Международный аспект турецко-иракских отношений 1991–2002 гг. (97405)

Посмотреть архив целиком

Размещено на http://www.allbest.ru/













Реферат

Международный аспект турецко-иракских отношений 1991 – 2002гг.



Одним из наиболее важных и сложных направлений турецкой ближневосточной политики является комплекс отношений, связанных с Ираком.

Началом нового этапа, «новой весны» в турецко-иракских отношениях можно считать визит в Турцию в феврале 1999 г. первого заместителя премьер-министра Ирака Тарика Азиза. Накануне премьер-министр Турции Б. Эджевит следующим образом ответил на вопросы корреспондента газеты «Миллиет»: «Визит Т. Азиза чрезвычайно актуален для двух стран. Для Турции важна территориальная целостность Ирака, поскольку в случае его раздела наиболее пострадает и наша страна. Стержнем наших взаимных планов и посланий остается именно этот момент. Очень надеемся, что в двусторонних отношениях Багдад будет предпринимать конкретные политические шаги».

Следует отметить, что визит Азиза породил резкое недовольство Вашингтона, и это было озвучено, в частности, спикером Госдепартамента Дж. Фолей, заявившего следующее: «Мы не можем понять решения Эджевита встретиться с Азизом». В ответ на это и другие высказывания американских политиков Эджевит в довольно резкой форме заявил: «Никто не может ожидать от нас того, чтобы мы дали отказ руководителю соседнего дружественного государства, желающего посетить нашу страну. Анкара придерживается политики не создания, а разрешения накопившихся проблем. В условиях, когда прилагаются усилия по достижению мира и взаимопонимания между такими странами, как Турция, Иран, Сирия, Иордания, по нашему глубокому убеждению, Ирак, должен занять в этом процессе достойное место».

После переговоров Т. Азиз подчеркнул следующее: «Наш диалог открытый и объективный. Мы обсудили взаимные сомнения в обстановке дружбы и открытости. Я надеюсь, что переговоры и обмен мнениями помогут развитию двусторонних отношений, выведут их на новый уровень взаимопонимания и сотрудничества. Турция и Ирак – соседи, друзья, и у них очень много общих точек зрения. Безопасность Турции оказывает влияние на безопасность Ирака, а благосостояние Ирака способствует благосостоянию Турции. Мы должны сами развивать наши двусторонние отношения и не позволять другим вмешиваться в них.

Визит Т. Азиза в Турцию позволил окончательно определить центробежные и центростремительные тенденции в отношениях двух стран, а также позиции, по которым у Турции и США имеются сходные и различные взгляды в отношении иракской проблемы. Все эти соображения изложены турецким политологом С. Кохеном и сводятся к следующему:

Что объединяет турецко-иракские позиции:

Багдад выступает за диалог представителей северных и южных районов, чтобы объединить Ирак. Турция также хочет этого и содействует тому, чтобы лидеры иракских курдов пошли на сближение с центральным правительством.

Турция хочет ослабления эмбарго против Ирака, которое принесло ей большой ущерб. Она хочет развивать торговлю и добиться пересмотра ограничений, введенных ООН.

Различия в турецко-иракских отношениях:

Турция хочет, чтобы администрация Саддата отказалась от подстрекательства мирового сообщества (и США) и поступала бы согласно решениям ООН. Багдад же настаивает на правоте своей политики.

Турция считает опасным тот факт, что Ирак обладает оружием массового уничтожения, а также тот факт, что по этому вопросу Ирак выступает против контроля ООН. Анкара – сторонник создания нового механизма контроля.

Ирак требует, чтобы Турция не давала разрешения самолетам США и Англии на использование базы в Инжирлике. Анкара же советует, чтобы Ирак воздерживался от открытия огня по самолетам «в районе, запрещенном для полетов».

турция ирак сотрудничество

Турция ставит условие, чтобы представители ПКК не имели возможности находить приют на иракской территории. Багдад же, несмотря на то, что турецкий генштаб имеет сведения об этом, заявляет, что в районах, которые находятся под его контролем, членов ПКК нет.

Общность Турции и США по иракской проблеме:

Обе страны неоднократно заявляли, что поддерживают принцип территориальной целостности Ирака. Хотя Турция неоднократно выражала и сомнения в искренности американской политики по этому вопросу, Вашингтон же подчеркивает, что это его главная цель.

Турция и США придерживаются одного мнения о том, что оружие массового уничтожения должно быть взято под контроль, а затем ликвидировано, и что Ирак должен выполнять решения ООН.

Обе страны хотят, чтобы в Ираке был создан демократический режим и чтобы эта страна вновь заняла свое место в мировом сообществе.

Различия в турецко-американских подходах к иракской проблеме:

США хотят в первую очередь свержения режима Саддата, а для Турции приоритетным является сохранение территориальной целостности и защита стабильности Ирака.

США для того, чтобы свергнуть Саддама, пытаются использовать различные оппозиционные группы, включая и курдов. Турция этим очень обеспокоена.

США из-за Саддама проводят в отношении Ирака очень жесткую политику, а Анкара – сторонник более мягкого курса. Например, смягчить эмбарго. Турция хочет разрешения иракской проблемы не бомбардировками, а путем договоренностей. А это не устраивает американскую администрацию.

В 2000–2001 гг. турецко-иракское сотрудничество набирало все возрастающие темпы. Так, в 2000 г. было восстановлено железнодорожное сообщение между двумя странами. Также заключено соглашение о строительстве иракско-турецкого газопровода. Проектом, который станет чрезвычайно актуальным после окончательного снятия эмбарго, предусматривалась совместная разработка и добыча природного газа в Ираке и поставка его через иракско-турецкий газопровод, который будет построен, в Европу.

Имеется ряд турецких предпринимателей, которые никогда не покидали Ирак, а в последнее время здесь развернули свою деятельность такие крупные турецкие фирмы, как РАМ, ТЕКФЕК, ГАМА, МЕТИШ. В целом на иракском рынке работает свыше 200 турецких бизнесменов.

Турция, которая экспортировала в Ирак до войны в Заливе товаров на сумму 3,5 млрд. долл., в период после войны и введения эмбарго была вынуждена сократить экспорт туда до 40 млн. долл. Но уже начало 2001 г. дало впечатляющие результаты: стоимость турецко-иракского товарооборота возросла с 350 млн. долл. до 720 млн. Определенную напряженность пока создают самолеты, каждый день взлетающие с базы Инжирлик, а также память о турецкой позиции в период войны в Заливе, и заявлениях, что «иракский народ был и продолжает оставаться другом Турции». Турецкое посольство, закрытое в Ираке 14 января 1991 г., открылось 14 января 2001 г., и вместо С. Караосманоглу, бывшего последние 4 года здесь турецким поверенным в делах, новый посол М. Акат приступил к своим обязанностям. Турецкие аналитики считают, что «для Турции слишком большой роскошью является оценивать ближневосточную политику с позиций США».

В 2001 г. продолжалось расширение делового экономического сотрудничества Турции и Ирака. Как указывает турецкое казначейство, на лето 2001 г. в стране осуществляли свою деятельность 7 988 иностранных или совместных фирм. Ирак в этом списке занимает 9 место – 294 (после Германии, Голландии. США, Англии, Ирана, Франции, Италии, Швеции и даже больше, чем Россия – 278).

В этом ключе можно рассматривать то, что трагические события в США 11 сентября 2001 г. и начало военной операции в Афганистане чрезвычайно обострили ситуацию на Ближнем Востоке и создали для Турции много проблем, прежде всего, связанных с Ираком. Турецкие руководители осудили терроризм, но при этом подчеркивали, что нельзя ставить знак равенства между террором и исламом. «У терроризма нет национальности, религии и прощения» – такого рода высказывания сделали практически все лидеры Турции.

Особую тревогу вызвало то, что США распространили среди 15 членов Совета Безопасности письмо, в котором предупредили, что «при осуществлении операций в Афганистане на повестку дня может встать вопрос распространения военных действий против других стран и группировок». Согласно заявлениям американских представителей, возможными объектами американских ракет могут стать Йемен и Ирак. Турецкие военные и политики были единодушны во мнении, что Турция, помня печальный опыт войны в Заливе и учитывая новый уровень отношений с Ираком, ни в коем случае не должна принимать участие ни в каких операциях против этой страны.

Подобное мнение очень хорошо озвучил влиятельный турецкий генерал Чевик Бир, заявивший: «Турция должна использовать свое влияние и выступить против любых операций в отношении Ирака. Важно проводить здесь благоразумную политику. Если США и НАТО будут настаивать, мы должны ответить, что мы против предполагаемых действий. Территориальная целостность Ирака для нас очень важна. Чтобы покончить с ПКК в Северном Ираке, чего нам только ни пришлось вынести. Турция потеряла миллиарды долларов и тысячи людей, и теперь мы не должны совершать прежние ошибки». Прибывший в Турцию в декабре 2001 г. госсекретарь США К. Пауэлл вновь подтвердил возможность операции против Ирака. Однако услышал от турецкого президента Н. Сезера следующее: «Мы не хотим военных действий против Ирака». Турция после 11 сентября участвует «в совместных действиях против терроризма», «воздерживается от создания Багдадской линии».

Турецкие политики прекрасно понимают, что при нынешнем развитии событий на Ближнем Востоке, когда в ответ на действия смертников-палестинцев, израильтяне отвечают бомбардировкой палестинских поселений, открытие «второго фронта», а именно – втягивание в «игру против Ирака», может привести к непредсказуемым последствиям.

Вот почему Эджевит, сознавая то, что Ближний Восток по существу является «пороховой бочкой», беседовал по телефону с Шароном и Арафатом, а президент Сезер связывался с королем Иордании Абдаллой. «Турция должна думать о своей стратегии и безопасности», – подчеркивает турецкий политолог Д. Сазак. «Если бы все было, как планируют США, за 10 лет, прошедших после войны в Заливе ни Саддама бы не осталось, ни лилась бы кровь в регионе».

В середине января 2002 г. состоялся визит премьер-министра Турции Б. Эджевита в США, и в центре переговоров вновь были ситуация на Ближнем Востоке и Ирак. В Анкаре хорошо знали, что вопрос о вторжении в Ирак не снят с повестки дня в США. Вместе с тем, Вашингтон уже неоднократно ставился в известность – Турция против подобной акции. Этот вопрос рассматривался и с 10 американскими сенаторами, приехавшими в Турцию накануне визита Эджевита. Американским компетентным лицам во главе с Дж. Лерманом было заявлено следующее: в случае агрессии США в Ирак «Анкара не намерена занять пассивную позицию и наблюдать со стороны, поскольку возможная агрессия затрагивает жизненно важные интересы Турции». Вкратце соображения турецкой стороны сводились к следующему:

1. Турция не может принять раздел Ирака и создание на его Севере Курдского государства.

2. Интервенция может создать для Турции большие политические, экономические и военные проблемы.

3. Анкара может принять лишь следующие результаты возможной интервенции: никакого провозглашения курдского государства, может быть принят лишь автономный курдский район, существующий на севере Ирака, на Юге может появиться шиитский автономный округ; нужно обеспечить возможности создания туркменского автономного округа.

И на последнем пункте (т.е. создание туркменского автономного округа) можно остановиться подробнее. Дело в том, что это – основная тема полемики Эджевита с С. Хусейном. После окончания войны в Заливе в феврале 1991 г. США сформировали «коридор безопасности» по 36-й параллели. Эджевит, бывший тогда лидером Демократической левой партии, прибыл в Ирак в мае 1991 г. и имел встречу с Саддамом, на которой заявил: «В севером Ираке живут не только курды. Например, в районе Киркука проживает много туркмен. И в то время как решается вопрос о курдской автономии, нужно подумать и о туркменах». Ответ Хусейна был следующий: «Туркмены – граждане Ирака, и права их культуры под защитой. Те, кто провоцируют курдов на отделение, могут хотеть создания в северном Ираке маленького нефтяного государства. Из-за курдской проблемы Ирак вот уже 30 лет проливает кровь, приносит жертвы. Конечно, у этой проблемы есть объективные причины, но соседняя страна должна избегать позиции «ловящего подходящий момент ради краткосрочных выгод». Иностранные государства вошли на нашу территорию (северный Ирак) с согласия турецкого правительства».

Хусейн также подверг критике руководство Турции за то, что оно не осталось нейтральными в период войны в Заливе.

В декабре 1992 г. во время визита в Ирак Эджевит вновь поднял вопрос о возможности «туркменской автономии» в этой стране. Однако получил достаточно резкий отпор. Иракский президент сказал буквально следующее: «Мы против федерации и будем бороться за Киркук». Таким образом, спустя 10 лет Эджевит, уже будучи премьер-министром, снова попытался разыграть «туркменскую карту».

Однако во время своего визита в США в январе 2002 г. Эджевит не затрагивал этот вопрос и делал все возможное, чтобы убедить администрацию Буша воздерживаться от «иракской операции». Турецкая сторона подвергла критике внешнюю политику США, которая после 11 сентября для того, чтобы обеспечить чувство безопасности американскому народу, все более прибегает к созданию образа «новых врагов». И если так пойдет дальше, «то Америка может остаться одна». Основной тезис Эджевита свелся к следующему: «Новые шаги против Ирака, включая военные действия, нанесут непоправимый вред борьбе США с терроризмом».

Заслуживает внимания мнение известного турецкого политолога Д. Сазака о том, что «не удастся свергнуть Саддама по афганской модели. Чтобы поменять режим в Ираке, недостаточно лишь подвергнуть бомбардировкам Багдад, не избежать и наземных операций. А чтобы перейти к этим действиям, нужно убедить и СБ ООН во главе с Россией, и, что особенно важно – получить «добро» Саудовской Аравии и разрешение использовать ее военные базы. А все это похоже на сценарий второй войны в Заливе. И будет ли администрация Буша расходовать миллиарды долларов, выделенных на «синдром 11 сентября», на Саддама? К тому же Бен Ладен еще не пойман...».

Анкара, считая, что операция против Ирака нанесет именно ей самый большой ущерб, начала кампанию поиска поддержки против этой операции среди ближневосточных стран. Так была проведена серия контактов с Сирией, Ираном, Иорданией, Ливией, и везде был получен положительный ответ. Наибольшего внимания заслуживает визит генерального командующего жандармерией Турции генерала А. Ялмана в Дамаск. Результаты визита были высоко оценены МИД Турции. «Турецко-сирийские стороны подтвердили, что будут выступать за сохранение территориальной целостности Ирака перед лицом возможного американского вторжения». Итоги переговоров позволяют говорить о «налаживании моста между Анкарой и Дамаском» после долгого этапа враждебности в связи с курдской проблемой.

Новый виток опасений возможной американской операции вызвал негативный ответ С. Хусейна на письмо Эджевита с просьбой открыть двери военным наблюдателям ООН. В этой связи турецкий министр иностранных дел И. Джем заявил следующее: «Турция, как сосед, исполнила свой долг, У Ирака нет положительных сдвигов по этому вопросу». Вместе с тем турецкая газета «Сабах» приводит высказывание иракского вице-президента Таха Рамазана о том, что Ирак придает приоритетное значение отношениям с Турцией, Ираном, Иорданией. «Я уверен, что иракские соседи смогут отвести угрозы США».

Как представляется, одним из итогов тесных контактов Турции с лидерами многих арабских стран стало следующее: Турция, являющаяся с середины 90-х годов XX века стратегическим партнером Израиля на Ближнем Востоке, осудила Израиль в большей степени, нежели палестинцев за кровавые события весной 2002 г. Турецкие средства массовой информации подробно освещали палестино-израильское противостояние, захват Рамаллаха, осаду штаб-квартиры Арафата, особо подчеркивая то, что каждый день гибло несколько десятков палестинцев. Конечно, сообщалось и о смерти ни в чем не повинных мирных жителей Израиля. Однако, как подчеркивал близкий к правительственным кругам турецкий обозреватель Ф.Била, «необходимо сказать «стой» полной оккупации Палестины и агрессии, которая проводится с целью уничтожения палестинцев». Между тем, продолжает он, Запад, когда ему надо, может проводить вторжение в Боснию, Косово, Афганистан, Ирак, но ограничивается ролью наблюдателя того, что Израиль превращает Палестину в кровавое озеро. «Представляется, что правительство Шарона забыло резню евреев, учиненную нацистской Германией». Нет, ни одной страны, ни одной международной организации, которая предприняла бы усилия, чтобы сказать Израилю «стой» и остановить кровавую бойню. США, поставившие в жесткие условия Афганистан и Ирак, не приложили ни малейшего усилия остановить Израиль. Если это не сделать сегодня, завтра может быть поздно».

Накануне визита в Турцию вице-президента США Д. Чейни в марте 2002 г. турецкую сторону насторожил тот факт, что для американского гостя в ряду переговорных тем-приоритетов вновь выступает Ирак. И это несмотря на то, что Турция неоднократно высказывалась против интервенции, поскольку озабочена возможными результатами. Вследствие интервенции может образовываться курдское государство, что для Турции абсолютно недопустимо. По утверждениям Вашингтона недопустимо и для него. Как указывает упоминавшийся выше турецкий политолог Ф. Била, «для США главное – свергнуть Саддама. Они не хотят нарушать территориальную целостность Ирака и создавать ситуацию, беспокойную для Турции». Однако, если спросить у США, что важнее: «свержение Саддама или сохранение территориальной целостности» – ответ будет – «свержение Саддама». Поэтому Анкара не должна оказаться перед свершившимся фактом и усиливать по этим вопросам свои контакты с Россией и Ираном.

По мнению турецкого истеблишмента, в ряду приоритетов визита Чейни в регион должен был стоять вопрос урегулирования палестино-израильских столкновений. И именно поэтому министр иностранных дел Турции И.Джем накануне визита, впервые на столь высоком уровне, связался со своим израильским коллегой и сделал предупреждение, в котором охарактеризовал деятельность Израиля как «убийство невинных людей».

По мнению турецких обозревателей, самая важная часть визита американского вице-президента на Ближний Восток во второй половине марта 2002 года пришлась на Турцию. Для турецкой стороны явилось полной неожиданностью, что Чейни еще до встречи с Эджевитом настоял на конфиденциальной беседе с главой турецкого генштаба генералом Х. Кыврыкоглу что, по мнению турецкого МИДа, было нарушением дипломатической процедуры. Однако, под нажимом американского гостя эта беседа состоялась и Кыврыкоглу впервые после своего назначения в 1998 г., вынужден был отойти от принципа «не встречаться с иностранными лидерами». В ходе переговоров американскому вице-президенту еще раз напомнили, что в период войны в Заливе в 1991 г. Турция была оставлена своими союзниками и испытала серьезные экономические трудности. Турецкий генерал подчеркнул, что «Турция всегда была против агрессии и «вопрос о смене иракского лидера – это проблема президента Буша и американского общественного мнения».

Во время встречи Чейни и премьер-министра Турции Б. Эджевита, турецкий премьер так охарактеризовал американскому гостю события на Ближнем Востоке:

«В случае интервенции в Ирак наиболее уязвимой страной окажется Турция. Сектор туризма понесет большие потери. Турция чрезвычайно чувствительна по вопросу территориальной целостности Ирака. В случае интервенции на Севере Ирака может образоваться курдское государство, а южный район Ирака может подпасть под влияние Ирана, что будет означать расчленение Ирака. Турцию также беспокоит, что возможная американская акция нанесет большой вред проживающим в Ираке туркменам и неясно как будут гарантированы их безопасность и права».

Необходимо также учитывать, что подобная операция вызовет негативную реакцию арабских стран. Важным аргументом является следующее: в то время, когда идут кровопролитные палестино-израильские столкновения, американское вмешательство в Ираке будет означать открытие второго фронта в регионе, что чрезвычайно опасно, поскольку велика возможность распространения войны на весь регион. В первую очередь надо разрешить палестино-израильскую проблему и поддержать предложения Саудовской Аравии по этому вопросу. Пока точно не установлено следующее: утверждение США о том, что в Ираке находится оружие массового уничтожения основывается на утверждении наблюдателей, проводивших контроль 3 года назад, или предположениях, сделанных за эти 3 года.

Таким образом, Эджевит сформулировал подход Турции к наиболее актуальным на сегодня ближневосточным проблемам, и это, в известной степени, перекликается с заявлениями, сделанными им в Вашингтоне несколько месяцев назад.

Требования Чейни в отношении операции в Ираке вызвали бурю протеста среди турецкой общественности. В Анкаре прошли митинги под лозунгами «Чейни, убирайся» «Мы не будем американскими военными», что заставило сконцентрировать немалые полицейские силы.

Таким образом визит Чейни на Ближний Восток окончился безрезультатно. Искавшему у арабских стран и Турции поддержки по проведению операции в Ираке, американскому вице-президенту указали на то, что в первую очередь США должны заниматься израильской политикой в регионе. И что, в то время, когда Ближний Восток потрясен палестино-израильской войной, не время разыгрывать иракскую карту.

Можно закончить данный обзор высказыванием еще одного высокопоставленного работника турецкого МИД, давшего интервью «Миллиет», имя которого не указано, «ударят ли США по Саддаму? Я так не считаю. Во всяком случае, во время тура по Ближнему Востоку глаза Чейни открылись. Односторонние действия Америки будут безумием. Прежде Ирака нужно разрешить вопрос Афганистана. Америка должна заниматься террором в Сомали и на Филиппинах. А самое важное – привести к миру палестинцев и израильтян. Мы же, турки, будем слушать себя и выберем для себя верный путь, будем прислушиваться к голосу здравого смысла».

Размещено на Allbest.ru


Случайные файлы

Файл
61943.rtf
136614.rtf
56997.rtf
novpril.doc
27738.rtf