Палестино-израильский мирный процесс (1995–2001 гг.) (97409)

Посмотреть архив целиком

Размещено на http://www.allbest.ru/










Реферат

Палестино-израильский мирный процесс (1995–2001 гг.)



Мирный процесс на Ближнем Востоке – система сложных взаимоотношений между всеми его участниками. В данной работе речь идет не о количестве участников, а о качественном аспекте проблемы. В центре ее находятся палестино-израильские противоречия, представляющие собой острый этнополитический конфликт, который в силу своей природы крайне сложен для разрешения. Он принес несчастья, разочарования и обиды всем тем, кто хоть как-то был в него вовлечен.

В современном мире, когда на первый план вышли не межгосударственные, а этнополитические и этнотерриториальные конфликты, опыт урегулирования палестино-израильских отношений с его успехами и провалами имеет важное практическое значение, может помочь в разработке подходов и определении стратегии поиска взаимоприемлемых компромиссов в других современных конфликтах.

После изменения в 1995 г. внутриполитической обстановки в Израиле (убийство И.Рабина) процесс ближневосточного урегулирования оказался в стадии стагнации. Этот новый этап мы и попытаемся рассмотреть в данной работе. «Новым этапом», конечно, можно считать исключительно период до 2000 г., поскольку более поздние события свидетельствуют, что процесс серьезно отброшен назад и все более обостряется угроза стабильности всего региона.

Рассматривая эволюцию территориальной проблемы в палестино-израильском мирном урегулировании, можно сказать, что здесь обе стороны продвинулись достаточно далеко. Однако хотя именно неспособность решения этого вопроса привела к новому взрыву военной напряженности на Ближнем Востоке, все же можно утверждать, что сотрудничество между недавними врагами все-таки возможно.

Возвращаясь в 1995 г., к подписанию соглашения «Осло 2», представляется интересным прорыв, которого достигли обе стороны: в основном, в соглашении речь шла о территориях, расположенных на Западном Берегу реки Иордан. Предполагалось разделить территории, передававшиеся под палестинскую юрисдикцию, на зоны.

В зону «А» должны были войти все города. Эти территории полностью отдавались палестинцам. Таких территорий было около 4%.

В зону «В» вошли те территории, которые были менее населены и на них находились деревни. Эти 25% территорий должны были находиться под совместным палестино-израильским контролем.

Зона «С» – те земли, которые были конфискованы Израилем под нужды связи израильских поселений – дороги, сами поселения. Такие территории оставались под жесткой юрисдикцией Израиля.

Проект соглашения, разработанный Бейлином-Абу-Мазеном в 1995 г., шагнул еще дальше: согласно их плану, Израиль должен был аннексировать 6% территории Западного Берега р. Иордан, где проживали еврейские поселенцы.

Поселенцам, которые не пожелали бы уезжать, выплачивалась бы компенсация. Выбор был невелик, либо уехать в собственно Израиль, либо оставаться, но уже под юрисдикцией государства Палестина, что само по себе явилось большим изменением в палестино-израильских отношениях: Израиль впервые признавал право палестинцев на свое собственное независимое государство.

Данный план касался принципиальных вопросов урегулирования и включал в себя пункты, где впервые говорилось о том, что почти все израильские поселения с оккупированных территорий необходимо эвакуировать. Как известно, именно израильские поселения, построенные в густонаселенных арабских районах на Западном берегу и в Газе, связанные сетью дорог и коммуникаций, рассекающих палестинские земли, были и остаются главным препятствием для нахождения компромисса по территориальному вопросу.

Когда обычно обращаются к теме палестино-израильских переговоров, то говорят, что даже правый премьер-министр Израиля Б.Натаньяху согласился на то, чтобы передать 13% территории Западного Берега под управление палестинской администрации. Однако по завершении первой фазы вывода войск в 1999 году правительственная коалиция Натаньяху развалилась, и на май были назначены новые выборы. Перспективы мирного процесса стали еще более неопределенными после внезапной смерти короля Иордании Хусейна, поскольку возник вопрос о сохранении внутренней стабильности другого партнера Израиля по мирным переговорам.

Предвыборная кампания дала Израилю предлог приостановить процесс заключения мира с палестинцами, хотя этот процесс и без того оказался в тупике в результате того, что, по мнению израильских политиков, палестинцы не выполнили своих обязательств в соответствии с соглашением Уай Ривер (Wye River), подписанным в октябре 1998 г. (по которому Израиль, кстати, обязывался передать дополнительные территории). По завершении вывода израильских войск палестинцы получили бы контроль примерно над 40% ранее оккупированных земель. Собственно говоря, это было бы единственным реальным достижением всего мирного процесса, учитывая, что со времени подписания договоренностей в Осло в 1993 г. палестинский терроризм так практически и не прекращался. Дело было, конечно, не только и не столько в палестинцах. Даже сравнительно скромный по масштабам вывод войск оказался для некоторых членов коалиции Натаньяху неприемлемым. Подходы последнего к переговорному процессу существенно отличались от его предшественников, в частности Ш. Переса. Дело в том, что, даже не желая подписывать какого-либо рода мирное соглашение с палестинцами, Натаньяху был вынужден сохранить определенную преемственность курса. Он пошел на контакт с лидерами ПНА, и все-таки подписание такого документа состоялось. Нетаньяху долго сопротивлялся подписанию, но, в конце концов, согласился, надеясь получить как можно больше уступок от палестинцев, отдав как можно меньше.

Израильские выборы стали, по сути дела, гонкой трех претендентов, в которой участвовали Натаньяху, его бывший министр обороны Ицхак Мордехай и лидер Партии труда Эхуд Барак. Хотя Натаньяху строил свою кампанию на образе политика, обеспечивающего безопасность Израиля от Палестинского государства, у него не было козыря сильнее военной репутации своих оппонентов.

После того, как израильские войска были выведены с первых 9% территории и освобождены заключенные палестинцы в соответствии с графиком, согласованным в Уай Плантейшн, стало очевидно, что палестинцы не готовы выполнить свои обязательства. Хотя пункты Палестинской Хартии, призывающие к уничтожению Израиля, в конце концов, были аннулированы (через пять лет после того, как палестинский лидер Ясир Арафат в первый раз пообещал это сделать), палестинцы не прекратили подстрекательство, терроризм, нелегальное приобретение оружия и не сократили численность своих полицейских сил в соответствии с достигнутыми в Осло договоренностями. Объяснить такое поведение палестинцев достаточно просто: изменение Хартии, по их мнению, представляло собой не что иное, как большой шаг навстречу Израилю, а Израиль, в свою очередь, не придал этому событию должного значения. Ко всему прочему Израиль тоже не спешил идти навстречу палестинцам: все больше израильских поселений продолжало возникать на палестинских территориях.

Тем не менее, вопреки мнению израильских крайне правых, уход с территории, которая не является необходимой с точки зрения обеспечения безопасности и плотно заселена палестинцами, сам по себе был бы позитивным явлением. Несмотря на лозунги и риторику, процесс заключения мира с палестинцами должен был закончиться, по мнению израильских политиков, в любом случае одинаково, кто бы ни победил на выборах. В условиях, когда израильские войска использовались для охраны поселений и дорог, которые Израиль стремился сохранить, его лидеры не могли вывести войска в существенно больших масштабах, чем те, на которые Натаньяху уже согласился в меморандуме «Уай Плантэйшн».

В соответствии с договоренностями, достигнутыми в 1999 г. в Шарм Аль-Шейхе, Израиль подтверждает свои намерения вывести войска с определенных территорий. Прежде всего речь шла о территориях на Западном берегу реки Иордан. Говорилось, что Израиль будет передавать под палестинскую юрисдикцию территории после вывода войск. Территории должны были передаваться палестинской стороне в несколько фаз, а конечная передача завершена в январе 2000 г.

Что касается позиций сторон в Кэмп-Дэвиде 2000 г., палестинцы протестовали против намерения Израиля установить свой полный контроль на полосе 15% палестинских территорий у р. Иордан и 15% палестинских территорий вдоль Мертвого моря. Ко всему прочему Израиль выдвинул на этих переговорах требование аннексировать около 13% территории Западного Берега в целях безопасности. Естественно, и это не было принято палестинской стороной.

Водная политика учитывает необходимость того, что существующими скудными водными ресурсами надо делиться с соседними странами. Израиль подает воду в Иорданию, а также в ПНА. Однако используемый с 60-х годов во все возрастающих объемах запас пресной воды быстро истощается. Водный кризис может возникнуть при следующих условиях: когда население территорий между рекой Иордан и Средиземным морем достигнет 10 млн. чел. (в настоящее время 8 млн.); когда показатель потребления воды палестинцами на душу населения достигнет израильского показателя; а также при наступлении засушливых периодов. Предполагаемое наступление кризиса – это 2010 г.

Весной 1999 г. ПНА предупредила Израиль об острой нехватке воды, которую должны ощутить палестинцы летом того года. Причиной тому явилась безводная зима и засуха. ПНА более чем когда-либо зависит от израильских водных поставок. Если израильтяне откажут ПНА в положенных в соответствии с соглашениями Осло объемах воды, то многие палестинцы буквально будут умирать от жажды. По заявлениям ряда должностных лиц ПНА, Израиль должен допоставить палестинцам 80 млн. куб. м воды. По их словам, Израиль дает ПНА воду только тогда, когда она у него в избытке и когда заполнены водой бассейны в еврейских поселениях. Чтобы хоть частично решить проблему дефицита воды, власти ПНА планировали начать в 1999 г. бурение большого числа колодцев. Выданы лицензии на бурение 8 колодцев на Западном берегу, которые будут располагаться вблизи Иерусалима, в Хевроне и районе Наблуса. Затем планируется бурение еще 15 колодцев. Работы будут финансироваться США и Германией.

Подземный резервуар Иудеи и Самарии поставляет 35–40% воды Израиля «внутри зеленой линии». Официальная позиция Израиля по вопросу воды на саммите 2000 года в Кэмп-Дэвиде сводилась к тому, что будет заключено соглашение о взаимном использовании водных ресурсов. Неофициальная же позиция заключалась в том, что Израиль будет покупать воду в тех количествах, которые сейчас потребляет.

Палестина озвучила свою официальную позицию следующим образом: вода, как и все остальные земельные ресурсы, принадлежит Палестине. А неофициально Палестина подразумевала, что стороны смогут договориться и по этим вопросам.

Использование подземных источников требует больших финансовых затрат, чего палестинская сторона не в состоянии будет сделать. В случае отказа палестинцев продавать Израилю воду будет нанесен сильнейший удар по израильской экономике.

За годы, прошедшие после оккупации Западного берега в 1967 г., шло его активное освоение Израилем. С 1967 по 1999 гг. правительствами Аводы и Ликуда были основаны 150 поселений, в которых проживает 200 тысяч евреев.

Соглашение «Осло 2», как уже говорилось ранее, предусматривало израильский контроль над частью территорий с целью обеспечения безопасности еврейским поселенцам на палестинских землях.

Даже в секторе Газы Израиль получал 35% территорий под свой контроль.

Экстремистски настроенных поселенцев не устраивал никакой вариант мирного урегулирования, предусматривавший демонтаж поселений. Сначала они выдвинули требование о проведении всенародного референдума по этому вопросу. После того, как правительство Рабина согласилось с этим требованием, поселенцы, усомнившись в будущих результатах, бросили все силы на борьбу с подписанными соглашениями.

Как известно, закончилось все это убийством И. Рабина на митинге в поддержку мира.

Проект Бейлина-Абу-Мазена, о котором подробнее будет сказано ниже, предусматривал, что под юрисдикцию Израиля перейдут 6% территорий Западного берега, на которых располагались 75% всех еврейских поселений. Остальным 25% предлагалась денежная компенсация. Поселенцы могли либо уехать в Израиль, либо остаться, но уже в палестинском государстве.

Меморандум «Уай Ривер» по каким-то причинам проблему поселений обошел.

В Кэмп-Дэвиде, как и по всем остальным вопросам, у обеих сторон были ярко выраженные позиции. Официальная позиция Израиля сводилась к тому, что не будет возвращения к границам 1967 г. Блоки поселений предлагалось сохранить под израильским контролем. Неофициальная позиция была немного мягче: передача палестинцам 92% территории Иудеи и Самарии, 50 тысяч поселенцев будут переселены из 80 поселений. Палестина официально заявляла, что нужно провести демонтаж всех поселений и эвакуацию поселенцев, подразумевая, что до 4% земли Иудеи и Самарии блоками могут быть обменены на территорию Израиля внутри зеленой черты.

Барак сопротивлялся обмену территориями, так как это ослабило бы его позицию на референдуме. Демонтаж поселений способен привести страну к гражданской войне, но Барак надеялся, что ему удастся сломить сопротивление оппонентов победой на референдуме.

Нынешний премьер-министр Израиля А. Шарон уделяет проблеме поселений немало внимания. Уже в марте 2001 г. он заявил, что намерен продолжать выполнение подписанных с палестинцами соглашений. Первым шагом на пути к этому стала объявленная Шароном эвакуация трех израильских поселений с территории Западного берега реки Иордан. Однако в целом Шарон остается защитником интересов поселенцев, что сужает ему поле для политического маневрирования в этом вопросе.

Итак, можно сказать, что в увязке с проблемой израильских поселений появились две большие проблемы.

Во-первых, жители еврейских поселений стали новым социальным фактором. Поселенческое движение, увидев нежелание властей препятствовать им, само стало фактором воздействия на политику. Таким образом, вывод напрашивается сам собой: правительство (при любом премьере), не желая настраивать против себя большое количество поселенцев, смотрит на эту проблему как бы сквозь пальцы.

Во-вторых, следует заметить, что именно в тот момент, когда началась стагнация мирного процесса (после 1995 г.), поселенцы активизировались.

И самое главное заключается в том, что эти еврейские поселения, находясь в опасной близости от палестинских населенных пунктов, требуют постоянного присутствия израильской армии для их защиты, что в свою очередь раздражает и провоцирует палестинцев.

Вопрос Иерусалима – в числе самых болезненных для обеих сторон проблем. Это, по мнению большинства, – один из краеугольных камней всего переговорного процесса.

Основные противоречия заключаются в статусе Старого города, имеющем огромное символическое значение для обеих сторон, поскольку там расположены мусульманские и иудейские святыни. «Именно из-за этой маленькой территории город называется по-арабски Аль-Кудс («Священный») и является третьим по своей святости городом после Мекки и Медины для всех мусульман (здесь расположены мечети Аль-Акса и Купол скалы – В.М.)... А буквально рядом – рукой подать – Западная стена, или Стена Плача, величайшая иудейская святыня...».

Старый город и восточная часть Иерусалима были захвачены армией Израиля в 1967 г. В районах за чертой раздела 1967 года проживают более 200 тысяч евреев. По предложению ООН 1947 г. Иерусалим, как западный, так и восточный, имеет экстерриториальный статус.

Эволюция подходов сторон к данному вопросу представляется следующим образом.

Соглашение «Осло 2» не касалось вопроса статуса Иерусалима вообще. Однако это совсем не значит, что проблема была снята. Наоборот: она являлась предметом политического торга.

Соглашения «Осло» дали практические результаты. После того, как палестинцы получили во владение несколько городов, они еще и получили территориальную базу в Иерусалиме, что само по себе явилось большой палестинской победой.

В соответствии с подписанным между Израилем и ООП соглашением «Осло 2» от 28 сентября 1995 г. жителям Иерусалима было разрешено в начале 1996 г. участвовать в выборах в Совет Палестинской автономии на ограниченной основе. Однако лишь 30% из числа имевших право голоса воспользовались им. Дело в том, что палестинцам сектора Газы и Западного берега нельзя голосовать под израильским суверенитетом, а многие иерусалимские арабы просто побоялись потерять право передвигаться по всей территории Израиля. Как видно, здравый смысл взял верх над чувствами: угроза лишиться этой возможности заставила значительную часть иерусалимских арабов отказаться от участия в выборах.

Правительство И.Рабина, а потом и правительство Ш.Переса признало право на существование в Восточном Иерусалиме палестинских учреждений и обязалось обеспечивать их беспрепятственное функционирование. Но израильские правые во главе с Б.Натань-яху, пришедшие к власти в 1996 г., негативно относились к палестинской политической активности в Иерусалиме.

Немного возвращаясь назад, отметим одно событие, которое, совершись оно, перевернуло бы весь ближневосточный мирный процесс, ускорило бы его развитие в нужном направлении. Речь идет о соглашении, которое было разработано в 1995 г. двумя высокопоставленными политиками Израиля и Палестины – И.Бейлином и Абу-Мазеном. Эти два человека, как никогда раньше, так близко подошли к решению всего комплекса проблем, что верилось: завершение конфликта не за горами. Но их мечтам не было суждено сбыться.

Соглашение по всему своему содержанию являло собой план полномасштабного мирного урегулирования между Израилем и Палестиной. В разделе, где говорилось про Иерусалим, обе стороны сошлись во мнении, что весь Иерусалим будет находиться под суверенитетом Израиля, однако его столицей будет только западная часть города. Что касается мусульманских святынь, то соглашение предусматривало их экстерриториальный статус, что заранее гарантировало невмешательство обеих сторон во всякого рода эксцессы, связанные с Храмовой горой.

Номинально столица будущей Палестины входила бы в единый Иерусалим. Таким образом, разработчики этого соглашения провозгласили принцип: «Один город, две столицы».

Не являясь окончательным, соглашение все же открывало возможности для дальнейших переговоров и обсуждений. Однако палестино-израильский диалог потерял динамику при премьере Натаньяху, и его результаты касались лишь частичной имплементации промежуточных соглашений. Вопрос об Иерусалиме был не просто отодвинут на второй план. Израильское правительство, пытаясь «сбалансировать» незначительные уступки по Западному берегу, санкционировало строительство еврейских кварталов в Иерусалиме, открытие туннеля в непосредственной близости от мусульманской святыни Аль-Акса. Эти действия вызвали резкий взрыв возмущения палестинцев, поскольку, в сущности, не только покушались на святость Храмовой горы, но и прямо свидетельствовали о стремлении израильского руководства создать новую ситуацию вокруг Старого города с тем, чтобы навсегда исключить возможность его частичной передачи под арабский суверенитет. Показательно, что строительство в Иерусалиме велось в ходе продолжения переговорного процесса, который не стал для Израиля тормозом, чтобы воздержаться от дальнейшего демонстративного закрепления своего присутствия в святом городе. В итоге палестинцы испытывали все большее разочарование, у них оставалось все меньше надежд, что Израиль примет во внимание их требования относительно раздела Иерусалима.

Заключенный в 1998 г. меморандум «Уай Плантэйшн» особого внимания проблеме статуса Иерусалима не уделял. В нем говорилось только о том, что переговоры о постоянном статусе надо вести и что эти переговоры должны начаться не позднее 4 мая 1999 г.

На переговорах в Шарм Аль-Шейхе в 1999 г., что явилось само по себе выполнением предыдущих договоренностей, вопрос о Иерусалиме, если и поднимался, то не в такой плоскости, чтобы будоражить еврейские и арабские сердца.

Позиции сторон на переговорах в 2000 г. в Кэмп-Дэвиде сводились к следующему: официальная позиция Израиля заключалась в том, что единый Иерусалим должен оставаться под контролем Израиля. Неофициальная позиция подразумевала административный контроль над арабскими районами города, разделение прав в Старом городе, палестинский флаг над Храмовой горой, отряд палестинской полиции на Храмовой горе.

Палестинские власти заявляли, что районы, захваченные в 1967 г., должны быть им возвращены, включая Старый город Иерусалима. Неофициальная позиция сводилась к тому, что евреи могут себе оставить Еврейский квартал Старого города и жилые еврейские кварталы, кроме Маале-А-Зейтим (Рас-Эль-Амуд).

Американская позиция была ближе к палестинской, но израильское общественное мнение не было готово к радикальным уступкам в Иерусалиме. Только 22% израильтян поддерживали на тот момент план раздела города. Стратегическая опасность состоит в том, что, оставляя проблему нерешенной, радикально заостряется противостояние между Израилем и мусульманами.

Председатель Совета Палестинской автономии Ахмед Кореи заявил 23 марта 2001 г. о готовности Палестины к компромиссу в спорном вопросе вокруг статуса Иерусалима. «Мы готовы вести дискуссию о суверенном статусе Иерусалима», – заявил он на заседании Европейского парламента. В том случае, если не удастся достигнуть приемлемого решения этого вопроса на переговорах с Израилем, Палестина согласна на объединение Восточного и Западного Иерусалима и присвоение городу международного статуса. Однако тогда Иерусалим не будет столицей ни Израиля, ни Палестины, а станет столицей «всех народов мира», подчеркнул А. Кореи.

Однако, несмотря на то, что израильтяне в большинстве своем не готовы к разделу Иерусалима, определенный процент населения думает иначе: «Я бы отдала все: и весь Восточный Иерусалим, и всю Храмовую гору... да пусть хоть весь Иерусалим заберут! Лишь бы дали нам покой,» – говорит о своем отношении к проблеме Рут Гефен, сторонница правого крыла (!) политического спектра Израиля.

Проблема Иерусалима не решена и по сей день. Иерусалим – конфликт не интересов, а ценностей. Когда дело доходит до конфликта ценностей, то возможность компромиссов оказывается резко ограниченной.

Вопрос о Иерусалиме является самым сложным в контексте палестино-израильского взаимодействия с учетом исторических, религиозных, психологических факторов и политических амбиций. Вместе с тем главной причиной того, что стороны не могут найти взаимоприемлемое решение, является не недостаток весьма изощренных схем и планов раздела, а отсутствие доверия между сторонами, рост взаимной ненависти и неприятия.

В 1948 г., как принято считать, около 800 тысяч жителей Палестины стали беженцами и устремились на Западный берег, в Ливан, Сирию, Газу и Иорданию. Нигде, кроме Иордании, им не было предоставлено гражданство. В 1967 г. еще 250 тысяч человек бежало в соседние страны. По оценкам ООН, в мире 3,5 миллиона палестинских беженцев, по оценкам ООП, – 5 миллионов.

Только на саммите в Кэмп-Дэвиде стороны решили рассмотреть этот вопрос с учетом его предыстории и новейших реалий. Израиль официально заявлял, что он не принимает моральной или юридической ответственности за беженцев 1948 г. Неофициальная позиция заключалась в том, что Израиль разрешит возвращение беженцев в рамках объединения семей. Палестинские власти официально говорили, что беженцы (2,5 миллиона человек) должны вернуться в свои дома на территорию Израиля и получить компенсацию за годы изгнания.

Возвращение такого огромного количества беженцев в Палестину способно привести как к политическому, так и экономическому кризису внутри автономии. Как полагают в Израиле, это будет концом Израиля как еврейского государства.

Неофициальная позиция палестинцев заключалась в том, что право на возвращение должно быть декларировано, но Палестина приложит усилия, чтобы беженцы удовлетворились компенсацией. Речь идет о суммах до 100 миллиардов долларов за 20 лет. Израиль изъявлял готовность сотрудничать в этом вопросе, если расселение палестинцев будет происходить далеко от границ – например, в Иорданской долине.

Израиль подчеркивал, что возвращение беженцев должно проходить согласно возможностям их абсорбции в Палестине, на самом деле подразумевая, что это внутреннее дело палестинцев. На сегодняшний момент ничего не разрешено. Палестино-израильское противостояние с каждым днем все усугубляется, и на этом фоне решение проблемы беженцев все больше отдаляется.

В соглашении «Осло 2» ничего не говорилось про будущее государство Палестину. И. Рабин боялся, что само признание возможности образования палестинского государства способно привести к политической конфронтации в Израиле. Поэтому он, выступая перед членами Кнессета 5 октября 1995 г., говорил о том, что он и не подразумевал возможность образования нового государства. Наоборот, Рабин сам подчеркнул, что государства не будет, будет лишь палестинское образование в рамках государства Израиль.

Ho, судя по всему, и сам Рабин вовсе так не думал. Косвенным свидетельством тому является план Бейлина – Абу-Мазена. По этому вопросу разработчики проекта соглашения писали, что будет создано демилитаризованное палестинское государство и что столицей этого государства будет Восточный Иерусалим.

Соглашения «Уай» явились продолжением процесса после «Осло 2». В них прописывались только временные рамки проведения переговоров по данному вопросу.

Подписанный 23 октября 1995 г. «Меморандум о взаимопонимании» конкретизировал обязательства Палестинской национальной администрации и правительства Израиля по выполнению соглашения «Осло 2» по Западному берегу реки Иордан и сектору Газы. Ничего про будущее государство в документе не говорилось. Однако израильской стороной подразумевалось, что если ПНА в одностороннем порядке объявит о провозглашении государства, то Израиль оставляет за собой право распространить свой суверенитет на часть Западного берега.

На встрече в Шарм Аль-Шейхе в 1999 г. данный вопрос не поднимался. Он был прямо поставлен только на переговорах в Кэмп-Дэвиде в 2000 г., которые были задуманы как переговоры об окончательном статусе; там предлагалось, что Израиль будет контролировать 8% Иорданской долины в течение 12–15 лет, в то время как ПНА получит возможность образовать независимое палестинское государство.

Хотя перспектива создания палестинского государства становится все более очевидной – даже правым израильским руководителям ясно, что этот вопрос не удастся обойти, тем не менее, они делают все возможное, чтобы максимально затянуть его решение и ограничить территорию, на которую может быть распространен палестинский суверенитет.

Несмотря на сложность комплекса палестино-израильских проблем, он в той или иной степени разрешим.

Осмелимся предположить, что мирные разработки Бейлина – Абу-Мазена были отвергнуты вовсе не из национальных интересов сторон, а исходя из эгоистических соображений политиков.

Известно, что важны в переговорном процессе не только позиции сторон по различным вопросам, но и то, как непосредственные участники переговоров относятся друг к другу, насколько велики взаимное доверие и готовность добиться соглашений. Важнейшим требованием здесь является также умение понять проблемы своего партнера, существующие у него ограничители и причины его озабоченности.

Несмотря на трагичность сложившейся ситуации на сегодняшний день, хочется верить, что палестино-израильский переговорный процесс все-таки удастся возобновить. В любом случае, вооруженные действия никогда не смогут стать альтернативой политическому решению.



Список литературы

палестина израиль конфликт мирный процесс

  1. Карасова Т.А. Ближневосточное урегулирование и израильское общество // Ближний Восток и современность. – М.: Институт изучения Израиля и Ближнего Востока, 1999, с. 72.

  2. Звягельская И. Курс лекций по истории Израиля. – М.: МГИМО(У), 2000.

  3. Косенко Т. Разделенный город Иерусалим // Международная жизнь, 1999, 5, с.35.

  4. Мирский Г. Палестинская трагедия // Независимая газета, 19.05.2001.

  5. Р. Гефен. О состоянии палестино-израильских отношений. – М.: МГИМО, 06.04.2001.

  6. Морозов В.М. Доклад по проблеме беженцев на модели арабо-израильских переговоров. – М.: МГИМО, 2001.


Размещено на Allbest.ru


Случайные файлы

Файл
27601-1.rtf
240-0330.DOC
42492.rtf
31335.rtf
doclad.doc