Мюнхен - преддверие войны (96172)

Посмотреть архив целиком







Реферат

На тему:

Мюнхен - преддверие войны


1938 г. занимает особое место в предыстории второй мировой войны. Именно во второй половине этого года произошло резкое нарастание политического кризиса в Европе и возникла реальная угроза агрессии со стороны фашистских государств, которые, пользуясь попустительством правящих кругов Франции и Англии, приступили к реализации своих экспансионистских замыслов. Центральным драматическим событием стала конференция в Мюнхене. 29 сентября в «Доме фюрера» на Королевской площади главы правительств Франции, Англии, Германии и Италии подписали соглашение о расчлении Чехословакии. Судетская область суверенного Чехословацкого государства передавалась во владение фашистского рейха. Представители Чехословакии не были допущены на конференцию, на которой решалась судьба страны.

Конференция в Мюнхене явилась заключительным этапом развития чехословацкого кризиса в сложных и противоречивых международных отношений в Европе. В отечественной историографии проблемы, связанные с развитием международных отношений накануне и после Мюнхена, нашли отражение в коллективных работах и монографиях историков.

Чехословацкий кризис развивался с весны 1938 г. Германия, угрожая европейским державам военным конфликтом, требовала «разрешения» вопроса о Судетской области. Пресса фашистского рейха подняла кампанию «в защиту» немцев, проживающих в этом районе Чехословакии, которых будто бы угнетали чехи. Любому здравомыслящему политику было ясно, что Берлин готовит агрессивную акцию, направленную против суверенного европейского государства. Проблема Судетской области была для Гитлера лишь предлогом для реализации более обширных захватнических планов. А. Франсуа-Понсе, долгие годы находившийся в Берлине в должности посла Франции и хорошо изучивший политику нацистской Германии, в депеше, направленной в Париж, писал: «...Руководители рейха не делают тайны из того, что они ставят целью стереть Чехословакию с карты Европы... Речь идет не о исправлении линии границы, а о самом существовании Чехословакии... Противоречия между сторонниками Генлейна» и чехами служат рейху лишь предлогом, исходной точкой его требований. Главная цель состоит в том, чтобы, наказывая деятелей Праги, уничтожить тот барьер, который представляет Чехословакия как союзница Франции и России на пути продвижения германизма». Представитель Франции в юридическом отделе секретариата Лиги наций, профессор права Реннского университета Э.Жиро в письме французскому премьер-министру Э. Даладье также подчеркивал опасность для Европы замыслов руководителей фашистской Германии. Цели Гитлера, писал Жиро, «заключаются в том, чтобы страхом и приманками обеспечить господство Германии в Центральной и Восточной Европе». «После, - указывалось в письме, - будет возможно напасть на Францию и Англию и завоевать гегемонию Германии над всей Европой... Совершенно абсурдно полагать, что аннексия Судетской области удовлетворит аппетиты Германии и положит конец ее планам по пересмотру территориального статуса в Европе».

В политическом отношении Чехословакия не была одинока или изолирована. Она была членом Лиги наций и имела договоры о взаимопомощи с Францией и Советским Союзом. Эти договоры создавали международно-правовую основу для сотрудничества трех государств по обеспечению безопасности Чехословакии.

Внешнеполитический курс СССР в 1938 г. определялся принятой Кремлем концепцией о необходимости обеспечения коллективной безопасности и решительного отпора агрессии. Москва понимала, что в одиночку Чехословакия не могла противостоять притязаниям фашистской Германии, которая превосходила ее по всем параметрам военного потенциала. Судьба Чехословакии зависела от позиции европейских государств, которые общими усилиями могли предотвратить германскую экспансию, а в случае необходимости пресечь агрессию.

Защищая Чехословакию, Москва, естественно, преследовала и свои особые политические цели. Фашистская Германия для кремлевских лидеров была не только идеологическим антагонистом, но и политическим и вероятным военным противником Советской России. Сокрушение Германии означало ликвидацию очага агрессии в Европе, а следовательно устранение источника угрозы для Советского Союза.

Важным звеном в обеспечении коллективной безопасности в Европе могли стать советско-французский и советско-чехословацкий договоры о взаимопомощи.

Подписанный в мае 1935 г. в Париже советско-французский договор о взаимопомощи предусматривал взаимные консультации в целях принятия согласованных мер в случае угрозы или опасности нападения какого-либо европейского государства на СССР или Францию. Стороны обязались оказывать друг другу немедленную помощь и поддержку.

Советско-французский договор о взаимопомощи 1935 г. имел определенные недостатки. Французская сторона отклонила советское предложение о включении в текст договора определение агрессии, что лишало этот важный международный документ универсальности. Безусловно слабостью договора было отсутствие фиксированной договоренности сторон о дополнении пакта обязательной военной конвенцией.

Вместе с тем, следует подчеркнуть, что, несмотря на некоторые слабые стороны, советско-французский договор о взаимопомощи имел большое международное значение. Впервые в истории пакт о взаимопомощи против агрессии был заключен между социалистическим государством и капиталистической державой. Это служило доказательством возможности сотрудничества государств с различным социально-политическим строем на принципах мирного сосуществования во имя укрепления коллективной безопасности в Европе. Непосредственным следствием заключения советско-французского договора о взаимопомощи явилось подписание аналогичного пакта между Советским Союзом и Чехословакией.

Основные положения советско-чехословацкого договора, подписанным 16 мая 1935 г. в Праге, были идентичны положениям советско-французского договора. В протокол подписания была включена оговорка, гласившая, что стороны в случае агрессии будут оказывать взаимопомощь при условии, что жертве нападения будет оказана помощь со стороны Франции.

Договор о взаимопомощи с СССР был с удовлетворением встречен большинством населения Франции. Известный французский историк Ж.Б. Дюрозель отмечал: «Большая часть французского общественного мнения была за сближение (с СССР. - И.Ч.). И это были не только коммунисты, но многие социалисты, часть радикалов, такие как П.Кот и Э. Эррио, и даже некоторые деятели из числа правых националистов».

Однако после подписания советско-французского договора Москва отметила, что правящие круги Франции весьма прохладно относятся к перспективе развития сотрудничества с СССР.

Советское руководство отдавало себе отчет в том, что отношение французских правящих кругов к СССР определяется особенностями внутреннего положения Франции и общей ориентацией ее внешней политики, рассчитанной на укрепление франко-английского альянса и возможное соглашение с Германией.

Фактическое отношение сменяющих друг друга французских правительств к советско-французскому договору проявлялось в вопросе о военной конвенции, без которой пакт о взаимопомощи становился лишь политической декларацией без определения условий реализации взаимных обязательств для отражения агрессии. Настойчивые попытки советской дипломатии добиться согласия французской стороны на переговоры по военным вопросам наталкивались на полную пассивность парижских лидеров.

В беседе с французским послом Р. Кулондром М.М.Литвинов отметил, что французское правительство никогда не проявляло желания укрепить советско-французское сотрудничество. «...Французы, заключив с нами пакт о взаимопомощи, систематически уклонялись от соответственных военных разговоров о методах реализации этой помощи. Уклонялись они от этого даже тогда, когда Чехословакия стала фактически в этой помощи нуждаться».

Следует отметить, что военные инстанции Франции не только не проявляли заинтересованности в расширении контактов с СССР по военной линии, но и активно выступали против военно-политического альянса с Советским Союзом.

После заключения франко-советского договора 1935 г. начальник генерального штаба французской армии генерал Гамелен в докладе военному министру писал: «Альянс с Россией в трудно предсказуемых политических условиях представляется нежелательным». В справке, подготовленной французским генеральным штабом в июне 1937 г., делался вывод о целесообразности отказа от сотрудничества с СССР в военной области. «Всякое новое сближение Франции с Москвой привело бы с точки зрения французской безопасности к нулевому или даже отрицательному результату», - указывалось в документе.

Ж. Бонне, министр иностранных дел в правительстве Э. Даладье, политика которого привела Францию к войне и капитуляции, писал после окончания войны, что франко-советский договор в его представлении «Не имел никакого практического значения», поскольку «между французским и советским генеральными штабами никогда не было переговоров о том, каким образом русская помощь Франции могла стать практически реализована». Бонне лишь констатирует печальный итог французской дипломатии накануне второй мировой войны, оставляя в стороне вопрос об ответственности за столь крупный провал внешней политики Франции.

Однако советско-французский и советско-чехословаций договоры о взаимопомощи оставались действующими договорами, и советская дипломатия использовала их в период чехословацкого кризиса в целях организации отпора надвигавшейся агрессии со стороны Германии.


Случайные файлы

Файл
37486.rtf
121081.rtf
17188-1.rtf
3429-1.rtf
141690.rtf




Чтобы не видеть здесь видео-рекламу достаточно стать зарегистрированным пользователем.
Чтобы не видеть никакую рекламу на сайте, нужно стать VIP-пользователем.
Это можно сделать совершенно бесплатно. Читайте подробности тут.