Проблемы глобализации арабских стран в мировую экономику (97453)

Посмотреть архив целиком

Проблемы глобализации арабских стран в мировую экономику


Тема глобализации является сейчас, пожалуй, наиболее широко распространенной среди работ, посвященных экономическим проблемам развивающегося мира. Все авторы сходятся во мнении, что этот феномен проявляется в усилении экономического и научно-технического взаимодействия различных стран, тенденции к их интеграции. Всемирный банк определяет глобализацию как увеличивающуюся экономическую взаимозависимость стран мира вследствие возрастающего объема и многообразия международных перемещений товаров, услуг и интернациональных потоков капитала, а также все более быстрого и широкого распространения технологий. Таким образом, особое значение для судеб отдельных государств приобретает проблема их интеграции в мировое хозяйство, поиска оптимальной модели развития в новых условиях и наиболее рационального способа участия в международном разделении труда.

Сама природа предопределила характер национального экономического развития и международной специализации арабских государств, располагающих крупными запасами углеводородного сырья. На мировом рынке они выступают в качестве поставщиков нефти и продуктов ее переработки, получая значительные финансовые ресурсы от продажи этих товаров. Однако опыт многих стран свидетельствует о том, что обилие природных ресурсов не всегда способствует, а иногда даже мешает экономическому росту. Отсутствие нефтяных ресурсов у ряда арабских стран и, соответственно, крупных финансовых поступлений от внешней торговли, с одной стороны, порождает ряд серьезных проблем, таких, как дефициты торговых балансов и госбюджетов, большой внешний долг, а с другой, стимулирует поиск моделей развития, позволяющих обеспечить быстрый экономический рост и диверсификацию экономики, заставляет обращать особое внимание на развитие внешней торговли и возможности включения в международное разделение труда.

По мнению специалистов международных финансовых организаций – Международного валютного фонда, Всемирного банка, а также представителей Евросоюза, – ускорить экономический рост и обеспечить успешную интеграцию в международное разделение труда способна лишь модель развития, опирающаяся на активизацию частных инвестиций, приток иностранных капиталовложений, стимулирование внешней торговли. Наряду с немногими другими государствами арабского региона Иордания и Марокко довольно успешно осуществляют эти принципы на протяжении последних 10–15 лет.

При анализе проблем экономического развития представляется правомерным методологически объединить эти две страны. Не располагая запасами углеводородного сырья и, соответственно, финансовыми возможностями, которые дает торговля нефтью, эти государства в течение длительного периода ведут поиски наиболее подходящей специализации во внешней торговле. Первоначально они выступали преимущественно в качестве поставщиков минерального сырья, а именно фосфатов, крупные месторождения которых имеются на их территориях. Другой отраслью специализации являлось сельское хозяйство. Однако подобная направленность экспорта неконкурентоспособна в современных условиях и не способна обеспечить достаточных объем финансовых поступлений от внешней торговли.

Средний показатель ВВП на душу населения в регионе Ближнего Востока и Северной Африки составляет 2 тыс. долл. Этот усредненный показатель достигается за счет высокого уровня подушевого ВВП нефтедобывающих государств – Катара, Омана, ОАЭ и пр. Если учесть этот момент, то Иордания, где ВВП на душу населения равен 1750 долл., и Марокко со 1190 долл. ВВП на душу населения, выглядят не так уж плохо.

Страны различны по емкости внутреннего рынка – население Марокко почти в 6 раз превышает численность населения Иордании. Есть различия и в структуре ВВП этих государств. Хотя в обоих преобладает сфера услуг, в Марокко она обеспечивает чуть более половины производства ВВП, в Иордании – почти две трети; доля сельского хозяйства в Марокко приближается к 16%, в Иордании составляет всего 2%. А вот удельный вес в ВВП промышленности в обеих странах уже ближе – чуть более трети в Марокко и около четверти в Иордании при том, что обрабатывающие отрасли промышленного производства дают 15–17% ВВП.

В период 1991–2001 гг. Иордания обгоняла Марокко по темпам экономического роста (4,5% и 3,0% соответственно). В 2002 г. объем ВВП увеличился в Иордании на 4,9%, в Марокко – на 4,5%. В обеих странах экономический рост на протяжении 90-х годов и вплоть до настоящего времени обгонял примерно на 1,5% рост населения, что способствовало медленному, но постоянному увеличению показателя подушевого ВВП.

С середины 90-х годов в обеих странах заметно активизировался процесс реформирования экономики. Необходимость проведения реформ была осознана еще раньше в связи с критическим положением хозяйства, сложившимся в Марокко и Иордании в 80-е годы. Проявлениями финансового и экономического кризиса в обоих государствах стали большие объемы дефицитов торгового баланса и государственного бюджета, высокие темпы инфляции и замедление экономического роста, огромные внешние долги. Например, в Иордании внешний долг за 1981–91 гг. возрос с 51,5% до 227,7% ВВП, дефицит госбюджета в 1988 г. составил 24% ВВП. В Марокко к 1981 г. дефицит госбюджета достиг 15% ВВП, а отношение суммы внешнего долга к ВВП в 1987 г. превысило 118% .

Основной целью проведения реформ стало преобразование закрытой, неэффективной, опирающейся преимущественно на госсектор, экономики в более открытую, конкурентоспособную, с преобладанием частного предпринимательства. Соответственно в первую очередь в обеих странах была осуществлена перестройка и приватизация госсектора. В Марокко этому процессу положил начало закон о приватизации, принятый еще в 1989 г., однако активное его развитие приходится на вторую половину 90-х годов. Продажа госпредприятий частным инвесторам проводилось в телекоммуникационном и гостиничном бизнесе, в ряде отраслей промышленного производства (добыча цветных металлов, производство металлоизделий, цемента, удобрений, табачной и пищевой продукции), торговле, финансовой сфере (кредитование и страхование). На 2002 г. в руках государства оставались такие стратегически важные отрасли, как добыча фосфатов, производство и распределение электроэнергии, водоснабжение, транспорт, хотя наблюдается привлечение частных местных и иностранных инвесторов в процессе осуществления крупных государственных проектов.

С середины 90-х годов Иордания также приступила к приватизации госсектора. Здесь руководство страны действовало даже более решительно, чем в Марокко. По существующей концепции приватизации государству отводятся функции разработки и осуществления общего направления развития, поддержания основных экономических и финансовых пропорций через посредство разработки законодательства, регулирования социальной сферы. В частный сектор вплоть до 2002 г. были переданы предприятия и компании, работавшие в сфере транспорта, связи, финансов, гостиничного дела и туризма; готовится приватизация крупнейших компаний по добыче, переработке и продаже фосфатов и поташа, а также электроэнергетической отрасли.

Основным способом разгосударствления в обеих странах стала продажа компаний через биржу или путем тендерных сделок с предварительным акционированием и оценкой, часто с привлечением международных экспертов. Значительная часть приватизируемых предприятий переходит в руки частных иностранных инвесторов. Так, например, в Марокко около 78% вырученных в процессе разгосударствления экономики средств представляют собой иностранные инвестиции. Только в 2001 г. в страну поступило 33 млрд. дирхамов иностранных прямых капиталовложений, что явилось в основном результатом крупных сделок в сфере телекоммуникационного бизнеса. Кроме того, ожидается значительный рост частных капиталовложений в приватизированных компаниях; по оценкам, в Иордании в ближайшие четыре года их объем может составить более 2 млрд. долл. или до 7% ВВП страны.

Для централизованного аккумулирования и рационального использования доходов от приватизации в обоих государствах были организованы специализированные Фонды. В Марокко это фонд Хассана II, выступивший в 2000–2003 гг. партнером в осуществлении нескольких десятков крупных проектов в сфере жилищного и автодорожного строительства, создания промышленной и туристической инфраструктуры, а также оказывающий финансовую поддержку предприятиям, действующим в экспорт ориентированных отраслях промышленности. В Иордании половина доходов от приватизации госсектора поступает непосредственно в госбюджет, остальная часть делится поровну между Фондом приватизации и Иорданской инвестиционной корпорацией и используется для финансирования крупных промышленных проектов и социальной сферы.

Политика разгосударствления и либерализации сопровождалась мерами по формированию прозрачного и четкого законодательного регулирования экономики, соответствующего международным стандартам. В частности, были внесены изменения в инвестиционные кодексы, направленные на упрощение процедуры инвестирования и создание равных условий для национальных и иностранных вкладчиков, а также на стимулирование притока капиталовложений в менее развитые регионы. Так, в Иордании либерализация инвестиционного законодательства осуществлялась в 1995 и 2000 гг., в результате принятых поправок местные и иностранные предприниматели получили равные права, а единственными сферами экономики, в которых иностранным гражданам запрещено владеть 100% капитала компаний, остались торговля, горнодобывающая промышленность и контрактная деятельность в строительстве. Также были приняты новые законы, регулирующие финансовую сферу, – о ценных бумагах, о компаниях, внесены изменения в налоговое законодательство и таможенный кодекс.


Случайные файлы

Файл
33993.rtf
ГОСТ 5089-97.doc
12272-1.rtf
samurai.doc
55769.rtf




Чтобы не видеть здесь видео-рекламу достаточно стать зарегистрированным пользователем.
Чтобы не видеть никакую рекламу на сайте, нужно стать VIP-пользователем.
Это можно сделать совершенно бесплатно. Читайте подробности тут.