Зарождение исламизма в Сирии в 30–60-е годы XX в. (97428)

Посмотреть архив целиком

Зарождение исламизма в Сирии в 30–60-е годы XX в.


В первой половине XX века Сирия представляла собой некое формальное государственное образование, лишенное в современном смысле ряда признаков государственности. В первую очередь это относится к не сложившейся территориальной целостности. В отличие от Египта, она не обладала монолитностью, которая была достигнута в Египте во время правления Мухаммеда Али и британского колониального присутствия. Такое наследие было получено от Османской империи, в составе которой страна находилась в течение 4 веков: с 1516 г. до заключения Мудросского перемирия в 1918 г. Территории, которые вошли в САР, были вилайетом, управляемым непосредственно султаном, и местные и племенные шейхи, лидеры больших кланов и другие феодалы платили налоги, признавали верховенство султана и получали неограниченную власть в своих вотчинах. Самоидентификации населения с территорией своего проживания не было. Клановая или племенная принадлежность были более важными звеньями социальной организации, чем единая территория проживания. К этому нужно добавить тот факт, что границы между арабскими странами были очерчены колониальными властями произвольно и, по сути, не содержали никакой мотивированной связи с национальным составом проживающего на этой территории населения.

Еще одной характерной чертой сирийского общества являлся пестрый и разнообразный национальный и религиозный состав населения, проживающего на этой территории. Кроме составляющих здесь большинство арабов-суннитов, на этнорелигиозной карте Сирии выделялись также многочисленные другие единицы – арабоязычные алавиты, друзы, исмаилиты и шииты-имамиты (мутавали), христиане арабы, армяне и ассирийцы.

Нужно отметить, что в первой половине XX века население, проживающее на этой территории, не сложилось как единая нация. Самоорганизованные и довольно сильные этноконфессиональные группы (алавиты в Ансарийских горах между северными границами Ливана и р. Нахр-эль-Кальб; друзы на плато Джебель Друз в Хауране и горном Ливане; шииты в горном Амиле, в Южном Ливане; исмаилиты около старого исмаилитского центра в горах Салямия, близ Хамы; курды-сунниты и туркмены у основания Тавроса и в Хасеке) компактно проживали в небольших, обычно горных, районах, где они были надежно защищены от посягательств суннитского большинства и были фактически полунезависимы от центральной власти. Известную роль в обособлении этноконфессиональных групп играла и политика Османской империи. По этому поводу сирийский исследователь А.Х. Хаурани отмечал, что в Османской империи «барьеры между общинами становились все более труднопроходимыми, и религиозные группы постепенно начали превращаться в национальные».

Фактически, процесс формирования сирийской нации не был завершен и продолжался. В период действия французского мандата (1920–1946) он сознательно тормозился колониальными властями, которые углубляли раздробленность страны. Так, сразу через несколько месяцев после передачи Франции сирийского мандата страна была поделена на несколько частей во главе с губернатором и французской администрацией. Ливану была дана независимость, а Александреттский санджак по франко-турецкому договору от 23 июня 1939 г. был передан Турции, несмотря на то, что подавляющее большинство проживающего на этой территории населения (арабы, армяне и даже часть турок) на референдуме 3 мая 1938 г. высказалось за сохранение единства с Сирией. До 1936 г. существовали Алавитское и Друзское государства. Даже после подписания в 1936 г. Договора о дружбе и помощи, по которому мандатарий – Франция обязывалась до 1939 г. отказаться от мандата и признать единство и независимость Сирии, она связала это с условием сохранения своих войск в районах, населенных алавитами и друзами – в Латакии и Джебель-эд-Друзе, еще на 5 лет. Впоследствии Франции удалось получить у новосформированного правительства Сирии согласие на предоставление округам Джазира, Джебель эд-Друз и Латакия широкой автономии с приглашением для управления ими французских советников.

Кроме всего прочего, несуннитским этноконфессиональным меньшинствам отдавалось явное предпочтение со стороны французских властей. Данные о так называемых Специальных отрядах Леванта, в составе 7000 человек, сформированных Францией в 1923 г. из представителей местного населения, подтверждают факт конфессионального дисбаланса в сирийской армии в период ее формирования. Так, из восьми пехотных батальонов три (первый, второй и пятый) были полностью укомплектованы из алавитов. А из 12 кавалерийских эскадронов все, кроме 24-го, укомплектованного арабами-суннитами из Дейр-аль-Зора и аль-Ракки, и 21-го и 25-го из Идлиба и Химса, состояли также полностью из алавитов. В целом же доля алавитов и христиан, представленных в составе Вспомогательной армии, составляла около 46%. Кроме того, большую часть из солдат, принадлежащих к суннитской конфессии, составляли черкесы и курды. Это несоответствие в определенной мере заложило основу той роли, которую играют меньшинства в последующей и современной сирийской политике, поскольку армия САР во многом являлась наследницей именно Специальных отрядов, а роль армии в новейшей истории Сирии трудно переоценить.

Несмотря на указанную незавершенность процесса складывания национальной идентичности, отношения местных жителей различных этноконфессиональных групп с французами были сложными и противоречивыми. Все возникавшие в период французской гегемонии национальные выступления подавлялись колониальными властями. Также наталкивались на их противодействие всякие попытки создания видимых даже полугосударственных атрибутов. Так, в 1939 г. было приостановлено действие Конституции 1930 г. Это все, в конечном итоге, привело к пронацистской ориентации сирийцев во время Второй Мировой войны. После падения Вишистского правительства, с середины июля 1941 г. Сирия перешла под контроль администрации голлистов. Для укрепления союзнических отношений 27 сентября 1941 г. была провозглашена независимость Сирии. Однако коммюнике «Свободной Франции» от 4 ноября 1943 г. заявляло, что система мандатного управления Сирией и Ливаном будет окончательно отменена только после того, как будут четко определены основы взаимоотношений между обеими сторонами и метрополией.

Только в марте 1943 г. была восстановлена конституция Сирии и в июле 1943 г. прошли парламентские выборы, на которых победу одержал Национальный патриотический блок, объединивший все существовавшие в стране политические организации. Президентом республики был избран лидер Национального блока Шукри Куатли. В декабре 1943 г. был отменен французский мандат. С 1 января 1944 г. все основные вопросы управления переходили в компетенцию сирийского правительства.

Однако несмотря на то, что к началу 1945 г. независимость Сирии признали 14 государств, а 24 октября 1945 г. страна была принята в ООН, на ее территории продолжали оставаться английские и французские войска. Франция ставила условия для вывода своих войск, которые касались предоставления ей экономических и стратегических привилегий. После отказа сирийского правительства удовлетворить эти требования в мае 1945 г. произошел ряд столкновений между французскими войсками и населением Дамаска, Хомса и других городов Сирии.

Лишь 17 апреля 1946 г., в день отмечаемый сейчас как национальный праздник сирийского народа – «День эвакуации», Франция полностью вывела свои войска из Сирии.

После приобретения независимости перед страной встал ряд больших проблем.

Одной из них была слабая национальная самоидентификация населения, проживающего на территории САР, к числу главных свидетельств чего можно отнести постоянное стремление руководящих элит Сирии к объединению с соседними странами.

Еще одним следствием политики французских колониальных властей стала неразвитость политической системы страны. Отсутствовали даже зачатки местных административных институтов, на основе которых было возможно построение государственных властных структур, как это произошло во многих арабских странах. В 1939 г. национальное правительство Сирии, созданное в 1936 г., после отказа сотрудничать с французскими колониальными властями на условиях полного и безоговорочного подчинения им было распущено. В стране с 1939 г. не действовала конституция, а для осуществления административных функций был создан Совет директоров из 5 человек, который находился под полным контролем колониальных властей.

Таким образом, структуры власти или институты, способные в будущем стать таковыми в полной мере, были созданы непосредственно перед получением независимости и не несли на себе печати полной легитимности. За 26 лет действия французского мандата сирийский парламент действовал лишь 11 лет (1923–1923, 1928–1928, 1932–1933, 1936–1939, 1943–1947 гг.). То же можно сказать о политических элитах и партиях, которые были слабы и немногочисленны; даже в наиболее крупных из них было лишь по несколько сот активных членов. Политические программы их были расплывчаты, уставов большинство не имело, как и сложившихся организационных структур. А жесткая и непримиримая борьба за власть между различными политическими группировками приводила к политической нестабильности. Только в период с марта 1949 г. по ноябрь 1951 г. произошло 4 государственных переворота.

В этих условиях решающее влияние на ситуацию в стране оказывала армия, сформированная на основе Вспомогательной армии. Численность армии достигала 20–25 тыс. солдат, а большинство в ней составляли представители религиозных и национальных меньшинств Сирии.


Случайные файлы

Файл
Komar.doc
142375.rtf
28359-1.rtf
59016.rtf
94092.rtf




Чтобы не видеть здесь видео-рекламу достаточно стать зарегистрированным пользователем.
Чтобы не видеть никакую рекламу на сайте, нужно стать VIP-пользователем.
Это можно сделать совершенно бесплатно. Читайте подробности тут.