Транснациональные корпорации (96666)

Посмотреть архив целиком

Гигантские многонациональные корпорации


Проблема большого бизнеса своими корнями уходит еще к периоду сразу после Гражданской войны. Но она приобрела новую грань недавно, после появления гигантских многонациональных корпораций – деловых империй, буквально опутавших весь мир. Возьмите, к примеру, фирму «Пепси». Она не отправляет свою прославленную продукцию за рубеж с разливочных заводов на территории США: она производит пепси-колу более чем на 500 заводах в 100 с лишним странах. Покупая бутылку пепси-колы в Мексике или на Филиппинах, в Израиле или Дании, вы покупаете американский продукт, произведенный в этой стране.

Фирма «Пепси» – разветвленная, но отнюдь не самая крупная транснациональная корпорация. В 1985 г. в списке крупнейших компаний США она занимала 73-е место. Сравните ее с компанией «Форд мотор» – транснациональной корпорацией, состоящей из сети в 60 дочерних корпораций, 40 из которых расположены в других странах. Одна треть от 2,5 млрд. долларов ее прибыли поступает из-за рубежа. А если бы мы рассмотрели структуру «Дженерал Моторс» или крупнейших нефтяных корпораций, то обнаружили бы, что они также представляют собой транснациональные компании, значительная часть богатства которых вложена в производственные мощности вне Соединенных Штатов.

Из 100 крупнейших американских фирм не менее двух третей располагают подобной разветвленной системой производственных мощностей. Более того, стоимость продукции, произведенной крупнейшими фирмами за границей, превышает стоимость товаров, которые они пока еще экспортируют из США. В 1985 г. объем продаж заграничных отделений 150 крупнейших транснациональных корпораций превысил 415 млрд. долларов. А объем совокупного экспорта США в том же году достиг лишь 207 млрд. долларов, то есть половины стоимости выпускаемой за границей продукции 150 самых крупных транснациональных корпораций США.

Другой способ продемонстрировать резкий подъем международного производства – проследить рост стоимости прямых заграничных инвестиций США, то есть стоимости расположенных за рубежом, но принадлежащих американским гражданам заводов и оборудования (сюда не входят принадлежащие американцам иностранные облигации и ценные бумаги). В 1950 г. стоимость прямых заграничных инвестиций составляла 11 млрд. долларов. В 1985 г. она превысила 210 млрд. долларов. Но и эта огромная цифра занижена, так как представляет лишь стоимости вложенных за рубежом американских долларов, но не включает стоимость иностранного капитала, который может контролироваться этими долларами. Например, если какая-то американская фирма вложила 10 млн. долларов в иностранное предприятие стоимостью 20 млн. долларов, в официальные данные США о наших иностранных инвестициях отражают только 10 млн. американских активов, но не то 20-миллионное богатство, которое они фактически контролируют. Весь же капитал, контролируемый нашими прямыми зарубежными инвестициями, вполне может достигать 300 млрд. долларов. В целом от четверти до половины реальных активов крупнейших американских корпораций находится за рубежом. Фактически американский большой бизнес сегодня – это мировой большой бизнес.

Однако интернационализация производства – отнюдь не чисто американский феномен. Хотя американские транснациональные корпорации сегодня еще занимают ведущее место в мире (среди 500 крупнейших корпораций мира более 300 являются американскими), их догоняют транснациональные корпорации других стран. Например, фирма «Филиппс лэмп вокс» – гигантская голландская транснациональная компания с отделениями в более чем 68 странах. Из 225 тысяч ее работников 167 тысяч работают за пределами Нидерландов. Другая мощная транснациональная корпорация – «Ройал дач шелл» – действительно транснациональная: она принадлежит компаниям Голландии и Великобритании. Еще один пример – швейцарская фирма «Нестле шоколад», 97% доходов которой образуются вне Швейцарии. Если исходить из размеров шведского капитала, вложенного в Сан-Пауло, – то это второй по величине промышленный город Швеции.

В 1970 г. экономический эксперт Международной торговой палаты оценивал совокупный объем международной продукции (продукция, произведенная фирмами США за рубежом, продукция иностранных фирм в США и других странах) в одну шестую стоимости совокупного производства, причем для промышленной продукции эта доля была еще выше. Сегодня эта доля возросла еще больше, хотя мы не знаем, какова она в точности.


Экономика транснационального производства


Что заставляет фирму производить продукцию за границей вместо того, чтобы только продавать ее за границей? Единственно возможный ответ напрашивается сам собой. Фирма преуспевает на внутреннем рынке. Используемые технология и организация обеспечивают ей перевес над иностранными конкурентами. Она начинает экспортировать свою продукцию, иностранный рынок растет. В какой-то момент руководство фирмы начинает оценивать, не выгоднее ли организовать выпуск продукции за рубежом: так можно сэкономить на транспортных расходах, а кроме того, избежать пошлин на ввоз товаров из-за границы. Важна и возможность платить более низкую зарплату. Постепенно фирма прекращает отправлять за границу свои товары, а вместо этого экспортирует капитал, технологию, методы управления – и становится транснациональной.

Расчеты могут быть более сложными. Процветающая компания может менять свою точку зрения постепенно. Вначале это может быть чисто отечественная компания с небольшим экспортом. Затем она развивает экспорт и считает себя интернациональной компанией, серьезно интересующейся экспортом. И наконец, ее перспективы – превратиться в транснациональную корпорацию, считающую весь мир (или значительную его часть) своим рынком. В этом случае она может размещать заводы за границей еще до того, как рынок на ее продукцию достигнет высокого уровня развития, чтобы утвердиться за границей ранее своих конкурентов.

Все больше т больше крупных корпораций во всем мире считают своим «естественным» рынком весь земной шар, а не только свои страны. В отраслях, производящих автомобили, сталь, компьютеры, телекоммуникационное оборудование, борьба идет за долю мирового рынка. Именно поэтому такие компании, как «Дженерал Моторс» считают своей сферой влияния весь земной шар, причем речь идет не только о высасывании природных ресурсов, но и о размещении заводов и наконец, политике продаж. При нынешних скоростях реактивных самолетов, мгновенно действующей системе поиска информации, высокоорганизованных системах производства и распределения изготовление товаров все легче и легче перемещать в ту страну, где оно окажется дешевле, а продажи концентрировать в странах с самыми богатыми рынками. Так что в США продаются транзисторные приемники, собранные в Мексике японскими фирмами, детали для которых сделаны в Гонконге, Южной Корее или Сингапуре.


Влияние транснациональных корпораций


Независимо от того, будет ли дальше продолжаться прежними темпами транснациональный бум, эти транснациональные корпорации кардинально изменили международные экономические отношения. Основное их воздействие – резкий сдвиг в географии и технологическом характере международной экономической деятельности.

Сдвиг от экспорта к интернациональному производству принес с собой два изменения глобального характера. Одно из них – перемещение иностранных инвестиций из зоны их прежней концентрации в слаборазвитых регионах мира в более богатые рынки развитых стран. Пятьдесят лет назад, в эру развитого империализма, большая часть перелива капиталов шла из богатых стран в бедные. Поэтому иностранные инвестиции конца ХIХ и начала ХХ века в основном ассоциировались с созданием огромных плантаций, прокладкой железных дорог через джунгли и ростом добычи полезных ископаемых.

Но рост транснациональной активности совпал с решительным поворотом от инвестиций в слаборазвитые страны к инвестициям в индустриальном мире. В 1897 г. 59% прямых американских инвестиций за рубежом приходилось на сельское хозяйство, горнодобывающую промышленность или железные дороги преимущественно в слаборазвитых странах. К концу 70-х годов нашего века доля американских капиталовложений в сельское хозяйство, рудники и железные дороги в совокупных активах США за рубежом сократилась до примерно 20%; а их доля в слаборазвитых странах составляет лишь 36% всех прямых инвестиций США за рубежом. Но, что более поразительно, почти три четверти всего огромного прироста прямых инвестиций в 60–70-е годы пришлось на развитые страны, и значительная их доля – на промышленность (и нефть), а не на плантации, железные дороги или горнорудную промышленность. Таким образом, транснациональные корпорации вкладывали капиталы на территориях друг друга, а не завоевывали территории развивающихся стран.

В последние годы наблюдался заметный приток инвестиций в промышленные предприятия нескольких более бедных стран – крупные капиталы были вложены в промышленные предприятия Мексики, Гонконга, Тайваня, Сингапура, Кореи. Тем не менее, эти капиталовложения все еще гораздо меньше, чем капиталовложения тех же транснациональных корпораций в развитых странах.

Второе экономическое изменение, в сущности, подразумевается первым. Это переход от тяжелой промышленности к высокотехнологичным производствам, от предприятий, где огромные суммы капитала ассоциировались со значительной занятостью неквалифицированных рабочих, как, например, при прокладке железных дорог или работе на плантациях, к отраслям промышленности с высоким уровнем научно-исследовательских и проектно-конструкторских разработок, применением высококвалифицированной рабочей силы и современных методов управления. Это типично для таких новых отраслей, как нефтехимия, компьютеры и другие современные производства. Эти изменения представлены в следующей таблице:






Чтобы не видеть здесь видео-рекламу достаточно стать зарегистрированным пользователем.
Чтобы не видеть никакую рекламу на сайте, нужно стать VIP-пользователем.
Это можно сделать совершенно бесплатно. Читайте подробности тут.