Особенности процессов глобализации в мировых масштабах (96224)

Посмотреть архив целиком

Особенности процессов глобализации в мировых масштабах


Что такое глобализация? Этот сравнительно новый термин, в последние десятилетия получивший широкое распространение в научной и политической литературе, в каждой из общественных научных дисциплин употребляется в своем особом значении. Когда же эти специальные, частные определения сопоставляются, звучат одновременно в одной аудитории, создается впечатление некоторой разноголосицы. Ученые из ряда стран занимаются этой проблемой. Восемнадцать специалистов из Франции и ряда других стран подвергают анализу все тонкости этой многоликой категории. В данной работе предложено развернутое изложение позиций специалистов мирового класса.

Трудности с определением возникают, прежде всего, по той причине, что эмоциональное восприятие наблюдателями самого явления очень неодинаково.

Вот высказывание доктора экономических наук, профессора одной из французских больших школ (Ecole normale) Д. Коэна: "Прошло немного лет, а к понятию глобализации уже стали относиться с подозрением: одни считают, что оно предполагает фаталистическое отношение к происходящим в мире изменениям, в то время как другие прибывают к защите нынешнего дорогой ценой завоеванного общественного порядка от тенденций столь сомнительного качества". Неудобство термина "глобализация" состоит, по-видимому, в том, что он принуждает оперирующих им людей открыто определять свою позицию по отношению к обозначенному явлению. А им не всегда хочется это делать. Конкретно речь идет о нескольких действительно важных процессах; интернационализация экономики, развитие единой системы мировой связи, изменение и ослабление функций национального государства, активизация деятельности транснациональных негосударственных образований, в том числе таких, как этнические диаспоры, религиозные движения, мафиозные группы. Неясности и несогласия в обозначении этих процессов термином "глобальные" возникают сразу же: когда, с какого времени можно говорить о выходе некоторых общественных связей и функций за пpeделы национальных государств как о феномене глобальном, а не просто международном. Является ли нынешняя глобализация прямым продолжением интернационализации капитала, начало которой отнесено французским историком Ф. Броделем к XV1-XV1I столетиям и которую он назвал процессом создания "мировой экономики" вокруг некоторых центров становления европейского капитализма (Генуя, Голландия, Англия). Так считает, например, профессор-географ из университета Париж-VII имени Дени Дидро О. Дольфюс''. Или же нынешняя интернационализация представляет собой нечто принципиально новое, порождена событиями, последовавшими за "нефтяными шоками" 1973 и 1979 г. и позднее - за крахом социалистической системы в Советском Союзе и распространением рыночных механизмов регулирования на все страны бывшего социалистического лагеря?

Впервые о глобализации заговорили американцы. Термин вышел из-под пера Т. Левитта в статье, опубликованной в "Гарвард бизнес ревью" в 1983 г. Он обозначил этим словом феномен слияния рынков отдельных продуктов, производимых крупными многонациональными корпорациями (МНК). Более широкое значение новому термину придали в Гарвардской школе бизнеса, и главным популяризатором термина стал консультант этой школы японец К. Омэ, опубликовавший в 1990 г. книгу "Мир без границ"'. Полагая, что мировая экономика отныне определяется взаимозависимостью трех центров "Триады" (ЕС, США, Япония), он утверждал, что экономический национализм отдельных государств стал бессмысленным, в роли же сильных актеров на экономической сцене выступают "глобальные фирмы". С таким категоричным утверждением не все согласны, и тем не менее позиция Омэ стала отправным пунктом любой дискуссии на тему глобализации. Процесс глобализации носит всеобъемлющий характер. Его различные грани входят в предмет изучения почти всех общественных научных дисциплин, каждая из которых имеет свой понятийный язык, свой набор категорий, не всегда стыкующихся между собой и зачастую пересекающихся. На сегодняшний день экономическая наука, например, сосредоточила свое основное внимание на пяти направлениях: финансовая глобализация, становление глобальных МНК, регионализация экономики, интенсификация мировой торговли, тенденция к конвергенции.

Географы называют два феномена: 1. глокализация (от Clock - колокол, имеется в виду ограниченное пространство, в котором слышны удары колокола) процессов транснационализации, что расшифровывается как создание систем контроля и управления, способных совместить централизацию с локальными экономическими интересами, и образование "экономических архипелагов", в частности, ассоциаций крупнейших городов-мегаполисов. Историки настаивают на характеристике глобализации как одного из многих этапов многовекового развития капитализма.

Наука о международных отношениях обращает главное внимание на завершение периода холодной войны, когда мир воспринимался как биполярная структура Восток-Запад или Север-Юг, на ускорение транснационализации и усиление взаимозависимости стран, на становление международного порядка с помощью ООН и других международных организаций. Социологи внимательно отслеживают факты, свидетельствующие о сближении образа жизни людей разных стран и регионов под влиянием универсализации культуры, ее гибридизации (метисизации, креолизации).

Представители технологических наук обсуждают техноглобализм, или слияние появляющихся в отдельных странах нововведений и новых технологий в единый комплекс технических знаний, возникновение "технологических макросистем" в сферах связи, транспорта, производства, последствия революции телекоммуникаций, создание Интернета и превращение всех людей в жителей единой "планетарной деревни" - термин, предложенный канадцем М. Мак-Луаном еще в 1962 г.

Наконец, философия также не осталась безразличной к явлениям глобализации, активно обсуждая вопросы универсализации человеческих ценностей и напоминая, что еще Кант выдвинул идею вечного мира и образования единого мирового правительства. Приходится согласиться с тем, что собрать воедино весь этот набор проблем и дать им единое определение - задача не из легких. Неудивительно, что варианты, предлагаемые авторами "Общественных наук", тоже не всегда совпадают между собой.

Б. Бади, профессор Парижского института политических исследований, пишет, что поскольку единого определения феномена глобализации не существует, он хотел бы выделить три измерения этого понятия, важных с точки зрения науки о международных отношениях: 1. глобализация - это исторический процесс, развивающийся на протяжении многих столетий; глобализация означает гомогенизацию мира, жизнь по единым принципам, приверженность единым ценностям, следование единым обычаям и нормам поведения, стремление все универсализировать; глобализация - это признание растущей взаимозависимости, главным следствием которой является подрыв, разрушение национального государственного суверенитета под напором действий новых актеров общепланетарной сцены - глобальных фирм, религиозных группировок, транснациональных управленческих структур (сетей), которые взаимодействуют на равных основаниях не только между собой, но и с самими государствами традиционными действующими лицами международных отношений. В какой мере допустимо считать, что глобализация означает господство свободной конкуренции в мировом масштабе? Р. Буайе, один из авторов теории регуляции, вообще считает концепцию глобализации ошибочной, так как действительно новые оригинальные феномены в экономике 80-90-х годов не укладываются, по его мнению, в строгое понятие единопланетарности. Более подходил бы, по его убеждению, термин "запутанный порядок", но отсутствие "нового Кейнса", который описал бы в строгих категориях закономерности такого порядка, идущего на смену послевоенной модели мировой экономики, вынуждает пока пользоваться приблизительной "глобалистской" терминологией. Это, однако, не должно отвлекать аналитиков от реальных тенденций, одна из которых состоит в воссоздании некоторых экономических институтов периода "славного тридцатилетия" (1945-1975 гг.), когда они носили исключительно "национальный характер" (стр. 22). Такое воссоздание государственных регулирующих инструментов вполне возможно, считает Буайе, но не столько на глобальном, сколько на региональном уровне.

Профессор Гарвардского университета С. Хофман думает, что мы присутствуем при "воспроизведении в мировом масштабе того, что в XIX столетии национальный капитализм создал в отдельных странах... В случае с глобализацией проблема лежит в области отношений между государством и рынком" (стр. 76). Бывший министр труда в администрации Б. Клинтона, профессор политэкономии Массачусетского университета в г. Брандеис Р. Рич, напротив, полагает, что "термин глобализация сегодня имеет совершенно иной смысл, чем 30-40 лет назад; он даже существенно отличается от того, которым пользовались всего лишь десять лет назад" (стр. 66).

Большинство авторов (Буайе скорее исключение, чем правило) все же признают глобализацию реальным процессом, быстро развивающимся во всех областях общественной жизни. Расхождения возникают не столько по сути явления, сколько в оценке степени важности тех или иных сторон глобализации. Даже самые ярые либералы склонны соглашаться с такими утверждениями, как американоцентричность глобальных процессов, сохранение национально-государственного воздействия на их развитие, олигополистические структуры отдельных товарных рынков, то есть склонны признавать существование рыночных механизмов регуляции с определенными "поправками", вносимыми государством и монополиями.


Случайные файлы

Файл
74051.rtf
23394.rtf
24286-1.rtf
50860.doc
80830.rtf




Чтобы не видеть здесь видео-рекламу достаточно стать зарегистрированным пользователем.
Чтобы не видеть никакую рекламу на сайте, нужно стать VIP-пользователем.
Это можно сделать совершенно бесплатно. Читайте подробности тут.