Российско-японские отношения в XX веке (96501)

Посмотреть архив целиком

10



-Введение-

Пожалуй, нельзя более четко выразить нынешние отношения между Россией и Японией, чем это сделал Василий Головин названием своей статьи - «Неоконченный поединок богатыря и самурая»1. Политическая ситуация на Дальнем Востоке и в бассейне Тихого океана, состояние которой во многом связано с нерешенностью проблемы мирного урегулирования с Японией, вызывала и вызывает повышенный интерес в политических кругах, среди ученых и публицистов. «Отношения России и Японии можно охарактеризовать как противоречивые. Россия - единственная из воевавших с Японией стран, с которой Токио отказывается подписать мирный договор».2 Это и раскрывает социально-политическую значимость решаемой в исследовании проблемы и ее актуальность.

При разработке исследования использовалась научная литература. Монографические произведения (Б. А. Романова, И. И. Бабикова, Л. Н. Кутакова, И. В. Шикина и других), документальные источники (Портсмутский мирный договор 1905 года, Потсдамская декларация 1945 года, Сан-францисский мирный договор 1951 года, Совместная декларация СССР и Японии 1956 года, Московская декларация 1998 года) дали понимание сущности исследуемой проблемы и показали природу политики обеих борющихся стран. Привлекались газетные и журнальные статьи, давшие возможность определить различные подходы историков и политических деятелей в понимании происходящих событий, были исследованы и проанализированы карты военных действий. При достаточно полном освещении в научной и научно-публицистической литературе данного вопроса советскими и российскими историками возникла проблема отсутствия доступа к японским исследованиям, что затрудняет объективность освещения событий.

При проведении исследования были использованы следующие методы: системно-исторический анализ, получивший широкое применение в работах Б. А. Романова, Л. Н. Кутакова, И. В. Шикина, сравнительный и контент-анализы.

В результате анализа изученной литературы было выявлено противоречие: наличие территориальной близости России и Японии и невозможность использовать ее для решения политических, экономических и территориальных проблем, которые уходят корнями в историю, но остаются актуальными и в настоящее время. Япония - одна из немногих стран, которая является столь близким соседом, а так часто вступает в состояние войны с Россией.

Для разрешения противоречия была сформулирована цель: проанализировать историю российско-японских отношений в ХХ веке и выявить перспективу дальнейшего партнерства двух государств. Исходя из поставленной цели, были определены задачи исследования: проанализировать источники и литературу, раскрывающие проблему российско-японских отношений в ХХ веке, выявить правильность юридического оформления претензий на «северные территории» и рассмотреть возможные варианты разрешения конфликта.

Таким образом, объектом исследования являются Россия и Япония, предметом - отношения между ними как политического, так и экономического характера.

В ходе исследования были сформулированы и выдвинуты следующие гипотезы: если бы Япония и Россия решили свои территориальные проблемы, то это, несомненно, повлияло бы на весь комплекс взаимоотношений. Кроме того, если бы правительства обоих государств изменили идеологию отношений, то это привело бы к появлению новых перспектив сотрудничества и изменению общественного мнения, что так же немаловажно. Зацикленность японской стороны на проблеме мирного договора, точнее даже - на «решении территориальных проблем на японских, естественно, условиях, препятствует развитию взаимоотношений между этими двумя государствами. У России другой психологический комплекс: по японской формуле мы этот вопрос решать не можем, а по российской - не будет радикального улучшения отношений»3.

Соответственно хронологическому принципу в исследовании было выделено 3 части. Первая часть посвящена русско-японской войне 1904-1905 годов, ее предпосылкам и последствиям. В начале ХХ столетия набиравшие империалистическую мощь Япония и Россия столкнулись в восточном регионе в борьбе за сферы влияния. В результате русско-японская война привела к потере Россией Южного Сахалина и Курильских островов, а так же к ряду других неблагоприятных последствий. Во второй части анализируются советско-японские отношения: политика 1920-1930 годов, непосредственно советско-японская война и уроки, вынесенные из истории, итогом которых стал возврат утраченных территорий без формальной фиксации, то есть без заключения мирного договора. Из года в год, через десятилетия протянулся этот вопрос до современных дней жизни. Он и другие нерешенные проблемы между Россией и Японией раскрываются и анализируются в третьей части исследования.










Россия- Япония: развитие отношений за период ХХ века.

Глава 1. Русско-японская война 1904-1905 годов. До и послевоенное развитие

дипломатических отношений.

В конце ХIX – начале ХХ столетия крупные капиталистические державы вступили в новую империалистическую стадию развития. Исключения не составили как Япония, так и Россия.

Капиталистическое развитие Японии в последней трети ХIX века значительно ускорилось. Реформы 1870-1890 годов4 вырвали страну из международной изоляции, приобщили к мировому хозяйству, способствовали крупным переменам в социальном и политическом развитии. Экономический потенциал Японии возрос: в стране увеличилось количество монополий, банков, выросла сеть железных дорог, возросла производительность сельского хозяйства. Государство путем субсидирования поощряло развитие промышленности, отдавая, однако предпочтение фирмам, работавшим на оснащение армии и флота. Это привело к росту военного потенциала Японии, а вместе с тем и к бурному развитию военной промышленности, однако, узость японского внутреннего рынка, отсутствие достаточной сырьевой базы сделали экспансию на Дальний Восток объективной внешнеполитической линией. Таким образом, в начале ХХ века внешнеполитическая экспансия в Японии приобрела первостепенное значение как национальная стратегия и путь к модернизации общества.

Первым объектом экспансии на материке стала Корея. «Конфликты на корейском полуострове вылились в японо-китайскую войну 1894-1895 годов, окончившуюся разгромом китайской армии и подписанием Симоносекского мирного договора 1895 года»5.

Война Японии против Китая обострила японо-русские противоречия на Корейском полуострове и в Южной Маньчжурии. Оба государства нуждались в новых сферах влияния, не желая уступать их друг другу. «Под угрозой начала войны одновременно с Россией, Францией и Германией, выступивших с решением протеста против такого неожиданного и резко менявшего всю империалистическую конъюнктуру захвата Среднего Востока, Японии пришлось отказаться от Ляодунского полуострова и ограничиться островами к югу от реки Янцзы».6 Так Россия, заручившись поддержкой Франции и Германии, начала вести экспансионную политику в Китае.

В 1896 году Россия подписала с Китаем договор об оборонительном союзе и о постройке через территорию Маньчжурии Китайско-восточной железной дороги (КВЖД). В 1897 году царские министры во главе с министром финансов С. Ю. Витте добились от китайского правителя Ли Хун-Чжана согласия на аренду Ляодунского полуострова и создание военно-морской базы в Порт-Артуре. Это позволило России иметь для своего Тихоокеанского флота на китайском побережье незамерзающий порт. В период русско-китайских переговоров 1901-1902 годов Россия добилась закрепления своих интересов в Маньчжурии7. Такая усиленная политика России в Китае не могла не волновать японские политические круги и не способствовать обострению отношений между государствами.

Россия и Япония открыто шли навстречу войне друг с другом. «Царизм не хотел предотвратить войну, да он и не мог бы этого сделать. Царское правительство нуждалось в войне не только из внешнеполитических соображений, но и по внутриполитическим обстоятельствам. В стране назревал революционный кризис. Николай II рассчитывал при помощи войны предотвратить революцию, отвлечь народные массы от революционного движения»8.

Но в отличие от «новой» Японии, «царская Россия была плохо подготовлена к войне, что объяснялось технико-экономической, государственной и культурной отсталостью страны».9 Основным препятствием для ведения войны являлась неподготовленность русской армии: «Царизм имел на Дальнем Востоке армию лишь в 100 тысяч человек. Начало военных действий застало русские войска в стадии реформирования. Не было закончено развертывание двухбатальонных полков в трех- батальонные, а бригад в дивизии, оказалось неоконченным строительство крепости Порт-Артур, остался неукрепленным Владивосток и Чинчхуорский перешеек, укомплектование Тихоокеанской эскадры требовало еще времени. Кроме того, в связи со слаборазвитой картографией Россия не имела подробных карт выше Ляояна, что затрудняло изучение данной местности. Еще одной проблемой была существовавшая отсталая связь между центром и периферией страны, которая представляла собой конных гонцов, в то время как весь мир пользовался телеграфом Попова.10 «Япония же имела 4 специально подготовленные армии общей численностью свыше 330 тысяч человек. Войска были обеспечены горной артиллерией, пулеметами, скорострельными винтовками, флот проводил боевые специальные маневры в районе возможных морских сражений».11 Подготовка войны с Россией в Японии сопровождалась широкой антирусской кампанией, ставшей частью плана по созданию «Великой Азии», особенно активизировавшейся после англо-японского соглашения 1902 года12 и получения английских займов.

Не смогли смягчить напряженность отношений между Японией и Россией ни переговоры в Петербурге, ни последующий обмен предложениями министров иностранных дел в 1902-1903 годах13.

Внешнеполитическая обстановка серьезно благоприятствовала Японии. Ее активно стали поддерживать Великобритания и США. Сведения, которые поступали в Японию о России, показывали, что царизм не подготовился к войне на Дальнем Востоке и если он ввяжется в войну, то неизбежно потерпит поражение. Эти обстоятельства учло японское правительство и вело дело к тому, чтобы в ближайшее время развязать военные действия. Наоборот, царское правительство оказалось неспособным правильно оценить экономический и военный потенциал России, учесть внутриполитическую обстановку в стране, расстановку сил на международной арене, а также оценить своего противника.

В этих условиях к концу 1903 года14 Япония, полностью закончив перевооружение армии, предъявила последний ультиматум, на который Россия ответила согласием. Телеграмма с новыми уступками, «отправленная в Порт-Артур 21 января 1904 года и вечером 23 января переданная в Токио, и телеграмма, отправленная 22 января 1904 года Ламзодорфом, министром иностранных дел Российской империи, непосредственно в Токио, были получены бароном Розеном, российским послом в Японии, только 25 января 1904 года: они были задержаны на один день на телеграфе в Токио. В результате русский посол смог получить их только на другой день после официального заявления Японии о разрыве с Россией дипломатических отношений. 27 января 1904 года последовало нападение миноносцев на русскую эскадру, стоявшую на внешнем рейде в Порт-Артуре».15 В этот же день героически погибли крейсер «Варяг» и канонерская лодка «Кореец». Так началась русско-японская война, определившая характер взаимоотношений этих двух сторон на протяжении всего ХХ столетия.

Русские пехотные войска на войне вели нерешительные действия, постоянно теряя инициативу. В отличие от сухопутной армии, благодаря талантливому флотоводцу - адмиралу С. О. Макарову, русская эскадра неоднократно выходила в море, и каждый раз успешно решала поставленные задачи. После его гибели флот по существу остался без боевого руководства. Новый командующий - адмирал Витгефт не вел каких-либо активных военных действий. Кроме того, сухопутные войска под командованием генерала А. Л. Куропаткина так же не давали боя. Лишь 13 августа 1904 года Куропаткин принял генеральное сражение под Ляояном, когда японцы были готовы сдаться, он приказал отступать, тем самым проиграв бой. Отходя по реке Шахэ, Куропаткин под давлением правительства России 22 сентября 1904 года дал сражение, которое длилось 13 дней, в результате которого русские войска потерпели поражение и потеряли 40 тысяч человек.16

Одновременно, в феврале 1904 года началась блокада Порт-Артура. «По инициативе генерал-лейтенанта Р. Н. Кондратенко была проделана работа по укреплению»17 крепости. «Для наступления на Порт-Артур японское командование сформировало особую 3-ю армию под командованием генерала Ноги. В это время гарнизон крепости насчитывал 43381 солдата и офицера».18 Японцы штурмовали крепость 4 раза. Их силы превосходили русские втрое, но, несмотря на это, у горы Высокой японцы потеряли 6000 солдат, потери русских составили 1200 человек. В ходе боев погиб и генерал Кондратенко. На его место был назначен генерал-лейтенант А. М. Стессель. И хотя крепость имела еще 32400 человек, 610 орудий, 207805 снарядов, 20 декабря 1904 года19 она была сдана Стесселем японцам без особых на то причин. В руки японцев попало более 30 тысяч военнопленных, 530 орудий, 35 тысяч винтовок. В боях у Порт-Артура русская армия потеряла около 27 тысяч человек. Но 11-месячная осада крепости стоила японской армии еще больших жертв: за время боев Япония потеряла 100 тысяч убитыми и ранеными. В марте 1905 года20 состоялось 14-дневное Мукденское сражение, закончившееся новым поражением русской армии (120 тысяч человек убитыми, ранеными и взятыми в плен). В помощь российской армии в Балтийском море была сформирована эскадра Рождественского - Набогатова, которая, достигнув вод Цусимского пролива, 14 мая 1905 года21 дала сражение японскому флоту и потерпела полное поражение, что означало и общий проигрыш в войне.

В это время при создавшейся революционной обстановке господствующие классы России стали торопить царское правительство с заключением мира с Японией.

«В окончании войны было заинтересовано и японское правительство. Слишком большое напряжение сил привело к крайнему истощению всех ее ресурсов. Страна была накануне финансового краха и первая заговорила о необходимости мира, развив активную деятельность в этом направлении. Япония искала посредников, которые помогли бы ей заключить мир с Россией. Таковыми оказались США во главе с президентом Теодором Рузвельтом».22 Россия, как и Япония, «вела приготовления к конференции, заранее разрабатывая основы будущего мирного договора и формулировки его возможных условий».23

«9 августа 1905 года состоялось предварительное совещание уполномоченных представителей Российской империи и Японии в Нэви-Ярде. Дело ограничилось лишь кратким обменом мнений, в результате которого была выработана схема предстоящей работы конференции»24.

«Мирная конференция в Портсмуте открылась 9 августа 1905 года, имела 12 официальных заседаний и закрылась, закончив свою работу 5 сентября 1905 года подписанием договора о мире и 2-х дополнительных статей к нему. На конференции «японскую делегацию возглавлял министр иностранных дел Комура, а русскую председатель совета министров С.Ю. Витте»25 «Переговоры могли бы закончиться быстрее, если бы не вопросы об острове Сахалин и, особенно, о возмещении Россией Японии издержек войны в открытой денежной форме». Протокол о перемирии был подписан уполномоченными 1 сентября 1905 года только после того, как к 29 августа переговоры привели стороны к соглашению по всем спорным пунктам. Первая декада конференции проходила с 9 по 18 августа 1905 года.26 Обе стороны выступали без посредников. «Первое официальное заседание состоялось 9 августа 1905 года. Это была встреча с японцами без участия американцев. Комура через секретаря дал знать русским, что «барон Комура готов начать переговоры». Он передал Витте листок с японскими условиями мира. В предъявленном Комурою почтовом листе бумаги значилось 12 условий»27:

1.Передача Кореи под полный контроль Японии.

2.Эвакуация российских войск из Маньчжурии.

3.Передача аренды Ляодунского полуострова Японии. Взамен возврат Китаю все оккупированные ею части Маньчжурии.

4.Китай имеет право на развитие торговли и промышленности без вмешательства России и Японии.

5.Остров Сахалин и все прилежащие острова уступаются Японии.

6.Аренда Порт-Артура, Талиена и прилегающих территорий передается Японии.

7.Железная дорога между Харбином и Порт-Артуром передается Японии.

8.Россия имеет право эксплуатировать КВЖД лишь в промышленных целях.

9.Россия возмещает Японии затраты на войну.

10.Все военные корабли России, поврежденные в бою или искавшие убежище в нейтральных водах, должны быть переданы Японии.

11.Ограничение морских полномочий России в дальневосточных водах.

12.Неограниченный рыбный промысел Японии в водах Японского, Охотского и Берингова морей.

На «втором официальном заседании конференции 30 августа 1905 года Витте»28 передал ответ на японские требования. На дальнейших заседаниях шло обсуждение каждого пункта до полного согласования между сторонами. Затем решение заносилось в протокол. Так пункт 1 был занесен в протокол с одной поправкой: «меры, которые Япония может найти необходимыми принимать в Корее, будут предпринимаемы с согласия правительства Кореи»29. За ним последовали пункты 2 и 3, которые были приняты и окончательно установлены. Затем перешли к «обсуждению пункта 5 о Сахалине. Николай II телеграфировал Витте: «об уступке острова Сахалина не может быть и речи, русский народ не простил бы мне уступки и пяди земли неприятелю, да и совесть моя так же». После двухчасовых прений с полной определенностью выяснилось, что соглашение по этому пункту недостижимо. Было решено перейти к пункту 6. Ляодунский полуостров вместе с Порт-Артуром был передан Японии, но с поправкой Витте: «Япония не будет пользоваться островом со стратегическими целями и это владение не послужит угрозой Уссурийскому краю. Пункты 7 и 8 Николай счел «неприемлемыми», а в русском «ответе» японцам пункт 7 был принят «в принципе», пункт 8 же и вовсе «не вызвал возражений». Обсуждение пункта 9 Витте описывал так: «Японцы, по-видимому, более всего желают денег, что видно из сегодняшних прений по пункту 9...» Так как от пунктов 9, 10, 11 Япония готова отказаться, при условии согласия России принять ее предложение по пункту 5, «то, следовательно, все переговоры свелись ныне к этому пункту 5. На этом 1-я декада была закончена. Таким образом, уже 1-я декада мирной конференции отчетливо показала, что самым спорным и проблемным стал территориальный вопрос, который и определял характер взаимоотношений сторон в будущем.

Вторая декада конференции длилась с 19 по 29 августа, но уже в присутствии президента США Т. Рузвельта.30

Был вновь поднят вопрос по пункту 5. Японцы предлагали «разделить Сахалин по 50 параллели: одна половина России, другая - Японии, требовали не предпринимать мер, препятствующих свободному плаванию в Татарском проливе и проливе Лаперуза, уплаты Россией за северную половину Сахалина 12 миллиардов иен. На что Витте ответил, что Россия согласится « на их предложение деления Сахалина со свободными проливами, но без всякого вознаграждения», предупредив их, что ни на какие дальнейшие уступки он не пойдет. Комура же заявил о согласии «оставить в обладании России северную часть Сахалина без всякого возмещения, но с условием, что граница между обеими частями острова пройдет по 50 градусу северной широты и что оговорка о военных мерах, содержащихся в русском сообщении, ровно, как и обязательство гарантировать свободу плавания в проливах Лаперуза и Татарском будут взаимны. Витте на это заметил только, что «детальное разграничение острова Сахалин, более соответствующее очертаниям местности, следовало бы произвести на месте специальной комиссии. Поскольку Комура ответил, что он разделяет этот взгляд о Сахалине, «вопрос был урегулирован», и секретарям было поручено изготовить редакцию пункта 5. Дипломатически на этом с войной было покончено».31

В итоге по заключенному мирному договору Япония получала господствующее положение в Корее и Южной Манчжурии, что было использовано в последующем японским империализмом для нападения на Китай и русский Дальний Восток. Портсмутский мир лишал Россию выхода в Тихий океан. Потеря Южного Сахалина ставила под угрозу связи Владивостока с Камчаткой и Чукоткой. Эти связи могли быть в любое время нарушены японцами. Русско-японская война закончилась поражением царизма в силу экономической, политической и военной отсталости России. В победе Японии большую роль сыграла помощь, которую оказали ей такие крупнейшие капиталистические державы как США и Великобритания.

«После русско-японской войны приток японцев на Южный Сахалин и Курилы резко усилился. Это было связано с развитием рыболовных концессий, которые Петербург предоставил Японии на Камчатке. К 1913 году на островах постоянно проживало от 4 до 6 тысяч человек. В 1914-1918 годах Курильские острова и Южный Сахалин пережили экономический рост экономики. I Мировая война лишила Европу балтийской рыбы. В связи с этим быстрыми темпами стали развиваться добыча трески, сельди, камбалы; новую волну набирал китовый промысел. В 1920—1930 годы на Курилах и Сахалине был создан в зоне Охотского моря крупный рыбоперерабатывающий комплекс, превратившийся в высокоорганизованный конвейер. На островах возникли современные рыбоконсервные заводы, которые в свою очередь контролировались крупнейшими концернами «Мицуи» и «Мицубиси». Кроме них действовал лесокомбинат на Кунашире, несколько китокомбинатов. По соглашению с СССР на центральные Курилы были завезены песцы и лисицы. Началась новая волна звероводства, появились зверопитомники, заказники, фермы.

К 1939 году на островах уже насчитывалось 133 населенных пункта по 50-100 домов»32. Бурный экономический рост островов в начале ХХ века способствовал повышению к ним интереса со стороны Японии. Южный Сахалин и Курилы все больше стали втягиваться в систему хозяйства Японии, давая ей ощутимые прибыли. Несомненным был и тот факт, что экономическое развитие островов привлекало все большее количество рабочих, что привело к увеличению численности населения в этом регионе. Несмотря на это, японское правительство считало, что Россия своими уступками в Портсмутском мирном договоре не сполна возместила понесенные ею в войне убытки. «Оно планировало отрезать Россию от Тихого океана, захватить богатые пространства Сибири и Дальнего Востока, окончательно присвоить остров Сахалин».33

Проанализировав литературу и источники, можно увидеть, что настойчивое стремление Японии отторгнуть у России Южный Сахалин и ряд других территорий было обусловлено рядом причин: во-первых, стратегическими причинами (Япония хотела обезопасить себя от возможных опасных действий со стороны северного соседа, а также использовать данные территории в качестве плацдарма для расширения экспансии на Дальний Восток); во-вторых, политическими причинами (южный Сахалин и Курилы могли вывести Японию из сферы интересов мощнейших мировых держав); и, в-третьих, географические причины (Япония видела в Сахалине и Курилах природно-климатическое единство с японскими островами, отсюда возможность создания единой системы хозяйства с единой инфраструктурой). «В устремлениях Японии была и определенная этнографическая логика: подчинив южный Сахалин и Курилы, она бы тем самым объединила весь айнский народ»34 в единое государство.

Российское же правительство, в отличие от японцев, наоборот говорило о том, что долги вполне возвращены и что передача Южного Сахалина с таким огромным запасом нефти - явная переплата. Это могло означать только то что, мир между Россией и Японией был лишь на бумаге, дальнейшее развитие отношений в ожидании друг от друга новых уступок продолжаться не могло.












Глава 2. Советско-японская война 1945 года.

Ее предпосылки и последствия.

После заключения в августе 1905 года Портсмутского мирного договора между Российской империей и Японией в России свершилось 3 революции, в результате которых в стране установился советский режим. Опасаясь распространения коммунистической идеи в своих государствах, капиталистические державы, куда вошла и Япония, начали в 1918 году35 вооруженную интервенцию против Советской Республики. В этом же году японские войска захватили Дальний Восток, а спустя 2 года, в 1920 году36, и Северный Сахалин. В декабре 1922 года37 от Японии поступило предложение о продаже Северного Сахалина за 100 миллионов йен, но со стороны советского правительства последовал отказ.

Японское правительство готовило вторжение на Камчатку. Но уже в 1922 году Красной Армии удалось освободить оккупированные японцами территории Дальнего Востока, а в мае 1925 года38 с помощью мирных переговоров вернуть Северный Сахалин. «По настоянию японских рыбопромышленников в Пекине была заключена советско-японская конвенция. Она подтвердила действие Портсмутского мирного договора, в частности статей, оставлявших за Японией Южный Сахалин, окончательно прекратила интервенцию и оккупацию Северного Сахалина» . В результате анализа конвенции можно сделать ряд выводов: 1) конвенция 1925 года урегулировала отношения между СССР и Японией в последующие 20 лет; 2) в конвенции ничего не говорилось о Курильских островах, то есть никаких юридических претензий СССР к Японии по этому поводу не имел, так как она уже 70 лет официально владела Южными Курильскими островами, и 50 лет – Северными.

Но, несмотря на внешнеполитическое урегулирование взаимоотношений, уже «в 1927 году японцы разработали план захвата Дальнего Востока, частичной реализацией которого стала оккупация Маньчжурии в 1931-1933 годах. Это было связано с тем, что в 1928-1931 годах в стране произошла замена гражданского кабинета на военный, начался процесс милитаризации страны. С 1931 года армия, а затем и ВМС начали усиленно рассматривать вопрос об укреплении Севера Японии. К 1935 году на острове Шумшу и острове Парамушире Курильской гряды уже были развернуты строительные работы по созданию новых укреплений. В 1936 году японская печать открыто признала факт вооружения островов».39 В Японии неуклонно нарастало стремление к захвату Советских территорий.40 Для реализации своих устремлений правительство искало союзника. «В 1930-е г.г. Япония успешно налаживала отношения с фашистской Германией, итогом которых стал заключенный между ними в ноябре 1936 года «Антикоминтерновский пакт», направленный в первую очередь против Советского Союза»41, а позже был создан агрессивный блок «Ось Рим- Берлин- Токио».

Заручившись поддержкой, Япония ждала удобного момента для нападения на СССР. «11 июля 1938 года японские газеты опубликовали фальшивое сообщение о нарушении советскими пограничниками границы Манчжоу-Го, марионеточного государства, созданного японскими империалистами на территории Маньчжурии. 20 июля посол Японии в Москве Сигэмицу, угрожая применением силы, потребовал эвакуировать советские войска, незаконно занимающие Манчжоу-Го, то есть очистить советскую территорию в районе озера Хасан. 29 июля японские войска перешли границу СССР. Бои продолжались до 11 августа 1938 годаи закончились полным разгромом японских войск на советской территории».42

«В мае 1939 года, в помощь Монгольской народной республике, сражавшейся против Японии, в соответствии с советско-монгольским договором о взаимопомощи от 1921 года, СССР направило войска в МНР под командованием комкора Г. К. Жукова. В ожесточенных боях у реки Халхин-Гол советские и монгольские войска разгромили агрессора».43 В августе 1939 года Япония признала свое поражение. Разгром японской армии на Халхин-Голе имел далеко идущие исторические последствия. Во-первых, была сохранена независимость МНР, во-вторых, это стало провалом десятилетнего японского внешнеполитического курса, направленного на развязывание войны с СССР.

Видя возросшую мощь советских войск, «13 апреля 1941 года Япония заключила с СССР «Пакт о нейтралитете», рассчитывая на ослабление бдительности СССР на Дальнем Востоке. Формально он действовал до весны 1945 года и предписывал «взаимно уважать территориальную целостность и неприкосновенность друг друга». В действительности же мало соблюдался в течение всего срока обоими государствами».44 Со стороны Японии продолжался хищнический лов рыбы в водах СССР. «Американская фирма «Синклер» получила от нее право на добычу нефти на Северном Сахалине».45 Японский флот «выборочно задерживал советские суда в Курильских проливах, японское правительство сосредоточило огромную армию вблизи границ СССР. Сталин же вел переговоры с союзниками о военных действиях против Японии и о разделе ее территорий, а так же содействовал американским летчикам в их налете на Токио с Камчатских баз» .46

«Когда фашистская Германия 22 июня 1941 года напала на Советский Союз, японский Генеральный штаб уже в июле 1941 года имел разработанный план нападения на СССР. Была установлена и точная дата нападения - 29 августа. Но 4 сентября 1941 года японское правительство в телеграмме сообщило германскому правительству: «Ввиду сопротивления, оказываемого русской армией такой армии как немецкая, японский Генеральный штаб не верит, что сможет достичь решающего успеха в войне против России».47 Несмотря на это, Япония активно помогала Германии в войне, поставляя как военную, так и продовольственную продукцию. «В нарушении своих обязательств, вытекавших из пакта о нейтралитете, она с первых дней войны на советско-германском фронте стала снабжать Берлин секретной информацией о хозяйственном, политическом и военном положении СССР, используя для этого свой военный и дипломатический аппарат. Японское правительство принимало меры к тому, чтобы помешать СССР укрепить оборону своих дальневосточных рубежей. 12 июля 1941 года советское правительство объявило опасным для плавания судов Японское море и воды, омывающие Камчатку. Эта мера была вызвана тем, что германские рейдеры используя японские базы, появились в водах Японского моря. Кроме того, в японских портах находилось более 20 германских, итальянских и финских пароходов, которые могли быть использованы в качестве рейдеров. Участились случаи нарушения японскими войсковыми отрядами и самолетами советской государственной границы».48 Между тем в результате подписания «Секретного дополнительного протокола» между СССР и Германией Сталин присоединил к своим западным границам часть территорий Польши, Прибалтику и Бесарабию. Это не могло не побудить его к идее возврата спорных территорий и на Востоке.

«На Тегеранской конференции руководителей трех держав: СССР, США, Великобритании - происходившей с 28 ноября по 1 декабря 1943 года49, президент США Ф. Рузвельт выдвинул предложение об участии СССР в войне против Японии. Советская делегация при рассмотрении этого вопроса исходила из того, что в период Великой Отечественной войны Япония нарушила статьи 1 и 2 «Пакта о нейтралитете», предусматривавших взаимное обязательство сторон уважать территориальную целостность и неприкосновенность, соблюдать нейтралитет в случае войны с другими державами. Это определило положительный ответ Сталина на предложение американской и английской делегации. Таким образом, СССР принципиально согласился в Тегеране через 6 месяцев после окончания войны в Европе вступить в войну против Японии. «Уже со времени Тегеранской конференции американский президент Ф. Рузвельт начал говорить о передаче Сталину Курил и Южного Сахалина. 15 декабря 1944 года американский посол А. Гарриман телеграфировал из Москвы в Вашингтон, что Сталин в обмен на войну требует острова» .

При анализе литературы было выявлено противоречие. Так современный сахалинский журналист О. Я. Бондаренко утверждает, что предложение участия СССР в войне против Японии было выдвинуто Сталиным, так как уже с 1940 года он, расширив западные границы СССР, стремился вернуть утраченные Курилы и Южный Сахалин. Ряд советских историков, напротив, выдвигают точку зрения что, США и Великобритания, опасаясь затягивания войны в Тихом океане и больших жертв, предлагают СССР вступить в войну с Японией.

На Крымской конференции февраля 1945 года50 глав «большой тройки» уже обсуждались условия вступления СССР в войну против Японии. Ф. Рузвельт пытался добиться согласия СССР на превращение Южного Сахалина в подопечную территорию и на установление международного контроля над частью Курильских островов. Военные круги США рассчитывали превратить Южный Сахалин и Южные Курилы в свои военно-стратегические базы поблизости от границ СССР.

В результате острой борьбы во время переговоров верх одержала советская точка зрения. Результаты были зафиксированы в «Соглашении по вопросам Дальнего Востока», подписанном 11 февраля 1945 года51. Оно устанавливало, что Советский Союз вступит в войну против Японии на стороне союзников через 2-3 месяца после капитуляции Германии и окончания войны в Европе при условии «восстановления принадлежащих России прав, нарушенных вероломным нападением Японии в 1904 году и передаче спорных территорий».52 Но «текст соглашения четко разграничивал понятия возврат Южного Сахалина и передачу Курильских островов. Следовательно, Курилы не проходили по категории возврата и не могли быть обратно возвращены, а лишь переданы СССР в качестве военного трофея»53.

Планы Сталина вернуть утраченные дальневосточные территории были поставлены под угрозу, когда США, Великобритания и Китай от 26 июля 1945 года54 потребовали безоговорочной капитуляции японских вооруженных сил в виде Потсдамской декларации. Однако требование было отклонено Японией.

В результате отказа Японии от принятия Потсдамской декларации 6 августа 1945 года американский самолет сбросил атомную бомбу на японский город Хиросиму. Атомный взрыв причинил огромное бедствия: 90% зданий сгорело, остальное превратилось в развалины. Из 360 тысяч жителей Хиросимы сразу погибло более 90 тысяч человек. Десятки тысяч людей позже погибли от ран, ожогов и радиоактивного облучения. 9 августа 1945 года американская авиация сбросила вторую атомную бомбу на японский город Нагасаки. От 2-х американских бомб погибло более 100 тысяч мирных жителей. Еще около 400 тысяч человек подверглись радиоактивному облучению. Таким образом, можно сделать вывод, что новое оружие дало в руки США колоссальной мощи орудие давления. Непосредственным результатам применения атомного оружия явилось то, что оно сразу же принизило важность советского участия в войне с Японией, так как бомбардировки Хиросимы могло быть достаточно, чтобы заставить Токио капитулировать. Но Сталин преследовал более глубокие цели: уничтожить Японию как противника на Дальнем Востоке и укрепить тем самым дальневосточные рубежи.55

«Для реализации поставленной цели в апреле 1945 года началась переброска советских войск с германского фронта на Дальний Восток. Вооруженные силы тщательно готовились к выполнению новой задачи»56.

«На Дальнем Востоке были сосредоточены 3 фронта: Забайкальский под командованием маршала Р.Я. Малиновского, 1-й Дальневосточный под командованием К.А. Мерецкова и 2-й Дальневосточный под командованием М.А. Пуркаева. Главнокомандующий советскими войсками на Дальнем Востоке был назначен маршал А.М. Василевский.

В ходе кампании на Дальнем Востоке были осуществлены 3 операции: маньчжурская, Южно-Сахалинская и Курильская. Решающее значение имела Маньчжурская операция.

Советское наступление развивалось стремительно. Преодолев труднодоступный горный хребет Большой Хинган, войска Забайкальского фронта продвинулись за 6 дней на 250-400 км. Части первого Дальневосточного фронта, наступая по тайге и бездорожью, оттеснили противника на 120-150 км.

14 августа правительство Японии и император Хирохито, осознав, что вступление в войну СССР и применение США атомного оружия делает сильнейшее сопротивление бессмысленным, приняли решение о капитуляции и сообщили правительствам СССР, США, Великобритании и Китая, что принимают условия Потсдамской декларации. Однако Квантунская армия не прекратила сопротивления. Только когда Красная Армия окончательно рассекла линию японской обороны противника, командование Квантунской армии приказало своим солдатам прекратить сопротивление. 19 августа японские войска начали массовую сдачу в плен»57. «2 сентября 1945 года в Токийском заливе на борту американского линкора «Миссури» под председательством главнокомандующего союзными войсками генерала Макартура состоялось подписание Акта о капитуляции Японии»58.

В конце августа 1945 года президент США Г. Трумэн утвердил Общий указ №1 о порядке капитуляции японских вооруженных сил, согласно которому капитуляции японских войск на Курильских островах возлагалась на командование США. Этот приказ был изменен лишь после того, как глава СССР И.В. Сталин, ссылаясь на решение 3-х держав в Крыму, настоял на включении Курильских островов в район сдачи СССР59.

Опасаясь потери занятых советскими восками, но незакрепленных за СССР островов, «2 февраля 1946 года И.В. Сталин издал Указ Верховного совета СССР о включении Южного Сахалина и Курильских остров в состав СССР. Быстро переименовались все географические названия на островах, 2 января 1947 года была создана отдельная Сахалинская область. Такая поспешная политика СССР по включению территорий в состав государства не могла не вызвать соответствующего идеологического обоснования: советские юристы ссылались на то, что Япония грубо нарушила советско-японскую конвенцию 1925 года, пакт о нейтралитете 1941 года и в результате этих действий лишила себя юридического и морального права ссылаться на все довоенные договоры, то есть все территориальные вопросы должны регулироваться только на основании юридических актов военного времени. Во внимание не брался факт японизации Курильских островов, их хозяйственного освоения, включение в единую инфраструктуру и систему экономики»60, проживание там уже коренных курильских японцев. Таким образом, острова были официально включены в состав СССР в одностороннем порядке, но соответствующих международно-правовых решений так никогда и не появилось. «В 1947-1950 годах в Сахалинскую область прибыло свыше 140 тысяч советских людей. В 1953 году на советской карте островов уже было отражено 30 крупных поселков на 10 островах. Если в июле 1946 года на всем архипелаге проживало 3,5 тысячи русских, то к началу 1950-х годов – до 15-20 тысяч. Чтобы удержать людей на островах, была создана разветвленная система «северных льгот»61.

Япония же восстановила свои силы после капитуляции и стала предъявлять требования на занятые СССР территории Курильских островов и Южного Сахалина, опираясь на Портсмутский мирный договор. «В 1948-1950 годах кабинет премьер-министра Сигеру Иосида разработал «пакет документов по территориальному вопросу», который представил в Вашингтон»62, откуда последовал ответ, что проигравшая Япония не может на что-либо претендовать.

Видя растущее недовольство Японии послевоенным распределением территорий, «в 1951 году была проведена Сан-францисская мирная конференция, итогом которой стало подписание мирного договора. Это был последний крупный международный документ, непосредственно касающийся II Мировой войны. По нему Япония отказывалась от претензий на остров Сахалин. «Статья 2 Сан-францисского мирного договора гласила: «Япония отказывается от всех прав, правооснований и претензий на Курильские острова и на ту часть острова Сахалин и прилегающих к нему островов, суверенитет над которыми Япония приобрела по Портсмутскому договору от 5 сентября 1905 года». Но в документе не было указано, в чью пользу отказывается Япония от данных территорий. «Это была одна из причин, по которой Москва не могла пойти на подписание данного документа - отсутствие в договоре четких указаний на то, что Южный Сахалин и Курильские острова переходят под суверенитет СССР»63. «Одновременно с этим в договоре не были определены географические пределы Курильских островов. Это определение вызвало целый ряд трудностей. По утверждению советской стороны, под Курильскими островами имелись в виду и «северные территории», то есть Хабомаи, Шикотан, Кунашир и Итуруп. По противоположному утверждению японской стороны, «северные территории», а именно не входят в состав Курил и, следовательно, в пределы Курильских островов, от которых Япония отказалась в Сан-францисском мирном договоре»64. Кроме того, так как А.А Громыко отказался подписать договор, то СССР явился юридически посторонней «третьей стороной»65 в вопросе о принадлежности дальневосточных территорий.

Это означало, что Сан-францисский мирный договор еще более осложнил взаимоотношения государств в области решения территориальной проблемы, так как «статья 25 гласила: «настоящий договор не будет предоставлять каких-либо прав, правооснований и преимуществ» государству договор не подписавшему. Японии же запрещалось обсуждать территориальные вопросы с «посторонними», что оговаривалось в статье 26 мирного договора»66. «Сан-францисский мирный договор формально восстановивший суверенитет Японии, в то же время допускал возможность размещения или сохранения иностранных вооруженных сил на ее территории»67. Таким образом, ситуацию можно было охарактеризовать как почти тупиковую. Но выйти из тупика стороны попытались уже в 1954 году.

Так осенью 1954 года в Японии произошла смена политических сил, и уже в январе 1955 года премьер-министр Японии Хатояма указал, что «Японии следует предложить СССР нормализовать отношения с ним. В соответствии с этим 3 июня 1955 года в посольстве СССР в Лондоне начались официальные переговоры между Японией и СССР, призванные прекратить состояние войны, заключить мирный договор и восстановить дипломатические и торговые отношения. Несмотря на то, что попытки вынудить СССР пойти на территориальные уступки не имели каких-либо международно-правовых оснований, японская делегация в Лондоне продолжала добиваться удовлетворения своих притязаний. Более того, в японском проекте договора, представленном 16 августа 1955 года, вновь была выдвинуто положение о передаче Японии Южного Сахалина и всех Курильских островов. Н.С. Хрущев 21 сентября 1955 года заявил, что «Хабомаи и Шикотан настолько близко подходят к Японским островам, что надо учесть интересы Японии. Как показали последующие события, японская сторона не захотела или не смогла под давлением США должным образом оценить «щедрый жест» Н.С. Хрущева, который считал, что предусмотренная им уступка уже принадлежавших СССР территорий побудит японцев заключить на этих условиях мирный договор. Но позиция японской стороны была непреклонной. В итоге, не найдя компромиссного решения, 20 марта 1956 года переговоры были прерваны на неопределенный срок.68

Дальнейшая нормализация советско-японских отношений была достигнута на проходивших с 13 по 19 октября 1956 года переговорах на высшем уровне в Москве. Итогом переговоров явилось подписание 19 октября 1956 года главами правительств 2-х стран «Совместной советско-японской декларации о нормализации отношений». В тексте декларации было зафиксировано, что «состояние войны между СССР и Японией прекращается в силу настоящей декларации, и между ними восстановился мир и добрососедские отношения»69.СССР выполнил все взятые на себя по Совместной декларации обязательства: отказался от репараций с Японии, согласился досрочно освободить, отбывавших наказание японских военных преступников, поддержал просьбу Японии о приеме в ООН, доброжелательно решил вопросы о сотрудничестве с Японией в области рыболовства, принял соглашение о сотрудничестве при спасении людей, терпящих бедствие в море. Одновременно был подписан Протокол о развитии торговли.

«Факты говорят о том, что в тот момент такая глобальная для Японии цель, как возвращение в мировую общественность возобладала над стремлением решить территориальный спор с СССР вокруг южнокурильских островов. И японская сторона пошла ради этого на компромисс, согласившись на подписание Совместной декларации без конкретного упоминания в ней, что последующие переговоры о мирном договоре будут включать какие-либо другие территориальные вопросы помимо передачи Японии острова Шикотан и группы мелких островов Хабомаи. Что касается советской стороны, то она рассматривала Совместную декларацию, как документ, практически регулировавший основные вопросы послевоенных взаимных отношений СССР и Японии, в том числе и территориальный вопрос. Но выдвижение Японией территориальных требований сверх того, что было зафиксировано в Совместной декларации, а так же демонстративно проамериканский курс страны в условиях продолжавшейся холодной войны, привели к ужесточению позиции советской дипломатии.

Новый японский кабинет министров, уступая давлению США, стал отходить от договоренностей 1956 года70, уклоняться от переговоров о заключении договора. «В июне 1959 года была издана карта Хоккайдо, на которой, вопреки фактам и существующим границам, Южно-Курильские острова рассматривались как территории Японии».71 «Заключение американо-японского военного союза в 1960 году, открыто направленного против СССР и КНР, между США и Японией еще более осложнило разрешение вопроса о линии прохождения границы, ибо какие-либо территориальные уступки Японии способствовали бы расширению территории, используемой американскими войсками.

22 апреля 1960 года СССР было заявлено, что территориальный вопрос между СССР и Японией решен в результате II Мировой войны «соответствующими международными соглашениями, которые должны соблюдаться».72 Таким образом, позиция советской стороны полностью свелась к отрицанию существования территориальной проблемы между государствами.

До 1972 года между СССР с Японией стали восстанавливаться. Прежде всего, в экономическом плане. Действовали несколько крупных совместных заводов, соглашения, по которым японская сторона давала кредиты на закупку оборудования для перерабатывающей промышленности СССР, а взамен получала лес. Были подписаны угольный проект и проект модернизации порта Находка. Активно развивались культурные связи. Но, несмотря ни на что, Япония настаивала на своей позиции передачи ей 4-х островов Курильской гряды. Казалось, что отношения 2-х стран зашли в тупик, пока в январе 1972 года73 представитель СССР министр иностранных дел А.А Громыко ни прибыл на встречу с премьер-министром Японии Сато с предложением передачи двух островов. Но и это не привело к улучшению отношений

После ухода с поста премьер-министра Сато, его место занял господин Танака. Министром иностранных дел стал господин Охира. Осенью 1973 года74 состоялся визит Танака и Охира в Москву. Но переговоры после сообщения о начале войны между Египтом и Израилем были прерваны, а позже окончательно прекращены.

В результате анализа документов и литературы можно сделать ряд выводов. После установления в России советской власти в 1917 году страна оказалась в политической изоляции. В 1920-е годы СССР удалось заключить ряд договоров с зарубежными государствами, тем самым, ликвидировав политическую изоляцию. Так как СССР являлся не только близким соседом, но и выгодным рынком сбыта товара, то, заключив в 1925 году Конвенцию о рыболовстве, Япония, боясь отстать от ведущих держав мира, так же открыла для себя путь экономической экспансии в СССР.

В результате внутренних реформ военно-экономическая мощь Советского Союза возросла, и бои у озера Хасан и реки Халхин-Гол доказали это. Внешнеполитическая обстановка к началу II Мировой войны начала изменяться.

Территориальные приобретения на Западе СССР в 1940 году не могли не побудить И. В. Сталина уже с начала Великой Отечественной войны начать решать вопрос о спорных территориях не только Сахалина, но и Курильских островов.

Подписанные в ходе Тегеранской, Ялтинской и Потсдамской конференций документы прямо показывали нечеткость ряда формулировок в отношении намерений союзников о передаче СССР требуемых территорий, в особенности Курильской гряды. Заручившись поддержкой союзников при решении вопроса взаимоотношений с Японией, Сталин вместе с плюсами (выход в Тихий океан, возможность создания военно-морских баз на Курилах, укрепление дальневосточных рубежей) получил и большой минус – постоянные испорченные отношения с одним из сильнейших государств мира. Это привело к новым трудностям в отношениях СССР и Японии.

Заключение в 1960 военного союза Японии и США вынудило СССР отказаться от подписания мирного договора и соответственно передачи Японии 2-х островов Курильской гряды: острова Хабомаи и острова Шикотан, так как советское правительство осознавало, что эти острова могут стать непосредственными военными базами не только Японии, но и крупнейшей державы мира – США. Это ослабило бы дальневосточные рубежи СССР.

Таким образом, был упущен реальный шанс восстановления мирных взаимоотношений и разрешение территориального вопроса со стороны Японии. Политика послевоенных лет на Дальнем Востоке не привела ни к каким результатам и не оставила предпосылок для дальнейшего сотрудничества СССР и Японии. Возникла явная необходимость заключения мирного договора с четкой расстановкой границ.

























Глава 3. Cовременные российско-японские отношения.

Новый этап в международных отношениях между Россией и Японией в целом был связан с именем М.С. Горбачева. СССР начал активно сдавать позиции в Европе, что выразилось в аннулировании Варшавского договора, выводе советских войск из Германии, согласии на воссоединение 2-х немецких государств «Начало» перестройки в СССР ознаменовалось и крупными кадровыми переменами в союзном МИД. В 1985 году на место представителя жесткой внешнеполитической линии А.А. Громыко был назначен Э. Шеварднадзе. Уже в январе 1986 года он посетил Японию, где провел консультации с японским министром иностранных дел С. Абэ75. На встрече был обсужден ряд вопросов, хотя Э.А. Шеварднадзе не признал наличие территориальной проблемы. Однако был заключен коммюнике, где содержались основные принципы условия мирного договора. Таким образом, консультации, хоть и не включили в себя обсуждение территориальной проблемы, но имели большое значение для обеих стран, поскольку означали возобновление прямого политического диалога между СССР и Японией.

«Дискуссия о мирном договоре была продолжена на очередной консультативной встрече министров иностранных дел СССР и Японии в Москве в мае 1986 года. Переговоры, как и в Токио в январе, вели Э. Шеварднадзе и С. Абэ»76. Было вновь заключено коммюнике, где вопрос о мирном договоре оказался сформулирован в тех же выражениях, что и в предыдущем. Таким образом, консультации, которые проводились в Токио и Москве, свидетельствовали о том, что СССР, фактически, признал существование территориальной проблемы, однако советское руководство в целом еще не было готово для такого признания.

Но уже «в декабре 1988 года, во время очередного визита Э. Шеварднадзе в Японию, СССР официально согласился обсуждать территориальные проблемы»77. Это означало, что уже к началу 90-х годов возникла явная необходимость расстановки границ на дальневосточных рубежах, что было непосредственно связано с развитием экономической, политической и культурной сфер жизни обоих государств.

Для окончательного разрешения территориальной и иных проблем во взаимоотношении СССР и Японии состоялся официальный визит президента СССР М.С. Горбачева в Японию с 16 по 19 апреля 1991 года. Было проведено 6 раундов встреч с премьер-министром Т. Кайфу, чтобы выработать единую позицию по спорным вопросам. Было заключено совместное советско-японское заявление от 18 апреля 1991 года, где говорилось, что были проведены обстоятельные и углубленные переговоры по всему комплексу вопросов, включая проблему территориального размежевания островов Хабомаи, Шикотан, Кунашир и Итуруп. Кроме того, оговаривалось, что будет использован весь позитив, начиная с 1956 года, когда Япония и СССР совместно декларировали прекращения состояния войны и восстановление дипломатических отношений».78

То есть, со сменой идеологии и изменением внешнеполитического курса советская сторона официально признала наличие территориального вопроса в отношениях между СССР и Японией. Были четко определены спорные территории: острова Хабомаи, Шикотан, Итуруп и Кунашир. Тем не менее, о возвращении Японии островов Хабомаи и Шикотан после заключения мирного договора нечего не было сказано.

Кроме того, на встрече в Токио советская сторона предложила расширить культурные связи населения как двух государств. По советской инициативе был установлен безвизовый въезд на Южные Курилы японских граждан.

Таким образом, советско-японское заявление прекратило жесткую конфронтацию в территориальном вопросе между Японией и СССР, поставив взаимные отношения на новые стартовые позиции. Этот факт подтвердил и состоявшийся «с 11 по 17 октября 1991 года визит в СССР министра иностранных дел Японии Т. Накаяма, после чего была создана постоянная организационная структура для обсуждения территориальной проблемы»79.

Несмотря на это, японская сторона, не сумев добиться выдвинутых ею требований по «северным территориям», заблокировала предоставление экономической и финансовой помощи со стороны Японии в виде инвестиций в советскую экономику.

В 1991 году произошел распад СССР, Россия, став правопреемницей Советского Союза, получила в наследство неразрешенные проблемы советско-японских взаимоотношений. После прихода к власти Б.Н. Ельцина в 1991 году был окончательно сформирован и утвержден документ, где указывались основные подходы к спорным вопросам, - пятиэтапный план решения территориальной проблемы между Россией и Японией. Его впервые «Б.Н. Ельцин обнародовал еще 17 января 1990 года в Токио во время визита в Японию в качестве лидера российской демократической оппозиции.

План включал в себя следующие положения:

Первый этап охватил 1990 – 1991 годы и предусматривал официальное признание советской стороной существования территориальной проблемы.

Второй этап был рассчитан на последующие 3–5 лет. Это организация на Южных Курилах зоны свободного предпринимательства со льготными условиями для бизнеса японской стороны.

Третий этап включал демилитаризацию Южных Курил.

Четвертый этап падал на начало 2000-х годов и предполагал подписание мирного договора между СССР и Японией.

Кроме того, в плен был включен 5 перспективный пункт, который предусматривал участие в решении проблемы следующего поколения политиков, не связанных предрассудками современности. Предполагалось, что они нашли бы нестандартное решение проблемы, удовлетворившее обе стороны»

Таким образом, документ выглядел противоречивым. С одной стороны Б.Н. Ельцин признавал наличие территориальной проблемы во взаимоотношениях между двумя странами, с другой, отнес сроки окончательного решения проблемы ко времени появления следующего поколения политиков.

Дальнейшие российско-японские отношения представляют собой полосу обоюдных визитов японских и российских представителей с целью дальнейшего развития всех сфер взаимоотношений.

«Наиболее важной представляется встреча на заседание Совета Безопасности ООН президента РФ Б. Н. Ельцина и премьер-министра Японии К. Маядзава в Нью-Йорке 31 января 1992 года. Итогом переговоров между ними стало требование японской стороны немедленного разрешения территориальной проблемы»80, что и явилось ответом на обнародованный Ельциным 5-этапный план решения территориальной проблемы

С 19 по 22 марта 1992 года была совершена поездка министра иностранных дел РФ А. Козырева в Японию, где было заявлено о решении территориальной проблемы на основе совместной декларации 1956 года.

Видя нежелание российских представителей идти на уступки, японское правительство делает приглашение для приезда в Токио непосредственно президенту РФ Б.Н. Ельцину.

В июле 1992 года на встрече в Москве с председателем ассоциации японо-российской торговли Сато Б. Ельцин заявил, что не будет рассматривать территориальный вопрос без развития экономических отношений.81

В итоге, накануне переговоров в Токио президент России занял жесткую позицию в отношении территориальной проблемы, завязав его на решении экономического блока вопросов.

8 июля 1993 года состоялась встреча Б.Н. Ельцина и Маядзавы в Токио, где были разработаны некоторые вопросы российско-японских отношений, которые обсуждались на следующей встрече в Токио Ельцина и Маядзава с 11 по 13октября 1993 года. В результате была заключена Токийская декларация, которая не содержала значительных подвижек в подходе к территориальному вопросу82, но Токийская декларация стала единственным основным и взаимно признанным документом, регулирующим российско-японские отношения.

Осложнившаяся внутриполитическая обстановка в России, связанная с вооруженным конфликтом в Чечне оттеснила в последующие годы проблемы между Россией и Японией на задний план. То есть, в российско-японских отношениях наметилось явное ослабление во взаимных усилиях по урегулированию территориальной проблемы.

Но уже в 1996 году министр иностранных дел РФ Е. М. Примаков внес предложение о дальнейшей разработке совместной экономической сферы деятельности без заключения мирного договора, на что японское правительство ответило согласием83. Но в связи с отставкой Е.М. Примакова дальнейшая разработка предложений была заморожена до 1998 года. Экономическая сфера взаимоотношений была не менее важна. Одна из проблем в этой сфере – это рыболовство. «Япония настаивала на праве японских рыбопромышленников беспрепятственно добывать в территориальных водах Южных Курил рыбу и морепродукты на том основании, что острова должны быть преданы ей. Незаконный массовый лов японцами рыбы, в этих зонах, наносивший большой ущерб России начался в 1990 году, несмотря на протесты российского правительства. В 1993 году Москва потребовала от Токио прекратить браконьерство, предупредив, что будет вынуждена прибегнуть к более решительным мерам. Однако от Японии ответа не последовало: хищнический лов рыбы продолжался. В 1994 году во время визита О. Сосковца, а затем в 1995 году А. Козырева в Японию было выдвинуто предложение с российской стороны о возможности свободного лова в территориальных водах Южных Курил на условиях соответствующей денежной компенсации, на которое японское правительство дало отказ.

В марте 1995 года в Москве состоялись переговоры по этому вопросу. Японская сторона согласилась с выплатой компенсации, стремясь избежать ее прямой увязки с промыслом в конкретной южно - курильской акватории, предлагая вынести договоренность на уровень общественных организаций».84

Это означало, что, внося достигнутую договоренность за рамки межправительственных документов, Япония преследовала цель не признавать права России в дальневосточном регионе.

Отрицательно сказалась на российско-японских отношениях уже решенная в современном обществе проблема японских военнопленных, которые оказались захваченными в результате советско-японской войны 1945 года советской армией. «В 1956 году все военнопленные вернулись на родину, где у них возникли проблемы по получению пособий из-за отсутствия документов о работе в советских лагерях. В начале 1990-х годов были составлены списки военнопленных, а 4000 японцев получили свидетельства, по которым они смогли получать пособие»85.

С 18 по 19 апреля 1998 года состоялся саммит в Каванне, где российскую сторону представлял президент РФ Б. Н. Ельцин, японскую делегацию возглавил премьер-министр Японии Р. Хасимото. На саммите был зафиксирован план дальнейшего сотрудничества. Во-первых, разработка энергоресурсов Сибири и Дальнего Востока, транспорта, в частности модернизация системы обеспечения грузопотока на Транссибе. Велось обсуждение о подключении Ковыктинского газового месторождения под Иркутском. Во-вторых, Япония дала согласие на предложение Б. Ельцина странам «восьмерки» о приеме на стажировку молодых россиян- специалистов, позже приступив к практической реализации этого сотрудничества. В-третьих, на саммите поднимался вопрос расширение японских инвестиций в российскую промышленность. «План Ельцина – Хасимото» был расширен космической тематикой. Кроме того, оба лидера подняли вопрос о заключении мирного договора, в результате чего была назначена дата заключение мирного договора- 2000 год.86

Анализируя результаты встречи Ельцина и Хасимото, можно сделать вывод, что она не повлекла за собой глубоких изменений в решении территориальной проблемы. В связи с отставкой Б.Н. Ельцина с поста президента РФ договор 2000 года не был подписан.

Осознавая нереальность выполнения «плана Ельцина – Хасимото», 12 мая 2000 года в Саппоро был созван международный симпозиум «Новая эпоха в российско-японских отношениях». Российскую сторону представляли Б. Немцов, вице-спикер Госдумы, депутаты М. Задорнов и В. Третьяков. В Токио к ним присоединились посол России в Японии А. Попов. Японскую сторону представляли губернатор Хоккайдо, Х. Тацуге и министр иностранных дел М. Комура. На симпозиуме Б. Немцов внес предложение о создании совместного управления спорными территориями: «На мой взгляд, необходимо совместное освоение Южных Курил и Дальнего Востока в целом. Предлагаю создать совместное управление с целью развития Южных Курил. Соглашение об этом должны быть зафиксированы на уровне международного договора, который в свою очередь, необходимо рассматривать как часть реализации программы по заключению мирного договора»87. Предполагалось разработать новую идеологию российско-японских взаимоотношений, которая должна была повлиять на проведение внешней и внутренней политики обоих государств. Суть идеологии состояла в признании России и Японии стратегическими партнерами на Дальнем Востоке. Таким образом, симпозиум поднял взаимоотношения России и Японии на новый уровень, так как кроме обсуждения экономических и политических сфер, было внесено действительно новое предложение о совместном управлении островами, был поднят вопрос об идеологии отношений России и Японии, но одновременно было выяснено, что выработке пути решения проблемы мешает зацикленность двух стран на решении спорных вопросов на требованиях каждой из сторон.

Развитие российско-японских взаимоотношений не прекратилось и с приходом к власти 26 марта 2000 года президента РФ В.В. Путина. На приветственной летней встрече 2000 года президентом В. В. Путином и премьер-министром Японии И. Мори было заявлено, что, за исключением территориальной проблемы, на современной стадии развитие отношений ни в одной из наиболее важных для национальных интересов сфер: политике, экономике, обороне, идеологии – разногласий не наблюдается.88 Таким образом, со сменой ведущих политических деятелей в обеих странах появился реальный шанс успешного развития взаимоотношений России и Японии.

Однако остро стоит вопрос об изменении общественного мнения населения обоих государств современных взаимоотношениях России и Японии. Вот что пишет по этому поводу посол России в Японии А. Панов: «Сейчас в Японии раздается определенная критика в адрес российской стороны: японская сторона сделала максимум возможного для продвижения к мирному договору и улучшению отношений, а российская сторона «вела себя пассивно, в том числе не работала с общественным мнением».89Решение данной проблемы предлагает экс-премьер- министр Японии Р. Хасимото: «Политики должны вести со СМИ постоянный диалог»90 Кроме того, при анализе литературы было выявлено разнообразие мнений современных историков, журналистов, политических деятелей, наиболее характерные из которых иллюстрируют высказывания историка Л.Н. Кутакова и журналиста В. Головина. Л.Н. Кутаков считает, что «в современные дни возможностей больше и есть реальные основания для надежды на прогресс, а еще лучше на прорыв в русско-японском добрососедстве»91, с другой стороны журналист В. Головин отмечает, что «даже при максимальной дипломатической гибкости надежды на грандиозные прорывы в наших отношениях пока не просматриваются».

Судьба российско-японских отношений волнует не только исследователей данной проблемы, но и рядовых граждан РФ. Так в качестве оценки мнения учащихся Россиско-американской экспериментальной профессиональной школы города Барнаула по данному вопросу был проведен опрос 53 студентов с целью выявить их взгляд на решение территориальной проблемы. Итогом исследования стал ряд выводов: 72% учащихся категорически против передачи Японии спорных территорий, хотя и признают недостаточную осведомленность в вопросах истории развития взаимоотношений государств, 16% считают, что заключение мирного договора и решение территориальных проблем необходимы для вливания в российскую экономику японских инвестиций, причем историческая принадлежность островов ими во внимание не берется, 12% затрудняются ответить на поставленные вопросы.

На основе анализа изученной литературы, а так же проведенного исследования автор исследовательской работы сделал собственные выводы. Если Россия в настоящее время отдаст Японии оспариваемые острова, то это более будет похоже на свидетельство слабости с российской стороны. Кроме того, помощь Международного суда так же не может являться решением территориальной проблемы, так как, каким бы ни было решение, одна из сторон все равно останется «проигравшей». Поэтому заключение мирного договора должно осуществляться благодаря собственным усилиям обеих стран, причем в документе должны будут быть учтены такие факторы как историческая принадлежность, природно-климатическая схожесть и схожесть хозяйственного устройства экономики государств и спорных территорий, общественное мнение населения обеих сторон, а так же мнение жителей островов. Но нормализация российско-японских отношений может быть достигнута, если Россия и Япония смогут отказаться от зарешенности на территориальной проблеме. Этому может способствовать разработка новой идеологии отношений, где проблемы двух государств решались бы в новой системе координат, то есть при любом исходе ни одна из сторон не должна оказать «проигравшей». Кроме того, России и Японии следует развивать различные сферы совместной деятельности, не взирая на проблему отсутствия мирного договора.




















-Заключение-

Итогом исследовательской работы стали следующие выводы: сопоставляя с утверждениями крупных политических деятелей в данной сфере (Р. Хасимото, Б. Немцов), была доказана, выдвинутая в начале исследования, гипотеза: «если бы правительства обоих государств изменили идеологию отношений, то это привело бы к появлению новых перспектив сотрудничества и изменению общественного мнения, что также немаловажно». Кроме того, проанализировав использованную литературу, оказалась перспективной (но требующей дополнительной проверки) следующая гипотеза: «если бы Япония и Россия решили свои территориальные проблемы, то это, несомненно, повлияло бы на весь комплекс взаимоотношений». Это подтверждает и высказывание российского посла в Японии Александра Панова: «За исключением территориальной проблемы у двух стран ни сейчас, ни на перспективу нет принципиальных противоречий ни в одной из наиболее важных для национальных интересов сфер: политики экономики, обороны, идеологии».92

Исследуя правильность юридического оформления претензий на «Северные территории», был проведен анализ документов и сделан следующий вывод: не столько историческое обоснование, сколько юридически-правовая аргументация имеет решающее значении при определении государственной принадлежности той или иной спорной территории. Что же касается права владений островами, то оно может быть передано как Японии, так и России.

При анализе газетных и журнальных статей было выявлено разнообразие мнение современных исследователей по проблеме русско-японских отношений. Но за разнообразием мнений все-таки просматриваются некоторые пути решения проблемы: долгий политический диалог, где были бы приняты приемлемые для обеих сторон компромиссные решения; передача спорных территорий под эгиду ООН с установлением там соответствующих визового и паспортного режимов для русских и японских граждан; окончательная передача островов одной из сторон или же, не взирая на все трудности, дальнейшее развитие экономической и культурной сфер (торговые связи, инвестиции, совместная разработка технологий и подготовка кадров и т.д.). Русские и японцы «должны жить как добрые соседи, не дожидаясь развязки всех конфликтных узлов. У них достаточно сфер, где они могли бы с пользой сотрудничать, да и приглядеться к опыту друг друга»93.

Но при любых обстоятельствах мирный договор между Россией и Японией должен быть продуктом взаимного учета интересов и возможностей сторон. «Вполне можно предвидеть, что переговорный процесс по проблеме мирного договора будет непростым. Очевидно, что взаимно крайне сложно изменить привычный образ мышления в этом вопросе. Однако недопустимо позволять сложностям оказывать негативное влияние на весь комплекс отношений».94 И какой бы ни был избран путь, действительную нормализацию российско-японских отношений даже в случае подписания мирного договора следует строить на основе подлинного добрососедства, опирающегося на уважение интересов обеих стран.











1Головин В.А. Неоконченный поединок богатыря и самурая. //Новое время. 1997, №1\2, с.31-35.

2Макаров А.А. Проблемы российско-японских отношений. //Международная жизнь. 1995, №10, с.46.

3Третьяков В.А. Россия-Япония: новая эра? // Независимая газета. 2000, 1 июня, с.

4Жуков Е.М. Япония в 1870-1914 годах. М., 1952, с.3-5.

5Кузнецов Ю.Д. История Японии. М., 1988, с.187.

6Романов Б.А. Очерки дипломатической истории Русско-японской войны. Москва - ленинград,1955, с.17.

7Кузнецов Ю.Д. История Японии. М., 1988, с.189.

8Бабиков И.И. Русско-японская война1904-1905. М.,1958, с.8.

9Бабиков И.И. Русско-японская война1904-1905. М.,1958, с. 9.

10Там же с.10.

11Там же с.11.

1212 Жуков Е.М. Япония в 1870-1914 годах. М., 1952, с.14.

13Там же с.14.

14Жуков Е.М. Япония в 1870-1914 годах. М., 1952, с.14.

15История русско-японской войны 1904-1905. М.,1977, с.61-62.

16История русско-японской войны 190 1905. М., 1977, с.19.

17Там же с.17.

18Бабиков И.И. Русско-японская война. М., 1958, с. 27.

19Кузнецов Ю.Д. История Японии. М., 1988, с.193.

20Там же с.194.

21Романов Б.А. Очерки дипломатической истории Русско-японской войны. Москва - ленинград,1955, с.409.

22Бабиков И.И. Русско-японская война 1904-1905. М., 1958, с.31-32.

23Романов Б.А. Очерки дипломатической истории Русско-японской войны. Москва - ленинград,1955, с.494.

24Там же с. 517.

25История Русско-японской войны1904-1905. М., 1977, с.364.

26История Русско-японской войны1904-1905. М., 1977, с.518-520.

27Там же С.522

28Романов Б.А Очерки дипломатической истории русско-японской войны 1904-1905. Москва- Ленинград, 1955, с.522.

29Романов Б.А Очерки дипломатической истории русско-японской войны 1904-1905. Москва- Ленинград, 1955, с.523.

30Там же с.563.

31Романов Б.А Очерки дипломатической истории русско-японской войны 1904-1905. Москва- Ленинград, 1955, с.564.

32Бондаренко О.Я. Неизвестные Курилы. М., 1992, с.73.

33История Русско-японской войны1904-1905. М., 1977, с.30.

34Бондаренко О. Неизвестные Курилы. М., 1992, с.33.

35Внотченко Л.Н. Победа на Дальнем Востоке. М., 1985, с.9.

36Багров В.Н. Победа на островах. Южно-Сахалинск, 1958, с.11.

37Кутаков Л.Н. История советско-японских дипломатических отношений. М., 1962, с.18.

38Багров В.Н. Победа на островах. Южно-Сахалинск, 1958, с.11.

БондаренкоО.Я. Неизвестные Курилы. М., 1992, с.73.

39Бондаренко О.Я. Неизвестные Курилы. М., 1992, с.74.

40Кутаков Л.Н. История советско-японских дипломатических отношений. М., 1962, с.11.

41Там же с. 15.

42Шикин И.В., Сапожников Б.Г. Подвиг на дальневосточных рубежах. М., 1975, с.18-19.

43Шикин И.В., Сапожников Б.Г. Подвиг на дальневосточных рубежах. М., 1975, с.19.

Кузнецов Ю.Д. История Японии. М., 1988, с.261.

44Бондаренко О.Я. Неизвестные Курилы. М., 1992, с.79.

45Шикин И.В., Сапожников Б.Г. Подвиг на дальневосточных рубежах. М., 1975 с.25.

46Бондаренко О.Я. Неизвестные Курилы. М., 1992, с.79.

47Багров В.Н. Победа на островах. Южно-Сахалинск, 1985, с.13.

48Кутаков Л.Н. История советско-японских дипломатических отношений. М., 1962. с.381-183.

49Советский союз на международных конференциях периода Великой Отечественной войны1941-1945 годов. Тегеранская конференция руководителей трех держав – СССР, США и Великобритании (28 ноября –1 декабря 1943 г.), том 2. М., 1957, с.12.

БондаренкоО. Я. Неизвестные Курилы. М., 1992, с.85.

50Советский Союз на международных конференциях периода Великой отечественной войны 1941-1945 годов. Крымская конференция руководителей трех держав- СССР, США, Великобритании 4-11 февраля1945 год. М., 1984, т. 4, с.15.

51Бондаренко О. Я. Неизвестные Курилы. М., 1992, с.87.

52Кутаков Л.Н. История советско-японских дипломатических отношений. М., 1962, с.424-427.

53Бондаренко О.Я. Неизвестные Курилы. М., 1992, с.88.

54Кутаков Л.Н. История советско-японских дипломатических отношений. М.,1962, с.427.

55Боффа П. История советского Союза. От отечественной войны до положения второй мировой державы. Сталин и Хрущев. 1941-1964 годы. М., 1994, с.245

56Там же с.245.

57Кацва Л.А. Великая Отечественная война. //История. 1999, декабрь, №45, с.1-13.

58Боффа П. История советского Союза. От отечественной войны до положения второй мировой державы. Сталин и Хрущев. 1941-1964 годы. М., 1994, с.247.

59Багров В.Н. Победа на островах. Южно-Сахалинск, 1975, с.65-66.

60Бондаренко О.Я. Неизвестные Курилы. М., 1992, с.99.

61Бондаренко О.Я. Неизвестные Курилы. М., 1992, с.106-107.

62Там же с. 110.

63Кошкин А. Проблемы мирного урегулирования с Японией. Исторический аспект. //Вопросы истории. 1997, №4, с.138-145.

64Еремин В.Н. Россия- Япония. М., 1992, с.115.

65Бондаренко О.Я. Неизвестные Курилы. М., 1992, с.112.

66Там же с.112-113.

67Кузнецов Ю.Д. История Японии. М., 1988, с.309.

68Кутаков Л.Н. История советско-японских дипломатических отношений. М., 1962, с.447.

69Кошкин А. Проблемы мирного урегулирования с Японией. Исторический аспект. //Вопросы истории. 1997, №4, с.138-145.

70Кутаков Л.Н. История советско-японских дипломатических отношений. М.,1962, с.497.

71Там же с.504.

72Кошкин А. Проблемы мирного урегулирования с Японией. Исторический аспект. //Вопросы истории, 1997, №4, с.138-145.

73Там же с.138-145.

74Цветков Н. Исторический очерк. //Рабочая трибуна. 1997, 28 октября, с.7.

75Курилы: острова в океане проблем. М., 1998, с.283.

76Там же с.285.

77Там же с.286.

78Курилы: острова в океане проблем. М., 1998, с.287.

79Курилы: острова в океане проблем. М., 1998, с.336.

тамже с.316-319.

80Курилы: острова в океане проблем. М., 1998, с.336.

81Там же с.336.

82Курилы: острова в океане проблем. М., 1998, с.350.

83Головин В. Неоконченный поединок богатыря и самурая //Новое время. 1997, №1/2, с.31-35.

84Макаров А. «Проблемы российско-японских отношений» // Международная жизнь. 1995, №10, с.46.

85Там же с.46.

86Саплин В. В Каванне президент Ельцин и премьер Хасимото достигли существенных результатов //Международная жизнь. 1998, №5, с.10.

87Третьяков В. Россия – Япония: новая эпоха? //Независимая газета. 2000, 1 июня, с. 10.

88Попов А. Успех или тупик. //Независимая газета. 2000, 18 мая, с.14.

89Панов А. «Успех или тупик?» // Независимая газета. 2000, 18 мая, с.14

90Бойков В. Пути вспять у нас нет. //Труд. 2000, 2 июля, с.4

91Кутаков Л.Н. История свидетельствует в пользу русско-японского добрососедства. //Международная жизнь. 1998, №8, с. 85.

92Панов А. Успех или тупик? //Независимая газета. 2000, 18 мая, с.14.

93Медведев Ж. Японский пейзаж с видом на Россию.// Международная жизнь. 1998, №6, с.91-97.

94Саплин В. Каванне президент Ельцин и премьер Хасимото достигли существенных результатов. //Международная жизнь. 1998, №5, с.10.


Случайные файлы

Файл
49054.rtf
151278.rtf
100235.rtf
129029.rtf
69493.rtf