и не проявляя излишней поспешности, которая может вызвать брожение в обществе и нанести вред самим арабским народам.

Влиятельная египетская газета «Аль-Ахрам», близкая к правительственным кругам АРЕ, анализируя американскую инициативу, пришла к выводу, что арабские страны и народы в своем большинстве не поддерживают предложенную администрацией Дж.Буша программу «Большого Ближнего Востока». Этот план, указывает газета, не содержит чего-то нового или оригинального и фактически лишь констатирует необходимость проведения политических, экономических, социальных и демократических реформ в странах «Большого Ближнего Востока». Назревшую необходимость таких преобразований, собственно, уже давно признают сами руководители многих из этих стран, однако их проведение напрямую связывают с национальными особенностями, уровнем экономического и социального развития и другими важными факторами.

Арабские лидеры неоднократно указывали американской администрации на то, что, прежде чем заниматься внедрением демократии в мусульманское общество, США и другим развитым государствам необходимо, в первую очередь, оказать действенную помощь в решении острейших экономических и социальных проблем. В противном случае, отмечает «Аль-Ахрам», демократические выборы в этих странах могут привести к власти новое руководство, настроенное более враждебно по отношению к США, нежели сегодняшние лидеры.

Как и ожидалось, наиболее негативные отклики американский план получил в тех странах, у которых с Вашингтоном диалог в последнее время не получается. Президент Ирана Мохаммад Хатами выступил с осуждением плана США «Большой Ближний Восток» и охарактеризовал его как попытку «навязывания исламскому миру американского понимания демократии». Министр иностранных дел Ирана Камаль Харрази назвал инициативу США частью плана, направленного на усиление посредством американской поддержки гегемонии Израиля над всем мусульманским миром.

Среди арабских стран самая резкая реакция на план Вашингтона прозвучала в Сирии. Официальный Дамаск в довольно жесткой форме заявил, что Сирия рассматривает этот проект как вмешательство во внутренние дела арабских стран и желание авторов проекта навязать под различными предлогами свою волю и господство империализма региону Ближнего Востока. По мнению сирийцев, политическое и экономическое развитие арабских стран полностью является делом их народов, в то время как разработка проекта «Большой Ближний Восток» ведется без учета мнений и желаний главной заинтересованной стороны – самих арабских народов. Опасение Дамаска вызывает стремление некоторых заинтересованных сил под предлогом проведения реформ и демократического развития в регионе навязать арабам свою волю и свой образ мышления, чтобы изменить сознание арабов и заставить их капитулировать перед тем, что служит интересам сионизма и ведет к уничтожению арабской нации. Сирия заявила, что отвергает эти проекты и инициативы, под какими бы лозунгами они не выдвигались, еще раз подчеркнув, что экономическое, политическое и социальное развитие является делом самих арабских народов.

Свое негативное отношение к американскому плану выразили также другие арабские страны. Министр иностранных дел Ливана Жан Обейд раскритиковал намерения США, в частности, сказав, что «демократические модели не могут быть импортированы в страны региона», а его коллега глава внешнеполитического ведомства Саудовской Аравии Сауд аль-Фейсал в резкой форме осудил планы Запада «силой внедрить демократию в арабском мире».

Заверения США в том, что «Соединенные Штаты не могут и не хотят навязывать преобразования» и что «реформы должны быть инициированы в самом регионе» не убедили правительства арабских стран. Как заявил министр информации Сирии Ахмед аль-Хасан на проходившем в Дамаске международном симпозиуме, посвященном политике США в регионе, арабские страны должны активно противодействовать американскому плану «Большой Ближний Восток» и другим подобным планам, которые навязываются арабам извне. Подводя итоги симпозиума, директор Арабского центра стратегических исследований Мунир аль-Хумуш подчеркнул, что его участники были едины во мнении, что процесс политических реформ на Ближнем Востоке должен иметь внутренние корни, а не навязываться его народам из-за границы. Участники симпозиума отметили необходимость объединения усилий арабских народов для противодействия подобным планам, которые, по их мнению, не имеют какой-либо законной силы и не соответствуют международному праву. Они отметили также, что американский план оставляет в стороне решение основных экономических и социальных проблем, которые стоят перед народами региона, и, прежде всего, главной проблемы – урегулирования ближневосточного конфликта.

Как можно видеть, оценки, прозвучавшие из уст представителей правящей и интеллектуальной элиты региона, носили в целом негативный характер. В конце концов, план США не получил поддержки даже в Египте и Иордании – арабских странах, считающихся близкими партнерами Вашингтона на Ближнем Востоке. В итоге, в конце марта США были вынуждены отозвать свою инициативу. Тем не менее, Вашингтон не отказался от своей идеи, и, как показали последующие события, лишь занял выжидательную позицию для того, чтобы выслушать различные мнения в мире по поводу своего плана и выработать компромиссное решение, способное завуалировать истинные намерения США в регионе.

План «Большой Ближний Восток», а также проблема необходимости реформ в регионе занимали важное место в повестке дня на крупных международных саммитах и форумах в 2004 г. Выступая на Всемирном экономическом форуме (ВЭФ), проходившем на берегу Мертвого моря в Иордании 15–17 мая 2004 года, король Иордании Абдалла II, заявил, что арабы согласны на реформы, но при условии, если они будут исходить от самих стран региона. При этом иорданский монарх, второй год подряд являющийся устроителем столь представительного международного форума, призвал международное сообщество активизировать свою деятельность в решении наиболее болезненных проблем региона, прежде всего, ближневосточного конфликта.

Резкой критике инициативу США «Большой Ближний Восток» подверг Генеральный секретарь Лиги арабских государств (ЛАГ) Амр Муса, также принимавший участие в ВЭФ. Муса, в частности, заявил, что США пытаются навязать Ближнему Востоку демократию для реализации собственных интересов в регионе. «Американские идеи о политической и экономической реформе абсолютно неприемлемы для арабов, поскольку они исходят из желания США осуществить свои интересы», – сказал Муса. «Американцы говорят нам, что хотят реформ, поскольку это в наших интересах, но я заявляю, что подобная логика неприемлема и наивна. Реформа – хорошее предложение, но вы не сможете заставить меня проглотить реформы против моей воли». Кроме того, Амр Муса обвинил также американское руководство в том, что оно разместило в СМИ содержание инициативы «Большой Ближний Восток», не обсудив его с лидерами стран региона.

Как ожидалось, арабский мир должен был сказать свое веское слово относительно предлагаемых США реформ на саммите ЛАГ в Тунисе, состоявшемся 22–23 мая 2004 г. В принятых по его итогам документах участники подтвердили, что проведение демократических реформ в арабском мире назрело. В них подтверждается необходимость проведения демократических преобразований в социальной, экономической, политической, культурной и образовательных сферах жизни арабских государств в качестве стратегического выбора арабской нации. Лидеры арабских стран отметили потребность всеми возможными способами содействовать развитию экономических и торговых связей внутри арабского мира, включая отмену таможенных барьеров. На саммите было принято решение о создании общеарабской зоны свободной торговли и арабского таможенного союза. В заключительном заявлении была подчеркнута необходимость превращения Ближнего Востока, включая Израиль, в зону свободную от оружия массового поражения.

Вместе с тем арабам не удалось принять решение о механизмах, позволяющих провести столь важные реформы в ближайшее время. В частности, не была рассмотрена инициатива Египта по развитию системы межарабских отношений и реформированию ЛАГ, выдвинутая Каиром в июле 2003 г. и предусматривавшая создание Арабского суда справедливости, Арабского совета безопасности и принятия ряда других мер, направленных на реформирование структурно-институцио-нальной системы арабского сообщества. Такой «половинчатый» итог саммита подтвердил, что арабский мир не готов к быстрым и решительным шагам для кардинального реформирования своей структуры. На саммите вновь прозвучала критика в адрес плана «Большой Ближний Восток». Наиболее жесткую позицию среди арабов на саммите ЛАГ в Тунисе к инициативам извне по реформированию региона вновь обозначил президент Сирии Башар Асад, заявивший, что его страна не собирается обсуждать с какой-либо иностранной стороной вопросы внутренних реформ.

На саммите «Большой восьмерки», проходившем 8–10 июня 2004 г. на острове Си Айленд в США, вопрос о реформах на Ближнем Востоке обсуждался лидерами крупнейших мировых держав, что говорило о большой значимости данной темы. Одобрив в целом плодотворность идеи проведения реформ в регионе, участники подчеркнули, что «проведение реформ – дело самих стран региона». Большинство участников предостерегли против попыток навязать извне странам Ближнего, Среднего Востока и Северной Африки широкие и многосторонние преобразования. При этом особенно подчеркивалось, что реформы должны исходить из самих стран региона. Как заявил президент Франции Жак Ширак по итогам обсуждения плана США «Большой Ближний Восток», страны Ближнего Востока и Северной Африки «не нуждаются в миссионерах демократии». «Нет формулы демократии, которую можно было бы экспортировать в другие страны, – подчеркнул Жак Ширак. Если хочешь добиться укоренения в стране идеалов свободы, демократии и прав человека, необходимо прежде уважать свободу инезависимость этой страны».

В совместной декларации под названием «Партнерство ради прогресса и общего будущего с регионом Большого Ближнего Востока и Северной Африки» участники саммита провозгласили «свою поддержку демократическим, социальным и экономическим реформам, исходящим из данного региона». Согласно заявлению, участники партнерства придерживаются следующих принципов: укрепление мира и стабильности в регионе; необходимость урегулирования споров, особенно израильско-палестинского конфликта; отказ признавать региональные конфликты препятствием для реформ; восстановление мира и стабильности в Ираке; признание того, что успешные реформы могут исходить только из самого региона, а перемены не могут навязываться извне; уважение уникальности и своеобразия каждой страны – но опять-таки не в ущерб реформам; партнерство с правительствами, деловыми кругами и институтами гражданского общества в регионе; поддержка реформ в регионе в интересах всех граждан.

Среди основных направлений деятельности по оказанию помощи в проведении реформ, зафиксированных в «Плане «восьмерки» по поддержке реформ», – инициатива по развитию микрокредитования в регионе, ликвидация безграмотности, подготовка предпринимателей, поддержка свободных и прозрачных выборов, расширение межпарламентских связей, содействие становлению независимых судов, поощрение усилий, направленных на утверждение свободы слова, печати, религиозных убеждений, борьба с коррупцией, помощь региону в сохранении культурного наследия. Важная тема во всем плане действий – вовлечение женщин в процессы социально-экономического и политического развития.

Пытаясь успокоить власти и жителей стран Ближнего Востока, президент США вновь поспешил заверить их в том, что план реформ не будет навязываться народам региона и что «свободные общества на Ближнем Востоке будут отражать культуру и традиции народов региона, а не Америки». Но звучавшие комментарии из уст политиков, журналистов и политологов из стран Ближнего Востока содержали тревожные выводы, общий смысл которых сводился к тому, что США, несмотря на заверения в том, что не собираются вмешиваться во внутренние дела стран региона, в ближайшем будущем намерены осуществить широкомасштабную интервенцию в регионе с использованием всех ресурсов. В подтверждение опасений приводилось присутствие США и их союзников в Ираке, нападки американцев на некоторые соседние с Ираком страны, наращивание ими своего военного присутствия в регионе, практически полная поддержка жестких действий Израиля на оккупированных палестинских территориях и в целом агрессивный стиль внешней политики Вашингтона в последнее время.

Египет, считающий себя флагманом арабского мира, а потому часто выступающий не только от своего имени, но и от арабской общественности, направил послание в адрес участников саммита «Большой восьмерки». В нем подчеркивалось, что в странах Ближнего Востока идет непрерывный процесс реформирования и что общество в этих государствах само стремится к осуществлению реформ. Прозвучал также призыв к участникам форума рассмотреть корни существующих проблем, возникших в результате оккупации арабских земель, отсутствия справедливости и использования двойных стандартов.

Озабоченность Каира вызывает также то, что необходимость реформ на Ближнем Востоке многими в США обосновывается желанием изменить регион, откуда исходит угроза Западу со стороны ислама, как основного источника терроризма, а это, в свою очередь, свидетельствует о намерении не помочь региону, а, наоборот, подвергнуть его насильственным реформам. В результате, создается впечатление, что обвинение в угрозе безопасности выдвигается в адрес не только арабских стран, но уже всего мусульманского мира в целом. По мнению Египта, это – весьма опасное стремление раздвинуть традиционные границы Ближнего Востока под тем предлогом, что проблема безопасности сама по себе выходит за рамки региона.

Как заявил посол Египта в США Набиль Фахми, вызывает недоумение также попытка «пристегнуть» к Ближнему Востоку обширные территории, не имеющие к нему никакого отношения ни с точки зрения языка и традиций, ни с точки зрения исторического опыта и культуры. При этом особенно указывалось на неуместность присутствия в этих планах Израиля, являющегося оккупантом арабских земель и имеющего с большинством арабских стран враждебные отношения.

Как показали двусторонние и многосторонние встречи заинтересованных сторон, необходимость проведения коренных политических и экономических преобразований никем не ставится под сомнения. Острота проблем, с которыми столкнулись страны региона в начале XXI в., по единогласному мнению требует решительных шагов. Несмотря на наличие природных ресурсов, особенно углеводородных, население стран региона, в основном, по-прежнему бедное, крайне высок уровень неграмотности. В военно-промышленном секторе отставание от Запада выглядит весьма ощутимым. Более развитый Израиль при поддержке США и используя противоречия между арабскими странами навязывает им свое видение процесса ближневосточного урегулирования. Словом, перечень сфер, которые необходимо подвергнуть реформированию, довольно длинный.

Особенную озабоченность на Ближнем Востоке вызывает тот факт, что данная инициатива активно выдвигается и проталкивается именно США. Негативная реакция арабов на план США кажется вполне логичной, учитывая неприятие странами региона ближневосточной политики Вашингтона. Для большинства арабо-мусульманских стран, выступающих против американского плана «Большой Ближний Восток», опасность заключается не только в военно-политической и экономической экспансии США в регионе, но в ярко выраженном цивилизационном натиске, осуществляемом посредством насаждения чуждых региону общественно-политических и культурных ценностей.

Ряд положений американского плана, принимая во внимание многовековые традиции государственного строительства на Ближнем Востоке, труднореализуем. Спецификой политической системы в странах Востока является весомая роль главы государства, который сосредоточивает в своих руках бразды правления как во внутриполитических делах, так и на международной арене. В странах с республиканской формой правления при смене власти она зачастую достается либо детям ушедшего главы государства, либо представителю правящего клана. Это дает основание либерально настроенным кругам на Западе говорить о весьма незначительной роли выборов как демократического института в политической жизни страны и о неспособности граждан посредством голосования влиять на свою судьбу. При этом на Западе не учитывают политическую традицию Востока, где выборность, многопартийность, свобода прессы и прочие атрибуты демократии никогда не были целью, а лишь средством, а стало быть, и прибегать к ним стоит лишь по мере необходимости. Потому характерная (или, по крайней мере, декларируемая) для западных демократий система ценностей при внедрении в восточные общества встречает на своем пути множество препятствий.

Характерной задачей политической элиты Арабского Востока конца XX – начала XXI вв. является укрепление существующей системы власти и передача ее либо по наследству, либо по принципу «управляемой демократии», когда результаты выборов зачастую легко прогнозируемы, а главное – имеют второстепенное значение, поскольку не приведут к существенному изменению политического курса в стране. В условиях шаткости политической системы роль стабилизирующего фактора играют армия и спецслужбы. В ряде стран они служат прочной опорой политической элиты, а в некоторых случаях сами ее и составляют.

В арабских странах с монархической формой правления процесс передачи власти проходит в целом без потрясений. Так, в 1999 г. на смену «патриархам» ближневосточной политики короля Иордании Хусейна и короля Марокко Хасана II пришли их сыновья – Абдалла II и Мухаммед VI.Первые годы правления молодых правителей показали, что эти два расположенных в разных уголках Арабского Востока королевства уже в ближайшем будущем способны достичь весьма впечатляющих результатов и, прежде всего, в сфере экономики. Во многом заслуга в этом принадлежит ушедшему поколению монархов, создавших прочный фундамент для последующего рывка. Консерватизм в системе государственного устройства и методах управления страной с лихвой компенсируется наглядными успехами в экономике и ростом благосостояния подданных вкупе с относительной внутриполитической стабильностью. В подобной ситуации необходимость внедрения демократических институтов отходит на второй, а то и на третий план. К тому же и Марокко, и Иордания традиционно поддерживают с США хорошие отношения, что говорит о возможной помощи Вашингтона в случае, если кто-то решит посягнуть на власть правящих элит. В таких странах существенной смены политического курса ожидать не стоит.

Оправдывая свое вмешательство во внутренние дела региона, правящие круги США в качестве основного аргумента все чаще выдвигают тезис о нехватке демократических свобод как источнике всех проблем. Так, по мнению советника президента США по национальной безопасности Кондолизы Райс, большинство стран Ближнего Востока страдают от дефицита свободы, и именно в этом кроются причины, порождающие терроризм. Причем, как правило, речь идет о тех странах, которые не хотят идти в фарватере американской политики.

Между тем, именно политика США является тем катализатором, который приводит в действие наиболее радикальные силы на Арабском Востоке. Поддержка Вашингтоном откровенно силовых акций Израиля в отношении арабов, военная операция в Ираке, рост числа американских военных баз, насильственное внедрение посредством экономических рычагов западных элементов культуры – все это воспринимается жителями арабского региона как попытка реколонизации. Миссионерская роль, которую взяли на себя США и о которой все громче заявляют в период правления республиканской администрации, воспринимается в арабских странах как желание разрушить многовековую систему ценностей региона, взросшую на постулатах ислама и верности традициям предков.

США открыто демонстрируют, что они против создания на Ближнем Востоке альянса, возникшего в результате союзнических устремлений стран региона, а не по инициативе и под контролем Вашингтона. Так, возвращение Ирака в начале XXI в. к тесному сотрудничеству с арабскими странами было болезненно встречено противниками межарабской интеграции. С постепенным восстановлением международного положения Ирака в 2000–2002 гг. обозначилась реальная перспектива создания сильной региональной оси Дамаск-Тегеран-Багдад, что, безусловно, не могло не вызвать болезненной реакции в Вашингтоне, который желал бы видеть в этих столицах более лояльные ему власти, а не центры арабо-мусульманского возрождения и единства.

Как показали последующие события, именно на эти три государства, которые вполне могли бы стать объединительным ядром на Ближнем и Среднем Востоке, обрушили свой удар Соединенные Штаты. Маятник американской угрозы раскачивается в регионе с угрожающей силой. Оккупировав Ирак, США начали нападки на соседние с Ираком Сирию и Иран, стремясь создать очаг напряженности и тем самым оказывать прямое давление на их официальные власти.

В своих выступлениях представители американских властей стараются обвинить эти страны, используя любой предлог. Реальная же причина – их отказ от американского видения «нового Ближнего Востока». Речь идет, прежде всего, о Сирии, которая, как считают в Вашингтоне, представляет угрозу для ближайшего союзника США – Израиля.

В лице Сирии США, мечтающие переделать геополитическую карту Ближнего Востока по своему усмотрению, встретили сильный отпор. Дамаск на сегодня является, пожалуй, последним бастионом панарабизма. Так, в конституции Сирии написано, что «любая опасность, которой подвергается какое-либо арабское государство со стороны колониализма и сионизма, является в то же время и опасностью, угрожающей всей арабской нации». Стремление Сирии к созданию региональных союзов, причем не только с участием арабских стран, встречает отпор США, которые не хотят возникновения на Ближнем и Среднем Востоке нового «центра силы». Независимый курс Дамаска идет вразрез с откровенно экспансионистскими устремлениями Вашингтона на Ближнем Востоке, что во многом предопределяет характер сирийско-американских отношений, которые к началу XXI в. продолжают оставаться сложными.

Дамаск демонстративно проводит независимый, курс, открыто противодействуя американской гегемонии в арабском регионе. Кроме того, власти Сирии проявляют твердость в вопросе о возращении Израилем оккупированных в 1967 г. Голанских высот и поддерживают палестинскую интифаду. Поэтому почти ни у кого не вызвало особого удивления, когда в ноябре 2003 г. Сенат США проголосовал за введение широких санкций против Дамаска, что и было сделано в мае 2004 г.

Вашингтон понимает, что у него крайне мало шансов дестабилизировать ситуацию в Сирии изнутри. Ставка делается на давление на Дамаск извне. Однако и здесь за последние годы Сирия добилась значительных успехов. Развиваются отношений со странами Европы, крепнут отношения с Турцией, по-прежнему наиболее близким стратегическим партнером является соседний Ливан. Быстрыми темпами идет углубление отношений в различных сферах с давним союзником САР в регионе – Исламской Республикой Иран. Кроме того, традиционно тесны связи между Дамаском и Москвой: Сирия на сегодня является одним из немногих реально действующих форпостов российского влияния на Ближнем и Среднем Востоке. В сложившейся ситуации главным козырем для США в деле ослабления влияния Сирии в регионе остается Израиль. Вашингтон не раз давал понять, что не будет препятствовать военным акциям Израиля против Сирии, даже если подобные действия будут противоречить нормам международного права.

Наступательное движение США в деле закрепления своего влияния любыми средствами проявилось в ходе очередной войны в Персидском заливе, начатой Вашингтоном весной 2003 г. Арабские страны до сих пор весьма болезненно переживают военный исход кризиса вокруг Ирака. Он свидетельствовал о слабости арабского сообщества, о расколе в его рядах и неспособности повлиять на нежелательный для большинства арабских стран ход развития событий в регионе. Так или иначе, то, что случилось в Ираке и нынешняя напряженная ситуация на Ближнем Востоке, вызванная продолжением арабо-израильского конфликта, а также давлением США и Израиля на ряд арабо-мусульманских государств, вызывают серьезные опасения у тех, кто рассчитывал на скорое оформление прочного межарабского союза.

Очевидно, что США и Израиль не заинтересованы в создании арабской коалиции, способной проводить единую, независимую политику в регионе. Тесный союз Сирии и Ливана они стремятся представить как навязанное Дамаском военное и политическое присутствие на территории соседнего арабского государства. В последние годы усилились нападки на Иран, налаживающий с ведущими арабскими странами тесные отношения. Объектом нападок стала ядерная программа Тегерана, которая, по мнению Вашингтона, «угрожает всему миру». Ну а тот факт, что у Израиля имеется, по меньшей мере, 200 ядерных боеголовок, представляющих потенциальную угрозу всему арабо-мусульманскому миру, Соединенными Штатами, разумеется, в расчет не принимается.

Подобное развитие событий может дестабилизировать обстановку на Арабском Востоке, поскольку способно породить сильный социальный протест в широкий слоях населения. Поэтому у тех, кто внимательно следит за развитием событий в мире, не вызывает большого удивления стремительный рост антиамериканских настроений, достигших в последние годы впечатляющих масштабов. Эти настроения еще больше усилились после войны в Ираке, начатой США и их союзниками весной 2003 г. Работа США по урегулированию арабо-израильского конфликта также пока не принесла каких-либо положительных результатов. Так, в частности, поддерживаемый Вашингтоном план «Дорожная карта» встречает сопротивление со стороны части населения Израиля и его правительства, продолжающего проводить военные операции на палестинских территориях, строить еврейские поселения и «разделительную стену», уничтожать лидеров палестинского сопротивления. Как итог – ответные акции палестинских радикалов и перманентная война под лозунгом «кровь за кровь». При этом у большинства наблюдателей складывается мнение, что США нарочно не используют свои дипломатические возможности для того, чтобы продемонстрировать хотя бы видимость своего деятельного участия в процессе ближневосточного урегулирования.

Согласно итогам проведенного Центром стратегических исследований Иорданского университета опроса, подавляющее большинство жителей Ближнего Востока полагает, что США недостаточно активно работают над реализацией плана «Дорожная карта», который, по мнению большинства опрошенных, может стать основой для решения арабо-израильского конфликта и привести к его справедливому урегулированию. Кроме того, общественность региона выражает уверенность в том, что американское присутствие в Ираке приведет лишь к разграблению богатств этой страны и укреплению безопасности Израиля.

США рассматривают Ближний Восток как зону своих жизненно важных интересов, но именно в этом регионе на сегодня наиболее сильны антиамериканские настроения. Доктрина «силовой демократии» Вашингтона, которая, по мнению ее авторов, должна опираться на альянс прозападных арабских правителей, встречает протест большей части населения в арабском мире. За годы арабо-израильского противостояния и постепенного укрепления позиций Соединенных Штатов в регионе среди населения арабских стран накопился большой потенциал неприязни к США, который вряд ли уменьшится в обозримом будущем. Вызов, брошенный в адрес ряда арабских стран, общественное мнение в регионе воспринимает как вызов арабо-мусульманской цивилизации, самой исламской концепции, ее системе ценностей. Именно поэтому заигрывание той или иной арабской страны с США получает весьма отрицательную оценку среди ее же населения, поскольку данная политика Вашингтона расценивается как враждебная и губительная для арабо-мусульманского мира.

Негативное отношение жителей Ближнего Востока к США красноречиво проявилось в реакциях на теракты 11 сентября 2001 г. Общественное мнение разделилось в оценках случившегося в США. Официальные власти большинства государств осудили массированную террористическую атаку на Америку. Совсем иначе отреагировала на случившееся общественность. В такой ключевой стране региона, как Египет граждане не скрывали своего удовлетворения. Некоторые простые египтяне даже сравнивали события 11 сентября с октябрьской войной 1973 г., когда египетская армия, успешно форсировав Суэцкий канал и прорвав укрепленную «линию Бар-Лева», нанесла неожиданный удар по израильтянам, оккупировавшим за шесть лет до этого Синайский полуостров.

Причин столь негативного отношения к США немало. Для большинства простых граждан, живущих в регионе, США – основной виновник происходящих бед на Ближнем Востоке, в частности, затянувшегося палестино-израильского конфликта, в котором, по мнению подавляющего большинства жителей региона, Вашингтон давно и твердо занимает сторону еврейского государства. Кроме того, в намерениях США провести реформы на Ближнем Востоке люди видят попытку нарушить вековые устои и самобытность стран и народов в этом регионе. Египетская «Аль-Ахрам», комментируя события 11 сентября в США, задалась вопросом: «Возможно ли, что это означает начало войны с глобализацией?». И сама же постаралась дать на него ответ: «Настоящей причиной терроризма является углубление пропасти между Югом и Севером и безумная гонка потребления, охватившая мир».

Стоит отметить, что устойчивый рост антиамериканских настроений происходит на фоне заявлений ряда высокопоставленных деятелей Белого дома и Пентагона о том, что Америке нужен умеренный, модернизированный ислам, за которыми опять-таки угадываются намерения США подвергнуть Ближний Восток реформам не только в политико-экономическом плане, но и в цивилизационном. Очевидно, что в условиях неприязни большинства жителей к политике США любые инициативы Вашингтона в регионе воспринимаются с недоверием как очередные попытки поработить народы Ближнего Востока.

План «Большой Ближний Восток» следует рассматривать как политический курс Вашингтона в рамках так называемой доктрины Буша, а также в контексте всей внешней политики США по окончании «холодной войны». После распада в 1991 г. СССР и биполярной системы международных отношений странам ближневосточного региона стала навязываться американская модель видения мироустройства, в котором США играют «первую скрипку». Зачастую такие идеологические акции осуществляются посредством агрессивной экономической экспансии, насаждения американских социокультурных ценностей, наращивания военного присутствия в зонах искусственно нагнетаемого кризиса.

Критика политики США все четче слышна в истеблишменте страны. По мнению бывшего советника президента США Джимми Картера по национальной безопасности, известного политолога и идеолога американской гегемонии Збигнева Бжезинского, администрация Джорджа Буша-младшего «проводит экстремистскую, примитивную политику, которая упрощенно разделяет всех на «плохих» и «хороших». Нынешняя позиция США – «кто не с нами, тот против нас», по мнению Бжезинского, ведет страну к изоляции на международной арене. Он также критически оценил действия Вашингтона, связанные с войной в Ираке, заметив, что США из освободителей превратились в оккупантов, и добавил при этом, что «война обходиться нам слишком дорого». В связи с этим, по мнению политолога, в будущем у США может возникнуть немало проблем с развитием экстремистских движений в странах Ближнего и Среднего Востока, в том числе и в Египте.

Выступая против плана США, арабо-мусульманские страны не отказываются от необходимости проведения коренных политико-экономических преобразований, направленных на преодоление отсталости и совершение качественного рывка. По мнению президента Исламской Республики Иран, доктрину «Большой Ближний Восток» можно осуществить и на основе исламских ценностей и интересов мусульманских стран региона, и одним из условий ее формирования должно быть установление народной власти и демократических правительств, а также уважение прав и свобод народов региона. «Хотя авторы доктрины «Большой Ближний Восток» преследуют свои цели, претендуют на господство над этим важным регионом и намерены превратить сионистский режим Израиля в общественно-политическую модель для стран региона, эту доктрину можно реализовать и с использованием наших ценностей и интересов», – заявил Мохаммад Хатами. Подчеркнув, что условиями реализации такого проекта должно быть установление народной власти и демократического правительства, он отметил: «Ислам, по канонам которого мы живем, призывает нас устанавливать именно народную власть».

Несмотря на присущую Востоку консервативность и верность устоявшимся принципам государственного строительства и правления, в некоторых странах Арабского Востока результаты реформ по модернизации политической системы налицо. Конкретные примеры показывают, что реформы в ряде арабских странах проходят вполне успешно, особенно там, где уровень доверия власти со стороны населения высок. Наиболее яркий пример успешных реформ можно наблюдать в Сирийской Арабской Республике. Став во главе Сирии в 2000 г. молодой президент Башар Асад, пользующийся популярностью у своего народа, взял курс на постепенную либерализацию общественной и политической жизни САР. В 2003 г. правящая в Сирии Партия арабского социалистического возрождения (ПАСВ, или Баас) приняла решение «ослабить вмешательство» в политическую и экономическую жизнь. Как было заявлено со страниц партийной газеты в резолюции по итогам состоявшегося в Дамаске летом 2003 г. заседания руководства ПАСВ, баасистам «не следует подменять исполнительную власть», «члены партии и партийные органы должны только направлять и следить за работой госструктур». Как отметили сирийские средства массовой информации, это решение руководства ПАСВ было «воспринято с воодушевлением сирийской общественностью». Ослабление партийного контроля призвано наладить «оптимальное взаимодействие всех членов общества вне зависимости от политических взглядов». Кроме того, успешно, хотя и небыстрыми темпами, развивается экономика. Возможность высказывать свои идеи получили различные общественные организации, СМИ, а борьба с коррупцией объявлена одним из приоритетных направлений в деятельности государства.

За последние несколько лет коренные преобразования можно наблюдать в двух небольших монархиях Персидского залива – Бахрейне и Катаре. 14 февраля 2001 г. в ходе референдума была одобрена Национальная хартия, определившая основные направления политических и социально-экономических преобразований в Бахрейне. Согласно ей, предусмотрено учреждение двухпалатного парламента и независимой судебной власти, предоставление гражданских прав подданным и их равенство перед законом вне зависимости от пола, социального происхождения и религиозной принадлежности. Ровно год спустя, 14 февраля 2002 г. Хамад бен Иса Аль Халифа на основании Хартии внес изменения в Конституцию 1973 г. и объявил себя королем (до этого глава государства именовался эмиром). В 2002 г. король Бахрейна издал новый закон о печати, который многие назвали «самым либеральным в арабском мире».

В соседнем с Бахрейном Катаре в апреле 2003 г. подавляющее большинство жителей проголосовало за первую Конституцию после получения страной независимости в 1971 г. В поддержку документа проголосовали 96% участников референдума. Согласно принятой катарцами Конституции, в стране создается Консультативный совет (парламент) в составе 45 членов, две трети из которых избираются на выборах, а одна треть – назначается эмиром. В Конституции зафиксировано разделение полномочий между исполнительной, законодательной и судебной властями.

Примером страны, где успешно осуществляется политическая и экономическая модернизация, можно назвать также и Тунис. За годы реформ это небольшое государство на севере Африки добилось больших результатов. Властям страны во главе с президентом Зин аль-Абидином Бен Али удалось подавить фундаменталистов, выйти на один из лучших в арабском мире показателей по доходу на душу населения. Выбранный властями курс на либерализацию экономики и отмену ограничений на частнопредпринимательскую деятельность встречает поддержку у подавляющего большинства населения. В стране действует самое либеральное на Арабском Востоке законодательство в отношении женщин. Достижения Туниса оценила даже скупая на комплименты по отношению к арабскому миру Европа. В 1998 г. был подписан документ об ассоциированном членстве Туниса в ЕС.

Впрочем, есть и те, кто считают, что тесное партнерство Туниса с ЕС, его политика открытости «неизбежно приведут страну к большей зависимости от Запада, превратят ее в рынок сбыта европейских товаров». А в политическом и военном смысле – «в стратегический плацдарм, территорию для военных баз НАТО и США».

Процесс постепенной политической модернизации в арабских странах нередко наталкивается на серьезные преграды внутриполитического характера. В последние годы власти арабских стран столкнулись со сложной задачей сохранения национальных безопасности. Волна терактов, прокатившаяся по арабским странам в 2002–2004 гг. (взрывы в Тунисе, Марокко, Саудовской Аравии), и вызванное этим осложнение общей ситуации в регионе вынуждают правящие круги арабских стран «закрутить гайки», ставя под государственный контроль деятельность некоторых СМИ и общественных организаций.

Еще один аспект проблемы – насколько процесс реформ изменит геополитический облик региона. Очевидно, что при проведении реформ необходимо учитывать не только интересы всего Ближнего Востока в целом, но и отдельно взятой страны. Это вызвано необходимостью соблюдать амбиции стран региона, а также поддерживать баланс сил, сложившийся за долгие годы. Так, Египет – государство, обладающее большим политическим весом в арабском мире, стремится к закреплению в нем своего лидерства, хотя и не обладает столь колоссальными запасами углеводородного сырья, как страны Персидского залива. Египет является ключевым звеном в системе безопасности как в Северной Африке, так и в регионе Арабского Машрика. Вряд ли захочет менять свой статус одного из лидеров арабо-мусульманского мира и Саудовская Аравия. То же самое можно сказать и о Сирии, закрепившей за собой звание страны – последнего бастиона панарабизма.

Важным условием для осуществления модернизации на Ближнем Востоке должно стать не только урегулирование наиболее острых вооруженных конфликтов в регионе, но и обеспечение должной экономической базы. Приоритетной задачей для арабских стран является создание собственного экономического сообщества. В арабских странах понимают, что, лишь создав свой общий рынок, можно противостоять вызовам глобализации. Процессы глобализации и интеграции, сопровождаемые снятием всевозможных ограничений и повсеместным взаимопроникновением экономических субъектов, арабским странам сулят больше проблем, нежели выгод. Неразвитость промышленного сектора, недифференцированная структура экспорта, привязанность к нефтяной и газовой «игле» делают экономики арабских стран менее устойчивыми и менее гибкими перед лицом транснациональных корпораций. Существует реальная опасность установления однополюсного мирового экономического порядка, который приведет к маргинализации Ближнего Востока в случае, если арабы не сплотятся экономически. На современном этапе развитию интеграционных процессов препятствует ряд факторов. Среди основных стоит выделить различный уровень экономического развития в арабских странах, наличие горячих точек в регионе, дезинтеграционные факторы внутри- и внешнеполитического характера. Об этом все чаще говорят арабские лидеры с трибун саммитов и конференций. Кроме того, есть ярко выраженный внешний фактор – давление со стороны США, которые не хотят создания на Арабском Востоке сильного регионального блока, способного вести независимую политику.

В связи с этим весьма важным с точки зрения перспектив экономических преобразований в регионе решением, принятым в дни работы Всемирного экономического форума в Иордании в мае 2004 г., стало наделение Арабского делового совета (АДС) мандатом на осуществление экономических реформ в арабском мире. По словам представителей АДС, одной из главных его целей является «создание конкурентоспособного и прогрессивного арабского мира». Среди задач АДС – проведение либеральных экономических реформ, создание межарабской свободной экономической зоны, развитие человеческих ресурсов, снятие ограничений на иностранные инвестиции, ликвидация правительственных монополий в экономике, создание системы эффективного арбитража для решения спорных вопросов, защита интеллектуальных прав и собственности, развитие экспорта.

Как можно видеть, определенные политические и экономические преобразования в ряде стран Ближнего Востока уже происходят. Вместе с тем, весьма актуальным на повестке дня остается реформирование всей системы межгосударственных отношений, прежде всего, межарабских, а также их структурно-институциональных учреждений, в первую очередь, – ЛАГ. Важным условием для успешного проведения этих реформ является урегулирование региональных конфликтов, а также отсутствие давления США и Израиля.

Очевидно, странам Ближнего Востока не обойтись без» определенного содействия стран Запада, которое должно быть выражено, прежде всего, в желании развивать равные, партнерские отношения. Пример Европы, не поддержавшей санкции США против Сирии и выступающей за развитие связей с Ираном, показывает, что сотрудничество стран Ближнего Востока с Западом будет продолжено и впредь, поскольку серьезные экономические интересы Европы, а, скорее всего и США, в этом регионе всегда будут пересиливать недовольство по поводу несоответствия внутриполитических реалий стран Востока пресловутым западным стандартам.

Ближний Восток имеет достаточный экономический и людской потенциал для того, чтобы успешно провести политические и социально-экономические реформы и стать полюсом силы на карте международных отношений. Вопрос лишь в том – насколько быстро страны региона смогут договориться между собой и сплотить свои ряды, чтобы противостоять навязываемому США миропорядку. Если официальные власти стран региона, формулируя свое отношение к плану «Большой Ближний Восток», дипломатично отмечают его несовместимость с историей, традициями, реалиями сегодняшнего дня, то для простых людей представляется совершенно очевидным, что конечной целью проекта Вашингтона является приход к власти в странах региона марионеточных проамериканских режимов. Реалии современности таковы, что страны арабо-мусульманского мира стоят перед историческим выбором – либо они, объединив усилия, совершат рывок и смогут преодолеть отсталость и зависимость от Запада, либо Запад навяжет им свое мировидение и заставит жить народы региона так, как этого хочется Западу.

В завершении приведем слова министра иностранных дел Катара Хамада бен Джасима ат-Тани, заявившего на проходившей в Кувейте в мае 2004 г. конференции «Регион и будущее», что «лучше провести реформы самим, чем ждать, когда нас заставят это сделать извне».



Список литературы

политический реформа ближний восток

  1. План «Большой Ближний Восток», предложенный США // Al-Si-yassaal-Dawliya, Cairo, April 2004, Issue № 156. – С. 297–301.

  2. Ежегодник СИПРИ 2002. Вооружения, разоружение и международная безопасность. – М.: Наука, 2003. – С. 560.

  3. Зеленин Д. Бахрейнский опыт «революции сверху» // КОМПАС, 19.11.2002.

Размещено на Allbest.ru