Электронные (Лекция 8_2011)

Посмотреть архив целиком

10




ЛЕКЦИЯ

МЕТОДОЛОГИЯ ОЦЕНКИ ЗАЩИЩЕННОСТИ


ПРОБЛЕМНЫЙ АНАЛИЗ


Анализ современных средств поражения танка

Обычные противотанковые средства.

Для армий основных ка­питалистических стран характерна высокая степень насыщенно­сти традиционными противотанковыми средствами, предназначен­ными для поражения танков в зоне непосредственного огневого соприкосновения. Они непрерывно совершенствуются в направле­нии повышения могущества действия, дальности и точности стрельбы.

Наряду с этим ведутся широкомасштабные исследования, целью которых является создание новых высокоэффективных си­стем вооружения и противотанковых средств, позволяющих нано­сить массированные удары по скоплениям бронетанковой техники (БТТ) противника:

  • на марше, в местах сосредоточения;

  • в районах выжида­ния и развертывания в боевые порядки;

  • на рубеже непосредственного огневого соприкосновения.


1. Средства поражения БТТ на марше и в местах сосредоточения. Концепция НАТО «Assault Breaker» (Срыв атаки) предусматри­вает создание к началу 90-х гг. комплекса для разведки танковых группировок противника и нанесения ударов в глубину до 200 км от переднего края обороны с целью вывода из строя большого числа бронированных целей либо ограничения их маневра. Комп­лекс включает в себя авиационные радиоэлектронные средства дальней разведки и наведения носителей противотанковых средств (ПТС), обеспечивающие доставку кассетной боеголовки в район сосредоточения БТТ с высокой точностью; в боеголовке размеща­ется большое число противотанковых суббоеприпасов или мин, поражающих танки с направлений наименьшей защищенности (крыша корпуса и башни, днище корпуса).

В состав разведывательно-огневого комплекса входят:

самолет, оснащенный радиолокационной станцией (РЛС);

наземный мобильный центр управления;

оперативно-тактические ракеты с радиоуправляемым наведе­нием (модифицированные ракеты Т-22 «Ланс» для сухопутных войск и Т-16 «Пэтриот» для ВВС);

кассетные боеголовки ракет с суббоеприпасами, в том числе миниракета TGSM с точным наведением на цель с помощью ин­фракрасных и радиометрических головок самонаведения, а также суббоеприпасы «Скит» с датчиком цели инфракрасного диапазона.

Кассетная боевая часть (БЧ) ракеты-носителя раскрывается на высоте 2000…3000 м, полет TGSM стабилизируется с помощью парашюта; затем выпускается хвостовое оперение, включается си­стема наведения и происходит сброс парашюта. Цель поражается кумулятивной БЧ калибра 100 мм.

Суббоеприпасы «Скит» размещаются по четыре штуки в спе­циальных контейнерах, спускаемых на парашютах. На высоте око­ло 30 м от поверхности земли суббоеприпасы разлетаются в гори­зонтальной плоскости за счет центробежной силы и начинают вра­щаться, чем обеспечивается сканирование датчика цели. При попадании цели в «поле зрения» датчика происходит подрыв БЧ с образованием ударного ядра, бронепробиваемость которого до­стигает 100 мм гомогенной стальной брони при угле встречи 30° от нормали.

В рамках программы ERAM (Extended Range Antitank Muni­tion) на базе БЧ суббоеприпасов «Скит» разрабатываются мины дистанционного действия с сейсмическими и акустическими датчи­ками цели.

Программами WAAM (Wide Area Antiarmor Munition) и АМС (Antitank Cluster Munition) предусматривается все большее ис­пользование авиационных кассетных боеприпасов и бомб.

В настоящее время на, вооружении армий НАТО находятся бом­бовые кассеты BL-755 (Великобритания), BLG 66 «Белуга» (Франция), Мк20 «Рокай» (США) и кассетный боеприпас MW-1 (ФРГ). Так, например, самолет «Торнадо» с боеприпасом MW-1, выполняя атаку на дозвуковой скорости при высоте полета менее 150 м, может разбросать около 4500 кумулятивных суббоеприпа­сов КВ-44 (калибр 44 мм, бронепробиваемость около 250 мм) на площади 300X400 м. Предполагается, что при этом можно пора­зить не менее четырех танков из каждых десяти.

Ведутся работы по совершенствованию авиационных кассетных боеприпасов. В рамках программы VebalSyndrom (ФРГ) раз­рабатывается боеприпас, оснащенный системой датчиков, позво­ляющих автономно (без участия пилота) распознавать и поражать образцы БТТ в полосе шириной 15 м. Система датчиков включает в себя: радиометрический датчик — для идентификации образцов БТТ; сканирующий лазер — для определения геометрического центра цели; ИК-датчик — для определения наличия и положения теплового центра. При проходе самолета-носителя над целью (вы­сота полета ~60 м) производится отстрел суббоеприпасов типа КВ-44 в направлении, обеспечивающем компенсацию скорости са­молета и тем самым вертикальный угол подхода суббоеприпаса.

Программой LAD (США) исследуется возможность создания автономного сбрасываемого кассетного боеприпаса. Дальность по­лета кассеты после сброса на высоте около 30 м достигает 10 км для планирующего варианта и 25 км для варианта с твердотоп­ливным двигателем. Кассета запускается в направлении цели и может совершать запрограммированный маневр для обеспечения оптимального порядка разброса как суббоеприпасов, так и проти­вотанковых мин. Бортовой компьютер определяет траекторию бое­припаса с учетом положения самолета и данных о расположении цели.

Эффективность применения авиации в борьбе с танками пред­полагается повысить за счет использования разрабатываемой в США ракеты (по программе WASP) дальностью действия до 20 км. Ракета оснащается радиолокационной головкой самонаве­дения, которая может функционировать как в активном, так и в пассивном режимах. Число ракет может варьироваться от 6 до 24 в зависимости от марки самолета-носителя. Возможен пуск как одиночных ракет, так и стрельба залпами по групповым целям. Предполагается, что в случае попадания в цель одной из ракет очередная ракета на нее не наводится, а производит поиск другой цели.


2. Средства поражения БТТ в районе выжидания и на рубеже развертывания в боевые порядки.

2.1 Реактивные системы залпового огня (РСЗО), предназначенные для нанесения массированных ударов по скоплениям танков и дистанционного минирования на дальности до 30 км, характеризуются большой плотностью огня и мобильностью.

Ракеты РСЗО MLRS (США), «Ларе» (ФРГ), RAFALE (Фран­ция), FIROS 25 (Италия) имеют кассетные БЧ и могут нести ку­мулятивные противотанковые мины АТ-2; кумулятивно-осколочные поражающие элементы М42, М77; суббоеприпасы точного наведе­ния, разрабатываемые в рамках концепции «Assault Breaker». Так, например, кассетная БЧ каждой из 12 ракет MLRS может содер­жать либо 644 элемента М42, либо 28 мин АТ-2.

2.2 Полевая артиллерия для борьбы с танками исполь­зует управляемые снаряды и снаряды с кассетными БЧ.

Активно-реактивный 155-мм снаряд «Копперхед» (М712) имеет лазерную систему самонаведения на конечном участке траектории и предназначен для поражения танков на дальности 4—20 км. Лазерная подсветка цели осуществляется с передового наблюда­тельного пункта. Снаряд может выстреливаться из полевых гаубиц FH-70 и SP-70 (Великобритания, ФРГ, Италия), самоходных гау­биц М109А1, М109А2 и др. (США).

Вероятность попадания в танк одним выстрелом составляет приблизительно 0,7. Для достижения такой же эффективности поражения танка необходимо израсходовать около 2500 обычных осколочно-фугасных снарядов. Планируется также разработка ана­логичного активно-реактивного снаряда калибром 203,2 мм.

Ведется разработка 203,2-мм кассетного снаряда «Садарм» (ХМ836) с дальностью стрельбы до 30 км, предназначенного для доставки трех суббоеприпасов с БЧ «ударное ядро». Сброшенные в районе групповой цели суббоеприпасы, опускаясь на индивиду­альных парашютах, сканируют местность по сходящейся спирали; при попадании бронированных объектов в «поле зрения» датчика цели происходит подрыв БЧ.

Данные о расположении целей для РСЗО и полевой артилле­рии поступают по системам авиационной разведки JSTARS, SOTAS и из других источников.

При выдвижении из районов сосредоточения на рубежи огне­вого соприкосновения с противником танки могут подвергаться об­стрелу бронебойными снарядами авиационных пушек (типа GAU-8/A).



3. Противотанковые средства рубежа непосредственного огневого соприкосновения с противником. В эту группу ПТС входят:

3.1 Тяжелые противотанковые управляемые ракеты (ПТУР) с дальностью стрельбы до 6 км;

3.2 Бронебойные подкалиберные (БПС) и кумуля­тивные (КС) снаряды танковых пушек с эффективной дальностью стрельбы до 3 и 2 км соответственно;

3.3 Легкие ПТУРы с дальностью стрельбы до 2 км;

3.4 Противотанковые гранатометы (ПГ) с дально­стью стрельбы до 1 км;

3.5 Мины.

ПТУРы. В настоящее время на вооружении армий стран НАТО нахо­дятся ПТУРы второго поколения с полуавтоматической системой управления, обеспечивающие вероятность попадания в подвижную цель 0,85—0,9. Наиболее представительные из них (калибр/бронепробиваемость, мм): тяжелые ПТУРы «Toy» (127/750), «Хот» (136/750), «Хеллфайр» (178/900.. .1000), установленные на вертолетах огневой поддержки, боевых машинах пехоты (БМП), бронетранспортерах (БТР); легкие (переносные) ПТУРы «Дрэгон» (102/430), «Милан» (103/650).

В конце 80-х гг. на вооружение поступят усовершенствованные образцы (с повышенной бронепробиваемостью) ПТУРов «Тоу-2» и «Хот-2» (900—920 мм), «Милан-2» (до 730 мм); создаются так­же ПТУРы третьего поколения с автоматической систе­мой наведения (головками самонаведения в полуактивном и пас­сивном режимах).

Рост бронепробиваемости достигается за счет увеличения ка­либра, разработки БЧ тандемного типа, увеличения фокусного расстояния БЧ вынесением вперед головной части взрывателя, при­менения более бризантных взрывчатых веществ.

Создаются пикирующие ПТУРы и поражающие на пролете с бронепробиваемостью до 500 мм (программы «Rattler, ADATS, AXAMS, ПТУР «Билл» и др.). Усилия разработчиков направлены на создание головок самонаведения с мозаичным приемником ИК-излучения в фокальной плоскости и командных систем по лучу лазера. Перспективными являются также ПТУРы с телевизионной системой наведения и волоконнооптической линией связи (низкая стоимость, высокая помехозащищенность). Для увеличения веро­ятности попадания в маневрирующие цели разрабатываются ра­кеты, выдерживающие поперечные нагрузки.

Бронебойные подкалиберные и кумулятивно-осколочные снаряды (КОС) предназначены для 105-мм нарезных пушек (танков М-1, М-60А1, «Леопард-1», АМХ-30) и 120-мм гладкоствольных пушек (танков «Леопард-2», М-1А1).

В настоящее время бронепробиваемость снарядов составляет: для 105-мм БПС 160—180 мм под углом 60° от нормали при стрельбе на дальность 2 км; для 120-мм БПС 270—280 мм под углом 60° от нормали на дальность 2 км; для 120-мм КОС 440 мм по нормали.

Предполагается поэтапное увеличение бронепробиваемости БПС к концу 80-х гг. до 300—330 мм/60°, а при модернизации в 90-е гг. 120-мм пушки— до 350—390 мм/60°. Повышение броне­пробиваемости достигается за счет изготовления активной части снарядов из тяжелых сплавов на основе вольфрама и обедненного урана, высокой начальной скорости и хорошей баллистики.

Ожидается, что бронепробиваемость 120-мм кумулятивных снарядов достигнет 500 мм к концу 80-х гг. и 600 мм в 90-е гг.

Прогнозируется возможность создания танковой управляемой ракеты (ТУР) с дальностью стрельбы 4—5 км и бронепробиваемостью до 1000 мм по нормали.

Противотанковые гранатометы являются массо­вым пехотным противотанковым оружием с кумулятивной боевой частью. Гранатометы М72А2 (США), «Лянце» (ФРГ), LRAC-F1 (Франция), «Карл Густав» (Швеция) и другие калибром 60— 80 мм имеют бронепробиваемость 300—400 мм по нормали, доволь­но простые прицельные устройства и дальность эффективной стрельбы, как правило, не превышающую 300 мм.

В 1985—1990 гг. поступают на вооружение новые, более эффек­тивные образцы. Боевые части гранатометов «Панцерфауст-3» (ФРГ), «Карл Густав» модернизированный (Швеция), «Дард-120», «Юпитер» (ACL-300), «Апилас» (Франция) калибром 110—135 мм могут иметь бронепробиваемость 700—800 мм.

Использование оптических и оптико-электронных прицелов, ла­зерного дальномера позволит повысить дальность эффективной стрельбы до 500—700 м.

Мины. Большое внимание в странах НАТО уделяется разработке и развитию средств дистанционного минирования с помощью артил­лерийских, ракетных и авиационных систем. В таких системах при­меняются противоднищевые кумулятивные мины и мины, работающие по принципу ударного ядра (масса взрывчатого вещества 0,5—1 кг), срабатывающие от неконтактных взрывателей в любом месте днища, пробивающие до 100 мм монолитной брони, а также противогусеничные фугасные мины с массой ВВ до 2 кг.

При взрыве мощных фугасных мин под гусеницей танка проис­ходит разрушение ходовой части, деформация днища (упругий и остаточный прогиб), а также возникают ударные перегрузки, воз­действующие на экипаж и внутреннее оборудование. Значительные (40—90 мм) упругие прогибы приводят к уменьшению зазоров между днищем и внутренним оборудованием вплоть до соударе­ния. Особенно тяжелы последствия минного подрыва под первыми катками для водителя: при действии ударных волн взрыва разру­шается крепление крышки аварийного люка, в результате чего она может сорваться внутрь корпуса и нанести травму водителю. Подрыв на мощных фугасных и кумулятивных минах может при­вести к пролому днища танка и потере боеспособности экипажа.

При подрыве на противогусеничных минах дистанционной уста­новки (например, стержневых) корпус, внутреннее оборудование и экипаж танка повреждений не получают.




Тенденции развития противотанковых боеприпасов. Данные о динамике изменения бронепробиваемости различных типов бое­припасов приведены в табл. 1.1.


Условия применения ПТС на различных рубежах определяют эффективность воздействия боеприпасов. Суббоеприпасы и мины авиации, тактических ракет, РСЗО, полевой артиллерии предназ­начены для поражения наименее защищенных участков танков (крыши корпуса и башни, днище, борт и корма). Углы подхода боеприпасов, оснащенных головками самонаведения или датчика­ми цели, составляют ±30° от вертикали при случайном направле­нии атаки относительно оси танка (курсовой угол ±180°). Углы подхода к цели авиационных кассетных элементов и противотан­ковых авиабомб зависят от высоты бомбометания и находятся в пределах 10—70° от вертикали, а курсовой угол зависит от напправления полета носителя и ориентации танка. Тяжелые ПТУРы, танковые пушки, противотанковые гранатометы обстреливают вертикальную проекцию танков в диапазоне курсовых углов ±40°; БПС, КС и легкие ПТУРы — в диапазоне ±60°; противотанковые гранатометы — в диапазоне ±120°. Вероятность обстрела танков за пределами указанных диапазонов сравнительно мала. ПТУРы, пикирующие и поражающие на пролете при наклонном располо­жении БЧ, предназначены для поражения танка, в первую очередь, через горизонтальную проекцию под углом до 40° от горизонта.

В случае реализации выполняемых программ НАТО следует ожидать возрастания снарядной нагрузки на один танк (БМП) передового эшелона наступающих войск на 30% — в 2000 г., а с учетом противотанковых мин поток воздействий возрастет соответственно на 35%. При этом будет происходить увеличение воздействий на сравни­тельно слабо защищенные верх корпуса и башни, а также на днище танка. Соотношение различных типов противотанковых боеприпа­сов в потоке воздействий изменится: доля суббоеприпасов кассет­ных боевых частей, противотанковых авиационных бомб и мин увеличится до 30 % в 90-е гг., а тяжелых ПТУРов, БПС и КС уменьшится с 34—36 % в 1985 г. до 25 % в 90-е гг.

Поражающее действие всех существующих и разрабатываемых ПТС сопряжено с пробитием броневой защиты танков, а также с поражением экипажа и внутреннего оборудования. Факторами, определяющими могущество заброневого поражающего действия, являются поток осколков снаряда и брони, остатки кумулятивной струи или поражающего элемента боевой части типа «ударное яд­ро». Их воздействие проявляется в гибели членов экипажа, выходе из строя наименее защищенных агрегатов, возгорания топлива, взрыве боеприпасов.

Действие других поражающих факторов (избыточного давле­ния ударной волны, импульсных акустических шумов, динамичес­ких нагрузок на детали бронеконструкции, тепловое воздействие и др.) может в той или иной степени усиливать тяжесть получен­ных повреждений.

Кроме того, танк может терять боеспособность вследствие воз­действия внешнего потока осколков на ствол пушки и входные окна приборов наблюдения и прицеливания, а также фугасного действия боеприпасов на ходовую часть и наружное оборудование танков.