Реакция арабского мира на вторжение ВС США в Ирак (97456)

Посмотреть архив целиком

Реакция арабского мира на вторжение ВС США в Ирак


Война в Персидском заливе 1990–1991 гг., вызванная оккупацией Ираком государства Кувейт, стала настоящим испытанием для региона Арабского Востока. «Иракский кризис» надолго дестабилизировал обстановку в этом уголке земного шара, спровоцировал ввод в зону Персидского залива большого количества иностранных вооруженных сил, прежде всего США, и рост милитаристских настроений среди местных властителей.

Соединенные Штаты постарались использовать кризис вокруг Ирака для укрепления своего влияния на Ближнем Востоке. Объявив регион Персидского залива зоной своих «жизненно важных интересов», а себя гарантом его безопасности, США стали наращивать здесь свое военное присутствие. Важным итогом войны для Соединенных Штатов стало то, что им помимо укрепления своих позиций в этом регионе удалось вывести из строя наиболее серьезную антиамериканскую и антиизраильскую военно-политическую силу в арабском мире, каковой по праву считался Ирак.

По оценкам кувейтских и западных специалистов, урон, нанесенный Кувейту иракской оккупацией, составил более 300 млрд. долл. Потери Ирака, как людские, так и экономические, также были весьма ощутимыми. В Ираке, по оценкам международных специалистов, за время операции «Буря в пустыне» погибло более 200 тыс. человек как военных, так и мирных жителей, а общий ущерб, нанесенный стране, составил 200 млрд. долл.».

Агрессия против Кувейта обернулась большими потерями для иракской армии. В ходе войны в Персидском заливе 1990–1991 гг. Ирак потерял почти половину своей бронетанковой техники и артиллерии. Однако несмотря на нехватку средств на социальные нужды, Саддаму Хусейну в течение 90-х годов удалось частично восстановить боеспособность иракской армии.

Отсутствие военных действий вскоре после окончания операции «Буря в пустыне» тем не менее не снижало напряженности на Ближнем Востоке. Власти арабских стран, напуганные двумя войнами в регионе, – ирано-иракской (1980–1988 гг.) и ирако-кувейтской (1990–1991 гг.), принялись активно наращивать свои вооруженные силы, тратя на закупку вооружений миллиарды долларов, несмотря на то, что их государственные бюджеты не досчитывались средств на другие не менее важные статьи в социально-экономической сфере. К примеру, общий дефицит бюджетов стран ССАГПЗ в 1991 г. в результате расходов на военные нужды составил 65 млрд. долл.

В дальнейшем расходы на закупку оружия только росли. Как сообщается в докладе Арабского валютного фонда, обнародованном в 2002 г., более четверти всех бюджетных расходов в арабских странах используется на закупку вооружений. В докладе, в частности, говорится, что в 2000 г. 22 государства – члена Лиги арабских государств на военные цели затратили более 27% всех бюджетных ассигнований – 53 млрд. долл. В то же время на развитие экономики было затрачено в три раза меньше – 17,7 млрд. долл.

Больше всего в арабском мире тратят на военные нужды страны Персидского залива. В 2000 г. на эти цели было израсходовано 34 млрд. долл., что составило 35% всех бюджетных ассигнований и 64% всех общеарабских военных затрат. Всего, констатируется в докладе, с 1995 по 2000 гг. страны Залива затратили на приобретение вооружений 173 млрд. долл. – первое место в мире в этой категории расходов.

Гонка вооружений, таким образом, стала для большинства арабских стран печальным итогом и жизненной необходимостью перед лицом новых, военных угроз. Стоит добавить, что бремя основных расходов в ходе военных действий также взяли на себя страны ССАГПЗ. По некоторым данным, операция «Буря в пустыне» обошлась в 80 млрд. долл. и 80% этой суммы оплатили страны Персидского залива.

Жесткие санкции, введенные Советом Безопасности ООН в 1990–1991 гг. в отношении Ирака, основательно подкосили экономику этой некогда процветавшей арабской страны на берегах Тигра и Евфрата. Несмотря на помощь зарубежных государств (в том числе и Египта) и международных организаций, гуманитарная и экономическая ситуация в Ираке в 90-е годы XX – начале XXI вв. продолжала оставаться весьма и весьма тяжелой.

Программа ООН «Нефть в обмен на продовольствие», реализация которой была начата в декабре 1996 г., не удовлетворяла всех потребностей иракцев в продуктах питания и медикаментах. Согласно данным ООН, финансовый дефицит этой программы в конце 2002 г. по итогам 12-й фазы гуманитарной программы составлял 1,4 млрд. долл., что вызвало кризис в жизненно важных секторах иракской экономики, таких как сельское хозяйство, пищевая промышленность, электроэнергетика, здравоохранение, водоснабжение, жилищное строительство, образование, транспорт и связь и др.

По данным Детского фонда ООН (ЮНИСЕФ), с 1990 по декабрь 2001 гг. из-за нехватки продовольствия и лекарств умерли более 1,5 млн. человек из 22 млн. населения страны, около 500 тыс. из них – дети в возрасте до пяти лет. Приведем одну страшную цифру: за годы блокады детская смертность от дистрофии в Ираке увеличилась более чем на 3000%.

Ирак 90-х годов не представлял угрозы для своих соседей и международного сообщества. В то же время было очевидно, что Соединенные Штаты собираются и впредь использовать «иракский повод» для проявления своей мощи и укрепления в регионе своих позиций, прежде всего военных. В 1991–1992 гг. на севере и юге Ирака были созданы так называемые «беспилотные зоны» – две особые зоны, закрытые для полетов иракской авиации, работы ПВО и радиолокационных станций. Как было заявлено, они были установлены для защиты курдского и шиитского населения по инициативе США, Великобритании и Франции. Американские и британские самолеты, патрулировавшие эти зоны, подавляли любую активность иракских ВВС и ПВО, угрожавших их миссии.

США постоянно держали ситуацию вокруг Ирака в состоянии напряжения, не жалея средств для зачастую искусственного нагнетания обстановки. Операция «Лиса в пустыне», проведенная США и Великобританией 17–20 декабря 1998 г. и ставшая крупнейшей силовой акцией против Ирака со времен войны в Персидском заливе в 1991 г., подтвердила намерения Вашингтона силовым методом подчинить себе режим одиозного Саддама Хусейна. В итоге ракетно-бомбовые удары привели к большим разрушениям, в том числе жилых и хозяйственных объектов в Багдаде и других населенных пунктах Ирака.

Говоря об отношении к «багдадскому режиму» внутри арабского мира и со стороны ведущих европейских стран, следует отметить, что болезненная рана на теле арабского сообщества под названием Ирак к началу XXI века потихоньку стала затягиваться. Американцам все труднее было убеждать правящие и деловые круги в Европе, России, Арабском Востоке и других регионах мира в том, что Ирак по-прежнему представляет собой угрозу мировому сообществу.

Описывая ситуацию, с которой столкнулась администрация президента США Джорджа Буша-младшего, бывший заместитель госсекретаря Роберт Эйнхорн отметил: «Ирак выиграл пропагандистскую войну; в итоге в январе 2001 г. сложилась широкая международная поддержка идеи отмены режима санкций ООН. Речь шла не только о российском, французском или правительствах арабских стран, но также и о западноевропейских. Более того, за это выступало и население на Западе и в США; к отмене санкций призывали неправительственные организации». Арабские страны в этот период также активно выступали за снятие санкций с Ирака.

2002 год ознаменовал новый этап улучшения отношений Ирака как с некоторыми странами Востока, так и Европы. Так, при посредничестве главы ЛАГ Амра Мусы, были сделаны серьезные шаги по примирению Ирака со странами Персидского залива, которые донельзя ухудшились после войны в Заливе 1990–1991 гг. Тенденция к потеплению отношений Ирака с арабскими странами четко проявилась во время саммита глав государств ЛАГ в Бейруте в марте 2002 г.

В прошедшей в ноябре 2002 г. 35-й Международной торгово-промышленной ярмарке в Багдаде участвовало свыше 1200 фирм и компаний из 49 стран – показатель, близкий к тому, какой был до войны в Персидском заливе 1990–1991 годов. Форум проходил на фоне обнадеживающей новости о решении Багдада допустить специалистов ООН по разоружению в страну для проведения необходимых инспекций. Как заявил на открытии ярмарки вице-президент Ирака Таха Ясин Рамадан, «Ирак объявил о согласии допустить инспекторов ООН по разоружению в страну в ответ на желание некоторых дружественных государств опровергнуть обвинения США и их союзников, в частности, Великобритании».

Весьма важным событием для Ирака стало то, что активное участие в ярмарке приняли фирмы (свыше 40) из соседней Саудовской Аравии – страны, с которой у Ирака были прерваны отношения во время этой войны 1990–91 гг. Несмотря на то, что отношения между Ираком и Саудовской Аравией после войны в Персидском заливе крайне обострились, к началу XXI века Эр-Рияд стал активным поставщиком в Ирак сельскохозяйственного и бытового оборудования и техники, продуктов питания, медикаментов и запчастей. К 2002 г. товарообмен между Саудовской Аравией и Ираком превышал 1 млрд. долл.

Принимая саудовских бизнесменов, вице-президент Ирака Таха Ясин Рамадан выразил надежду, что развитие связей между Ираком и Саудовской Аравией служит «укреплению арабского братства, является эффективным вкладом в защиту интересов арабской нации, служит срыву происков ее врагов». Он призвал королевство к объединению рядов, укреплению взаимопонимания в борьбе «против планов США и сионизма, направленных на раскол арабов».

В октябре 2002 г. на границе Ирака с Саудовской Аравией после 12-летнего перерыва был открыт таможенный терминал «Арар», ставший важным пунктом для ввоза в Ирак гуманитарных грузов в рамках программы «Нефть в обмен на продовольствие». Интенсивность развития двусторонних отношений между Ираком и Саудовской Аравией позволила режиму в Багдаде говорить о возможности возобновления дипломатических отношений с Эр-Риядом. Как заявил вице-президент Ирака Таха Ясин Рамадан, страна готова «в любой момент возобновить дипотношения с Саудовской Аравией».






Чтобы не видеть здесь видео-рекламу достаточно стать зарегистрированным пользователем.
Чтобы не видеть никакую рекламу на сайте, нужно стать VIP-пользователем.
Это можно сделать совершенно бесплатно. Читайте подробности тут.