Идея панарабизма в региональном измерении (97264)

Посмотреть архив целиком

Реферат: Идея панарабизма в региональном измерении


Несмотря на сдвиги в материально-технической базе производства и существенные изменения в макроэкономических показателях, несмотря на реформы, которые существенно преобразовали воспроизводственные механизмы арабского мира в 60-е годы XX столетия, десятилетиями арабское сообщество не может преодолеть состояние отсталости, поскольку все эти меры оказались недостаточными для достижения его устойчивого роста. Исключением оказались лишь арабские нефтеэкспортеры. Но их успех лишь увеличил разрыв между капиталоизбыточными и капиталодефицитными странами региона, усилил их неравномерность развития и оттенил зоны застоя на арабском экономическом пространстве.

Арабское большинство, представленное бедными странами, также неоднородно по масштабам накопленного национального богатства, темпам роста, ресурсному обеспечению. Этот фактор дополнительно влияет на дифференциацию в арабском мире, закрепляя сложившееся здесь качество, суть которого в том, что арабский мир изначально существует как сообщество разобщенных государств, не познавших в полной мере выгод совместного выступления перед лицом мировых и региональных проблем. Растущие расхождения в экономическом положении разных стран только усугубляют общую неустроенность ближневосточного региона, разрывая потенциальное единство арабского мира и затрудняя процесс обретения им предпосылок для преодоления накопившихся и образующихся вновь проблем.

Единственным выходом в этой связи кажется интенсификация усилий разных государств, заинтересованных в поиске эффективных путей выхода из тупика. При этом интеграция может быть двоякого рода. Она может принимать характер тактического союза ради достижения сиюминутных целей либо иметь серьезную долговременную природу для реализации фундаментальных проектов перестройки структуры экономики.

Государствам, ориентирующимся на разные социальные ценности, крайне трудно найти точки соприкосновения не только в политическом плане, но и особенно в экономическом. Полномасштабная интеграция требует сходства в работе воспроизводственных механизмов, похожести ее субъектов с точки зрения наличия в них институциональных элементов, которые могли бы стыковаться в транснациональные комплексы, сохраняя работоспособность и имея запас прочности, потребный для компенсации усилий на соединение разных функциональных узлов. Кроме того, государство должно действовать в согласованном режиме со своими партнерами по интеграции и проводить целый комплекс селективных интервенционистских политик для достижения постепенного улучшения производственных и экспортных показателей, как это имело место с экономиками ЮВА1.

Чтобы добиться подобного сдвига в условиях арабского мира, отличающегося устойчивостью воспроизводственных традиций, склонного к длительному вынашиванию решений, стремящегося максимально долго эксплуатировать проверенные схемы и не желающего прибегать к новым ходам, требуется обеспечить много предпосылок, которых арабские страны в большинстве лишены частично или в значительной мере. «Эти предпосылки материализуются в виде наличия научной базы и профессиональной рабочей силы, соответствующей конкурентной среды, поощряющей применение технологических достижений, рационально устроенной структуры выдвижения инициатив параллельно с необходимостью временной защиты избранных отраслей, создающих существенные резервуары для поглощения наукоемких технологий, а также промышленной и технологической политики, компенсирующей рыночные сбои и поддерживающей благоприятный уровень технических знаний»2.

Другими словами, требуется совершенно иное качество управления воспроизводственными и общественно-политическими процессами, при-чем это качество должно быть сопоставимо в разных странах и соответствовать неким общим требованиям, что позволило бы создать с этой точки зрения гомогенное поле для интеграционной деятельности. Важным было бы и присутствие определенного научного потенциала, способного если и не инициировать полномасштабные НИОКР, то хотя бы проводить в жизнь зарубежные достижения или, по крайней мере, адаптировать их к местным возможностям (хотя подобное может снизить их значимость и ценность именно как прорывных достижений). Ныне же известно, если исходить из доли участия арабских стран в мировой торговле различными товарными группами, что удельный вес наукоемкой продукции в таких арабских странах, как, например, Марокко, Египет, Иордания, Ливия, Сирия и страны ССАГПЗ составлял в 1970 г. от 0,009 до 0,082%, увеличившись к 1993 г соответственно от 0,037 до 0,219%, что хотя и свидетельствует о росте использования результатов НИОКР в производстве, тем не менее указывает на отставание от показателей развитых стран, примером которых в регионе может служить Израиль. Его доля к середине 90-х годов составляла 0,375%. Близко же к приведенным данным стоят только те арабские страны, в которых велика доля продукции, поставляемой на мировой рынок, полученной в традиционной промышленности и в сфере специализированных поставок.

Если вернуться к тому, о чем говорилось выше, можно отметить, что многие исходные составляющие интеграции отсутствуют в арабском мире или только формируются. Ими обладают в той или иной степени только наиболее продвинутые арабские государства, входящие, например, в ССАГПЗ, но они же и наиболее консервативные, в которых экономические процессы, вызванные интеграцией с другими странами, менее богатыми, но обладающими более богатым социальным и политическим опытом, могут оказаться нежелательными с точки зрения правящих элит как способные генерировать предпосылки не-предсказуемых сдвигов в разных сферах и тем самым угрожать так или иначе национальной безопасности аравийских монархий. С этой точки зрения интеграция членов ССАГПЗ с какими-либо другими странами в арабском мире едва ли возможна. Сам же ССАГПЗ не является носителем интеграционной идеологии в том виде, в каком она понимается в окружающем мире на текущем этапе. Это больше политический союз для совместного выживания и обеспечения безопасности в узком регионе, нежели интегристская структура с торгово-экономическими целями, ориентирующаяся на полномерное вхождение в мировое экономическое сообщество на условиях, иных, чем поставка углеводородов.

Если брать за основу интеграции чисто хозяйственные составляющие, то они ничтожно малы как для ССАГПЗ, так и тем более для других арабских стран. Тип торгово-экономической специализации этого региона отличается примитивностью, поскольку, как отмечается в западной литературе, он систематически базируется на ресурсно-интенсивной продукции с малым компонентом в виде добавленной стоимости4. Кроме того, и торговая динамика, зафиксированная на межарабском экономическом пространстве, предстает как застойная, спровоцированная однородностью товаров и услуг.

Общее представление о том, что долгосрочный рост на Ближнем Востоке должен базироваться на экспорториентированной стратегии, не оспаривается в арабском мире. Однако существует большая проблема в том, чтобы мобилизовать для этого другие, помимо нефти, источники экспортной продукции и вообще инициировать производство в масштабах, способных доставлять странам внутренние источники инвестиций, стимулировать инновации и обеспечивать рост. С этой точки зрения интеграция, не являющаяся императивным фактором для капиталоизбыточных стран, возможно, рассматривается ими как завуалированная попытка перераспределения доходов в пользу менее развитых участников интеграционного процесса. Другой путь, – альтернативный интеграции, но не исключающий ее в принципе, – это программы структурной адаптации, которые призваны подтянуть арабские государства под единый ранжир в той или иной мере, что может создать некие предпосылки для объединения уже однородных членов в рамках взаимовыгодного процесса. Но очередная попытка в этом роде середины 80-х – начала 90-х годов не привела к однозначным результатам в восстановлении макроэкономической стабильности и в создании благоприятного климата для инвестиций и роста. Яркий пример этому Сирия – страна с потенциально большими возможностями, которые нивелируются бюрократией, старыми инвестиционными законами, стимулирующими отток капиталов и консервирующими застой в хозяйственной жизни.

В этих условиях интеграция САР с другими арабскими государствами едва ли может состояться. Гипотетически она возможна, но практически союз слабых государств дает слабый же результат их объединения, размываемого центробежными силами.

Конкретно в Сирии считают, что страна самодостаточна и не нуждается остро в объединении с другими, тем более, что в ближайшем ее окружении нет партнеров, которые могли бы сыграть в этом положительную роль. Иордания черпает доходы в перевалке грузов для Ирака и является хроническим клиентом международных финансовых организаций. Ирак находится в блокаде, Ливан – придаток Сирии со слабой экономикой. Политическая ситуация также не благоприятствует интеграции, часто ее воздействие бывает даже более весомым, чем экономические императивы.

Важный аспект состоит в том, что в ненефтяных арабских странах неудовлетворительно решается проблема накоплений. Мало того, что производственная сфера не обеспечивает их поддержание на необходимом уровне. В этих странах отмечена устойчивая тенденция к оттоку капиталов, интенсивность которой – одна из самых высоких в мире5. По некоторым оценкам, частный арабский капитал, размещенный в иностранных банках или инвестированный в международные финансовые рынки, достигает 150-200 млрд.долл.6 Эти цифры в 5-6 раз выше, чем объемы помощи, поступающей в регион. Трудно вычленить из этой цифры долю именно ненефтяных государств, но даже при всей ее незначительности она весьма чувствительна для них.


Случайные файлы

Файл
20019.rtf
163152.rtf
138062.rtf
8724-1.rtf
36757.rtf




Чтобы не видеть здесь видео-рекламу достаточно стать зарегистрированным пользователем.
Чтобы не видеть никакую рекламу на сайте, нужно стать VIP-пользователем.
Это можно сделать совершенно бесплатно. Читайте подробности тут.