Договоры с участием международных организаций (95924)

Посмотреть архив целиком

Оглавление


Введение 2

Договоры с участием международных организаций 3

Заключение 9

Литература 10




Введение


Возрастание роли и числа международных организаций является одной из характерных черт современной системы международных отношений.

Численный рост международных организаций сопровождается возрастанием значения и объема осуществляемых ими функций, упрочением их правового статуса как субъектов международного права. Однако признание международной организации субъектом международного права не означает отождествления ее с государством: природа ее правосубъектности иная, чем у государства.

В силу своей правосубъектности международная организация вправе заключать международные договоры и приобретать в силу этого соответствующие права и обязанности.

Цель данной работы состоит в рассмотрении специфики договоров с участием международных организаций.




Договоры с участием международных организаций


Первым договором с участием международной организации принято считать соглашение между Международным бюро мер и весов и Францией о его штаб-квартире от 4 октября 1875 г. Известны договоры Лиги Наций – первой постоянно действующей международной политической организации, созданной в 1919 г. После 1945 г. с увеличением количества международных организаций и выполнением ими все более важных функций в жизни международного сообщества число договоров с их участием заметно увеличилось. Впервые вопрос о договорной правоспособности международных организаций в Комиссии международного права ООН возник в 1950 г. в связи с началом работ по кодификации права международных договоров. При этом первоначально договоры с участием международных организаций были включены в сферу действия будущей конвенции о праве международных договоров, заключаемых между государствами. Однако попытка кодифицировать положения, определяющие правовой режим международных организаций, имеющий для каждой отдельной организации свойственное только ей содержание, натолкнулись на ряд трудностей. Поэтому КМП решила после кодификации основной области права договоров – договоров государств – дополнить выработанный документ или изменить его таким образом, чтобы распространить его положения на соглашения международных организаций.

В связи с этим Венская конференция приняла резолюцию, в которой рекомендовала Генеральной Ассамблее ООН поручить КМП изучить в ходе консультаций с основными международными организациями проблемы международных договоров, заключенных между государствами и международными организациями или между двумя или несколькими международными организациями.

Вместе с тем, как известно, Венская конференция по праву договоров 1968–1969 гг. и соответственно Венская конвенция о праве международных договоров подтвердили, что соглашения международных организаций имеют качество международных договоров.

21 марта 1986 г. Венская дипломатическая конференция приняла Конвенцию о праве договоров между государствами и международными организациями или между международными организациями, в основу которой был положен проект, подготовленный КМП ООН.

Участники Венской конференции – представители государств и международных организаций – решили, что конвенция должна регулировать не статус международных организаций, а режим международных договоров, участниками которых являются международные организации, независимо оттого, имеют они общее или специальное назначение, универсальный или региональный характер, являются ли они открытыми или закрытыми организациями. В этом, в частности, состоит существенное отличие данной конвенции от другого выработанного КМП документа – Конвенции о представительстве государств в их отношениях с международными организациями универсального характера, принятой в 1975 г.

Статьи 1 и 2 Конвенции 1986 г. устанавливают, что ее положения будут применяться в договорах между одним или несколькими государствами с одной или несколькими международными организациями и к договорам между международными организациями, регулируемым международным правом и заключенным в письменной форме. Как и Венская конвенция о праве международных договоров 1969 г., Конвенция 1986 г. оставила в стороне устные соглашения. Серьезные теоретические споры вызвала на конференции ст. 6 Конвенции, содержащая определение договорной правоспособности международных организаций. Эта статья является одной из ключевых к Конвенции. От нее в значительной степени зависит содержание целого ряда других статей.

Как известно, в доктрине современного международного права общепризнано право международных организаций заключать международные договоры. Однако это не исключает существования различных подходов к определению юридической природы договорной правоспособности международных организаций. Право международных организаций заключать договоры вытекает из их существования в качестве субъектов международного права.

Близкие к этому подходу позиции занимают представители так называемой функциональной (И. Хаас) и подразумеваемой компетенции (А. Серени, Ш. Розен) организаций, а также примыкающей к ней концепции «имманентной» компетенции (Ф. Сейерстед). Оперируя сходной аргументацией, эти ученые полагают, что во исполнение своих целей и для осуществления своих функций организация может совершать любые действия, в том числе заключать международные договоры, даже если это не предусмотрено учредительными документами.

Широкое распространение имеет теория «статутной» компетенции, в соответствии с которой основой всех правомочий международной организации является ее «статут» (Г. Кельзен, А. Фердросс, II Валки). По мнению ее сторонников, государства-учредители каждой организации наделяют ее теми или иными полномочиями, включая право заключать международные договоры, которое и фиксируется в ее учредительном акте.

Однако, поскольку уставы многих международных организаций не содержат никаких положений о праве заключать международные договоры, это побуждает отдельных авторов искать источники договорных правомочий в обычном праве. Принятая в конечном итоге формулировка ст. 6 Конвенции является компромиссом между концепцией, согласно которой основой правоспособности международной организации является общее международное право, и противоположной точкой зрения, ограничивающей такую правоспособность лишь правилами организации.

Согласно ст. 6, «правоспособность международной организации заключать договоры регулируется правилами этой организации». Причем «правила организации» означают, в частности, учредительные акты организации, принятые в соответствии с ними решения и резолюции, а также установившуюся практику организации.

Таким образом, для разных организаций круг оснований правоспособности не один и тот же, он может включать как только учредительный документ, так и несколько иных источников. Гибкость приведенной формулировки заключается в том, что, допуская известную автономность организаций как международных личностей sui generis, она наделяет их «способностью изменять посредством практики правила организации в той мере, в какой эти правила позволяют это сделать».

Подход к межгосударственным организациям как к субъектам международного права и признание их договорной правоспособности в объеме, определяемом правилами, порождает вопрос о том, каким образом международные организации реализуют это правомочие. Вопрос о представительстве международной организации при заключении договора не имеет единообразного решения, так как любой орган организации – высший, исполнительный или административный – в зависимости от соответствующего на этот счет правила организации может представлять организацию при заключении того или иного договора. Об этом свидетельствует практика. Так, в соответствии с практикой, сложившейся в ООН, соглашения от имени Организации заключает ее главное административное лицо – Генеральный секретарь ООН (ст. 97 Устава ООН).

Учредительные акты ряда специализированных учреждений ООН устанавливают, какой орган имеет право заключать международные соглашения от имени организации. Так, для ЮНЕСКО таким органом является Исполнительный совет (ст. X, XI Устава ЮНЕСКО), а для Международной морской организации (ИМО) (до мая 1982 г. – ИМКО) – Совет (ст. 26 Конвенции ИМО). В Европейском Союзе существует практика наделения полномочиями после принятия Советом министров организации решения о заключении договора. Когда такое решение принято, председатель Совета Министров уполномочивается назначить лиц, имеющих право подписать соглашение, и наделить их полномочиями, необходимыми для возникновения обязательств у Союза.

Не решая вопроса об органе, правомочном представлять организации при заключении ими договоров, вследствие невозможности проведения соответствующей унификации, в Конвенции было решено определить круг лиц, непосредственно заключающих договоры от имени организации.

Статья 7 Конвенции 1986 г. устанавливает, что представляющим международную организацию в целях принятия текста договора или установления его аутентичности, либо в целях выражения согласия организации на обязательность для нее договора, считается такое лицо, которое предъявит соответствующие полномочия, или из практики компетентных органов организации, или из иных обстоятельств явствует, что такое лицо рассматривается как представляющее данную организацию в этих целях. С учетом особого положения международных организаций сформулированы также ст. 19–23 Конвенции, касающиеся оговорок к международным договорам, не допускающие, например, молчаливого принятия оговорок международными организациями.

Что же, касается порядка и стадий заключения договоров с участием международных организаций в целом, то в своих основных чертах процесс заключения соглашений организациями близок к процедурам заключения договоров государствами. Так же, как и договоры государств, соглашения международных организаций должны добросовестно выполняться (ст. 26). В отношении договоров с участием международных организаций действует принцип, согласно которому «Договор не создает обязательств или прав для третьего государства или третьей международной организации без согласия на то этого государства или этой организации» (ст. 34). Конвенция 1986 г. с полным основанием может быть оценена как важный этап в кодификации и прогрессивном развитии права договоров между государствами и международными организациями или между международными организациями.


Заключение


Таким образом, для разных организаций круг оснований правоспособности не один и тот же, он может включать как только учредительный документ, так и несколько иных источников.

Подход к межгосударственным организациям как к субъектам международного права и признание их договорной правоспособности в объеме, определяемом правилами, порождает вопрос о том, каким образом международные организации реализуют это правомочие.




Литература


  1. Василенко В.А. Основы: теории международного права. Киев, 2008.

  2. Кузнецов В.И. Международное право – М.:ЮРИСТЪ, 2007. – 681 с.

  3. Черниченко С.В. Международное право: современные теоретические проблемы. М., 1999.



Случайные файлы

Файл
50000.rtf
CBRR4224.DOC
Satanism.doc
96055.rtf
203.doc




Чтобы не видеть здесь видео-рекламу достаточно стать зарегистрированным пользователем.
Чтобы не видеть никакую рекламу на сайте, нужно стать VIP-пользователем.
Это можно сделать совершенно бесплатно. Читайте подробности тут.