Проблемы развития общих рынков в международной экономической интеграции (Diplom)

Посмотреть архив целиком





Министерство образования российской федерации

ДАГЕСТАНСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ УНИВЕРСИТЕТ



кафедра МИРОВОЙ ЭКОНОМИКИ



Допущена к защите

Зав. кафедрой мировой экономики

___________ д.э.н., проф. Нагдиев С.А.

«___» __________ 2001 г.







ДИПЛОМНАЯ РАБОТА



«Проблемы развития общих рынков в международной экономической интеграции (на примере Европейского общего рынка, Меркосур)»







Автор: Хайбулаев Х.М.

студент 5 курса ФУЭ

отд. мировой экономики


Научный руководитель:

к.э.н., проф. Раджабова З.К.









Махачкала 2001

Содержание


Введение ……………………………………………………………………………. 3

Глава I. «Общий рынок» как качественно новая ступень экономической интеграции (структура, характерные черты, цели) ………………….. 7

Глава II. Общий рынок в рамках европейского и латиноамериканского интеграционных процессов ………………………………………….. 12

II.1. Предпосылки развития общеевропейского рынка …………………... 12

II.2. Современное состояние и проблемы развития полноценного еврорынка ……………………………………………………………... 24

II.3. Особенности становления и развития латиноамериканского общего рынка в рамках «Меркосур» ………………………………………… 40

II.4. «Меркосур» в условиях панамериканской интеграции ……………... 47

Глава III. ЕС – Меркосур — проблемы их взаимодействия и перспективы развития ……………………………………………………………..… 54

Заключение ……………………………………………………………...………… 60

Глоссарий …………………………………………………………………………. 63

Литература ………………………………………………………………………… 64


Введение


Мировая экономика — эти два слова в достаточной мере описывают экономическую ситуацию сложившуюся в мире на сегодняшний день. Экономика действительно стала мировой, эра международного делового сотрудничества пришла на смену экономическому национализму с его жесткими ограничениями на международные обмены, перелив капиталов и товаров. Полным ходом идет строительство глобальной экономики, базирующейся на свободном передвижении информации, денег, рабочей силы, происходит интеграция рынков, по которым ежедневно "проходит" капиталов на сумму свыше 1 трлн. долл.

Картина всемирного общего рынка еще не стабильна, она постоянно изменяет свои очертания, но уже сегодня можно различить образы экономического будущего отдельных регионов и даже всей планеты. Они очевидны там, где национальные экономические законодательства государств или не действуют, или же жестко ограничены, где новые технологии, капиталы, жажда наживы и ощущение экономической свободы соединяются в единую мощную силу, придающую экономике любой страны невиданные темпы роста.

Интеграционный процесс в мировой экономике это объективное долговременное явление, охватывающее производительные силы, производственные отношения, идеологию. Если раньше страна занимала господствующее положение, благодаря темпам роста или высокому уровню производительности или еще по каким-либо причинам и, тем самым, могла влиять на мировые экономические процессы, то теперь этого недостаточно. По всему земному шару прокатилась волна экономических и одновременно политических объединений, и сейчас государства выходят на мировую арену едиными блоками, отдавая дань древней мудрости – «вместе мы сильнее…».

Поэтому особенно важно знать, как подобные объединения влияют на экономику государств-членов объединения и на мировую экономику в целом, о трудностях на пути экономической интеграции и о путях их преодоления с учётом изучения мирового опыта. Необходимо изучить мировой опыт интеграционных процессов, предпосылки интеграции, внутреннюю логику, нормативно-правовую базу интегрирующихся стран, положительные и отрицательные моменты для конкретного государства, связанные с углублением интеграционных процессов. Всё это позволит избежать многих ошибок в будущем, и будет способствовать более уверенному продвижению по пути экономической интеграции.

В последние два десятилетия интеграционные процессы стали неотъемлемыми элементами системы отношений в рамках мирового хозяйства, где произошли значительные изменения глобального плана, а именно распад социалистического лагеря, ориентация его бывших «узников» на рыночные отношения. Россия долгое время оставалась в стороне европейского процесса объединения, и лишь в последние 5-6 лет разобравшись кое-как во внутренних проблемах, наспех «залатав дыры» в прохудившемся бюджете, устремилась навстречу интеграционным процессам. Емкие российские рынки и огромный сырьевой потенциал представляют «лакомый кусочек» для многих стран Европы, но будет ли это сотрудничество равноправным, не лучше ли обратиться к историческим «соседям», и попытаться развиваться в рамках СНГ.

Тем более значимы рассматриваемые в работе вопросы, отражающие основные проблемы, с которыми столкнулись в ходе своего развития крупнейшие экономические объединения. Европейское Сообщество на сегодняшний день представляет собой мощную группировку, способную противостоять таким гигантам как Соединенные Штаты или Япония, хотя каждый из его членов в отдельности уступает им по основным экономическим показателям. Однако «Москва не сразу и строилась» и Европе пришлось испытать серьезные трудности прежде чем прийти к консолидации. Должна ли Россия пройти через те же проблемы, для лучшего понимания необходимости и преимуществ интеграции, или лучше учесть ошибки «старших братьев» и пойти по уже «проторенной тропе».

Рассматривая причины интеграции, нельзя не заметить, что каждая из участвующих в интеграционном процессе сторон имеет свои собственные интересы и пытается решить свои собственные проблемы. Таких причин существует великое множество, в частности желание, получить доступ на зарубежный рынок сбыта для отечественных производителей, а также доступ к более дешёвым производственным ресурсам, улучшить условия торговли, сократить издержки на масштабе производства, добиться устойчивого экономического роста, привлечь прямые зарубежные инвестиции, которые охотнее идут на большие рынки. Не менее важны и неэкономические цели, как-то: налаживание более дружественных взаимоотношений со странами-соседями, укрепление сотрудничества в культурной, научной, социальной и политической областях, увеличение своего влияния на мировой политической и экономической арене, так как к мнению подобных сообществ прислушиваются гораздо больше, чем к отдельным странам. Кроме того, многие менее развитые страны видят в интеграции способ приобщения к экономическому и технологическому опыту более богатых соседей, а также гарантию политической и экономической стабильности в процессе рыночных реформ.

В связи с этим мною была выбрана тема дипломного исследования «Проблемы развития общих рынков в международной экономической интеграции». В своем исследовании я попытался в полной мере осветить все преимущества экономического сближения стран, выявить основные препятствия на пути интеграции, показать пути их преодоления на примере уже действующих экономических группировок стран (Европейский общий рынок — ЕС, общий рынок стран южного конуса — МЕРКОСУР), и дать оценку успешности их функционирования.

В ходе выполнения работы мною были изучены работы различных авторов (в том числе зарубежных), посвященные проблеме интеграции в мировой экономике. Большую помощь в работе оказала глобальная сеть «Интернет», в частности официальная страница Европейского союза, содержащая историю организации, большое количество статистических данных, ссылки на различных авторов.

Глава I. «Общий рынок» как качественно новая ступень экономической интеграции (структура, характерные черты, цели)


В международной экономике уже давно стал постулатом один простой факт: любые ограничения, накладываемые на свободное перетекание товаров и услуг между странами (таможенные пошлины и тарифы, квоты, лицензирование и так далее), в конечном итоге приводят к потерям с обеих сторон. Эта концепция называется “фритрейдерство” (от английского free trade - свободная торговля). С целью уменьшения потерь, связанных с пересечением товарами и услугами государственных границ, во всем мире по мере развития и совершенствования мирового хозяйства пришли к выводу о том, что наилучшим выходом служит создание так называемых “зон свободной торговли”. Некоторые из них, как, например, Европейское Объединение Угля и Стали позже перерастают в политические объединения, некоторые исчезают вовсе. Иногда, наоборот, политические группировки, созданные экономически “на пустом месте”, впоследствии обрастали торговыми союзами, закрепляющими стратегическое партнерство.

Исторически и организационно этапу собственно интеграции предшествуют несколько иных этапов, которые последовательно проходят государства, вступающие в процесс тесного экономического воздействия. Интеграционный процесс представляет собой как бы цепь, формирования единых пространств, постепенно, в ходе восхождения к более высоким ступеням межгосударственного взаимодействия, дополняющих друг друга и охватывающих все больше элементов хозяйственной жизни интегрирующихся стран, и завершается созданием полноценного единого экономического пространства (его еще можно назвать общехозяйственным пространством).

Так, на стадии зоны свободной торговли страны-участницы упраздняют взаимные торговые барьеры, но при этом сохраняют полную свободу действий в экономических связях с третьими странами: отменяют или, напротив, вводят новые пошлины либо иные ограничения, заключают любые торгово-экономические договоры и соглашения. В этой связи между странами-участницами ЗСТ сохраняются таможенные границы и посты, контролирующие прохождение товаров через их границы, особенно льготный провоз товаров в третьи страны.

Более совершенную интеграционную группировку представляет собой таможенный союз. В рамках данного интеграционного объединения внешнеторговые связи всех членов с третьими странами определяются коллективно, вводится единый таможенный тариф в торговле с странами, не входящими в группировку. Это дает возможность более надежно защитить свое региональное рыночное пространство и усилить свои позиции на международной арене.

Следующим этапом процесса объединения является единый или общий рынок. Общий рынок рассматривается как качественно более высокая ступень экономической интеграции.

Общий рынок - это уже начальная часть стадии собственно интеграционного взаимодействия, когда вступающие в него государства договариваются о свободном перемещении через национальные границы уже не только товаров, но и всех других факторов производства (услуг, капиталов и рабочей силы1), формируя таким образом общее рыночное пространство (отсюда название).

Иногда приходится слышать что панацеей от "пробуксовки" развития межгосударственного экономического сотрудничества, способной "вдохнуть" в него жизнь, может быть "скорейшее создание общего пространства по обмену всеми факторами производства". На самом деле подобные надежды лишены экономического смысла, поскольку никакой группе государств не удавалось сразу, в один этап сформировать единое пространство по свободному обмену всеми факторами производства.

Дело в том, что торговля услугами и перемещение рабочей силы являются крайне "чувствительными" сферами международного обмена, поскольку затрагивают наиболее важные вопросы государственного суверенитета, национальной безопасности и т.д. Перевести взаимоотношения в этих сферах в стадию свободного обмена могут лишь государства, уже создавшие единое торговое (частично) и таможенное пространства и отличающиеся большой степенью взаимного политического доверия. Что же касается свободного перелива капиталов, то эта часть международного обмена вообще является едва ли не наиболее контролируемой государством, поскольку финансы, как общеизвестно, служат своего рода кровеносно-сосудистой системой любой национальной экономики, и ни одно даже самое "рыночное", самое "либеральное" государство не разрешает ни свободного допуска чужого капитала на собственный рынок, ни бесконтрольного отлива за рубеж отечественного капитала.

Лишь достигнув достаточно высокой стадии взаимного экономического сотрудничества и политического доверия, государства позволяют себе открыть границы для взаимного перемещения капиталов, рабочей силы и обмена услугами, в том числе информационно-технологического характера.

Первоначально именно создание общего рынка фигурировало в договорных документах в качестве основной цели ЕЭС, в связи с чем Европейское сообщество долгое время носило еще и второе, "неофициальное" название - "Общий рынок". Реально же общий, или единый, внутренний рынок стран ЕЭС можно считать официально функционирующим с 1 января 1993 г., когда вступил в силу подписанный в 1987 году Единый европейский акт - основополагающий документ, определивший срок и порядок перехода к свободному обмену факторами производства в пределах границ Сообщества.

Наконец полноценное интеграционное сотрудничество предполагает, что вступающие в него государства договариваются не только о взаимной отмене пошлин и ограничений на обмен факторами производства или об организации взаимных платежей, но и о проведении совместной торговой, а вслед за ней и общей экономической политики по отношению к третьим странам, а также об унификации экономической политики. Кроме того, при переходе к этой стадии взаимодействия общая экономическая политика по отношению к окружающему миру постепенно дополняется и согласованной внешней политикой, что, в свою очередь, предоставляет еще более широкие возможности взаимовыгодного объединения сил и средств в интересах экономического развития. Однако согласование политик знаменует переход к высшему этапу интеграции — экономическому и валютному союзу, которого в полной мере не достигла ни одна группировка, в том числе и ЕС.

Итак в качестве основных целей общего рынка выделяются в первую очередь свободное перемещение капитала, затем свобода миграции населения, и наконец свобода предоставления услуг.

Помимо достижения основных целей создание единого экономического пространства требует решения ряда других важных задач: разработка общей политики развития отдельных отраслей и секторов экономики (так в ЕС в качестве избранных сфер были определены сельское хозяйство и транспорт); формирование общих фондов содействия социальному и региональному развитию; создание специальных наднациональных механизмов управления и контроля (в ЕС — это Европарламент, Совет Министров, Еврокомиссия, Суд, Европейский Совет).

Говоря о политическом сотрудничестве и взаимном политическом доверии государств в процессе становления интеграционного объединения, необходимо напомнить об определенном единстве процессов экономического и политического сближения, при котором каждой новой стадии экономического сближения соответствует и новая веха в сближении политическом. Более того: переход от одной стадии экономического сближения между странами попросту невозможен без политического сближения между странами-членами соответствующего объединения. При этом важно подчеркнуть, что указанное сближение выражается не в разовых политических контактах, а в формировании устойчивой политической общности, т.е. группы государств со сходными политическими целями и интересами, которые в случае неурегулированности политических отношений рано или поздно иссякнут или превратятся в свою прямую противоположность.

Глава II. Общий рынок в рамках европейского и латиноамериканского интеграционных процессов

II.1. Предпосылки развития общеевропейского рынка


Идея о тесной взаимосвязи между европейскими странами находила свое политическое выражение еще до создания Европейского Сообщества и его развития в Европейский Союз. Были попытки навязать объединение через гегемонию или силой. С другой стороны, также были схемы мирного, добровольного объединения государств на условиях равноправия, особенно после печального опыта первой мировой войны. Например, в 1923 году австрийский лидер и основатель пан-европейского движения, Каунт Кауденхав Калерги, призвал к созданию Соединенных Штатов Европы, ссылаясь на такие примеры, как успешное утверждение Швейцарского единства в 1848 году, расцвет Германской Империи в 1871 и, кроме всего прочего, независимость Соединенных Штатов Америки в 1776 году. И 5 сентября 1929 года, в известном обращении к Ассамблее Лиги Наций в Женеве, министр иностранных дел Франции Аристид Бриан, при поддержке своего германского противника Густава Штресемана, предложил создать Европейский Союз в рамках Лиги Наций. В этом случае, несмотря на то, что ближние цели отступали, сохранялся национальный суверенитет, и государства Европы двигались по пути все более широкой интеграции.

Несмотря на это, все попытки мирного объединения потерпели поражение от доминирующих потоков национализма и империализма. Только после того, как Европа опять была отброшена назад войной, была действительно оценена губительность национального вакуума.

Общее “смешение” Европы и разрушение политических и экономических национальных структур вывело к качественно новому этапу в понимании современной Европы. Последующие шаги на пути к интеграции исходят из трех основных положений:

Во-первых, это реализация Европой ее собственных слабостей. Вследствие конфликтов и войн ее устоявшейся пьедестал “центра мира” был потерян. Это место было занято двумя новыми сверхдержавами — Соединенными Штатами Америки и Советским Союзом, каждая куда более мощная в военном, политическом и экономическом отношении, чем разделенные европейские государства.

Во-вторых, это признание того, что военный конфликт не должен повториться. После ужасного опыта двух мировых войн, каждая из которых начиналась как гражданская война внутри Европы, и в которых Европа была основным полем битвы и главным участником, это стало лейтмотивом всех политических действий.

И последнее, это честное стремление создать лучший, более свободный и более справедливый мир, в котором международные отношения будут вестись на более высоком уровне.

Если рассматривать все в целом, то послевоенные шаги по пути объединения Европы представляют собой обескураживающую картину, которая ставит в тупик всех мировых экспертов. Были созданы различные организации, с друг другом не связанные, но действующие в одном направлении: Организация экономического сотрудничества и развития (ОЭСР), Западно-европейский Союз (ЗЕС), Северо-атлантический Союз (НАТО), Совет Европы, и Европейский Союз, который сам по себе строится на Европейском объединении по углю и стали, Европейской Комиссии по атомной энергии, и Европейском экономическом сообществе. Членство в этих организациях варьируется от 10 в ЗЕС до 25 в Совете Европы.

При рассмотрении их целей с формальной точки зрения, их можно разделить на 3 основные группы:

Первая группа состоит из трансатлантических организаций, возникших благодаря тесным контактам, которые завязались между Западной Европой и США после войны. Несомненно, именно Америка инициировала создание первой послевоенной европейской организации в 1948 году. Госсекретарь США Джордж Маршалл призвал страны Европы объединить свои усилия для экономической реконструкции и обещал помощь со стороны Америки (что вошло в историю как план Маршалла). Заданием Европы было создать Организацию Европейского экономического сотрудничества (ОЭСР). Позже, в 1960, когда США и Канада вступили в нее, согласовав с ее членами расширение деятельности, включающее помощь странам третьего мира, организация была переименована в Организацию экономического сотрудничества и развития. За основанием ОЭСР последовало основание в 1949 году НАТО, военного пакта между США, Канадой и большинством свободных государств Европы. Следующей организацией стал ЗЕС в 1954 году, который был призван укрепить сотрудничество в области безопасности между странами Европы. Это расширило существующее Брюссельское Соглашение между Великобританией, Францией, Бельгией, Люксембургом и Нидерландами. В него также вошли ФРГ и Италия, а впоследствии и Португалия, Испания и Греция. ЗЕС предлагает своим участникам основу для тесного сотрудничества в области защиты и безопасности, помогая им объединить усилия Европы в этом направлении, а также придать больший вес голосу Европы в Атлантическом Альянсе.

Характерной чертой второй группы организаций является то, что они созданы с целью привлечения в свои члены как можно большего количества стран. Это означает возможность лимитирования их деятельности, которая не выходит за рамки обычного международного сотрудничества. Одной из таких организаций является Совет Европы, основанный 5 мая 1949 года чтобы осуществлять политическое сотрудничество. В его уставе не ставится целью ни создание федерации или союза, ни изменения или какие-либо попытки покушения на национальный суверенитет. Принятие решений полностью возложено на Кабинет Министров, и для любого решения требуется единогласие, а это означает, что любая страна может наложить вето на решение, как и в Совете Безопасности в Европе. Ко всему прочему, в организации существует Парламентская Ассамблея, но ее роль чисто консультативная и у нее нет законодательных полномочий. Все, что она может — это давать рекомендации Кабинету Министров. Поэтому любая рекомендация может быть отклонена одним голосом, так как Кабинет не отвечает перед Ассамблеей. И даже в случае, если предложение будет принято Кабинетом Министров, оно должно еще быть ратифицировано национальными парламентами, прежде чем оно будет иметь силу закона. Из этого можно сделать вывод, что Совет Европы в принципе служит инструментом межпарламентского сотрудничества. В спектре своих целей по налаживанию тесных контактов между странами Европы и продвижению их экономических и социальных достижений, Совет Европы действует очень успешно. Количество его членов возросло от начальных 10 до 25 (Великобритания, Франция, Бельгия, Нидерланды, Люксембург, Италия, Ирландия, Дания, Норвегия и Швеция, Греция, Турция, ФРГ, Австрия, Кипр, Швейцария, Мальта, Исландия, Португалия, Испания, Лихтенштейн, Финляндия, Сан-Марино, Венгрия и Польша). Под его покровительством заключается широкий спектр экономических, культурных, социальных и юридических конвенций, наиболее важным и известным из которых является Европейская Конвенция Защиты прав человека и фундаментальных свобод, принятая 4 ноября 1950 года.

Третья группа организаций включает в себя Европейское объединение по углю и стали, Европейскую Комиссию по атомной энергии и Европейское (экономическое) Сообщество. Формально эти три сообщества продолжают существовать параллельно. С точки зрения политической реальности они могут рассматриваться как единая система. Создание этих организаций может быть отмечено как зарождение “Европейского Сообщества”. Главной отличительной чертой Европейского Сообщества в сравнении с другими международными образованиями является то, что его члены для создания связующего, прочного организационного и политического соединения пожертвовали какой-то частью своего национального суверенитета.

Первый кирпичик в строительство Европейского Сообщества был заложен 9 мая 1950 года, когда Робер Шуман, Министр иностранных дел Франции, предложил план, разработанный им и Жаном Моне для Франции и Германии, который предполагал совместную координацию всей выработки угля и стали в рамках организации, в которую могла бы войти любая из стран Европы. Это предложение вызвало двоякую реакцию: с одной стороны, бессмысленно налагать односторонние ограничения на Германию, но в то же время, полностью независимая Германия все еще воспринималась как потенциальная угроза миру. Единственным выходом из создавшегося положения, по мнению Шумана, было привязать Германию политически и экономически к крепкой группировке Европейских государств. Этот план явился продолжением мысли, высказанной Уинстоном Черчиллем в его известной речи в Цюрихе 19 сентября 1946 года, когда он призвал к созданию Соединенных Штатов Европы, подчеркивая принципиальную важность франко-германского сотрудничества. Кроме этого, Черчилль предвидел, что Великобритания будет скорее играть роль промоутера, чем активного участника. Несмотря на это, 18 апреля 1951 года Бельгия, ФРГ, Франция, Италия, Люксембург и Нидерланды подписали Соглашение, учреждающее Европейское объединение по углю и стали (ЕОУС) и 23 июля, когда оно вступило в силу, план Шумана стал реальностью. “Отцы-основатели” нового Объединения надеялись, что он станет тем зерном, из которого будет развиваться Европейская политическая интеграция в дальнейшем. А результатом этого должно было стать создание Европейской Конституции.

В октябре 1950 года, когда Соглашение по ЕОУС еще не было подписано, Франция выступила с инициативой Европейского Сообщества по Безопасности, которое более известно как план Плевена. Всплеск военных действий в Корее и ухудшение отношений между Востоком и Западом привели к необходимости усиления позиций безопасности Западной Европы, включая Западную Германию. Но во Франции были еще свежи события Второй мировой войны, так что идея Немецкой Национальной Армии была в особенности неприемлема. И опять единственным выходом было привязать Германию к многонациональному Сообществу — на этот раз военному — для усиления контроля за разоружением. Тем не менее в августе 1954 года план не был принят в связи с тем, что Французская Национальная Ассамблея отказалась ратифицировать Соглашение, тем самым давая выход амбициям национального суверенитета.

Провал Европейского Сообщества по безопасности поставил под удар все предпринятые усилия в отношении политической интеграции в Европе, что пока не давало поводов для оптимизма. Но затем, в июне 1955 года министры иностранных дел шести стран-основательниц ЕОУС выступили с инициативой “создания объединенной Европы”.

На конференции в Мессине они решили вернуться к цели, которой было большее Европейское единство, но на этот раз с подходом, предложенным ЕОУС — то есть прежде всего экономической интеграции. Хотя план Плевена имел более высокую идею, нынешнее предложение звучало скромнее, но более реалистично. Был сформирован Комитет, во главе с Министром иностранных дел Бельгии, Полем-Анри Спааком, на который была возложена ответственность продумать шаги дальнейшей интеграции. В 1956 году Комитет окончил свою работу, и его отчет лег в основу переговоров, результатом которых явились Соглашения, учреждающие Европейское Сообщество по атомной энергии (Евратом) и Европейское экономическое Сообщества (ЕЭС), подписанные странами Шестерки в марте 1957 года и вступившие в силу 1 января 1958 года.

Несмотря на то, что первое из Европейских объединений — Европейское объединение по углю и стали (1952 г.) — впервые объединило угольную и стальную промышленности Франции и Германии, оно никогда не рассматривалось как чисто Франко-германская схема, а исключительно как явление, доступное любой европейской демократии. Бельгия, Италия, Люксембург и Нидерланды воспользовались этим преимуществом, и пошли дальше, став инициаторами создания ЕЭС и ЕВРАТОМ вместе с Францией и Германией в 1957 году.

Для Германии вовлечение в интеграционные процессы явилось как бы пропуском в содружество наций. Являясь по существу экспортером, страна зависела и все еще продолжает зависеть от Европейского рынка. Создав ЕЭС удалось в какой-то степени обезопасить рынок, которому теперь не грозила опасность зависимости от внешней торговли. Германия, впрочем как и другие страны-участницы, оценили все экономические преимущества, которые давало членство, что соответственно выразилось в цифрах: экспорт Германии в другие страны Объединения возрос с 27% вначале до 48% на сегодня.

Для Франции экономический союз с Германией был как бы политическим признанием готовности поддерживать мир в Европе. Более того, членство в Объединении предлагало прекрасную возможность реализации политики взаимной экспансии. Доступ к большой торговой зоне Европы также открыл новые возможности для сельского хозяйства Франции.

Бельгия, также как и Германия, в большой степени зависела от внешней торговли и состояния экспортных рынков, поэтому идея общего рыночного пространства была очень привлекательной с экономической точки зрения. Ее интерес к тесным экономическим узам с другими странами Европы был вызван еще и тем, что в 1950-х годах экономика Бельгии почти целиком была сконцентрирована на угле и стали. Единое рыночное пространство в Европе потенциально имело большую важность, частью потому, что открывало большие возможности для угольной и стальной промышленности, но в большей степени потому, что открывало перспективы для создания и развития новых отраслей промышленности.

Италия к тому времени начала активно развивать свою промышленность, и Европейский внутренний рынок воспринимался ею как уникальная возможность роста. Она также рассчитывала на определенную финансовую помощь от организаций Объединения для того, чтобы развивать большее количество направлений и снизить высокий уровень безработицы в этих сферах.

Нидерланды вошли в Объединение по подобным причинам. Вовлечение в процесс интеграции должно было дать толчок к развитию промышленности и — в качестве крупнейшего в Европе перевозчика грузов морем с разветвленной портовой структурой — открыть для себя новые перспективы. И, наконец, голландцы столкнулись с проблемой защиты и расширения их сельскохозяйственных рынков.

На протяжении всей истории Люксембург, по причине его географического положения, всегда оказывался в очаге конфликтов между большими соседними странами. Европейская интеграция позволила защитить как политические, так и экономические и социальные интересы страны.

Еще перед тем, как Соглашения вступили в силу, Правительство Великобритании спровоцировало ожесточенные споры внутри европейских стран по поводу лучшего подхода к Европейской экономической интеграции. Предложение Великобритании заключалось в создании Европейской свободной торговой зоны, которая бы не требовала никаких уступок со стороны национального суверенитета. Тарифы между странами-участницами будут упразднены, но предоставлена свобода действий в этом по отношению к другим странам. Но эта инициатива не была принята остальными шестью странами-участницами ЕОУС, которые настаивали на своем мнении о том, как развивать схему ЕЭС. Дальнейшие усилия Великобритании по создании свободной торговой зоне в Европе, которая бы включала в себя страны-участницы Соглашения, окончательно потерпели неудачу в 1958 году. Поэтому в августе 1961 года Великобритания официально заявила о своем желании вступить в Сообщество. Дания, Норвегия и Ирландия — последовали ее примеру.

Одним из сильнейших факторов, который повлиял на вступление Дании в Сообщество, была перспектива свободного доступа на единый рынок. Пищевая промышленность Дании была в состоянии накормить 15 миллионов людей — в три раза больше, чем население страны. Поэтому нет ничего удивительного, что возникла заинтересованность в свободном экспорте своей продукции по гарантированным ценам.

У Ирландии традиционно сложились тесные культурные, религиозные и военные взаимосвязи с континентом, и, может быть, поэтому отношение страны к процессам интеграции в Европе оказалось довольно открытым. Ирландцы также увидели в этом возможности для экспорта своей сельскохозяйственной продукции, так как со времени обретения независимости в 1922 году, торговля сельскохозяйственной продукцией Ирландии в большой степени зависела от рынка Великобритании. Но сам этот рынок не был достаточно большим для раскрытия всех возможностей сельского хозяйства Ирландии. О том, какое значение для Ирландии имеет фермерство, говорит тот факт, что в нем занят каждый пятый рабочий и на него приходится одна треть всего экспорта страны, а также то, что на пищевую промышленность приходится четверть всех промышленных работ. Процесс индустриализации, начатый в середине 1930-х гг., повлек за собой сильный рост промышленности, но также потребовал освоения новых рынков. Полученная таким образом конкурентоспособность позволила надеяться на увеличения уровня благосостояния и улучшение условий торговли путем вступления в единое рыночное пространство. Другим важным фактором, оказавшим влияние на желание Ирландии вступить в Сообщество стало создание Социального и Регионального фондов, которые могли предложить вполне конкретные экономические выгоды.

Несмотря на твердое стремление к объединению, лишь 1 января 1973 года, после успешного проведения референдумов в Ирландии и Дании и ратификации соглашений национальными парламентами, Великобритания, Дания и Ирландия вошли в Сообщества. Норвегия осталась вне Сообществ после того, как на национальном референдуме “против” вхождения в Сообщества проголосовало 53,49 %.

Греция после возвращения демократического правительства, заявила о своем желании войти в Сообщество в 1975 году, за ней последовали в 1977 году Португалия и Испания.

Греция видела в этом для себя путь стабилизации вновь установившейся демократии, а также увеличения своего влияния на международной арене. С экономической точки зрения членство в Сообществе могло помочь модернизировать сельское хозяйство и промышленность, следовательно, поставить национальную экономику на ноги. Широко распространенные возражения о том, что это может затронуть национальный суверенитет и вызвать иностранную интервенцию отступили перед интересами экономики и 1 января 1981 года Греция стала 10-м членом Сообщества.

Присоединение Испании и Португалии также вызвало много сложностей, но все они были разрешены на переговорах, и после подписания в июне 1985 года соответствующих Соглашений и ратификации их всеми 12-ю национальными парламентами, Испания и Португалия стали 11-м и 12-м членами Сообщества.

Для Испании это было заключительным аккордом далеко идущих амбиций, несмотря на то, что изоляция от Европы окончилась со смертью Франко. В экономическом аспекте Испания надеялась, что средства, которые можно было получить от Сообщества после присоединения, смогут дать толчок для развития уже конкурентоспособной сельскохозяйственной промышленности, а также помогут развить неиспользуемые производственные мощности. Также Испания надеялась, что результатом участия в региональных программах Сообщества будет выравнивание уровня жизни во всех регионах. В промышленном секторе предполагалось, что процесс структурной ломки, хотя и будет болезненным, будет несомненно полезным, и при поддержке новых партнеров пройдет значительно легче.

Для Португалии членство в Сообществе после потери всех колоний означало возвращение на обычные для Европы пути. Сообщество предлагало с одной стороны уход от изоляции в Европе, с другой стороны — наилучшую возможность для поднятия экономики. Членство в Сообществе вызвало всплеск инвестиционной активности у крупных компаний, которые в последнее время затормозили инвестиции, особенно после революции, и этот фактор во многом повлиял на развитие экономики. Португальцы рассчитывали на Сообщество как в плане помощи и поддержки (в т.ч. финансовой) в реструктуризации экономики, в частности в сельском хозяйстве.

Австрия, Финляндия, Швеция и Норвегия начали переговоры по присоединению, которые успешно завершились в 1994 году. Летом и осенью того же года в этих были проведены референдумы, которые в Австрии, Финляндии и Швеции завершились в пользу присоединения, в то время как в Норвегии опять проголосовали против членства, как и в 1972 году, большинством в 52,4 %.

Решение Австрии о членстве в Сообществе было сначала продиктовано экономическими и торговыми интересами. Единое рыночное пространство и перспективы политического союза были признаны новым витком развития страны и поэтому к 1987 году отношение к Сообществу изменилось. Сначала это было желание более тесной экономической интеграции, но не формального объединения. Когда этот запрос был отклонен, Австрия формально заявила о своем желании полного членства, при условии сохранение своего нейтралитета.

Отношения между Швецией и Европейским Сообществом всегда были сложными по причине традиционного нейтралитета и многие годы любые предложения о членстве Сообществе казались невозможными. Но обострение обстановки в Восточной Европе в начале 1990-х привело Швецию к выводу, что будучи членом Европейского Союза, легче сохранять свой нейтралитет. Люди начали понимать, что уже довольно давно приняли большую часть правил Сообщества, и начали прислушиваться к действиям Австрии по вступлению в Европейское Сообщество. Решающим фактором для Швеции стало желание играть активную роль в установлении новых порядков в Европе, а также иметь возможность как члену Европейского Союза в будущем влиять на политическое, экономическое и социальное сотрудничество.

Исходя из своего географического положения и исторического опыта, Финляндия после Второй мировой войны очень осторожно реагировала на западноевропейскую интеграцию, чтобы не быть втянутой в какой-либо конфликт между сверхдержавами. И сбалансированные отношения с Западом и Востоком давались ей очень тяжело. В частности, Финляндия пробовала установить дружественные отношения с СССР, что выразилось в Соглашении от 1948 года, которое действовало вплоть до 1992 года, когда устанавливались формальные отношения между Финляндией и Россией. Как и в Швеции, изменение географических границ Европы заставило финнов пересмотреть свои позиции, и 18 марта 1992 года Финляндия официально заявила о своем желании вступить в Европейское Сообщество. В заявлении Парламента 27 февраля 1992 года очень подробно были описаны причины, по которым страна желает вступить в Европейское Сообщество, и эти причины не были чисто экономическими. Правительство считало само собой разумеющимся дать доступ своему бизнесу действовать на равных условиях со своими конкурентами в свободном рыночном пространстве в Европе, а также дать своим гражданам возможность участвовать в сотрудничестве — и в исследованиях, в образовании, искусстве и любой другой сфере.

С присоединением Австрии, Финляндии и Швеции количество стран-участниц достигло 15.

Заявления о членстве сделали также Турция (1987 г.), Кипр и Мальта (1990 г.) и Швейцария (1992 г.). Более того, демократические и разделительные процессы в Восточной Европе открыли новые перспективы для сотрудничества и расширения. Польша, Словакия, Чехия, Венгрия, Болгария и Румыния заявили о своем желании наладить более тесные связи и может быть, получить членство. Но пройдет еще какое-то время, пока эти страны смогут войти в Европейский Союз, так как их уровень экономического развития должен быть подведен под европейские стандарты . Для того, чтобы помочь им в этом, Союзом была подписана серия ассоциативных соглашений с этими странами в период между 1991 и 1993 годами.


II.2. Современное состояние и проблемы развития полноценного еврорынка


Несмотря на то, что Соглашением по ЕЭС был выработан детальный 12-летний план постепенного перехода к общему рынку к концу 1969 года, цель эта не была достигнута. Единственный ощутимый результат был достигнут в сфере обеспечения свободного движения товаров путем создания союзов потребителей, которые открыли путь для свободного хождения товаров внутри Сообщества. Но в других важных сферах, таких как свободное движение услуг, рабочей силы и капиталов, свободы истеблишмента и либерализации платежей, ощутимого прогресса не было, кроме нескольких отдельных примеров. Также не удалось “привести к общему знаменателю” национальную экономическую политику для преодоления экономического кризиса 1970-х гг. И до 1980-х, пока национальные границы мешали оживлению экономической активности, общий рынок оставался лишь обещанием.

Для выхода из тупикового состояния, в котором он оказался, процессу экономической интеграции нужен был новый политический стимул. Такую инициативу подала в 1985 г. Комиссия в форме программы перехода к единому европейскому рынку до 1992 года. Позже, в том же году, был опубликована так называемая “Белая газета” (Белая книга) — каталог специфических мероприятий с подробным планом для завершения создания внутреннего рынка к концу 1992 года, и в конце июня в Милане Совет Европы одобрил его. Но для каких-либо реальных перспектив успешного завершения такого сложного процесса за 7 лет, при том, что в этом не преуспело за 30 лет Сообщество, которое было гораздо меньшим, нужны были не только заявления о политических намерениях и принятие программы. Программа перехода к единому рынку должна была вылиться в Соглашение, что и было достигнуто 1 июля 1987 года в Едином Европейском Акте, который добавил новую статью в Соглашение по ЕЭС (сейчас статья 7а в Соглашении по Европейскому Сообществу). В ней сказано:

Сообщество примет меры для внедрения внутреннего рынка в срок до 31 декабря 1992 года...создав область действий без каких-либо границ, и на которой будет гарантироваться свободное движение товаров, услуг, рабочей силы и капитала”.1

Для достижения этой довольно амбициозной цели все 282 меры, перечисленные в “Белой газете”, успешно перешли в разряд законодательных. Но гораздо большим успехом оказалось то, что весь этот процесс прошел при минимальных возражениях со стороны стран-участниц, и целая сеть мер, мероприятий, средств и схем по созданию единого рынка была успешно принята к действию. Конечно, для того, чтобы реально использовать все эти схемы, их нужно было адаптировать с учетом особенностей каждой отдельной страны. Многие из этих 282 пунктов вышли в форме директив для обязательного включения в национальное законодательство и выполнения их до определенного срока. Некоторые государства легче справлялись этой задачей, у некоторых возникали проблемы, но исключительно по причине того, что не все местные власти были готовы к определенным изменениям в столь короткие сроки. С другой стороны, когда некоторые государства показали свою политическую неспособность исполнять заранее согласованные решения, Комиссией было принято решение разбора этих случаев в Суде Справедливости за нарушение законодательства Сообщества. Но даже после того, как все решения внедрены, должно пройти какое-то время, чтобы национальная экономика, а также население смогли приспособиться к новой ситуации и начать ощущать все ее экономические преимущества. Несмотря на это, настрой у бизнес-сектора самый оптимистичный. Создание единого рынка — это именно тот редкий случай, когда подобное начинание настолько широко поддерживается как предпринимателями и промышленниками, так и общественностью. Одним из факторов, повлиявших на это, была широкая волна информации как для компаний, так и для граждан о том, какие права и какие выгоды они будут иметь после перехода к единому рынку. В распространении такой информации большую роль сыграли Европейские Информационные Центры, а также базы данных CELEX и INFO 92, к которым был свободный доступ, и в которых можно было найти любую информацию по законодательству Сообщества и регулирующим мерам по переходу к единому рынку.

Итак, центральным пунктом экономической интеграции Европы является внутренний единый рынок, учрежденный странами-участницами для того, чтобы создать объединенную экономическую территорию, не разделенную ни таможенными, ни торговыми барьерами. В основе единого рынка лежат четыре принципа — свободное движение товаров, рабочей силы, услуг и капитала. Второй и четвертый, как известно, являются основными факторами производства.

Свободное движение товаров (Статья 9-37 Соглашения по Европейскому Сообществу).

1. Таможенный союз.

Первым шагом в создании внутреннего рынка было решение аннулировать все таможенные пошлины, наложенные на импорт и экспорт между странами-участницами до этого времени. Соглашением был выработан план постепенного снятия всех внутренних пошлин в течение 12 лет.

Первых шесть стран-участниц закончили этот процесс в 1968 году, за 18 месяцев до обозначенного срока. Страны, вошедшие в Сообщество позже, также уложились в установленные сроки и адаптировались к условиям единого рынка очень быстро.

Процесс аннулирования таможенных пошлин внутри ЕЭС сопровождался принятием 1 июля 1968 года Единого Таможенного Тарифа, которым стали облагаться все импортируемые на территорию Сообщества товары. Единый тариф стал защитой Сообщества от торгового потока извне, а также выровнял действующий до этого уровень пошлин (который был очень высок в Италии и Франции, но очень низок в странах Бенилюкс и Германии). Начиная с 1968 года единый тариф не претерпевал значительных изменений как вследствие решения Совета Министров или переговоров между Евросоюзом и другими странами, так и благодаря международным торговым организациям, в частности Мировой Торговой Организации (Генеральное Соглашение по Тарифам и Торговле). Таким образом, ввод единого внешнего тарифа ознаменовал появление полного таможенного союза и завершение тем самым первой стадии экономической интеграции.

Насколько экономически выгодным оказалось это решение на сегодняшний день можно судить по следующей таблице (см. табл. 1).

Таблица 1

Экспорт-импорт ЕС (млрд. евро)*


Товарные потоки

Февраль 2000

Февраль

2001

Рост

Январь 2000

Январь 2001

Рост

Январь-февраль 2000

Январь-февраль 2001

Рост

Экспорт ЕС

69.1

77.4

12%

60.4

75.2

24%

129.6

152.5

18%

Импорт ЕС

75.9

84.2

11%

74.0

88.9

20%

149.9

173.1

16%

Торговый баланс

-6.7

-6.8


-13.6

-13.8


-20.3

-20.6



*www.europa.eu.int


Несмотря на некоторое превышение импорта над экспортом, вызвавшее дефицит платежного баланса, очевиден устойчивый рост товарооборота стран Сообщества с остальным миром.

2. Смещение количественных ограничений.

Создание единого рынка, со свободным хождением товаров потребовало не только смещения таможенных границ, но и поднятие количественных ограничений. Ограничения вводятся обычно для того, чтобы защитить внутренних производителей от наплыва импорта, что выражается в создании определенных количественных или стоимостных квот. Меры подобного рода противоречат Соглашениям, и странам-участницам приходится с этим считаться. Поэтому на данный момент все количественные ограничения на внешнюю торговлю с Сообществом сняты.

Стоимостные ограничения перекликаются по сути с количественными, как бы являясь их выражением. То есть, сами не являясь квотами или запретами, они делают импорт некоторых товаров неэффективным или даже невозможным. Столкнувшись со структурными проблемами в таких крупных областях как производство стали, судостроение или легкая промышленность, и под давлением таких факторов, как растущая безработица и рост импорта, в течение нескольких лет страны-участницы вынуждены были оградить свои рынки и от других стран-участниц, и вообще от торговли вне Сообщества. И хотя такие меры обычно ничем хорошим не заканчивались, в некоторых странах преуспели в том, что отечественные товары заняли доминирующее положение над импортными. Причины этого заключаются, по видимому в кардинальных различиях товаров, производимых в каждой стране.

Много лет Сообщество пыталось убрать эти торговые барьеры и привести эти национальные правила к общеевропейским стандартам. Очень часто эти требования были более строгими, чем было необходимо, но в результате была достигнута относительная гармонизация путем сложных и долгих процессов. В некоторых случаях согласие по техническим условиям одной производственной единицы достигалось годами. Это также вызвало проблемы, в частности, производители часто не могли понять, каких стандартов придерживаться например при принятии инвестиционных решений, когда должно было пройти планирование на несколько лет вперед, но невозможно было просчитать ни даты, ни стандарты. На фоне этих проблем многим стало казаться, что так называемая “гармонизация” на самом деле является не чем иным, как бюрократической уловкой Брюсселя, который стремится создать “усредненную европродукцию”. На самом же деле картина была совсем иной.

Переломным пунктом стал в 1979 году процесс в Суде Справедливости по делу “Cassis de Dijon”, с помощью которого было найдено наиболее прагматичное решение проблемы как обезопасить свободное движение товаров. Суд должен был решить, соответствуют ли германские законы о минимальном содержании алкоголя в винных изделиях — как местного производства, так и импортируемых — статье 30 Соглашения по ЕЭС (в том, что касается свободного движения товаров). Традиционные продукты, изготовленные в других странах Сообщества, с низким содержанием алкоголя, включая французское “Cassis de Dijon”, не могли продаваться на территории Германии как алкогольные напитки. Суд постановил, что любой продукт, произведенный в странах Сообщества на законных основаниях и продающийся в одной из этих стран, может также продаваться в любой другой стране Сообщества. И защита от импорта устанавливается только в случаях, предусмотренных Статьей 36 Соглашения по ЕЭС в том, что касается защиты общественной морали, порядка и безопасности, защиты здоровья и жизни людей, животных или растений, защиты национальных богатств, представляющих собой художественную, историческую или археологическую ценность, а также защиты промышленной и коммерческой собственности.,

На настоящий момент структура производства Европейского Сообщества выглядит следующим образом (табл. 2).

Подавляющую часть как экспорта, так и импорта составляют машины и оборудование, что, во-первых свидетельствует о высокой технологичности производства, а, во-вторых о жесткой конкуренции со стороны стран не входящих в Европейское Сообщество. Опять же необходимо отметить стабильный рост товарооборота по всем статьям без исключения.

Таблица 2

Структура экспорта/импорта Еврорынка (млрд. евро)*



Экспорт

Импорт

Торговый баланс

Январь

2000

Январь

2001

Рост

Январь

2000

Январь

2001

Рост

Январь

2000

Январь

2001

Первичные товары:

6.5

7.7

18%

18.4

21.3

16%

-11.9

-13.6

Продовольствие

3.3

3.8

16%

4.1

4.5

10%

-0.8

-0.6

Полуфабрикаты

1.3

1.4

7%

3.7

4.4

20%

-2.4

-3.1

Энергия

1.9

2.5

29%

10.7

12.4

17%

-8.7

-9.9

Промышленные товары:

52.4

65.0

24%

53.2

64.0

20%

-0.8

1.1

Продукты химического производства

8.3

10.7

29%

4.9

6.5

34%

3.4

4.2

Машины и оборудование

28.1

35.1

25%

27.9

32.9

18%

0.1

2.2

Прочие

16.0

19.2

20%

20.4

24.5

20%

-4.4

-5.3

Прочие

1.5

2.4

56%

2.4

3.7

53%

-0.8

-1.3

Всего

60.4

75.2

24%

74.0

88.9

20%

-13.6

-13.8


*www.europa.eu.int


3. Устранение налоговых барьеров.

Ключевым фактором, гарантирующим свободное движение товаров, является уменьшение налоговых различий, препятствующих торговле между странами Сообщества. Существуют также две основные причины, по которым налоговые границы все-таки должны существовать.

Во первых, они дают гарантию того, что налоги на потребление (то есть косвенные налоги), которыми облагаются товары на едином рынке, идут в конкретную страну Сообщества, где они потребляются. На практике это выглядит как возмещение налогов на экспорт. Поэтому, если товар, произведенный в Германии, экспортируется во Францию и там потребляется, то германскому производителю возмещаются косвенные налоги, уплаченные в Германии, а французский импортер платит соответствующий налог во Франции. Таким образом данная система гарантирует равные налоговые условия для отечественных и импортируемых товаров. И налоговые границы, исходя из этого, являются как бы платой за справедливость.

Во вторых, налоговые границы играют важную роль в борьбе против уклонения от налогов и предотвращения теневой торговли. Без налоговых границ и соответствующего пограничного контроля, невозможно было бы проверить, действительно ли товар экспортируется, что дало бы возможность незаконного провоза товаров как экспортируемых, и тем самым возмещение косвенных налогов. Соответственно это дало бы возможность устанавливать демпинговые цены на отечественные товары.

Поэтому, на данный момент налоговые границы все еще нужны. Это, однако, не означает невозможность общего (без границ) налогообложения. Фактически с 1 января 1993 года пограничный контроль был заменен более сложной системой деклараций, которая позволила убрать налоговый контроль на границах. После 1996 года целью стало ввести систему, известную как принцип происхождения. Эта система позволит уйти и от неудобного декларирования, и от возмещения налогов экспортерам, и от обложения налогами импортеров, а также всех проверок, которые это влечет за собой. Вместо этого, в стране-производителе при производстве товара уплачивается специальный налог. А для того, чтобы эта система работала, во всех странах Сообщества ставки этого налога должны быть одинаковыми. Старая система (с косвенными налогами) до сих пор применялась в отношении алкогольных напитков, табака и нефтепродуктов. Но с переходом к единому рынку ушли в прошлое любые ограничения для физических лиц, путешествующих из одной страны Сообщества в другую.

Свободное движение рабочей силы (Статьи 48-51 Соглашения по Европейскому Сообществу).

Свободное движение рабочей силы — уже реальность. Это право было зафиксировано в Соглашениях и включено в компетенцию Совета в 1968 году. Оно заключает в себе равные права для всех наций, входящих в Сообщество, по трудоустройству, заработным платам и условиям работы в любой стране Сообщества. Гражданам гарантируется географическая и профессиональная мобильность и минимальный уровень социальной интеграции в любой из стран, входящих в Сообщество, в которых они захотели работать.

1. Географическая мобильность.

Под географической мобильностью подразумевается право человека уехать и остановиться в любой стране Сообщества для того, что найти работу или получить образование по специальности. Практически же это право распространялось только на рабочих и тех, кто ищет работу. Но принятые в 1990 году дополнительные директивы распространили это право еще на студентов, пенсионеров и безработных, при условии, что у них есть достаточные средства, чтобы содержать себя, а также покрывать расходы по медицинской страховке. Право на жительство для получивших работу сохраняется 5 лет, после чего может быть продлено еще на 5 лет. В случае с теми, кто ищет работу, Суд Справедливости постановил, что им должно быть дано достаточное время, чтобы ознакомиться с вакансиями, на которые они могли бы претендовать, и в этом случае они имеют право оставаться в стране так долго, как они смогут показывать, что действительно активно ищут работу с некоторыми положительными перспективами. Если человек не смог получить работу, он, при соответствующих обстоятельствах, может остаться жить в том месте, где он был трудоустроен последний раз.

Национальные иммиграционные правительства не могут отказывать кому-либо в праве на жительство, гарантированном законом Сообщества (на основе общественной политики, безопасности и здоровья), кроме очень серьезных случаев, и любой такой отказ должен быть представлен Суду Справедливости.

2. Профессиональная мобильность.

Под профессиональной мобильностью подразумевают право людей на выбор любой профессии, сроков трудоустройства и условий работы. То есть, к работникам из других стран Сообщества не должно быть другое отношение, чем к местным работникам ни в отношении оплаты труда, ни к доступу к образовательным центрам, ни в повторном трудоустройстве в случае временной утраты трудоспособности.

3. Социальная интеграция.

Социальная интеграция заключается в праве работника пользоваться всеми социальными благами, возможными в данной стране. Другими словами, работники из других стран Сообщества должны иметь те же права и привилегии, что и местные жители, как в плане условий жизни, так и в плане социальной защиты. Правилами Сообщества гарантируется социальная защита как для работников, так и для их семей.

Свобода истеблишмента.

В широком смысле, свобода истеблишмента это право людей выбрать или получить любую работу. Это касается докторов, адвокатов, архитекторов, агентов по недвижимости, брокеров, рекламных агентств также, как и технических, художественных или ремесленных образований. Это также касается свободы ведения бизнеса, в частности компаний, агентств компаний, их отделений и филиалов.

Но это право не относится к постоянной или временной работе в органах власти. Страны Сообщества сами решают, кому поручить управление властными структурами. Но каждый спорный случай должен рассматриваться как с точки зрения соблюдения прав и свобод человека, так и точки зрения национальной безопасности. Право на истеблишмент должно предотвратить любые открытые или скрытые попытки дискриминации при выборе занятия, как впрочем, и в случае со свободным движением рабочей силы.

Свобода предоставления услуг.

Свобода предоставления услуг, в принципе включает в себя те же принципы, что и свобода истеблишмента, но в случае с услугами, действия ограничены во времени и должны каким-то образом пересекать внутреннюю границу Сообщества. Также это право не распространяется на государственные структуры власти.

Лицо, предоставляющее услуги имеет право ездить к заказчику, пересекая при этом самостоятельно границу для того, чтобы предоставить свои услуги в другой стране Сообщества. Это типичный случай применения данной свободы.

Судом Справедливости также установлено, что лицо, желающее получить какие-либо услуги также может пользоваться данной свободой. Под эту категория попадают как лица, желающие воспользоваться медицинскими услугами в другой стране, или туристы, так и люди, выезжающие в другую страну получать образование или вести свой бизнес.

Данная свобода также применима к в случаях, если заказчик и лицо, предоставляющее услуги, находятся каждый в своей стране, и только предоставляемая услуга пересекает границу. Типичным примером могут служить телевидение и радиовещание.

Взаимное признание дипломов.

Принцип одинакового отношения означает, что у гражданина Европейского Союза, желающего открыть какое-либо образование или предоставить услугу в другой стране-участнице, не должны требовать выполнения каких либо более строгих условий, чем для местных жителей в сфере образования, квалификации или знаний. То есть, квалификация, равная по значению, но полученная в другой стране Союза, должна быть признана равной соответствующей местной квалификации. Но на практике, внесение этой свободы в национальное законодательство — чрезвычайно тяжелый и долгий процесс, и одно время предлагалось внести свои правила для каждой профессии отдельно. Наибольшие проблемы возникают из-за профессий, связанных со здравоохранением.

Свободное движение капитала и платежей (Статьи 67-73 Соглашения по Европейскому Сообществу).

Свободное движение капитала и либерализация платежей являются дальнейшими важными шагами для завершения работы по созданию единого рынка. В перспективе, нельзя будет говорить о свободном движении товаров или услуг, пока не будут сняты ограничения на движение капитала, и инвестированию будут подлежать наиболее экономически выгодные сегменты единого рынка.

1. Свободное движение капитала

Первые директивы относительно освобождения движения капитала, принятые Советом в 1960, 1962 и 1986 году, были направлены только на уменьшение ограничений на операции с иностранной валютой. Но эти попытки были еще далеки от того, чтобы расширить национальные рынки капиталов. За годы после этого национальными парламентами было принято целый ряд законодательных актов, регулирующих специфические аспекты рынка капиталов, такие как Государственное регулирование деятельности банков, налоговые законы, требования безопасности к операциям с обменом валюты и т.д.).

Только после 1986 года Комиссией был разработал первый детальный план по созданию единого финансового пространства для либерализации движения капитала внутри Сообщества. Целью было объединить все финансовые рынки и освободить все валютные и финансовые потоки. Следуя плану, к 1 января 1993 года страны Сообщества (кроме Греции) реально перешли к свободному движению капитала, и на сегодня какие-то ограничения в этом вопросе могут вводиться только в отдельных случаях, рассматриваемых Комиссией. Это событие знаменует первую стадию перехода к экономическому и валютному союзу.

Свободное движение капитала дает возможность физическим и юридическим лицам беспрепятственно открывать счета в любой из стран Евросоюза, а также переводить неограниченные средства из одной страны в другую. Это также означает неограниченные инвестиционные и финансовые возможности по всей Европе. Также можно сказать, что свободное движение капитала неизбежно ведет к более тесной экономической и финансовой интеграции.

2. Либерализация платежей.

Свободное движение товаров, рабочей силы, услуг и капитала должно неизбежно сопровождаться мерами по либерализации платежей. Любые обстоятельства, которые препятствуют платежам за товары, услуги или оплату труда в другие страны Сообщества, значительно затрудняют, или даже делают невозможным выполнение этих основных свобод. Поэтому страны-участницы должны позволить делать такие платежи в валюте страны, где проживает получатель.

3. Политика конкуренции.

Единый рынок для промышленных и сельскохозяйственных товаров не может действовать эффективно, пока не будут созданы одинаковые для всех условия конкуренции. Это единственный путь обезопасить единый рынок от каких-либо нерыночных факторов. Учрежденная Европейская Комиссия регулирует этот вопрос, а с 1991 года на нее также возложена функция контроля (с правом “вето”) за принятыми решениями в этой области, а также за соблюдением соглашений и ограничений.

Экономический и валютный союз.

Создатели Сообщества полностью отдавали себе отчет в том, что создание общего рынка и эффективное внедрение общей политики во многих сферах неизбежно должно сопровождаться внедрением общей экономической и валютной политики. Естественно. что постепенный переход к общему рынку приведет к все усиливающейся взаимозависимости между странами Сообщества, что сильно усложнит их индивидуальный выбор краткосрочных экономических реалий. Постепенно, экономические изменения, принятые одной страной становились общими и для ее партнеров, по мере того, как усиливалась их взаимозависимость. Именно поэтому возникла объективная необходимость подвести общую основу под национальную политику в области экономики каждой из стран-участниц.

Несмотря на это, никто из создателей Сообщества не взял на себя ответственность возглавить процесс объединения экономической и валютной политики, который бы в перспективе привел к экономическому и валютному союзу. Страны Сообщества не были готовы к тому, чтобы пожертвовать Сообществу свой суверенитет в вопросах валютной, бюджетной и фискальной политики. Вместо этого, общие цели национальной экономической политики были установлены, и Государства - члены согласились в стремлениях к целям полной занятости, ценовой стабильности, баланса платежей и стабильности валюты. Шесть стран-основательниц также согласились с тем, чтобы координировать свою экономическую политику совместно с институциями Сообщества.

Очень скоро стало очевидным, что фактическое продвижение координирования их политики зашло далеко за пределы ожиданий. Несмотря на тот факт, что это было вообще проведено исходя из жизненной важности для консолидации Европейской интеграции, большая цель экономического и валютного союза, осталось не достигнутой.

Тем не менее успехи «Общего рынка» очевидны. Являясь одним их трех центров сил в мировой экономике Сообщество активно развивает торговые связи с другими государствами, в том числе с Россией. В таблице 3 представлены государства — основные партнеры ЕС. Первую строчку занимают Соединенные Штаты, показатели которых превосходят ближайших преследователей в 3 раза. Россия — на шестом месте.

Таблица 3

Основные торговые партнеры еврорынка (млрд. евро)*


Экспорт

Импорт

Торговый баланс

Январь

2000

Январь

2001

Рост

Январь

2000

Январь

2001

Рост

Январь

2000

Январь

2001

США

15.2

19.7

30%

14.0

17.1

22%

1.2

2.6

Япония

3.0

3.8

24%

6.5

7.0

8%

-3.5

-3.3

Швейцария

4.8

5.7

19%

4.3

4.7

8%

0.4

1.0

Китай

1.4

2.1

48%

4.9

6.8

38%

-3.5

-4.7

Норвегия

1.7

2.0

17%

3.7

4.1

11%

-2.0

-2.1

Россия

1.1

1.6

41%

3.0

4.1

36%

-1.9

-2.5

Польша

2.3

2.7

16%

1.6

2.1

33%

0.7

0.6

Чехия

1.5

2.0

34%

1.4

1.9

37%

0.1

0.1

Венгрия

1.5

1.9

23%

1.4

1.9

36%

0.1

0.0

Турция

1.6

1.9

24%

1.3

1.5

12%

0.2

0.5


*www.europa.eu.int


Помимо отдельных государств, Сообщество налаживает экономические отношения с другими интеграционными образованиями, такими как НАФТА, МЕРКОСУР, что подробно описано в третьей главе моего исследования.

II.3. Особенности становления и развития латиноамериканского общего рынка в рамках «Меркосур»



Одной из характерных черт современной международной обстановки стал рост удельного веса стран Латинской Америки и Карибского бассейна (ЛАКБ) как в системе мирохозяйственных связей, так и в решении ряда важных политических проблем мирового сообщества. Внутренний валовой продукт ЛАКБ достиг к середине 90-х годов 900 млрд. долларов. Идет процесс диверсификации внешнеэкономических связей. По количественным и качественным параметрам экономического развития страны континента опережают другие регионы развивающегося мира. Латинская Америка сейчас находится на втором месте в мире среди наиболее быстроразвивающихся регионов и, по прогнозу на следующие пять лет, ежегодный прирост ее внутреннего валового продукта должен составить пять процентов. По оценкам экспертов Экономической комиссии ООН для Латинской Америки и Карибского бассейна (ЭКЛАК) ряд государств — так называемые региональные державы (Аргентина, Бразилия, Мексика, Чили и Венесуэла) — по своему экономическому потенциалу приблизились к уровню развитых стран. Весьма впечатляющи их успехи в деле развития промышленной инфраструктуры, ядерной и ракетной технологии, электроники, авиастроения, внедрения информатики и т.д. Резкое увеличение товарооборота, ограничение таможенных барьеров, сокращение внешней задолженности, замедление бегства национального капитала, а в ряде стран (Венесуэла, Мексика) и его крупномасштабный возврат, совершенствование континентальной интеграции — все это существенно изменило валютно - финансовое положение стран ЛАКБ. Регион стал важным центром формирования системы многополюсного мира. «Латинская Америка, — подчеркивал Б.Н.Ельцин в ответе на вопросы аргентинской газеты — один из наиболее динамично развивающихся на планете регионов. Он оказывает все большее влияние на международную политику и экономику. Именно по этому мы придаем все большее значение латиноамериканскому вектору нашей внешней политики...»1

МЕРКОСУР — крупнейшая группировка в Южной Америке, по темпам развития превосходящая все подобные объединения. В нее входят Аргентина, Бразилия, Парагвай и Уругвай, а в качестве ассоциированных членов — Чили и Боливия. В МЕРКОСУР формально собираются вступить и другие государства Южной Америки: Боливия, Венесуэла, Колумбия, Перу, Чили и Эквадор.

Объединение охватывает территорию в 12 млн км с населением 200 млн человек и суммарным объемом валового внутреннего продукта приближающимся к 1 трлн долл. Это почти 60% территории Латинской Америки, 46% ее населения и около 50% ВВП.2 По своему весу МЕРКОСУР уступает только таким супергигантам, как ЕС и Североамериканский договор о свободной торговле (НАФТА). Название организации происходит от испанского Mercado Comun del Cono Sur, что в переводе означает “Объединенный Рынок Стран Южного Конуса”. Первым шагом к созданию Объединенного Рынка послужило соглашение о свободной торговле, подписанное Аргентиной и Бразилией в 1986 г. В 1990 г. к этому соглашению присоединились Парагвай и Уругвай.

Основными административными органами объединения являются Совет общего рынка, Группа общего рынка, Комиссия по торговле, Совместная парламентская комиссия, Социально-экономический консультативный форум и Административный секретариат. В первых четырех работа ведется на межправительственном уровне. Основной принцип деятельности высших органов Меркосур — консенсус. Идея создания какой-либо наднациональной структуры по примеру Европейского союза не получила поддержки.

С 1 января 1995 г. в соответствии с Соглашением Оуро Прето, подписанным в 1994 г., Меркосур перешел на более высокий интеграционный уровень: от зоны свободной торговли к таможенному союзу. Во внутризональной торговле для всех участников вводится единый внешний таможенный тариф (ЕВТТ) на продукцию, ввозимую из третьих стран (ставка импортных пошлин для разных товаров колеблется от 0 до 20%). По состоянию на 1997 г. ЕВТТ был введен примерно для 85%. товарной номенклатуры.1 Для остальных товаров предусмотрен переходный период сроком на пять-десять лет, в течение которых страны-участницы должны соответственно поднять или опустить свои тарифы до единого уровня. Это прежде всего касается капитальных товаров (срок унификации — 2001 г.) и продуктов информатики и средств телекоммуникаций (2006 г.). Импортная пошлина на капитальные товары, поступающие из третьих стран, составит 14% для всех участников Меркосур.

Временные исключения из ЕВТТ распространяются и на некоторые другие товары. Для Аргентины — это одежда, прокат черных и цветных металлов, бумага; для Бразилии и Уругвая — молоко и молочные изделия для Парагвая — сахар и т.д. Для каждой из стран список таких исключений насчитывает 300 - 450 позиций.

Что касается внутризональной торговли, то освобождаются от пошлин более 90% товаров местного производства. К этой категории относятся изделия, где "национальный компонент" (т.е. местная добавленная стоимость) составляет в среднем не менее 60%, а для капитальных товаров — 80%.2

Крупнейшие промышленные компании стран - членов Меркосур вовлечены в интеграционный процесс. Кооперация и сотрудничество, взаимные инвестиции получили значительное распространение в машиностроительных отраслях и металлургии. Имеется немало соглашений, в рамках которых осуществляется обмен технологиями (особенно между бразильскими и аргентинскими компаниями), достигается разграничение номенклатуры выпускаемых изделий (автомобилей и автодеталей, различных марок проката черных металлов), что нередко позволяет ослабить конкуренцию и разделить отраслевые рынки.

Интеграция и инвестиционное сотрудничество достигли значительного уровня в энергетике. Установление с 1993 г. принципа приоритетного обеспечения стран-участниц энергоносителями заметно ускорило осуществление ряда масштабных совместных проектов, включая освоение крупного газового месторождения на севере Аргентины и строительство газопровода для снабжения топливом южных штатов Бразилии.

Реализуются планы объединения энергосистем стран - членов Меркосур, которыми уже накоплен значительный опыт совместного создания крупных энергетических объектов (бразильско-парагвайского гидроэнергетического комплекса "Итайпу" и аргентинско-уругвайского — "Сальто-Гранде").

Внутризональная торговля и сотрудничество в промышленности всегда развивались в Меркосур параллельно. Теснейшая увязка интересов обоих названных секторов в интеграционном процессе — одна из важнейших причин динамизма регионального товарооборота. С 1990 по 1995 г. товарооборот между четырьмя странами увеличился в пять раз. Объем взаимных поставок между Аргентиной и Бразилией в 1990 - 1995 гг. возрос с 2 до 10 млрд долл.1

Интеграционный процесс охватывает также и гуманитарную сферу. Заключены соглашения о взаимном признании аттестатов, дипломов и других документов о начальном и среднем образовании. Существенно упрощены пограничные формальности для перемещения физических лиц по территории стран - членов Меркосур.

Что касается трудовых отношений, согласно Асунсьонскому договору, был установлен принцип "свободного перемещения рабочей силы в странах Меркосур", и таким образом в Южном конусе возник рынок труда, охвативший более 90 млн человек.

Однако договор ограничился лишь постановкой задачи соединить ускорение экономического развития с достижением социальной справедливости с целью улучшения условий жизни населения, и в нем не была конкретизирована эта социально-экономическая программа. По мере развития и углубления экономической интеграции стали возникать социальные проблемы, потребовавшие координации действий всех стран участниц Меркосур.

Проблемы безработицы, удешевления рабочей силы и "социального демпинга" остро стоят сейчас на рынке труда во всех странах региона. Государства, объединившиеся в Меркосур, различны не только по уровню экономического развития, но и по традициям, культуре, демографии и образовательному уровню населения, что, безусловно, оказывает большое влияние на социальные аспекты интеграции и, прежде всего на складывающийся новый рынок труда. Каждая страна имеет специфический рынка труда: для Уругвая характерны высокий уровень образования населения и традиции эмиграции рабочей силы; для Аргентины, напротив, привычна иммиграция; Парагвай отличается большой долей сельского населения и, соответственно, неквалифицированной рабочей силы; у Бразилии, являющейся экономическим лидером Меркосур, есть потенциал создания новых рабочих мест.

В Бразилии, Уругвае и Парагвае уровень безработицы колеблется в пределах 8-10% экономически активного населения, в Аргентине достигает 18%. Если учитывать скрытую безработицу, то в Бразилии она составляет 22%, а в Аргентине охватывает треть населения страны. При этом в Аргентине самый высокий уровень минимальной зарплаты: около 200 долл. В Бразилии эта цифра ниже — 105 долл., хотя прожиточный минимум составляет более 600 долл. в месяц. В Уругвае падение реальной зарплаты в 1995 г. по сравнению с 1994 г. составило 1,4%.1

Изменение географии промышленности также новое явление на рынке труда, так как для Меркосур" более выгодным становится размещение своих капиталов в странах или зонах с наименьшими таможенными пошлинами. В большей степени этот процесс затронул автомобильную, фармацевтическую и текстильную промышленность, а также сектор информатики.

Кроме того, к новым явлениям на рынке труда можно отнести "промышленный подряд" одной страны у другой: например бразильские строительные компании фактически монополизировали строительство в соседних государствах.

Одним из наиболее болезненных последствий "транснационализации труда" стала потеря ряда социальных гарантий, так как во всех странах Меркосур почти одновременно началась реформа социального обеспечения. Практически везде она сопровождается изменением пенсионного законодательства в сторону его ужесточения. Например, в Уругвае пенсионный возраст для женщин увеличен до 60 лет, а государственное пенсионное страхование переходит в частные руки. Сложные проблемы встают в сфере медицины и образования, где также усиливается влияние частного сектора, в связи с чем встает проблема предоставления государственных субсидий малоимущим и безработным.

Продолжается процесс социального расслоения. По подсчетам ЭКЛАК, 40% беднейших слоев населения владеют в Уругвае 22% совокупного национального продукта, в Аргентине — 15, в Бразилии — 9,6%. С другой стороны, на долю 10% наиболее богатых приходится в Уругвае 25,9% продукта, в Аргентине — 31,6, а в Бразилии — 41,7%.1 Таким образом, среди участников Меркосур Уругвай имеет самую сбалансированную структуру этих показателей.

Расширение экономического пространства и даже рынка сбыта не означает автоматического создания новых рабочих мест. В современных условиях увеличение производительности труда практически во всех отраслях основывается в первую очередь на внедрении высоких технологий. Поэтому новые рабочие места могут появляться в основном в новейших наукоемких отраслях, однако к рабочей силе здесь будут предъявляться повышенные требования: высокий уровень образования, профессионализм и узкая специализация. Таким образом, массовая безработица в Меркосур скорее всего будет иметь тенденцию к увеличению и в будущем.

Эта проблема осложняется тем, что в последнее время она стала приобретать национальный оттенок. Для стран Южного конуса, как и для их соседей, это абсолютно новое явление. Как известно, события последнего десятилетия в Западной Европе, куда устремился поток дешевой рабочей силы из Африки и Азии, также поставили национальную проблему во главе всего комплекса трудовых отношений в ЕС, где уровень безработицы достиг 11% в 1996 г. Приток легальных и нелегальных иммигрантов из соседних государств и из Юго-Восточной Азии стал причиной усиления националистических настроений и у определенных слоев населения стран - членов Меркосур. Так, в текстильной промышленности Аргентины используется труд около 1 млн нелегальных иммигрантов, в основном корейцев. В 1996 г. крупнейший аргентинский профсоюз строителей провел специальную кампанию против боливийских и бразильских иммигрантов. Такие настроения стали распространяться не только в среде наемных работников, но и в кругах мелких и средних предпринимателей, которые связывают свои экономические проблемы и банкротства с притоком иностранного капитала, будь он американский, бразильский или аргентинский.


II.4. «Меркосур» в условиях панамериканской интеграции


Особенностью процессов интеграции в Западном полушарии на современном этапе, происходящих как под эгидой США в рамках панамериканского объединения, так и в регионе Латинской Америки и Карибского бассейна, является биполярный характер идеи создания Панамериканской зоны свободной торговли, выдвинутой Соединенными Штатами и поддержанной крупнейшей страной континента — Федеральной Республикой Бразилией. Однако если конечная цель — формирование самого крупного в мире общего рынка, включающего пестрый конгломерат стран (от островных мини государств Карибского бассейна до мировой сверхдержавы) на базе уже действующих субрегиональных группировок в принципе отвечает интересам стран - инициаторов, то подходы к ее реализации исходят из различных предпосылок, порождают серьезные разногласия и существенно затрудняют решение поставленной задачи.

Основным компонентом латиноамериканской стратегии США является Североамериканский договор о свободной торговле (НАФТА). На базе НАФТА по замыслу американской администрации должно быть создано самое сильное интеграционное объединение в мире, обеспечивающее Америке экономическое и политическое лидерство сначала в Новом Свете при помощи альянса трех ведущих североамериканских стран (США, Мексика, Канада), с последующим индивидуальным присоединением остальных стран, охватывающее огромную территорию от Аляски до Огненной Земли.

Бразилия принимает активное участие в обсуждении идеи континентального общего рынка, выдвинутой Соединенными Штатами, но предлагает собственный сценарий подхода к ее реализации. Она сформулировала свой вариант создания ПАЗСТ — путем объединения уже действующих под ее эгидой субрегиональных экономических блоков. Ядром этой зоны должен стать МЕРКОСУР.

НАФТА превосходит Меркосур по размерам территории в 1,8 раза, по численности населения в 2 раза, по производимому совокупному ВВП в 7 раз, по внутризональному товарообороту (в абсолютных показателях) в 28 раз.1 Столь большое превосходство порождает искушение "продавить" свою концепцию создания ЗСТА, не считаясь с мнением младших партнеров. В свою очередь Меркосур также обладает рядом преимуществ. Во-первых, это объединение возникло раньше НАФТА и продвинулось дальше по пути интеграции, преобразовавшись из торговой зоны в таможенный союз. Во-вторых, его интеграционные механизмы оказались более гибкими и ни один из его участников не пережил таких экономических потрясений, как Мексика в 1995 - 1996 гг. В-третьих, имидж Бразилии как лидера в сравнении с США выигрывает, так как за ней не тянется шлейф интервенционизма. В-четвертых, Меркосур завоевал международное признание в качестве независимого субъекта на мировой арене и обогатился опытом заключения важных межблоковых соглашений (с ЕС, Андской группой).

Фактически контуры двух различных подходов были заложены уже в основополагающих документах. Ст. 2204 договора о НАФТА, касающаяся присоединения других стран, была сформулирована весьма обтекаемо и оставляла основателям этого объединения свободу действий в вопросе приема новых членов. В ней записано: "Любая страна или группа стран может присоединиться к этому договору согласно таким условиям и положениям, о которых может быть достигнута договоренность между этой страной или группой стран и Комиссией (НАФТА) и после получения одобрения в соответствии с действующими законодательными процедурами каждой страны".1

Анализ ст. 2204 позволяет заключить:

  • "отцы-основатели" мыслили категориями постепенного распространения НАФТА на все Западное полушарие, в результате чего к 2005 должна была появиться ЗСТА;

  • каждой латиноамериканской стране, прежде чем получить доступ в "рай", предстояло пройти "чистилище", т.е. соответствовать требованиям диктуемым тремя первоначальными членами;

  • каждый из триумвирата НАФТА фактически обладает правом вето по вопросу о вступлении новых членов.

За три года деятельности НАФТА выяснилось, что список требований которым нужно соответствовать, оказался весьма обширным. По словам экспертов независимой лондонской группы, выпускающей известное аналитическое издание "Лэйтин америкэн ньюслеттер", "США установили минимальные условия членства в НАФТА. Они включают ликвидацию тарифных и нетарифных барьеров, разумную открытость рынка услуг, защиту иностранных капиталовложений, защиту прав на интеллектуальную собственность, исходное законодательство о правилах происхождения товара, антидемпинговые правила, процедуру урегулирования споров и политик, ограничения субсидий".1 По мнению английских экспертов, это "лишь стартовые условия". Исчерпывающий пакет должен появиться позднее.

В последний день майамского саммита президенты США и Мексики и премьер-министр Канады озвучили избранный ими курс. Они официально пригласили Чили начать переговоры присоединении к торговой зоне трех. Ни для кого не было секретом почему именно Чили первой удостоилась высокой чести. Дело не только в том, что чилийское правительство успешно осуществило неолиберальные реформы, создало стабильно развивающуюся рыночную экономик провело демократизацию страны. Чили являлась «вольным стрелком», не участвовала ни в одной латиноамериканской субрегиональной интеграционной группировке. Следовательно, она идеально подходила для начала претворения в жизнь стратегии присоединения латиноамериканских государств НАФТА в индивидуальном порядке по формуле "3+1". По этой же схеме велись переговоры Сантьяго с основателями НАФТА.

То, что подходило для Чили, оказалось неприемлемым для Бразилии и ряда других стран региона. Принять формулу "3+1" означало пускаться в плавание по воле волн без каких-либо гарантий успешного его завершении. Более того, фактически предстояло разрушить Меркосур и другие субрегиональные интеграционные блоки, сформированные задолго того, как Вашингтон, исходя из геоэкономических и геополитических соображений, заинтересовался идеей создания сначала торговой зоны, затем сообщества стран Западного полушария.

Помимо компонента стратегического характера американо-бразильские противоречия затрагивали ряд конкретных вопросов: юридическое толкование термина "происхождение товара", закупки, осуществляемые по линии госсектора, открытие финансовой сферы телекоммуникаций, эффективная защита национальных промышленников и др.

Со времени саммита в Майами прошел ровно год. За это время бразильская дипломатия сумела на переговорах за закрытыми дверями, где готовились проекты документов для 34 президентов и глав правительств, "улучшить" текст заявления относительно создания ЗСТА. В Декларации принципов, одобренной в Майами, говорилось: "Мы расширим и углубим экономическую интеграцию в Западном полушарии на основе действующих субрегиональных и двусторонних соглашений, приводя их к общему знаменателю".1 Таким образом, расплывчатый термин "группа стран" был заменен конкретным "субрегиональные соглашения". Им был отдан некоторый приоритет по сравнению с двусторонними договоренностями, а записанное положение о приведении их к общему знаменателю можно было толковать как признание равнозначности всех действующих в регионе интеграционных соглашений, объединение которых, а не поглощение одних другими, создаст в итоге общеамериканскую зону свободной торговли. Декларация принципов стала отправным моментом для разработки бразильской концепции.

В полной мере противостояние двух принципиально различных подходов к решению стратегической задачи 2005 г. выявилось уже на первом этапе многосторонних переговоров, предусмотренных графиком, утвержденным в Майами. На первой конференции министров торговли 34 стран Западного полушария в Денвере (США, июнь 1995 г.) сложились два блока. Об этом наглядно свидетельствовали ход дебатов и принятие резолюций по основным вопросам повестки дня (см. табл. 4).


Таблица 4

Результаты голосования на конференции в Денвере

Вопрос

Позиция Бразилии

Союзники Бразилии

Позиция США

Союзники США

Резолюция

Использование региональных блоков


за

Меркосур, Андский пакт


против

НАФТА, Чили


отклонено

Индивидуальное вступление в НАФТА


против

Меркосур, Андский пакт


за

НАФТА, Чили


отклонено

Создание 11 рабочих групп


против

Канада, Меркосур


за


компромисс: 7 групп, остальные 4 в 1996 г.

Рабочая группа по антидемпингу


за

Андская группа, Меркосур


против



отложено до 1996 г.

Более строгие правила, чем в МТО


против

Меркосур, Андский пакт


за

НАФТА, Чили


отклонено

Экономическая стабилизация


за



против


Мексика, Чили

одобрен компромиссный вариант

Включение статей об окружающей среде и соц. проблемах


против


Меркосур


за


НАФТА, Чили

одобрен компромиссный вариант

Соглашение о ЗСТА в 2000 г.


против



за

Аргентина, Чили, НАФТА


отклонено

Соглашение о ЗСТА в 2005 г.


за



против



отклонено


Глинкин А.Н. В поисках компромисса [НАФТА - Меркосур] // Латинская Америка. 1997. №10. С. 8.


Дух компромисса позволил достичь в Денвере еще нескольких решений. В Совместной декларации рекомендовалось "немедленно начать выполнение программы мероприятий, необходимых для подготовки начала переговоров о Зоне свободной торговли Америки. ОАГ, ЭКЛАК и Межамериканскому банку была поручена роль координаторов для осуществления сложной задачи состыковки более двадцати действующих двусторонних соглашений о свободной торговле и построении единого экономического каркаса в регионе. Для "подготовки почвы" были созданы рабочие группы по вопросам открытия рынков, таможенных правил, инвестиций, стандартов и технических условий для торговли, санитарных мер, субсидий, антидемпинговых пошлин. Спорные проблемы решили отложить до лучших времен.

Бразильская дипломатия, используя предвыборные затруднения Вашингтона, проявила бурную активность, и ей удалось завоевать на свою сторону почти все государства региона, которые учитывали уроки мексиканского кризиса и бесплодных переговоров Чили о вступлении в НАФТА. В результате бразильский путь в 2005 г. получил одобрение на важнейших форумах межгосударственного сотрудничества стран Латинской Америки (ЛАЭС и Группа Рио). В их решениях намечен поэтапный переход к Латиноамериканскому общему рынку на рубеже 2000 - 2005 гг.: сближение Меркосур с Андской группой на первом этапе, ассоциация с Центральноамериканским общим рынком — на втором и сближение с Ассоциацией карибских стран — на третьем. Таким образом, бразильская стратегия изначально была нацелена на следование модели, уже опробованной в Западной Европе, где сначала возникли две интеграционные группировки, а затем они объединились, что в конечном итоге привело к созданию ЕС. Английские эксперты отмечали в конце 1996 г., что «Меркосур, несмотря на трения, вызванные протекционистскими поползновениями Бразилии, совершенно очевидно выступает как блок. Если расширение Меркосур будет продолжаться, он вполне может стать образцом для модели ЗСТА».1

Глава III. ЕС – Меркосур — проблемы их взаимодействия и перспективы развития


В последние годы формирование региональных интеграционных группировок набирает силу. Они постепенно расширяются за счет включения новых членов, консолидируются, обретают дополнительные права и полномочия, в том числе право выступать субъектами интеграционного процесса, участвовать в объединениях более высокого уровня. Первая такая интеграционная трансконтинентальная группировка объединит ЕС и Меркосур - южноамериканский регион, в экономическом плане наиболее тесно связанный с Западной Европой.

На ЕС приходится более четверти экспорта Меркосур. Значительное место среди поставляемых товаров традиционно занимают аграрная продукция и продовольствие. Таможенные пошлины на большинство товаров этой категории в ЕС высоки, действуют и жесткие нетарифные ограничения, касающиеся сроков хранения, способов упаковки, соблюдения санитарных и гигиенических норм. Введенная в 1995 - 1996 гг. новая система общих преференций, устанавливая неизменные таможенные тарифы сроком на три-четыре года (ранее они менялись ежегодно), сохраняет существовавшие до сих пор ограничения на импорт наиболее конкурентоспособных латиноамериканских товаров, в том числе сельскохозяйственных, продовольственных, текстильных, кожевенных. От импортных пошлин освобождается, как и ранее, подавляющая часть промышленных изделий. Основная преграда их продвижению на западноевропейский рынок - относительно невысокое качество. Вывоз нетрадиционной промышленной продукции из Меркосур в ЕС постоянно возрастает, немалую роль играют, в частности, поставки автоузлов и деталей. В целом, однако, экспорт на данном направлении развивается относительно медленно, неустойчиво, в отдельные периоды стагнирует.

Подавляющая часть импорта из ЕС - машины, оборудование. В Аргентине, Бразилии, активно проводящих программы экономической модернизации, суммарные потребности в притоке из-за рубежа оборудования и технологий в ходе интеграции существенно не уменьшились, а с учетом обретенного динамизма экономики - даже возросли. Наращивание товарооборота с ЕС шло преимущественно за счет импорта, который увеличился в 1990 - 1996 гг. более чем на 50%1. Бразилия опередила Мексику и стала крупнейшим импортером западноевропейских товаров в регионе.

Финансовая стабильность, высокие темпы развития экономики обеспечили в 90-е годы значительное увеличение притока прямых иностранных инвестиций в Меркосур, в том числе из ЕС - почти на 50% по сравнению с уровнем 80-х годов2. Заметный интерес вызывал продолжающийся процесс приватизации госсектора в Бразилии (в частности электроэнергетики, горнодобывающей промышленности). Ведущие европейские автомобильные компании начали осуществлять модернизацию своих предприятий в Аргентине и Бразилии. На эти цели в нынешнем десятилетии будет израсходовано более 5 млрд долл. Но пока основная часть прямых иностранных инвестиций поступает из США. Доля Западной Европы, составлявшая в конце 80-х годов более 50%, снизилась в 1990 - 1995 гг. почти до 25%.3 Европейские инвестиции нередко оставались ближе к "дому", нацеливались на переоснащение производства, создание новых рабочих мест, борьбу с безработицей. В ФРГ осуществлялись многомиллиардные программы реструктурирования экономики так называемых "новых земель". Имела место и определенная переориентация на Восточную Европу: Чехия и Венгрия получали больше прямых инвестиций, чем любая южноамериканская страна.

Очевидно, что в системе приоритетов ЕС в 90-е годы обозначились некоторые перемены. Больше внимания уделяется внутренним проблемам. На очереди - создание Валютного союза. Не исключено в недалеком будущем и расширение на восток, появление новых членов из числа восточноевропейских государств. Пересмотр аграрной политики, либерализация внешней торговли сельскохозяйственными товарами (что, кстати, предусматривается соглашениями, заключенными на Уругвайском раунде переговоров в рамках ГАТТ) продвигаются крайне медленно. В Бразилии, Аргентине немалое беспокойство вызывает резкое увеличение дефицита их торгового баланса с ЕС; в 80-е годы этот показатель был положительным. Предметом постоянной озабоченности в ЕС является заметное ослабление экономических позиций в Латинской Америке. Эта тенденция весьма отчетливо проявилась и в Меркосур, где не только доля западноевропейских инвестиций, но и удельный вес ЕС во внешнеторговом товарообороте в 1990 - 1995 гг. уменьшались. Несомненно, новый элемент в отношениях обеих интеграционных группировок - растущая координация экономической политики стран - участниц Меркосур.

В этой довольно непростой обстановке экономическая стратегия ЕС в регионе к середине 90-х годов претерпела определенные изменения. Больший акцент делается теперь на установление особых отношений с важнейшими латиноамериканскими партнерами - прежде всего Меркосур, Мексикой, Чили. Значительным шагом в данном направлении стало подписание в декабре 1995 г. в Мадриде Рамочного межрегионального соглашения (РМД) о сотрудничестве с Меркосур. Его первоочередные цели - постепенная либерализация внешней торговли, координация экономической и социальной политики, установление внешнеполитического диалога. Решение этих задач рассматривается как предварительный этап на пути к созданию зоны свободной торговли (ЗСТ), объединяющей обе интеграционные группировки (ст. 2 - 4 РМД).

Сразу после подписания РМД начали действовать предусматриваемые им Совет по кооперации (СК), Смешанная комиссия по сотрудничеству (СКС) и Подкомиссия по торговле (ст. 25 - 29). Они сформированы на паритетных началах, основной принцип их работы - консенсус. Функции наблюдения и контроля за ходом выполнения РМД возложены на СК. В его состав входят члены высших административных органов ЕС и Меркосур. В заседаниях СК принимают участие министры, в чьей компетенции находится решение обсуждаемых проблем. Заседания созываются не реже одного раза в год, а при необходимости и чаще. Для обеспечения непрерывности работы СК может временно делегировать все или часть своих полномочий СКС. Но в целом последняя (как и подчиняющаяся ей Подкомиссия по торговле) носит совещательный и консультативный характер. Это форум, где обсуждаются вопросы, представляющие общий интерес.

Выдвигаемая схема интеграции - двухэтапная. Первый этап, подготовительный, регулируется РМД. В данный период должен быть разработан и подписан Договор ассоциации, регламентирующий вторую, собственно интеграционную фазу. Представляется, что соглашения о сотрудничестве, заключенные ЕС сравнительно недавно с некоторыми восточноевропейскими и североафриканскими странами, не смогут послужить образцом или хотя бы источником аналогий в рассматриваемом случае. В Меркосур слишком много специфики, речь идет о весьма крупной и динамичной группировке и традиционно важном партнере ЕС в латиноамериканском регионе. Пока известны лишь основные ориентиры будущего интеграционного образования. Это ЗСТ, в которой упраздняются тарифные и нетарифные ограничения во внешней торговле товарами и услугами. По неоднократным заявлениям высших руководителей обоих блоков, срок осуществления данного проекта - 2001 г. М.Марин, вице-президент комиссий ЕС, выступая в Брюсселе в июле 1995 г., заявил: "ЗСТ начнет функционировать в 2001 г. … Нами избран путь, который потребует продолжительных переговоров, но гарантирует стабильность".1

В настоящее время ведутся интенсивные переговоры, направленные на сближение нормативов качества экспортируемых пищевых и сельскохозяйственных товаров и упрощение таможенных процедур. По этим вопросам будут подписаны соответственно соглашение и протокол. На повестке дня — согласование инвестиционной и научно-технической политики и мер по охране интеллектуальной собственности.

На подготовительном этапе стороны начнут снижение таможенных барьеров, какие-либо жесткие обязательства на этот счет не устанавливаются. Первые шаги, сделанные ЕС (в том числе введение упомянутой новой системы общих преференций на аграрную продукцию в 1996 г.), не предвещают резких перемен. В мае 1996 г. представитель Бразилии в СКС охарактеризовал эту систему общих преференций как дискриминационную в отношении важнейших статей латиноамериканского экспорта.

Следует подчеркнуть, что РМД допускает сохранение таможенных ограничений и после 2001 г. на так называемые "чувствительные" товары (ст. 4). Их количество не лимитируется. Списки таких товаров, как правило, согласовываются и постепенно сокращаются. В этом нет ничего необычного. Данную стадию проходят практически все интеграционные объединения. Нельзя, однако, и приуменьшать трудности нынешнего этапа. Экономический потенциал Меркосур велик. Себестоимость аграрной продукции низкая, а ее качество высокое, да и многие производимые здесь промышленные изделия могут успешно конкурировать с европейскими (и не только традиционные, но и прокат черных и цветных металлов, бумага, автомобили, легкие самолеты, оружие). В этих условиях РМД фактически дает ЕС отсрочку на четыре-пять лет (а по некоторым позициям - и на более длительный период) для снижения таможенных барьеров и в то же время открывает перед Меркосур перспективу скорее всего частичного и постепенного, но гарантированного и предсказуемого решения проблемы продвижения товарного экспорта на западноевропейский рынок.

Создание ЗСТ сулит обеим сторонам ряд дополнительных преимуществ. Для ЕС - это прежде всего шаг к восстановлению пошатнувшихся экономических и финансовых позиций в стратегически важном регионе. Для Меркосур - возможность привлечения инвестиций и технологий из Западной Европы, диверсификации внешнеэкономических связей, ослабления обозначившейся, особенно резко в 90-е годы, односторонней импортной ориентации на США.

РМД, несомненно, отражает новое, более глубокое понимание процесса глобализации экономических связей, самостоятельными участниками которого все больше становятся не только отдельные страны, но и региональные интеграционные группировки. Это первый в истории договор между двумя таможенными союзами.

Заключение


Проведенный нами анализ литературы позволяет заключить, что под общим рынком в современной экономической науке понимается объединение стран, на территории которых, посредством законодательства создаются условия для свободного перемещения товаров, услуг, капитала и рабочей силы. Как подчеркивают ведущие экономисты мира, это объединение является еще и политическим, поскольку требует от правительств стран-членов единого понимания целей и задач интеграции, и согласованных действий для ее достижения.

Характерным отличием общего рынка от других форм интеграции является мобильность факторов производства в пределах его территории. Это действительно серьезный шаг на пути к экономическому сплочению, поскольку государства вынуждены поступиться национальными интересами ради общей цели. На этом этапе создаются наднациональные институты управления, регулирующие и контролирующие деятельность общего рынка и способствующие его совершенствованию.

На настоящий момент в мире сложилось несколько общих рынков. Наиболее развитым из них является европейский общий рынок, созданный в послевоенные годы и функционирующий по сей день. В состав объединения входят 15 европейских стран. Предпосылками возникновения рынка явились: во-первых, послевоенная разруха и необходимость восстановления экономики; во-вторых, в политическом плане нужна была мощная организация, способная противостоять Америке и Советскому Союзу; в-третьих, опыт двух мировых войн привел к пониманию ценности мирного сосуществования и требовал немедленных шагов по его достижению.

Первым шагом к образованию общего экономического пространства в Европе послужило создание Европейского Объединения Угля и Стали (ЕОУС), которое впоследствии, по мере присоединения новых членов переросло в Европейское Сообщество. Определяющими «вехами» в истории развития ЕЭС явились: Римский договор (1957 г.), ознаменовавший объединение Европы; «Белая книга» — комплекс мер для достижения целей общего рынка (1985 г.); Единый европейский акт (1987 г.), законодательно закрепивший, все эти меры.

Несмотря на трудности в ходе интеграции цели европейского рынка все же были достигнуты, и на сегодняшний день Европа представляет единый отлаженный механизм, один из центров мировых сил.

Основными препятствиями на пути создания общего рынка в Европе были следующие:

  • различное понимание целей интеграции и соответственно действия в различных направлениях;

  • неравномерность развития стран-членов группировки;

  • бюрократическая «волокита» при выполнении принятых решений.

В отличие от ЕС, латиноамериканский общий рынок МЕРКОСУР существует чуть более 15 лет, однако является тем не менее одним из наиболее динамично развивающихся регионов мира. В Меркосур входят Бразилия, Аргентина, Парагвай, Уругвай. Столь малое количество участников (по сравнению с ЕС) позволяет Меркосур быстрее принимать решения, способствует более тесной интеграции, дает возможность постоянного взаимодействия. Меркосур активно сотрудничает с другими группировками в регионе, идет процесс сближения с Андской группой, ЕС и НАФТА.

Отношения между НАФТА и Меркосур складываются весьма противоречиво. Каждый «тянет одеяло на себя», стремится развивать сотрудничество в рамках своей организации. Стороны не хотят идти на компромисс, и, несмотря на выгоды, которые обе получат от создания общей зоны торговли, похоже, что на ближайшие пять лет эта идея так и останется идеей.

По другому выглядит сотрудничество в рамках ЕС-Меркосур. Уже в 95 было подписано соглашение о либерализации внешней торговли, что является первым шагом на пути создания общей зоны свободной торговли. Стороны активно взаимодействуют во всех сферах экономики, инвестиционной политике, и, на мой взгляд, этот союз выглядит более перспективно.

В целом процесс развития мировой экономики в последние десятилетия характеризуется усилением процессов интеграции и глобализации. Что же касается нашей страны, то я надеюсь, что разумная внешняя политика позволит в будущем создать предпосылки если не для присоединения к странам-членам ЕС, то хотя бы для создания общего экономического пространства. Это несомненно благотворно скажется на состоянии экономики в нашей стране.

Другим приоритетным направлением считаю сближение с странами СНГ — историческими партнерами России в мировой торговле. Многолетний зарубежный опыт, может оказать нам в этом неоценимую услугу.

Глоссарий


Белая книга (белая газета) — каталог специфических мероприятий с подробным планом для завершения создания единого европейского рынка, опубликован в 1985 г.

Европейская ассоциация свободной торговли (ЕАСТ) — европейская интеграционная группировка, существует с 4 января 1960 г. Представляет собой зону свободной торговли. Ее членами на начало 1994 г. являлись Австрия, Финляндия, Исландия, Норвегия, Швеция, Швейцария.

Европейский союз — официальное название ведущей интеграционной группировки западноевропейских стран.

Европейское объединение угля и стали (ЕОУС) — первое европейское объединение, существует с 23 июля 1951 г. Объединило угольную и стальную промышленности Франции и Германии.

Зона свободной торговли (ЗСТ) — форма экономической интеграции, в рамках которой отменяются торговые ограничения между странами-участницами и прежде всего таможенные пошлины.

МЕРКОСУР — крупнейшая интеграционная группировка в Южной Америке.

НАФТА — зона свободной торговли в Северной Америке. Членами объединения являются США, Канада и Мексика.

Общий рынок — форма экономической интеграции, при которой помимо принципов ЗСТ и ТС, допускается свободное передвижение капитала, рабочей силы и услуг.

Таможенный союз (ТС) — форма экономической интеграции, при которой наряду с отменой таможенных пошлин устанавливается единый внешнеторговый тариф и проводится единая внешнеторговая политика странами-участницами в отношении третьих стран.

Литература



  1. Абрамова М.Г. Положение на рынке труда [Меркосур] //Латинская Америка. 1997. №10. С. 18-24.

  2. Абрамова М.Г. Уругвай в системе Меркосур [Южноамериканский общий рынок] //Латинская Америка. 1997. №4. С. 52-57.

  3. Авдокушин Е.Ф. Международная экономическая интеграция //Авдокушин Е.Ф. Международные экономические отношения. -М., 1996. С. 179-193.

  4. Баррос С. Основы южноамериканской интеграции. //Латинская Америка. 1996. № 5. С. 20.

  5. Безруков А.И., Зубченко Л.А. Европейское сообщество на пути к единому рынку: роль транснационального капитала. -М.: Междунар. отношения, 1990. 204 с.

  6. Глинкин А.Н. В поисках компромисса [НАФТА - Меркосур] //Латинская Америка. 1997. №10. С. 6-14.

  7. Глухарев Л.И. Европейские сообщества: в поисках новой стратегии. -М.: Междунар. отношения, 1990. 288 с.

  8. Демин А.А. Проблемы европейского экономического сообщества //Международные экономические отношения. Л., 1990. С. 17-23.

  9. Железняк А.А., Нутенко Л.Я. Бразилия и Меркосур //Латинская Америка 1997. №2. С. 35-40.

  10. Железняк А.А., Нутенко Л.Я. На пороге нового этапа сотрудничества в ЕС: [Меркосур - ЕС] //Латинская Америка. 1997. №10.

  11. Кардосо де Да Сильва Э. Ставка на интеграцию: [Ст. из Венесуэлы] //Латинская Америка. 1997. № 1. С. 18-26.

  12. Клаверн А. Латинская Америка на пути к открытому регионализму: Вопросы интеграции //Латинская Америка. 1997. № 6. С. 4-15.

  13. Лавут А.А. Меркосур и пути интеграции в Латинской Америке: [Экономика] //Латинская Америка. 1996. №7-8. С. 140-153.

  14. Ложечко М. Нафта в интеграционных процессах: проблемы и перспективы. //Внешняя торговля. 2000. №5-6. С. 25.

  15. Мазин А.В. Расширение на Запад: [O Меркосуре] //Латинская Америка. 1997. № 10. С. 25-27.

  16. Международные экономические отношения: Интеграция. -М.: "Банки и биржи", ЮНИТИ, 1997. 126 с.

  17. Международные экономические отношения. Под. ред. Рыбалкина В.Е. -М., 2000.

  18. Наим М. Путь Латинской Америки к рынку: [Ст. из США] Латинская Америка. 1996. №5-6

  19. Ордынский Б.Н. Итоги первого пятилетия: [О Меркосуре] //Латинская Америка. 1997. №10. С. 4-6.

  20. Петраш В. Венесуэла и Меркосур: кто кого завоевывает? //Латинская Америка. 1997. №12. С. 45-50.

  21. Питовранова Н.Е. Чили и интеграционные процессы на американском континенте. //Латинская Америка. 1996. №7-8. С. 39-47.

  22. Раджабова З.К. Мировая экономика. –Махачкала, 1998. С. 61-79.

  23. Романова 3. Объединенный рынок США, Канады и Мексики: [НАФТА] //Экономист. 1995. №12. С. 80-86.

  24. Романова З.И. Объединительные процессы в свете основных внешнеэкономических концепций: [Интеграционные процессы в Латинская Америке: НАФТА, АТР, Меркосур.] //Латинская Америка. 1997. №2. С. 14-23.

  25. Хасбулатов Р. Мировая экономика. –М.: ИНСАН, 1994.

  26. Черковец О. Европейский союз: уроки интеграции //Экономист. 1998. №10 С. 74-84.

  27. Шишков Ю. НАФТА: истоки, надежды, перспективы. //МЭМО. 1991. №11. С. 123-137.

  28. Шокина Н.Е. Меркосур и Мексика //Латинская Америка. 1997. №10. С. 33-35.

  29. Щедрин А. Европейский союз в преддверии евро. //МЭМО. 1998. № 10 С. 93-96.

  30. Интернет. WWW:

http://www.europa.eu.int/ Официальный сайт ЕС в Интернет

http://www.euro.eu.int/ Евро

http://www.eubasics.allmansland.com/ Региональное представительство ЕС







1 Некоторые авторы добавляют к этому перечню еще и информацию, считая ее не менее важным экономическим фактором, с чем я полностью согласен.

1 Материалы Интернет со ссылкой на - European Integration. The origins and growth of the European Union. Dr. Klaus-Dieter Borchardt. На английском языке. Издано в Люксембурге для стран Евросоюза в 1995 г.

1 Кларин № 23 июня 1998 г.

2 Ордынский Б.Н. Итоги первого пятилетия: [О Меркосуре] // Латинская Америка. 1997. №10. С. 4.



1 Ордынский Б.Н. Итоги первого пятилетия: [О Меркосуре] // Латинская Америка. 1997. №10. С. 4.

2 Ордынский Б.Н. Итоги первого пятилетия: [О Меркосуре] // Латинская Америка. 1997. №10. С. 5.

1 Ордынский Б.Н. Итоги первого пятилетия: [О Меркосуре] // Латинская Америка. 1997. №10. С. 5.

1 Абрамова М.Г. Положение на рынке труда [Меркосур] // Латинская Америка. 1997. №10. С. 19.


1 Абрамова М.Г. Положение на рынке труда [Меркосур] // Латинская Америка. 1997. №10. С. 21.


1 Глинкин А.Н. В поисках компромисса [НАФТА - Меркосур] // Латинская Америка. 1997. №10. С. 8.


1 Глинкин А.Н. В поисках компромисса [НАФТА - Меркосур] // Латинская Америка. 1997. №10. С. 9.

1Шестернина Е. Буш начнет строить панамериканскую свободную экономическую зону. // Независимая Газета. 2001. № 47.

1 Романова З.И. Объединительные процессы в свете основных внешнеэкономических концепций: [Интеграционные процессы в Латинской Америке – НАФТА, АТР, Меркосур] // Латинская Америка. 1997. №2.

1 Романова З.И. Объединительные процессы в свете основных внешнеэкономических концепций: [Интеграционные процессы в Латинской Америке – НАФТА, АТР, Меркосур] // Латинская Америка. 1997. №2.

1 Материалы Интернет: www.europa.eu.int

2 Железняк А.А., Нутенко Л.Я. На пороге нового этапа сотрудничества в ЕС: [Меркосур-ЕС] // Латинская Америка. 1997. №10. С. 36.

3 Железняк А.А., Нутенко Л.Я. На пороге нового этапа сотрудничества в ЕС: [Меркосур-ЕС] // Латинская Америка. 1997. №10. С. 36.

1 Материалы Интернет: www.eubasics.allmansland.com


Случайные файлы

Файл
24717-1.rtf
118141.rtf
20277.doc
135319.doc
11618-1.rtf