Сравнительная характеристика финансового кризиса 2009 г. с Великой депрессией 1929-1932 гг. (96612)

Посмотреть архив целиком















Сравнительная характеристика финансового кризиса 2009 г. с Великой дипрессией 1929-1932 гг



Некую параллель можно провести между Великой депрессией 1929-1932 гг. и текущим финансово-экономическим кризисом.

Макроэкономика как наука была по сути создана Дж. М. Кейнсом в 1930-е годы, чтобы прояснить причины Великой депрессии – самой масштабной рецессии в индустриальном капиталистическом мире XX в., а потому и самого значимого события в современной истории экономических циклов. Существовавшая тогда теория не могла объяснить, почему с 1929 по 1933 г. ВВП США и нескольких других развитых стран сократился на 1/3, а. безработица достигла 25-процентного уровня. Классические теории основывались на предположении, что экономика находится в конкурентном равновесии, в котором рынок все “улаживает” – в частности, высокая безработица должна привести к снижению зарплат до уровня, при котором работодатели согласятся нанять всех желающих трудиться за эти деньги, и безработица должна исчезнуть сама собой. Однако на практике подобного не произошло, поэтому Кейнс предложил радикально новые идеи, суть которых сводилась к двум основным постулатам.

Во-первых, экономика не находится в конкурентном равновесии в каждый данный момент, то есть “невидимая рука” рынка не выполняет своей работы. Главная причина такого неравновесия – сохранение фиксированных цен и зарплат в течение длительного времени в связи, например, с действием долгосрочных контрактов, и отсутствие подстройки под текущую рыночную конъюнктуру. Во-вторых, уровень развития экономики определяется совокупным спросом, последний, в свою очередь, зависит от необъяснимых факторов, которые Кейнс обозначил туманным термином “животные инстинкты инвесторов”. На базе этих двух допущений и была построена новая макроэкономическая теория. Согласно ее положениям, на величину ВВП страны влияют масштабы расходов потребителей, инвесторов и правительства на приобретение товаров и услуг. Соответственно экономические (деловые) циклы, то есть чередующиеся спады и подъемы экономики, обусловлены именно колебаниями спроса, а не ресурсными воз-можностями страны.

Один из выводов ранней кейнсианской теории (который, к сожалению, часто принимают за главную ее идею) заключался в том, что государству в экономике отводится важная роль стабилизатора. А именно государство обязано вести противоцикличную фискальную политику, увеличивая свои расходы в периоды экономического спада, то есть тогда, когда частный спрос в экономике мал. Именно таким образом Рузвельт пытался вывести экономику США из депрессии, наращивая государственные расходы и тем самым стимулируя спрос, и именно таким образом в конце концов экономика США вышла из депрессии во время второй мировой войны, когда возросли государственные расходы на закупку вооружений.

Всё больший объем эмпирических данных говорит в пользу того, что Великая депрессия стала результатом масштабного сокращения денежной массы, то есть падения спроса, как утверждали еще в 1963 г. М. Фридмен (нобелевский лауреат по экономике 1976 г. за “За достижения в области анализа потребления, истории денежного обращения и разработки моне- тарной теории, а также за практический показ сложности политики экономической стабилизации” и А. Шварц.

Коллапс банковской системы и отказы в кредитовании реального сектора многими экономистами рассматриваются как важная причина Великой депрессии в США и Европе.

Теория торгового цикла Хайека (нобелевского лауреата по экономике вместе с Гуннаром Мюрдалем “За основополагающие работы по теории денег и экономических колебаний и глубокий анализ взаимозависимости экономических, социальных и институциональных явлений”) основывалась на австрийской теории капитала. Согласно Хайеку, существует равновесная структура образования капитала. В период экономического подъёма (как это было в конце 20-х годов) происходит принудительное сбережение, обусловленное кредитной экспансией (даже при условии неизменности уровня цен), что ведёт к увеличению запасов капитала. Рано или поздно это перенакопление капитала по сравнению с добровольными сбережениями приводит к кризису. Концепция Хайека предвосхитила монетарное объяснение Великой депрессии , данное Ф. Фридменом. В то же время Хайек утверждал, что депрессии было свойственно чрезмерное потребление в сочетании с невероятной экономической политикой. Большая безработица была вызвана не соответствующим потребностям совокупным спросом, как это утверждал Кейнс, а перекосами, как упорно заявлял Хайек, в относительных ценах. Эти перекосы, в свою очередь, образовались из-за непредвиденных изменений в предложении денег, приведших к дисбалансу между спросом и предложением рабочей силы в масштабах всей экономики. Только рыночный механизм, заключал Хайек, может исправить эту несбалансированность и вернуть систему в состояние равновесия; экспан- сионистская экономика и интервенционистская политика правительства не была необходимой или продуктивной.

Отсчет кризисологов начала ХХI века можно начать с Эдварда Прескотта. Нобелевский лауреат по экономике 2004 года Э.Прескотт, вместе с Тимоти Кихоу, опубликовал статью Великие депрессии XX века.

В 2004 г. Нобелевская премия по экономике была присуждена американским ученым Ф. Кюдланду и Э. Прескотту – авторам работ по теории экономических (деловых) циклов, объясняющей причины неравно- мерности экономического роста и возникновения спадов (рецессии) и подъё- мов.

В своих статьях Кюдланд и Прескотт предложили новое описание экономического цикла, основанное на оптимальном поведении экономических агентов в условиях рациональных ожиданий. Другими словами, они попытались объяснить все колебания экономики как равновесное явление, в связи с чем их также стали называть “новыми классиками”.

По своей сути и допущениям модели реальных экономических циклов просты. Во-первых, они предполагают, что фирмы максимизируют свою прибыль и принимают решения об инвестициях, учитывая ожидания будущего спроса на их товар и развития технологий. Хотя эту гипотезу можно и критиковать, тем не менее вряд ли кто будет спорить с тем, что любой предприниматель пытается получить максимальный эффект от использования располагаемых ресурсов и тщательно обдумывает каждое инвестиционное решение с точки зрения ожидаемых будущих доходности и рисков.

Во-вторых, эти модели исходят из того, что домохозяйства ведут себя оптимально, то есть их потребление зависит от того, какой доход они ожидают получить в будущем. Они не станут тратить все, что заработали в этом году, если не рассчитывают получить столько же в следующем. Аналогично, если они рассчитывают на рост доходов в будущем, то они будут жить в долг, потребляя больше своего текущего дохода. Таким образом, они ведут себя в соответствии с гипотезой постоянного дохода (или жизненного цикла), простейший случай которой описан, например, в классических работах М. Фридмена, а также лауреата памяти Нобеля по экономике 1985 г. Ф. Модиль- яни “За анализ поведения людей в отношении сбережений, что имеет исключительно важное прикладное значение в создании национальных пенсионных программ” и Р. Брумберга.

Своим названием теория реальных экономических циклов обязана тому, что основным источником экономических колебаний должны быть изменения производительности труда или других "реальных" факторов, таких, как международные цены на нефть. Именно неравномерные изменения этих переменных ведут к нестабильному росту экономики. В остальном же экономика находится в устойчивом равновесии, то есть любые отклонения от него (например, безработица) она “вылечивает” сама, используя рыночные механизмы, если ей, конечно, не мешать. Такой вывод противоречит традиционному кейнсианскому подходу, согласно которому краткосрочные колебания экономики обусловлены изменчивым спросом, движимым необъяснимыми “животными инстинктами”. Соответственно практические рекомендации Кюдланда и Прескотта для властей заключаются в минимизации вмешательства государства в экономику.

Кругман является автором теории эффектов свободной торговли и глобализации, которая объясняет, почему в мировой торговле доминирующее положение занимают страны, имеющие отношение к одинаковым товарам, в отличие от традиционной теории, исходящей из того, что все страны разные. Но Кругман известен и как кризисолог. Напомним, что именно П.Кругман ввел понятие “заразные кризисы”: “Валютные кризисы происходят, когда инвесторы теряют доверие к валюте определенной страны и пытаются избавиться как от активов, номинированных в этой валюте, так и от активов, доход по которым может неблагоприятно измениться из-за валютного контроля… однако процесс распространения национального шока на глобальные рынки требует названия; я назову его заразные кризисы. По определению, заразные кризисы не поражают только одну или несколько стран”. Кругман различает валютные и заразные кризисы: “Макроэкономика валютных и заразных кризисов довольно различна – хотя оба они ведут к рецессии, валютные кризисы связаны с инфляцией в странах-жертвах, а заразные кризисы связаны с всемирной дефляцией”.

Я размышляю о происходящих событиях как о медицинской проблеме, когда бактерии, вызывающие эпидемию смертельно опасной чумы, в течение длительного времени считались побеждёнными современными лекарственными средствами, но вдруг повторно напали на нас в форме, стойкой ко всем стандартным антибиотикам”, – пишет Пол Кругман, нобелевский лауреат по экономике 2008 года “За анализ структуры торговли и размещения экономической активности”, в предисловии к своей книге “Возращение Великой депрессии?”. Эта книга, по словам автора, – попытка понять, как катастрофа могла произойти, как в ней выжить, и как препятствовать будущим кризисам.


Случайные файлы

Файл
24373-1.rtf
98259.doc
CBRR5624.DOC
129341.rtf
137867.rtf




Чтобы не видеть здесь видео-рекламу достаточно стать зарегистрированным пользователем.
Чтобы не видеть никакую рекламу на сайте, нужно стать VIP-пользователем.
Это можно сделать совершенно бесплатно. Читайте подробности тут.