Экономическая интеграция (96722)

Посмотреть архив целиком

Экономическая интеграция (Economic integration) – процесс экономического взаимодействия стран, приводящий к сближению хозяйственных механизмов, принимающий форму межгосударственных соглашений и согласованно регулируемый межгосударственными органами.

Интеграционные процессы приводят к развитию экономического регионализма, в результате которого отдельные группы стран создают между собой более благоприятные условия для торговли, а в ряде случаев и для межрегионального передвижения факторов производства, чем для других стран. Не смотря на очевидные протекционистские черты, экономический регионализм не считается негативным фактором до тех пор, пока он не ухудшает условия для торговли с остальным миром.

Предпосылками экономической интеграции являются сопоставимость уровней рыночного развития участвующих стран, их географическая близость, общность стоящих перед ними проблем, стремление ускорить рыночные реформы и не остаться в стороне от идущих интеграционных процессов

Интеграция способствует достижению следующих целей:

Использование преимуществ экономии от масштаба за счет расширения размеров рынка, сокращения трансакционных издержек и пр.

Создание более стабильной и предсказуемой среды для взаимной торговли, а также благоприятной внешнеполитической среды, т.е. укрепление взаимопонимания и сотрудничества участвующих стран в политической, военной, социальной, культурной и других неэкономических областях.

Создание блока стран для участия в многосторонних торговых и иных переговорах.

Содействие структурной перестройке экономики стран, осуществляющих глубокие экономические реформы, при подключении их к региональным торговым соглашениям со странами, находящимися на более высоком уровне рыночного развития.

Поддержание молодых отраслей национальной промышленности, для которых в этом случае возникает более широкий региональный рынок.

Российско-белорусские отношения активно развивались еще до образования СНГ. В декабре 1990 года впервые в истории двусторонних отношений между Россией и Белоруссией был подписан политический договор со сроком действия десять лет. В последующие годы, по мере того как в Содружестве стали проявляться несовпадающие интересы объединенных в нем новых независимых государств и разнонанравленность их геостратегических устремлений, вошедшие в СНГ страны начали отдавать предпочтение двусторонним и региональным связям, а не многостороннему сотрудничеству. На этом фоне российско-белорусские отношения занимают особое место и интеграция российской и белорусской экономик не имеет аналогов в других странах СНГ.

В то же время сходство Союза России и Белоруссии с Европейским Союзом - не более чем внешняя аналогия, за которой стоит совсем другое содержание. Согласно западной классификации, в региональных международных объединениях, коим по существу и является Союз России и Белоруссии, выделяются следующие виды экономического сотрудничества. В зонах свободной торговли между странами-участницами ликвидируются тарифы и другие торговые барьеры. Участники таможенного союза в дополнение к ликвидации барьеров во внутрирегиональной торговле принимают единые таможенные правила и тарифы для торговли с третьими странами. Общий рынок представляет особой союз, в котором осуществляется свободное перемещение по территории региона товаров, рабочей силы и капитала. Экономический союз обладает всеми чертами общего рынка, страны-участницы которого при этом согласовывают и координируют свои экономические курсы. Наконец, всеобъемлющая экономическая интеграция предполагает полную экономическую унификацию хозяйственных институтов и экономических стратегий развития, включая создание общей валютной системы. (Эта схема носит прежде всего теоретический характер, на практике же встречаются различные комбинации вариантов подобных отношений.) Российско-белорусское сотрудничество скорее подпадает по этой классификации под промежуточное определение между таможенным союзом и общим рынком, т. е. занимает весьма далекое место от собственно экономической интеграции.

При этом данное сотрудничество - качественно иное явление, нежели современные интеграционные процессы в западных странах. Прежде всего, это - не интеграция двух рыночных, основанных па частной собственности экономик. Белорусскую экономику вообще еще нельзя назвать рыночной - в ней практически не представлена частная собственность, она контролируется и направляется государством. Российская экономика является экономикой переходного периода со смешанными формами собственности. в которой роль рынка и частного капитала значительно больше. Но в своем взаимодействии с Белоруссией Россия представлена, прежде всего, государством. Роль частного российского капитала в российско-белорусской экономической интеграции минимальна в силу, как общего характера белорусской экономики, так и сознательной политики белорусских властей. Кроме того, если в западных интеграциях речь идет об установлении новых связей, то в российско-белорусском случае - скорее о сохранении старых, сложившихся в социалистической системе разделения труда. В условиях перехода к рынку это можно сделать лишь целенаправленными волевыми усилиями, зачастую ограничивающими действие рыночных механизмов.

Российско-белорусская интеграция и основана на политической воле, на сознательных целенаправленных усилиях правительств обеих стран. Чем же обусловлена эта политическая воля, какие мотивы стоят за интеграционными усилиями России и Белоруссии? Интеграционную политику России невозможно объяснить чисто экономическими причинами (как, впрочем, и любую другую, все дело, однако, в пропорциях экономики и политики). Для России интеграция имеет, прежде всего «геополитическое» значение. Союз с Белоруссией обеспечивает России прямой доступ к Калининградскому анклаву, сохраняет открытыми ворота в Европу, экономит значительные средства, необходимые для создания системы военно-стратегического сдерживания на западной границе России, поскольку объекты ПВО на территории Белоруссии обеспечивают безопасность всего пространства Союза РФ с РБ. Пророссийская позиция Белоруссии также «разрывает» Балто-Черноморский коридор, который в противном случае может отгородить Россию от основных магистралей транспортировки нефти через Латвию и Литву в Балтийское море и через Украину - в Черное. В случае реализации этого проекта западные постсоветские республики не только избавятся от российской энергозависимости, но могут создать Москве реальную конкуренцию в вопросах реэкспорта каспийской нефти в Европу. После же строительства на территории Белоруссии газопровода «Ямал-Западная Европа» Балто-Черноморский коридор распадется на два самостоятельных направления - южное и северное.

Со своей стороны, белорусская сторона изначально делала упор на выгодность для России геополитического и военно-стратегического аспектов двустороннего Союза, полагая, что за подобное партнерство надо платить немало, как, например, это делают, по ее мнению, США в отношении Израиля. Белорусские геополитики, не исключая самого Лукашенко, исходят из того, что из-за ориентации Белоруссии на союз с Россией страна «сильно ущемляется Западом в политическом, экономическом и других отношениях» и «несет большой ущерб, связанный как с прямыми издержками, так и с упущенной выгодой». В этой связи, полагают они, было бы разумным со стороны России «компенсировать Белоруссии такой ущерб экономическими, дипломатическими, военными и материальными средствами». По их мнению, это обычная практика поведения центров силы, которые хотят иметь свои зоны влияния. (1) «Судя по всему, - пишет еженедельник «Белорусский рынок», - руководство Белоруссии добивается от «старшего брата» прежде всего широких экономических преференций: не более и не менее, чем беспрепятственного доступа к источникам сырья и рынкам сбыта». Вопрос, однако, в том, подчеркивает автор публикации Александр Алесин, «не перевесят ли потери на Западе выгоды, сколь угодно большие, на Востоке?» (2)

Лукашенко, помимо этих расчетов, не может не принимать во внимание и проблему сохранения своего режима личной власти, который без лояльной позиции России может оказаться не столь долговременным, как на это рассчитывает белорусский президент. Поскольку Запад не приемлет его методы политического и хозяйственного управления страной, пророссийская политика Лукашенко пока не имеет реальной альтернативы. «Белорусскому президенту не приходится обольщаться, - считает директор Института проблем диаспоры и интеграции Константин Затулин. - Возможности смены вех для нынешнего руководства Белоруссии весьма ограничены и сводятся к некоторой возможности маневрирования в субрегионе, в отношениях с Украиной, Польшей, Литвой (и то до фактического расширения НАТО). Переориентация на Запад потребовала бы отказа от основных мобилизационных лозунгов и, в недалекой перспективе, от всей системы личной власти президента» (3).

Собственно экономическая основа интеграционных начинаний России и Белоруссии представляет собой набор многочисленных и зачастую разнородных факторов. Белорусская экономика со времен СССР зиждилась на крупных специализированных предприятиях, которые выпускали в основном конечную продукцию («сборочный цех») и тесно зависели от кооперационных связей с предприятиями, расположенными в других регионах Советского Союза. С распадом СССР к этому фактору добавились другие: чрезвычайно высокая зависимость от импорта топливно-энергетических ресурсов, узость национального рынка, проблемы конверсии ВПК, занимающего высокую долю в промышленном производстве, последствия Чернобыльской катастрофы, на ликвидацию которых ежегодно отвлекаются значительные бюджетные средства.


Случайные файлы

Файл
142661.rtf
5660-1.rtf
73657-1.rtf
160287.rtf
161571.rtf




Чтобы не видеть здесь видео-рекламу достаточно стать зарегистрированным пользователем.
Чтобы не видеть никакую рекламу на сайте, нужно стать VIP-пользователем.
Это можно сделать совершенно бесплатно. Читайте подробности тут.