Проблема международной ответственности в спектре мнений (95598)

Посмотреть архив целиком

35



САНКТ-ПЕТЕРБУРГСКИЙ

ГОСУДАРСТВЕННЫЙ УНИВЕРСИТЕТ



ФАКУЛЬТЕТ МЕЖДУНАРОДНЫХ ОТНОШЕНИЙ


КАФЕДРА ЕВРОПЕЙСКИХ ИССЛЕДОВАНИЙ





Курсовая работа






ТЕМА:

ПРОБЛЕМА МЕЖДУНАРОДНОЙ ОТВЕТСТВЕННОСТИ в спектре мнений




СТУДЕНТКА III КУРСА

ЕВТУШЕНКО ТАМАРА




НАУЧНЫЙ РУКОВОДИТЕЛЬ

Худолей К.К







Санкт-Петербург

2000 год


ОГЛАВЛЕНИЕ



Стр.



Введение

3

I. Виды международной ответственности

5

1.1.Понятие международной правовой ответственности

5

1.2. Субъекты международной ответственности

6

1.3. Виды международной ответственности

6

1.4. Реализация ответственности

7

1.5. Ответственность за международные преступления

8

1.6. Ответственность международных организаций

8

1.7. Ответственность отдельных лиц

9

II. Пресечение нарушений права войны, совершаемые отдельными лицами

9

2.1. Системы пресечения нарушений

9

2.2. Законодательства отдельных европейских стран в пресечении нарушений

11

2.3. Классификация нарушений права вооруженных конфликтов

13

2.4. Типизация нарушений права вооруженных конфликтов в законодательствах отдельных европейских стран

13

2.5. Ответственность за пресечение серьезных нарушений и пресечение нарушений норм международного права, которые не квалифицируются как военные преступления

15

2.6. Уголовные санкции за нарушения

16

2.7. Универсальная уголовная юрисдикция для преследования за военные преступления

16

III. Институты международной ответственности

17

3.1. Международный Трибунал по бывшей Югославии

17

3.1.1. Юрисдикция Трибунала по бывшей Югославии

18

3.1.2. Устав МУТ по бывшей Югославии

19

3.2. Международный Уголовный Суд

20

Заключение

33

Список источников

34

Приложение 1

36

Приложение 2

37


ВВЕДЕНИЕ


Конец ХХ столетия поставил множество проблем перед всем человечеством. Вооруженные конфликты, этнические чистки и террористические акты предопределили целостность и взаимозависимость мира.

Нарушения гуманитарного права и увеличение числа вооруженных конфликтов вынудили мировое сообщество принимать меры для обеспечения более строгого соблюдения норм этого права, создавать органы, привлекающие к ответственности, вводить санкции для пресечения нарушений.

Проблема международной ответственности стала актуальной в современных условиях. Международной ответственность является фактором международной безопасности и стабильности в мире. С учётом этого в данной работе хотелось бы рассмотреть следующие вопросы, связанные с этой проблемой:

кто является субъектом международной ответственности;

  • какие международные органы ответственны за пресечение преступлений;

  • какова цель создания новых международных институтов;

  • какова система пресечения нарушений;

Большое внимание в работе отводится пресечению серьезных нарушений, совершенных во время вооруженных конфликтов, где основная ответственность возлагается на стороны в конфликтах и другие государства-участники. Какие типы нарушений установила международная система, какие из них должны отразить в своем национальном законодательстве государства, какова позиция некоторых европейских государств в деле развития международных норм?


Военные преступления, акты агрессии, насилия и преступления против человечности заставили задуматься мировое сообщество о предотвращении зверств и преступлений путем создания единых судебных органов. В связи с этим возникла проблема международной ответственности лиц за совершаемые преступления. Для ее решения необходимы соответствующие международные институты. К таким институтам можно отнести Международный Трибунал по бывшей Югославии, который был учрежден в 1993 году в ответ на массовые убийства и этнические чистки. В конечном счете опыт, накопленный Международным Трибуналом по бывшей Югославии, оказался положительным, это был первый этап в процессе создания постоянно действующего МУСа.


В работе предполагается уделить больше внимания новому международному институту - Международному Уголовному Суду.

Принятие статута МУСа является важным событием в истории развития международного гуманитарного права. МУС будет уполномочен привлекать к судебной ответственности лиц, без прямого указания на то Совета Безопасности, причастных к преступлениям международного характера – это и военные преступления, и преступления против человечности, геноцид и другие.

В работе также освещаются проблемы, препятствующие созданию и эффективной работе МУСа: проблема государственного суверенитета США и деятельности МУСа, разногласия между государствами по поводу отъема полномочий суда, проблема финансирования, каким образом будут выделяться средства на финансирование такого дорогостоящего судебного органа.

При написании работы использовались в основном первоисточники: это и Женевские Конвенции от 12 августа 1949 года, и Устав Международного Трибунала по бывшей Югославии, Статут Международного Уголовного Суда, отчеты Подготовительной Комиссии МУСа, а также Кодексы военной юстиции отдельных европейских государств.

Также для исследования проблемы международной ответственности использовалась сеть Internet. Доступ к информации осуществлялся при помощи различных поисковых систем. Прежде всего это http://www.altavista.com, и http://www.yahoo.com.

Почти все аналитические статьи судей и экспертов, их выступления на конференциях были найдены в этих поисковых системах. Они дали возможность определить позицию представителей разных стран относительно создания МУСа, сделать собственные выводы и прогнозы.

Из-за недостаточного количества информации на русском языке, почти все источники мной были использованы на английском и французском языках.


I. ВИДЫ МЕЖДУНАРОДНОЙ ОТВЕТСТВЕННОСТИ


1.1. Понятие международно-правовой ответственности


Международно-правовая ответственность – это юридическая обязанность субъекта-правонарушителя ликвидировать последствия вреда, причиненного другому субъекту международного права в результате совершенного правонарушения.

Международные правонарушения с середины ХХ века подразделяются на международные деликты и международные преступления. К последним относятся особо опасные деликты, которые нарушают основополагающие принципы и нормы международного права, имеющие жизненно важное значение для всего международного сообщества. Международными преступлениями считаются акты агрессии, насильственное установление или сохранение колониального господства, геноцид, апартеид.

Ответственность – один из древнейших институтов международного права. История международных отношений свидетельствует о его постоянном практическом применении и совершенствовании. Однако, как это ни парадоксально, правовые нормы этого института до сих пор не кодифицированы, и поэтому он основывается, как правило, на применении обычно-правовых норм, сложившихся на базе прецедентов и судебных решений. Этим же объясняется изобилие теоретических исследований института международно-правовой ответственности. В международном праве сложился общий принцип, согласно которому международно-правовое деяние субъекта влечет его международно-правовую ответственность.

Некоторые нормы общего характера, регулирующие вопросы ответственности, закреплены в международных договорах, а также подтверждены в резолюциях ООН и других международных организаций.

Статьи 39, 41 и 42 Устава ООН устанавливают процедуры реализации ответственности за совершение международных преступлений против международного мира и безопасности.

С 1972 года действует Конвенция о международной ответственности за ущерб, причиненный космическими объектами. Участники Конвенции обязались возмещать ущерб, причиненный космическим объектом на поверхности Земли, воздушному судну в полете и космическому объекту другого субъекта международного права.

Также провозглашается международная ответственность за нарушение ряда международных договоров, среди которых необходимо отметить Международную Конвенцию о пресечении преступления апартеида и наказании за него 1973 года и Конвенцию о предупреждении преступления геноцида и наказании за него 1948 года.

Занимают вопросы в международном праве ответственности физических лиц, выступающих от имени государства и совершающие действия, которые квалифицируются как военные преступления и преступления против человечности.

Генеральная Ассамблея ООН устанавливает, что агрессивная война является преступлением против мира, а агрессия влечет за собой международную ответственность.


1.2. Субъекты международной ответственности


Субъектами международно-правовой ответственности являются только субъекты международного публичного права. Физические и самостоятельные юридические лица не несут такой ответственности за обычные правонарушения, поскольку в этих случаях ответственность является гражданско-правовой.

Государство несет ответственность за деятельность своих органов и должностных лиц даже в случае, когда последние превысили свои полномочия, установленные внутригосударственным правом, или нарушили инструкции, касающиеся их деятельности.

Поведение отдельного лица или группы лиц рассматривается как деяние государства, если установлено, что это лицо или группа лиц фактически действовали от имени данного государства или осуществляли прерогативы государственной власти в случае отсутствия соответствующих возможностей для официальных властей и при обстоятельствах, которые оправдывали осуществление таких прерогатив.


1.3. Виды международной ответственности


Существует два вида международно-правовой ответственности: материальная и политическая. Материальная ответственность выражается в обязанности возместить материальный ущерб, что может реализовываться в форме реституции или репарации.

Политическая ответственность выражается в форме сатисфакций: заверение пострадавшей стороны в недопущении повторения правонарушения, наказание конкретных виновников правонарушения, иные формы морального удовлетворения потерпевшей стороны.

Также следует упомянуть такую форму политической ответственности, как ответные насильственные действия, осуществляемые пострадавшим субъектом, которые именуются репрессалиями1. Репрессалии должны быть соразмерными тем действиям, которыми они вызваны. От индивидуальных репрессалий следует также отличать коллективные санкции, которые, согласно Уставу ООН, могут предприниматься только на основании решений Совета Безопасности в отношении государств, действия которых представляют собой угрозу миру или нарушение мира. Такие санкции могут выражаться в полном или частичном приостановлении экономических отношений, функционирования коммуникаций, в разрыве дипломатических отношений, а также в применении вооруженной силы.

Санкции, выражавшиеся в ограничении суверенитета, были применены после второй мировой войны в отношении Германии и Японии (оккупационный режим, ограничение права иметь вооруженные силы). В 1993 году Совет безопасности ООН постановил учредить Международный трибунал для суда над лицами, совершившими военные преступления на территории бывшей Югославии2.

Осуществление группами государств коллективных санкций без разрешения Совета Безопасности является противоправным. Однако государства имеют право в случае агрессии на индивидуальную и коллективную самооборону, которая к понятию санкции не относится.


1.4. Реализация ответственности


Деяние государства может быть квалифицировано как международно-противоправное лишь на основании международного права. Нарушение международного обязательства имеет место лишь в том случае, когда поведение субъекта не соответствует тому, что требуется от него по соответствующему обязательству. В случае совершения международного преступления претензии к правонарушителю могут быть предъявлены любым государством или группой государств. Претензия может быть выражена в заявлении официального органа или лица в дипломатическом обращении, в ином письменном обращении правительственных органов потерпевшего субъекта. Важна доказанность вины правонарушителя, иначе при недостаточно обоснованных претензиях возникают международные споры. Поэтому необходимо давать точное и достоверное толкование нормы права, которая, по мнению потерпевшей стороны, была нарушена.

В практике международных отношений нередки случаи политических заявлений от ответственности государства за те или иные действия. Если за этим не следует официального требования о признании ответственности и принятия мер, то такие заявления носят предупредительный характер. Иногда выделяется и третий вид международно-правовой ответственности – моральной. Однако различие между политической и моральной ответственностью нецелесообразно, так как политическая ответственность возникает из факта правонарушения в любом случае, даже если она не реализуется в виде формальной претензии.


1.5. Ответственность за международные преступления


К тягчайшим международно-правовым деяниям относятся международные преступления, которые посягают на основы существования государств и народов, подрывают принципы международного права, угрожают международному миру и безопасности. Объектом международного преступления могут быть всеобщий мир и международная безопасность, право народов и наций на самоопределение, законы и обычаи войны.

Впервые в Уставах Международных военных трибуналов в Нюрнберге и Токио была дана квалификация преступлений против мира, против человечности и военных преступлений. В дальнейшем такую же квалификацию получил геноцид3.


1.6. Ответственность международных организаций


Помимо государств, ответственность несут и международные организации. Их ответственность возникает из нарушения ими международных обязательств, вытекающих из договоров и других источников международного права. Ответственность международных организаций устанавливается также и в конвенциях об ответственности за ядерный ущерб в тех случаях, когда международные организации выступают в качестве операторов ядерных установок или операторов ядерных судов.

Международные организации несут ответственность за несоблюдение уставных и других обязанностей своими органами и международными должностными лицами, за причинение ущерба своими действиями государствам, другим международным организациям и физическим лицам. В случаях материальной ответственности международных организаций следует исходить из того, что их средства складываются из взносов государств-членов.

Международные организации могут быть и субъектами международных претензий.

Международная организация может нести ответственность и по международному частному праву, а также по внутреннему праву государств.


1.7. Ответственность отдельных лиц


Ответственность физических лиц за международные преступления чаще всего наступает при условии, что их преступные деяния связаны с преступной деятельностью государства. Государства, виновные в совершении преступления, несут международную ответственность, а официальные лица – уголовную

После окончания второй мировой войны для суда над главными военными преступниками были созданы два международных военных трибунала: в Нюрнберге и Токио. Решением Совета Безопасности в 1993 году было предусмотрено создание Международного трибунала для осуждения лиц, виновных в совершении преступлений на территории бывшей Югославии после 25 июня 1991 года. В 1998 году был принят и открыт для подписания Статут Международного Уголовного Суда.



II. ПРЕСЕЧЕНИЕ НАРУШЕНИЙ ПРАВА ВОЙНЫ, СОВЕРШАЕМЫЕ ОТДЕЛЬНЫМИ ЛИЦАМИ


2.1. Системы пресечения нарушений


Право войны занимает особое место в общей системе пресечения преступлений. Международное право смыкается с теми положениями, которые принимают государства в рамках своих внутренних законодательств для пресечения незаконных деяний. Оно имеет особую систему пресечения преступлений, которая предусматривает санкции за нарушение международного права государствами, международными организациями и отдельными лицами.

Если говорить о пресечении преступлений, совершаемых отдельными лицами, то следует отметить, что существует традиционная система пресечения нарушений права войны и чрезвычайная. Такую классификацию выдвигает Хосе Луис в статье о пресечении нарушений права войны, совершаемых отдельными лицами4.

Под первой системой следует понимать государственную, внутреннюю систему пресечения. Только в XIX веке на основе внутренних законов начала складываться международная система, но это не привело к включению в международные документы санкций за нарушение МГП5. Поэтому международной системы пресечения нарушений в полном смысле слова не было, так как она не предусматривала трибуналы и международную судебную процедуру для любой такой цели. Ответственность отдельных лиц была признана за военные преступления в соответствии с международным правом лишь после Второй мировой войны. Важным инструментом пресечения военных преступлений, связанных с нарушением международного права, стало создание трибунала в Нюрнберге 8 августа 1945 г и Международного военного трибунала для Дальнего Востока, созданного 19 января 1946 г., заседания которого проходили в Токио.

После того, как международные трибуналы, рассматривавшие преступления в соответствии с международным правом, прекратили действовать, система пресечения нарушений международного права прекратила существование.

В настоящее время действует система пресечения нарушений права войны отдельными лицами, которая носит смешанный характер. Она является частично международной, частично внутригосударственной. Система оказывается разнородной, лишь создающей иллюзию того, что она является международной системой пресечения нарушений. Каждая страна имеет собственные нормы и по-своему применяет положения международного права. В результате одно и то же преступление может классифицироваться как правонарушение или преступление в отдельных национальных законодательствах либо полностью игнорироваться в других. Соответственно, одни страны применяют более жесткие уголовные санкции, другие – легкие, третьи вообще не принимают никаких мер. Так судьба обвиняемого будет зависеть от того, где совершено преступление и от той станы, которая должна его судить. Подсудимый может предпочесть предстать перед судом другой страны, чем перед судебными органами своей.

Так, в настоящее время данная ситуация не регламентируется, однако речь идет о разработке «универсального уголовного кодекса». Международный суд в скором будущем будет рассматривать такого рода нарушения. Пока данные нарушения могут рассматривать только два типа судов: национальные и, возможно, международные, создаваемые специально, когда начинается вооруженный конфликт. Следует отметить, что международные принципы пресечения нарушений как таковые не отсутствуют, они определяют лишь общую схему пресечения нарушений, в основе которых лежит минимум обязательных требований.

Основными действующими международными документами являются Женевские Конвенции1949 г. 6 и Дополнительный Протокол I от 1977 г.7

Согласно Женевским Конвенциям, уголовное наказание зависит от тяжести проступков, подразделяемых на нарушения и серьезные нарушения. Все страны – участницы Конвенции правомочны и обязаны наказывать лиц, допустивших серьезные нарушения, действуя по принципу либо наказывать, либо выдать другой стране.

Они обязуются применить санкции в отношении лиц, совершивших или приказавших совершить серьезные нарушения Конвенций, судить их или выдавать другим странам8. В 86 статье, пункта 1 Протокола I написано примерно тоже самое, что и в Женевских Конвенциях: «Высокие Договаривающиеся Стороны и стороны, находящиеся в конфликте, должна пресекать серьезные нарушения и принимать необходимые меры для пресечения всех других нарушений Конвенции или настоящего Протокола, являющиеся результатом непринятия мер, которые должны были быть приняты».

Серьезными нарушениями Конвенций считаются умышленное убийство, пытки и бесчеловечное обращение, серьезные увечья, захват имущества и т.д. Конвенция IV добавляет к перечню серьезных нарушений депортацию, перемещение, а также взятие заложников.

Так, Женевская Конвенция связывает обязательствами все государства. Каждая сторона обязуется разыскивать лиц, обвиняемых в том, что они совершили или приказали совершить то или иное серьезное нарушение и, каково бы ни было их гражданство, предавать их своему суду. Сторона может также, если желает, передать их, в соответствии с положениями своего законодательства, другой заинтересованной стороне в том случае, если эта сторона имеет доказательства, которые дают основание для обвинения этих лиц. Женевские конвенции были приняты в 1949 году.


2. 2. Законодательства отдельных европейских стран в пресечении нарушений права войны


Пресечение нарушений связано и с проблемой национального законодательства.

Существуют государства, которые выполняют требования Конвенций (или Протокола I) и те, которые, каждое по-своему, формально выполняют их.

Некоторые государства не выполнили требования Конвенций, так как они не считают необходимым принимать дальнейшие меры. Они считают, что их общеуголовное и военное право является достаточной основой для определения уголовных наказаний за серьезные нарушения. Эти страны, как правило, не ратифицировали Протокол I.

Среди этих стран Франция, правительство которой включило в свой Кодекс военной юстиции несколько правонарушений, которые часто совпадают с нарушениями, указанными в Конвенциях и Протоколе I. Правительство Франции считает, что оно должным образом выполняет обязательство, налагаемое Конвенциями. Португалия сделала такую оговорку: каждый из военнослужащих, «совершивших любое действие, порицаемое международными Конвенциями, к которым она присоединилась», будет наказан «если только данные действия не были необходимы для успешного выполнения военных операций».

Другие страны тоже пока не выполнили своих обязательств, но внесли соответствующие законопроекты. Так, например, Федеративная Республика Германия внесла правительственный законопроект о нарушениях законов и обычаев войны. Этот законопроект предусматривает специальное законодательство, дополняющее обычное уголовное право. Однако, Хосе Луис Фернандес Флорес в статье «Пресечение нарушений права войны, совершаемых отдельными лицами», указывает на то, что предусмотренные меры наказания за правонарушения сравнительно мягки9.

Италия не разработала никаких законопроектов, ее уголовное право недостаточно для пресечения нарушений, указанных в Женевских Конвенциях. Италия, ратифицировала Протоколы в 1986 г., однако не внесла законопроекта в отношении нарушений, предусмотренных в Конвенциях и Протоколе I.

Можно выделить и государства, которые формально выполняют свои обязательства, ратифицировав Конвенции и Протокол I. К данной категории относятся Испания, Швейцария, Нидерланды, Швеция, Дания, Норвегия и Великобритания.

Так, некоторые из государств, ратифицировавших Женевские Конвенции и Протокол I от 1977 г., ввели дополнения к международным нормам, тогда как другие этого не сделали. В результате существуют различия между государствами в судопроизводстве уголовной ответственности за нарушения и в мерах наказания за них.

Все нарушения в международных документах были разбиты на 2 группы: в первую группу отнесены нарушения, которые в международных документах называются «серьезными нарушениями», во вторую – те нарушения, которые мы можем назвать «мелкими», хотя этот термин не используется в международных документах.


2.3. Классификация нарушений права вооруженных конфликтов


В международных нормах указываются типы тех преступлений или правонарушений, которые по своей жестокости не могут остаться безнаказанными со стороны государств.

Любая дальнейшая классификация нарушений является делом самих государств. Их единственной обязанностью является лишь перечисление этих категорий преступлений и нарушений в той форме, в которой они типизируются в международном праве.

Под нарушениями следует понимать незаконные действия, так говорится в Женевских Конвенциях и Протоколе I10. Классифицировать нарушения права вооруженных конфликтов можно следующим образом:


1. Серьезные нарушения

В Женевских Конвенциях 1949 года:

  • преднамеренное убийство;

  • пытки или бесчеловечное обращение, включая биологические эксперименты;

  • преднамеренное причинение тяжелых страданий или серьезные увечья, нанесение ущерба здоровью11.


2. Мелкие нарушения

  • действия, которые не являются серьезными нарушениями, но противоречат поведению, обязательному с точки зрения гуманитарного права;

  • непринятие мер, которые должны были быть приняты, но это непринятие не является в достаточной степени тяжким, чтобы классифицировать его как серьезное нарушение.

Виды нарушения права вооруженных конфликтов должны содержаться в национальных законодательствах каждого из государств, ратифицировавших Женевские Конвенции.


2.4. Типизация нарушений права вооруженных конфликтов в законодательствах отдельных европейских стран


Вначале хотелось бы представить подходы государств в отношении типизации серьезных нарушений.

Существует ряд стран, исполняющих независимые от Конвенций и Протокола типизацию, основанную на собственных концепциях, характерных для их уголовного права. Некоторые используют «смешанную систему», где используют 2 вида типизации нарушений – международную, взятую из Конвенций и Протокола, и свою внутреннюю.

В эту группу входят:

Франция, чей Кодекс военной юстиции и Правила общей дисциплины в вооруженных силах устанавливают запреты на те нарушения, которые частично совпадают с предусмотренными в международном праве.

ФРГ разработала законопроект, в котором была использована независимая от международной, собственная детализирующая система типизации.

Бельгия также разработала законопроект, где была использована собственная система типизации.

Также и Италия в Военно-уголовном Кодексе которой содержится ряд норм пресечения нарушений законов и войны, но которые не относятся к нарушениям, имеющим международный характер.

Можно выделить и те страны, которые типизируют преступления в своем внутреннем законодательстве подобно тому, как это делается в международных документах, но используют понятия, характерные для собственной, внутренней системы пресечения нарушений.

Таким образом, перед нами возникает 2 вида типизации – международная и национальная.

Внутринациональная типизация, в свою очередь, может быть общей, детализированной или смешанной.

В эту группу можно включить Испанию, Нидерланды, которые после ратификации Женевских Конвенций приняли новый Закон о военно-уголовном праве, изменив и дополнив свое законодательство и приведя его в соответствие с международными документами путем введения общего положения о пресечении нарушений законов и обычаев войны; Норвегия и Югославия, нарушения которой, сформированные в уголовном кодексе, практически совпадают со всеми теми, которые в Конвенциях классифицируются как серьезные нарушения.

Третью группу представляют страны, которые наиболее детально следуют международной системе пресечения нарушений. Вместо собственной типизации они сослались на те нарушения, которые перечислены в международных договорах.

К таким странам относятся Великобритания, закон которой о Женевских Конвенциях был принят в 1957 году, который предполагает общее наказание за все серьезные нарушения, перечисленные в Женевских Конвенциях и фактически ссылается на весь перечень нарушений, данный в каждой из Конвенций.

Закон Ирландии от 1962 года следует британской модели общей типизации, но кроме отсылки к серьезным нарушениям в нем содержатся и нормы наказания за «мелкие нарушения».

Дания использует общую типизацию со ссылкой на международные нормы. Швейцария также придерживается в своем Военно-уголовном кодексе общей типизации со ссылкой на международные конвенции о ведении военных действий, считая типизацию, представленную в Женевских Конвенциях, достаточной.

Что касается мелких нарушений, то следует отметить, что государства не обязаны принимать никаких законодательных мер, не должны и вводить уголовные санкции.

Отсюда следует, что международная система не обязывает государства применять уголовные санкции в отношении мелких нарушений. Однако международные нормы не запрещают государствам вводить дополнительные уголовные меры наказания, направленные на пресечение мелких нарушений, определяя за них наказания как за нарушения, или рассматривая их как преступления.

Таким образом, можно сделать следующее заключение: международные нормы устанавливаются для ряда универсальных типов серьезных нарушений, которые государства обязаны отразить в своем законодательстве. Если они не делают этого, значит они не соблюдают обязательств, взятых на себя при ратификации Женевских Конвенций и Протокола I.

Международные нормы не требуют уголовного преследования за другие нарушения, и, таким образом, не определяют их типа.


2.5. Ответственность за пресечение серьезных нарушений и пресечение нарушений норм международного права, которые не квалифицируются как военные преступления


В МГП большое место отводится пресечению серьезных нарушений, совершенных во время международных вооруженных конфликтов.

В Женевских Конвенциях 1949 г. и Дополнительном протоколе I рассматриваются нарушения 2-х видов: нарушения, относящиеся к числу серьезных, которые предполагают обязательство для государств пресекать их в уголовном порядке, и нарушения, по отношению к которым на государства возлагается только одно обязательство – добиваться их прекращения без указания на то, каким способом это делать.

В деле пресечения серьезных нарушений МГП основная ответственность возлагается на стороны в конфликте и на другие государства-участники. Государства обязаны соблюдать принцип универсальной уголовной юрисдикции, т.е. государства-участники договоров по праву обязаны пресекать серьезные нарушения независимо от гражданства лиц, совершивших их, а также от места их совершения.

Международную уголовную ответственность не несут лица, совершившие нарушения норм, применяемых в ходе международных вооруженных конфликтов, которые не квалифицируются как серьезные нарушения. Эти и иные нарушения должны рассматриваться как деяния, грубо нарушающие положения договоров по МГП, но они не занесены как таковые в списки серьезных нарушений (например действия, не перечисленные в списке серьезных нарушений, но носящие серьезный характер).


2.6. Уголовные санкции за нарушения


Основные положения (статья 49 Конвенции I и соответствующие статьи трех других Конвенций), требуют от государств введения законодательства, необходимого для обеспечения эффективных уголовных наказаний за серьезные преступления.

Отсюда следует, что: международное право требует от государств принятия уголовных санкций только в отношении нарушений, определяемых в Конвенциях как серьезные нарушения. Что касается тех нарушений, которые не определены как серьезные, но противоречат международному праву, единственным обязательством, налагаемым на государство, является их прекращение. Государства не обязаны определять наказание, но ничто не препятствует им это делать.


2.7. Универсальная уголовная юрисдикция для преследования за военные преступления


Договоры МГП, в отличие от других договоров по международному праву12, не предусматривают международной уголовной юрисдикции для преследования за военные преступления, но и не исключают ее. Эта компетенция должна устанавливаться в соответствии со специальными соглашениями, заключенными между государствами в форме международного договора с универсальной сферой применения. Именно так был создан Международный трибунал для судебного преследования лиц, ответственных за серьезные нарушения МГП, совершаемые на территории бывшей Югославии, 1 января 1991 г.13


III. ИНСТИТУТЫ МЕЖДУНАРОДНОЙ ОТВЕТСТВЕННОСТИ


3.1. Международный Трибунал по бывшей Югославии


Создание Международного Трибунала по бывшей Югославии явилось важной вехой на пути к действительному выполнению обязательства карать военных преступников. Цель такого органа – сделать все возможное, чтобы наиболее гнусные преступления, совершенные во время вооруженных конфликтов, не остались безнаказанными. Данный орган укрепился благодаря активности и новаторской деятельности, практически не знающий прецедентов.

Международный уголовный трибунал по бывшей Югославии был учрежден в 1993 году в ответ на массовые убийства, этнические чистки, происходившие в бывшей Югославии в таком масштабе и с такой жестокостью, каких европейский континент не видел с окончания Второй мировой войны. Совет Безопасности ООН счел, что подобная ситуация является угрозой международному миру и безопасности. Поэтому он учредил Международный трибунал в качестве вспомогательного судебного органа, надеясь остановить подобные нарушения.

Судебная деятельность Международного трибунала – в настоящее время это 19 публично подтвержденных обвинительных актов, пять дел, один завершенный судебный процесс (дело Тадича), 2 вынесенных приговора (дело Тадича и Эрдемовича) и еще несколько дел – обусловила огромный интерес к международному гуманитарному праву. Создание Международного Трибунала также повлияло на решение Совета Безопасности об учреждении Международного трибунала по Руанде и международного уголовного суда, статут которого был подписан в Риме после напряженных и сложных переговоров в 1998 году.

О создании Международного Уголовного Суда говорили неоднократно. После Второй Мировой войны процессы в Нюрнберге и Токио явились важной вехой на пути создания международного судебного органа. По словам Мохаммеда Беннуны, создание Международного Уголовного Суда является упражнением построения отвлеченных теорий14. Однако, когда мир потрясли трагические события, последовавшие за распадом бывшей Югославии, международное сообщество решило создать Международный Трибунал по бывшей Югославии, который был учрежден на основании резолюций 808 и 827 Совета Безопасности ООН.

Что касается процедуры создания Трибунала, то здесь было две возможности: традиционный путь разработки и заключения договора – на это ушло бы много времени. Трибунал смог бы приступить к работе с большой задержкой, в результате чего его процедуры оказались бы в значительной степени неэффективными. Поэтому безотлагательность проблемы требовала пойти по пути односторонних решений, которые смогли исходить от Совета Безопасности ООН. Правовой основой для принятия резолюции Совета послужила глава VII Устава ООН. Этот выбор имел как преимущества, так и недостатки. С одной стороны, такое решение оказалось эффективным, поскольку Трибунал немедленно приступил к работе. С другой – его судьба зависит от Совета Безопасности, органа ООН, в который входит лишь небольшое число членов, и только 5 держав имеют право вето. Кроме того, неизбежным стал вопрос о том, компетентен ли Совет Безопасности своей властью воздавать такого рода судебный орган, нигде в Уставе ООН в прямой форме подобные полномочия ему не предоставлены.


3.1.1. Юрисдикция Трибунала по бывшей Югославии


Юрисдикции Международного Уголовного Трибунала по Югославии (МУТ) подлежат следующие преступления:

  1. Серьезные нарушения Женевских Конвенций 1949 г.

  2. Нарушения законов и обычаев войны

  3. Геноцид

  4. Преступления против человечности


До Второй Мировой войны термину «преступление против человечности» и подобным выражениям уделялось мало внимания. Преступлением против человечности, в отличие от серьезных нарушений Женевских Конвенций 1949 г., а также геноцида, не дано определения в каком-либо договоре. Поэтому трудно обосновать заявление, что это определение отражает международное право.

Выражение «преступление против человечности» было использовано в Декларации 1915 года правительств Великобритании, России и Франции, осудивших резню армян в Турции. Наиболее серьезные изменения, относящиеся к понятию "преступление против человечности" , произошли после Второй Мировой войны. Во время войны ряд союзных держав выступили с заявлениями, в которых выражалось желание провести соответствующее расследование, предать суду и наказать не только военных преступников в узком смысле слова, т.е. лиц, нарушивших законы и обычаи войны на союзной территории, но и тех, кто несет ответственность за зверства, учиненные на территории держав «оси» против граждан несоюзных держав. 8 августа 1945 года Великобритания, США, СССР и Франция подписали Лондонское соглашение, в котором был приложен Устав Международного Военного Трибунала для судебного преследования и наказания главных военных преступников европейских стран «оси». Тем не менее понятие «преступление против человечности» продолжало оставаться расплывчатым, во многом совпадая с понятием «военные преступления».

В 1947 году Генеральная Ассамблея ООН поручила Комиссии международного права сформулировать принципы международного права, нашедшие отражение в Уставе Нюрнбергского трибунала и в решениях Трибунала и подготовить Кодекс преступлений против мира и безопасности человечества. КМП работала вплоть до 1996 г. В результате на своем 48-м заседании (1996 г.) комиссия приняла проект текста статей 1-20 и комментария к ним. Преступления против человечности обозначены следующим образом:

«Преступлением против человечности является одно из следующих действий, совершаемых систематически или широкомасштабно и по подстрекательству или под руководством государства, организации или группы лиц: а) убийство; b) истребление; с) пытки; d) порабощение; e) преследование на основании политических взглядов, расовой, религиозной или национальной принадлежности; f) институциирование дискриминации на основании расовой, религиозной или национальной принадлежности; g) произвольная депортация или насильственное перемещение населения; h) произвольное лишение свободы; i) принудительное исчезновение людей; j) изнасилование, принуждение к проституции.»


3.1.2. Устав MУT по бывшей Югославии


Также можно найти расхождения в определении комиссии международного права преступлений против человечности и Уставе Международного уголовного трибунала по Югославии. Статья 5 Устава МУТ по Югославии предусматривает:

«Международный трибунал полномочен осуществлять судебное преследование лиц, ответственных за следующие преступления, когда они совершаются в ходе вооруженного конфликта, будь то международного или внутреннего характера: а) убийство; b) истребление; с) порабощение; d) депортация; e) заключение в тюрьму; f) пытки; g); изнасилование; h) преследование по политическим, расовым и религиозным мотивам; i) другие бесчеловечные акты.»

В свете приведенных выше определений «преступлений против человечности», становится ясно, что пока еще нет четкого, единого определения данного понятия. Безусловно, все согласны, что преступления против человечности являются преступлениями в соответствии с международным правом и общими принципами права и, соответственно, подлежат универсальной юрисдикции. Тем не менее, точные параметры таких преступлений остаются неопределенными.


Геноцид


В отличие от преступлений против человечности, понятие геноцида кодифицировано и обычно не подвергается сомнению. В Уставе специального Трибунала по бывшей Югославии дословно повторена формулировка геноцида, содержащаяся в статье 2 Конвенции 1949 г.:

«… под геноцидом понимаются следующие действия, совершаемые с намерением уничтожить, полностью или частично, какую-либо нацию, этническую, расовую или религиозную группу как таковую: а) убийство членов такой группы; b) причинение серьезных телесных повреждений или умственного расстройства членам такой группы; с) предумышленное создание для какой-либо группы таких жизненных условий, которые рассчитаны на полное или частичное физическое уничтожение ее; d) меры, рассчитанные на предотвращение деторождения в среде такой группы; e) насильственная передача детей из одной человеческой группы в другую.»

Таким образом, в ходе работы МУТ были подняты самые разнообразные вопросы. Решения МУТа по бывшей Югославии широко комментировались в средствах массовой информации.

В конечном счете опыт, накопленный Международным трибуналом, оказался во многом положительным, несмотря на недостатки, присущие ему при создании. Возникновение такого судебного органа было лишь первым этапом в процессе создания постоянно действующего суда, о чем свидетельствуют значительные достижения Комиссии международного права. Опыт деятельности Трибунала привел к созданию Международного Уголовного Суда.


3.2. Международный Уголовный Суд


Идея создания МУС относительно не новая и к нашему времени имеет довольно долгую историю. Характерной чертой развития этой идеи является ее тесная связь с двумя мировыми войнами. Результатом как Первой, так и Второй мировой войны явилось складывание мировых систем: Версальско-Вашингтонской и Ялтинско-Потсдамской.

В отношении обеих систем решался вопрос о включении в их состав такого института, как МУС.

Предпринимались определенные усилия на официальном уровне: от включения отдельных статей в международный договор до заключения специальных соглашений; вопросы создания МУСа подробно обсуждались в Лиге Наций в 1920 и 1935-37 годах, в ООН в 1948 году, в 1945-46 годах заседал Нюрнбергский Международный Военный Трибунал, а в 1946-48 годах – Токийский.

Велась активная работа в рамках неправительственных международных организаций: Ассоциации международного права, Межпарламентского союза, Института международного права.

Версальско-Вашингтонская система не решила основной проблемы, для которой она создавалась – не смогла предотвратить Вторую Мировую войну. В сегодняшней системе военными средствами продолжают разрешаться конфликты. Радикальные изменения в международной жизни требуют соответствующих изменений в международном праве. Поэтому, естественно, что проблема создания МУСа, стала актуальной в 90-е годы. В 1993 году Советом Безопасности ООН был создан первый за полвека Трибунал ad hoc для рассмотрения дел, связанных с событиями в бывшей Югославии.

После долгих переговоров 18 июля 1998 года в Риме был принят и открыт для подписания Статут Международного Уголовного суда (МУС).

Принятию Статута предшествовала большая работ, длившаяся не один год. Так, была создана Подготовительная Комиссия МУСа, учрежденная Генеральной Ассамблеей ООН, которая была уполномочена разрабатывать проект «Элементы Преступлений и Правила Процедуры и Доказывания».

В 1999 году были проведены три сессии Комиссии, одна в 2000 году, 13-31 марта и 2 сессии намечены на 12-30 июня и 27 ноября – 8 декабря в 2000 году.

Подготовительная Комиссия осуществляла предварительную работу для постоянного Трибунала. Предпосылкой создания МУСа была деятельность Нюрнбергского трибунала в 1945 году и работа Международных Трибуналов по бывшей Югославии и Руанде. Опыт, приобретенный в процессе работы этих Трибуналов является основой в создании будущего постоянно действующего суда. Процедура создания суда была наиболее сложной: следовало совмещать различные системы уголовного права и законов ведения войны, правительства государств должны были согласиться с ограничениями, накладываемыми на них его юриспруденцией, большое количество правительств должно было прийти к полному согласию относительно содержания положений проекта.

Однако не все правительства пришли к согласию относительно содержания положений проекта МУСа. США не поддержали проект суда, который был вынесен на обсуждение 17 июля 1998 г. Делегация США внесла ряд предложений по статуту МУСа, большинство из которых не нашли поддержки. США удалось отклонить инициативы наделения суда универсальной юрисдикцией, однако такие инициативы, как сохранение за Советом Безопасности ООН роли, включая его право на прекращение работы суда, суверенная защита информации, затрагивающей национальную безопасность, которая может стать известна суду, широкое признание национальных юридических процедур, как предпосылка совместной работы в суде, приемлемые условия ответственности за выполнение распоряжений и приказов вышестоящих начальников были отклонены. В связи с этим США в июле 1998 года проголосовали против идеи создания МУСа, в то время как ее поддержали 120 стран.

Председатель делегации США заявил, что США придерживаются мнения, что государства должны иметь возможность оценить эффективность и беспристрастность суда до того, как ставить вопрос о согласии с его юрисдикцией15. Он также утверждает, что США были готовы принять режим договора, при котором любое государство-участник автоматически вынуждено было бы признать юрисдикцию суда в отношении преступлений, квалифицируемых как геноцид16. США предложили 10-летний переходный период до вступления договора в силу, в течение которого любое государство-участник могло бы уклониться от юрисдикции суда над преступлениями против человечности или военными преступлениями.

США были готовы принять соглашение, согласно которому по завершении 10-летнего периода существовало бы три возможности: принять автоматическую юрисдикцию суда в отношении всех ключевых преступлений, выйти из числа участников соглашения либо попытаться внести изменения в договор, расширяя возможности защиты через «уклонение». По мнению представителей США, такой переходный период дал бы возможность правительству США оценить деятельность суда, а также создал бы условия для присоединения к договору с самого начала большого числа государств. Несмотря на то, что было достигнуто соглашение с Постоянными членами Совета Безопасности относительно такого рода договоренности, также как и относительно гарантии для стран, не подписавших договор, другие правительства оказались не готовы принять такое предложение. В результате было принято только положение о возможности «отклонения» в течение семи лет в отношении военных преступлений.

К сожалению, из-за того, что в последний момент было внесено положение об экстраординарном механизме юрисдикции суда, страна, намеревающаяся совершить действия, которые можно квалифицировать как военные преступления, получит возможность, присоединившись к договору, «уклоняться» в течение семи лет от юрисдикции суда в отношении военных преступлений, в то время как неприсоединившееся к договору государство, пославшее своих солдат за рубеж, оказывается под угрозой распространения на нее юрисдикции суда.

Далее, в соответствии с процедурными поправками, государства-участники договора могут избежать подпадания под юрисдикцию суда в отношении любых новых преступлений в соответствии с актами, принятыми их народами или на их территории. Это как раз те гарантии, которые мы отстаивали. Однако в силу того, что условия юрисдикции оказались теперь изменены, это расширяет юрисдикцию в отношении тех же самых преступлений на государства, не участвующие в оговоре.

Договор также предусматривает как самостоятельное инициирование расследования прокурором по собственной инициативе при условии, что с этим согласны два судьи, либо предъявление обвинения не по прямому указанию суда, а по представлению либо правительства страны-участника договора, либо Совета Безопасности. Представители делегации США были против этого предложения, так как считают, что это приведет с одной стороны к перегруженности суда жалобами и угрозе отвлечения его ресурсов, а с другой – к подталкиванию суда к принятию неоднозначных политических решений и возможному краху.

Кроме того, они настаивали, что здесь должна существовать прямая связь между предварительным решением Совета Безопасности о том, что некоторое государство совершило акт агрессии, и обвинениями в адрес конкретного гражданина этого государства. Статут суда теперь включает преступление агрессии, но переносит принятие его определения через соответствующие поправки на семь лет после вступления статута в силу. Нет никаких гарантий, что в случае принятия расширенного определения эта крайне необходимая связь будет востребована. Председатель делегации заявил, что будет делаться все, чтобы сохранить эту связь.

Также США выступали солидарно со многими другими странами против включения преступлений, связанных с терроризмом и наркотиками, в юрисдикцию суда на том основании, что это могло подорвать более эффективную деятельность в этом направлении на национальном уровне17. Эта точка зрения была превалирующей вплоть до последнего дня конференции, когда внезапно выяснилось, что в окончательном тексте, подготовленном Бюро, в приложении к резолюции, которая должна была быть принята конференцией, оговаривалось, что преступления, связанные с терроризмом и наркотиками, должны подпадать под юрисдикцию суда, при этом на будущее переносится только вопрос об определении соответствующих преступлений. Однако текст был изменен в последний момент и США выступили с публичными возражениями против резолюции Они объяснили это тем, что включение этих преступлений не будет способствовать борьбе против этого зла. Наоборот, распространение на них юрисдикции суда могло бы подорвать серьезную деятельность на национальном и транснациональном уровнях и реально помешать борьбе с этими преступлениями. Проблема, по их мнению, состояла не в вынесении обвинений, а скорее в проведении расследования. Эти преступления требуют постоянных, подкрепленных законом усилий против криминальных организаций и связанных с ними преступлений с привлечением возможностей полиции и разведки. Суд не располагает возможностями для эффективного расследования и преследования такого типа преступлений.

17 июля представители США выступили против положения, устанавливающего запрет на введение дополнительных условий в договор. Председатель делегации США заявил, что в договор необходимо внести, как минимум, несколько дополнительных оговорок в области сотрудничества с судом на уровне государств, где требования национальных конституций и национальные юридические процедуры могут потребовать внесения оговорок, которые не наносят вреда стремлениям и целям суда.

Так, США выступили против идеи создания МУСа. Помощник секретаря США по вопросам военных преступлений Дэвид Шеффер заявил, что многие союзники США, подписавшие статут, будут оказывать давление на Вашингтон для того, чтобы США присоединились к ним, но, он добавил, что они никогда не подпишут договор, который они не могут поддержать.

В Вашингтон Таймс (Washington Times) опубликована статья, в которой глава американского Отдела Кадров (Office of Personnel Management) Дональд Дэвин заявил, что США следует продолжать отвергать МУС, несмотря на обвинение в лицемерии. По его мнению, ни один международный суд не сможет достичь уровня правосудия любого западного государства18. В статье Филлис Шлафли выражается явное пренебрежение к идее создания МУСа. Кроме того, в ней есть заявление о том, что МУС – это европейский суд19. По мнению Дэвида Ньюндорфа новая уголовная система правосудия является «системой террора». Обвиняемого могут содержать годами в нечеловеческих условиях, прежде чем правительство добьется судебного решения. Дэвид Ньюндорф называет МУС «тоталитарным судом, где главная роль «тирана» принадлежит ООН». Дэвид Ньюндорф считает, что судьи не могут назначаться из любых стран, так как в некоторых из них происходит вопиющее нарушение человеческих прав: Китай, Куба и Северная Корея. Дэвид Ньюндорф предлагает продолжать выступать против такого суда, он призывает сограждан в случае обвинения президентов США МУСом рассматривать такие акты, как военные действия, а деятельность суда как атаку на государственный суверенитет США20.

Естественно, что ни одна страна не хочет, чтобы ее действиями руководил кто-то извне. Однако сейчас люди вступают в то время, когда государственный суверенитет ограничивается в интересах достижения мировых экономических и гуманитарных целей. Бывший генеральный секретарь НАТО Хавьер Солана заявил, что война в Югославии пододвинула мировое сообщество к той системе международных отношений, в которой права человека значат гораздо больше, чем государственный суверенитет. А чешский лидер Вацлав Гавел назвал югославскую войну «важным прецедентом» на будущее, в котором «государственный суверенитет должен неизбежно исчезнуть».

Более того, США являются членом многих международных организаций, а некоторым, в частности, МУСу, исходя из своих целей, сильно противятся. США аргументируют свое выступление против создания МУСа тем, что власти боятся необоснованного осуждения американских граждан.

Необоснованное обвинение маловероятно, исходя из гарантий, предусмотренных статутом. Скорее всего США боятся любого обвинения в адрес американских граждан. МУС преследует своей целю легализовать возможность судить американских граждан без гарантий, которые предоставляются им в соответствии с Биллем о Правах, таких как возможность рассмотрения дела большим жюри, защита от двойного обвинения, публичное рассмотрение дела с участием суда присяжных там, где это преступление было совершено, и других гарантий, которыми пользуются американские граждане в соответствующем процессе. Поэтому американцы рассматривают суд как угрозу и скоординированную атаку на их государственный суверенитет. Однако создание суда возможно и вопреки сопротивлению США. На конференции ООН в Риме соглашение об учреждении суда было ободрено ста двадцатью странами и семидесятью пятью подписано, вступит же оно в силу после его ратификации шестидесятью государствами.

Все главные союзники США поддержали идею создания МУСа. В Европе в течение следующих лет (2001-2002 гг.) ожидается большое число ратификаций. Самые ближайшие союзники США в странах развивающегося мира, новые демократические государства, такие как ЮАР, Южная Корея, Чили, Аргентина и другие поддерживают эту идею. Так как МУС наладит широкую поддержку во многих государствах, США не смогут препятствовать его созданию. Кроме того, даже если США не ратифицируют договор, их граждане все равно могут быть арестованы и осуждены в МУСе.

Остальные государства, в отличие от США, поддерживают идею создания МУСа. Так, например, на 28 декабря 1999 года уже 92 государства подписали договор и 8 ратифицировали Римский Статут21.

Для Соединенного Королевства создание Международного Уголовного Суда является возможностью призвать к ответу преступников, совершающих геноцид, военные преступления и преступления против человечности в тех случаях, когда национальная правовая система просто не в состоянии или не хочет помочь. (Соединенное Королевство подписало статут в ноябре 1998 года.)

Королева в одной из своих речей отметила, что «британское правительство рассматривает Международный Уголовный Суд как главное достижение в международном правосудии, которое гарантирует, что те, кто совершает самые страшные преступления, которые только известны человечеству, будут призваны к ответу».

В связи с этим уже в эту парламентскую сессию будет внесен так называемый билль «О международном Уголовном Суде» (International Criminal Court Bill), который уполномочит парламент ратифицировать Римский Статут.

Если билль будет принят, обязательства Великобритании по отношению к Суду будут включать также арест и передачу подозреваемых (вопрос, который широко дискутировался в правовых спорах по поводу задержания бывшего чилийского диктатора генерала Аугусто Пиночета).

Л.Джоспен, член французского парламента, выступил перед прессой с речью в поддержку развития Международного Уголовного Суда. Он сказал, что необходимым условием для успешного развития суда является подписание и ратификация большинством государств Римского Статута, и в особенности теми странами, которые взяли на себя серьезные обязательства. Он сделал это заявление в контексте своей речи о вопросах, касающихся таких прав человека, как смертная казнь, легитимация гуманитарной интервенции и т.д.

Посол Inan A.Yanez-Barnuevo, лидер испанской делегации, выступил на сессии Подготовительной Комиссии с заявлением, в котором отметил, что процесс установления МУСа – процесс необратимый. Посол заметил, что эффективность МУСа понизится без поддержки США, но он добавил, что это не означает, что Суд не будет дальше развиваться. Он также отметил сурьезную поддержку МУСа Европейским Сообществом. По его мнению, Суд сможет начать работу где-то в 2001-2005 году.

В университете Гироны в Испании член Европейского парламента Эмма Бонино была удостоена награды за активное участие в общественной деятельности. В своем выступлении перед прессой она, отвечая на вопросы о деле Пиночета, сказала, что вмешательство одного государства в политику другого может повлечь за собой дисбаланс в межгосударственных отношениях и что в этой ситуации острой необходимостью является развитие Международного Уголовного Суда.

Исполнительный директор Human Rights Watch Кенет Рут представил 9 декабря ежегодный доклад, документ на 517 страницах, который содержит отчет о развитии и достижениях в области прав человека в 68 странах. В докладе содержатся данные за период с ноября 1998 по октябрь 1999 года22.

1-2 ноября 1999 года в Нидерландах прошла международная конференция, организованная Международной ассоциацией адвокатов по уголовной защите, а также юридическим факультетом Лейденского Университета, по вопросу независимости «защитника» перед (постоянным) Международным Уголовным Судом. Конференцию открыл министр юстиции Голландии, среди приглашенных были также академики, юристы и правительственные эксперты. Участники включали в себя также 9 делегатов от 7-ми стран, которые присутствовали на встрече Подготовительной Комиссии Международного Уголовного Суда в Нью-Йорке. Пока участники приходили к согласию, что защитнику следует быть независимым от будущего суда (в частности от ее бюрократической системы) и от должности обвинителя, более сложной была проблема, которая до сих пор остается, как обеспечить защиту этой независимости. Этот вопрос включает в себя все необходимые структурные и организационные шаги и меры, которые следует провести непосредственно в самом Суде. Особое внимание нужно уделить изменениям, которые произошли в основах об ограничениях вторжения в деятельность защитника, которые наглядно продемонстрированы в Нюрнбергской грамоте и Статутах двух существующих трибуналов. Статут Международного Уголовного Суда следует их традиции. Однако проблема в том, что защитнику придется одному справляться со своими клиентами, по этому поводу последние несколько лет Международная ассоциация адвокатов по уголовной защите, в качестве части своей программы, разрабатывает проект мировой правозащитной организации, которая могла бы принять одну из следующих форм:

  • всемирная профессиональная организация, поддерживаемая индивидуальными членами или может быть альянс организованных членов;

  • альянс национальных ассоциаций адвокатов;

  • независимая Правозащитная Организация, прикрепленная в Международному Уголовному Суду.

Таким образом, одобрение создания МУСа почти всеми государствами и реальные попытки ускорить процесс начала его работы путем разработки различных проектов и принятия необходимых организационных мер, позволяет в скором времени осуществить ратификационный процесс.

Следует отметить и такой вопрос, как юрисдикция МУСа. Вопрос о юрисдикции является одним из сложных и, вместе с тем, важным. Вопрос о том, должен ли суд иметь юрисдикцию только в отношении крупномасштабных военных преступлений или также и в отношении единичных преступных деяний, стал предметом продолжительного обсуждения.

В настоящее время статут предусматривает, что Суд имеет юрисдикцию в отношении военных преступлений, когда они совершены в рамках плана или политики или крупномасштабном их совершении.

Главным достижением Суда является включение пункта о военных преступлениях, совершенных во время немеждународных вооруженных конфликтов. Следует отметить, что Статут определяет изнасилование, обращение в сексуальное рабство, принуждение к проституции как военные преступления. Набор или вербовка детей в возрасте до 15 лет в национальные вооруженные силы или использование их для активного участия в боевых действиях также считаются военными преступлениями, подпадающими под юрисдикцию Суда.

Однако положение об использовании особо жестких видов оружия было сокращено до минимума, поскольку оказалось трудно достичь консенсуса, в основном из-за выраженного некоторыми государствами желания включить в список запрещенных видов оружия ядерное оружие и сопротивления этому других. Соответственно, не были упомянуты ядерное, биологическое и ослепляющее лазерное оружие, а также противопехотные мины. Предполагается, что перечень военных преступления будет расширен во время Обзорной конференции, которая должна состояться через семь лет после вступления Статута в силу. Это вполне вероятно, считает Мари-Клод Роберж, юридический Советник Юридического отдела МККК, поскольку число государств-участников Дополнительных протоколов I и II от 1977 г. к Женевским Конвенциям (в настоящее время 151 и 143) продолжает расти.

Серьезное разочарование, по мнению Мари-Клод Роберж, вызывает положение, относящееся конкретно к военным преступлениям. Статья 124 Статута предусматривает, что став участником Статута, государство может заявить о том, что в течение семи лет после вступления Статута в силу, оно не признает юрисдикции Суда в отношении военных преступлений, когда, как предполагается, преступление совершено его гражданами либо на его территории.

Таким образом, для военных преступлений создается иной режим, чем тот, что предусмотрен для других преступлений, подпадающих под юрисдикцию Суда, и этим как бы подразумевается, что военные преступления являются не столь серьезными, как другие основные преступления, упомянутые в Статуте. Однако международное право уже признает обязательство государств преследовать военных преступников в судебном порядке вне зависимости от их национальности или места совершения преступления.

После длительных и напряженных дебатов государства наконец согласились принять следующий принцип – когда государство становится участником Статута, оно принимает юрисдикцию Суда в отношении четырех основных видов преступлений: геноцида, преступлений против человечности, военных преступлений и актов агрессии. Таким образом, Суд может осуществлять свою юрисдикцию, если государство, на территории которого было совершено соответствующее преступление или упущение, или государство, гражданином которого является лицо, подвергающееся судебному преследованию или в отношении которой ведется расследование, является участником Статута или приняло юрисдикцию Суда. Если необходимо согласие государства, не являющегося участником Статута, это государство может сделать заявление о том, что оно принимает юрисдикцию Суда в отношении данного конкретного преступления.

К сожалению, не было принято предложение предоставить Суду автоматическую юрисдикцию в случае, если государство, содержащее под стражей подозреваемых в преступлении, является участником Статута. Так, лишь широкое признание Статута государствами помогло бы найти выход из тупика.

В Риме было также достигнуто соглашение наделить прокурора полномочиями начинать расследование в отношении четырех основных видов преступлений. Когда прокурор решает, что существует разумное основание для начала расследования, он должен направить запрос в Палату предварительного производства для утверждения. Если Палата предварительного производства утверждает расследование, прокурор должен поставить в известность об этом все государства-участники и заинтересованные государства. В течение одного месяца с момента получения уведомления государство может сообщить прокурору о том, что оно расследует преступление или ведет судебное дело на национальном уровне, поэтому прокурору следует предоставить рассмотрение дела властям государства. Однако прокурор может решить запросить решение Суда по вопросу юрисдикции или допустимости дела.

Найденное в Риме решение относительно полномочий прокурора начинать рассмотрение дела отражает компромисс между теми государствами, которые опасались, что прокурор будет чересчур «политизирован» и теми, которые надеялись, что независимый прокурор послужит гарантией эффективности Суда.

Возможно будут внесены еще какие-то изменения в отношении предстоящей деятельности Суда. Однако вопрос о юрисдикции МУСа не приведет к явным практическим последствиям, пока большинство государств не ратифицирует договор, позволив таким образом осуществить суду его юрисдикцию, когда это будет необходимо.

Также одной из нерешенных задач является составление проекта Приложения к Статуту, который описывает элементы состава различных преступлений, которые должны помогать суду при голосовании и применении статей 6, 7 и 8, относящиеся к геноциду, преступлениям против человечности и военным преступлениям.

Учитывая принцип взаимодополняемости МУС и национальных уголовных судов, следует прилагать больше усилий для развития рациональных законодательств для имплементации универсального обязательства предавать суду лиц, подозреваемых в военных преступления, где бы они не находились. Несмотря на учреждение МУСа, государства по-прежнему обязаны осуществлять свою уголовную юрисдикцию в отношении лиц, подозреваемых в совершении международных преступлений, поскольку суд обладает юрисдикцией только в том случае, если подозреваемый не подвергался судебному преследованию в национальном суде.

Одной из не менее важных проблем на пути создания МУСа является его финансирование.

МУС должен иметь надежные и постоянные доходы для эффективного функционирования. Было разработано и предложено на рассмотрение несколько вариантов финансирования суда.

США пытались внести предложение о принятии базисных принципов финансирования со стороны государств-участников23.

Большинство специалистов, занимающихся данной проблемой, считают, что система финансирования, зависящая от государств, не может гарантировать надежные и постоянные доходы. Примерные расходы на МУС составляют около 10 млн.долларов в года, даже если Суд не будет активно осуществлять свою деятельность и проводить судебные расследования.

На работу Специальных Трибуналов по бывшей Югославии и Руанде государствам-членам ООН приходилось платить в год порядка 100 млн.долларов24. Планируется, что все расходы МУСа будут оплачиваться из бюджета ООН.

Если финансирование суда будет осуществляться только определенными государствами-членами ООН, то общественность будет считать деятельность суда при рассмотрении дел не совсем законной. Существует и противоположная точка зрения на этот счет: определенные государства, взявшие на себя большие обязательства в рамках ООН, должны нести финансовую ответственность. Предлагается и другой вариант: группа добровольных вкладчиков тоже будет нести финансовую ответственность.

В связи с неопределенностью финансирования суда, может возникнуть следующий вопрос: не воздержатся ли государства от ратификации Статута исходя из налагаемых на них правовых и финансовых обязательств?

Можно предположить, что среднеразвитые страны могут отказаться ратифицировать договор из-за предстоящих больших финансовых расходов.

То же самое могут сделать и высокоразвитые европейские страны. Если США не ратифицируют договор, то именно им придется осуществлять финансовые расходы на расходы МУСа.

Если предположить, что Япония и Европейский Союз ратифицируют договор без участия США, то в данном случае Японии придется платить 34 млн. долларов ежегодно.

Для западных стран решение Японии играет большую роль. В случае ратификации договора Японией, Германия заплатит 16 млн. долларов с учетом 9,5% доли в ООН, а Италия 9 млн. долларов (с учетом 5,4% доли).

В случае отказа Японии ратифицировать договор, расходы двух европейских стран увеличиваются в 2 раза. Для других стран расходы будут больше в 3 раза. Если США присоединятся в договору, тогда они будут платить 25 млн. долларов, т.е. четвертую часть судебных издержек за привилегию подвергнуть американских граждан суду без соблюдения их конституционных прав25. Представители США полагают, что именно от них зависит предстоящее функционирование суда. Они объясняют это тем, что США осуществляют полное финансирование бюджета ООН, поэтому без достаточного финансирования деятельность МУСа может быть парализована.

Исходя из сказанного, можно сказать, что гарантий надежного финансирования суда пока что не имеется. В ближайшем времени предстоит предпринять большую работу для разрешения данного вопроса.

Государства должны принять все необходимые меры для обеспечения успешного начала деятельности суда и его эффективного функционирования.

Можно надеяться, что новый суд внесет значительный вклад в обеспечение большего уважения к международному гуманитарному праву и сможет сократить число жертв в вооруженных конфликтах.


ЗАКЛЮЧЕНИЕ


В результате рассмотрения темы можно сделать следующие выводы:

  • Проблема международной ответственности является ключевой в современных условиях. Причиной этому является увеличение вооруженных конфликтов, этнических чисток и террористических актов.


  • Институты международной ответственности, рассматриваемые в работе, являются фактором международной безопасности и стабильности в мире.


  • Субъектами ответственности за преступления являются государства или индивиды. Процедуры реализации ответственности государств и индивида существенно различаются между собой. Международную ответственность несут лица за серьезные нарушения, классифицируемые как военные преступления, классификация которых отражена в Женевских Конвенциях и Протоколе I. Серьезные нарушения государства обязаны отразить в своем законодательстве, если они этого не делают, то не соблюдают обязательства, взятого на себя при ратификации Женевских Конвенций и Протокола I.


  • Система пресечения нарушений в настоящее время является смешанной, в основном пресечение нарушений предусматривает законодательство государств, а международное право лишь обеспечивает правовую основу для их пресечения.

  • Уголовные санкции на международном уровне не определены, поэтому определение наказания является делом государств.


  • Общей целью создания новых институтов международной ответственности является борьба с международными преступниками и применение наказания за совершение международных правонарушений. Компетенция МУСа на современном этапе ограничится по кругу лиц. Необходимость создания МУСа вытекает из того, что международное сообщество должно иметь механизм правосудия над серьезными нарушениями. МУС в отношении международных преступлений, совершаемых представителями государства, должен стать одним из элементов системы по поддержанию мира и безопасности.

СПИСОК ИСТОЧНИКОВ


1.

Женевские конвенции от 12 августа 1949 года, Протокол I 1977 года

2.

Устав Международного Трибунала по бывшей Югославии

3.

Статута Международного уголовного суда. http://polit.ru/index-dossier

4.

Международный Уголовный Суд: России пора! http://hrnnov.euro/ru

5.

The Rome Statute of the International Criminal Court (done at Rome, 17 July 1998) (UN Press Release, L/ROM/22, 17 July 1998)

6.

Официальный отчет Дэвида Дж.Шеффера Новости кампании «За учреждение Международного уголовного суда» ноябрь 1999 г. http://index.gdf.ru/othproj/crimcrt/index.html

7.

Что такое международный уголовный суд? http://index.org.ru/othproj/crimcrt/iccabourt.html Wed, 01 Mar 2000

8.

Coalition for an International Criminal Court (CICC documents.) http://www.igc.org/icc/

9.

International Criminal Law www.law.nyu.edu/library/forein_intl/criminal.html

10.

The International Criminal Court: Threatening U.S. Sovereignty and Security. www.heritage.org/library/execmemo/em537.html

11.

Dempsey. Gary T. The Case against the Proposed International Criminal Court: www.cato.org/pubs/pas

12.

Criminal Justice Policy. www.icclr.law.ubc.ca/

13.

International Criminal Tribunal for Rwanda www.ict.org

14.

International Criminal Tribunal for the former Yugoslavia – Domovina Net domovina.xs4all.nl

15.

Florida State University School of Criminology & Criminal Justice International Criminal Court www.fsu.edu/~crimdo/world.htmp

16.

United Nations in Belarus http://www.un.minsk.by

17.

Хьюман Райтс Вотч – организация по защите прав человека http://www.hrw.org/russian

18.

http://www.hrw.org/russian/editorials/kosovo/law

19.

http://index.gbf.ru/othpoj/iccabout.html

20.

www.inion.ru


International Criminal Court: Resources in Print and Electronic Format by Lyon:



21.

Recent Conferences, Millenium 2000: Would an International Criminal Court Help or Hinder Pursuit of Global Justice? (transcript of CNN’s “Burden of Proof”’s program on the ICC aired on January 2, 2000/

22.

Remarks made by Jude Gabrielle Kirk Mcdonald, president of the international criminal tribunal for the former yugoslavia, the preparatory commission for the international criminal court, New York, 30 July 1999 (Press Release, The Hague, 30 July 1999).

23.

The Permanent International Criminal Court: Will It Make a Difference for Peace and Human Rights? (Annual Conference, Center for Civil and Human Rights, Notre Dame Law School, 19-20 March, 1999)

24.

Addressing american society of international law, deputy secretary-General says nations must show will to take collective action in glabal interest (UN Press Release DSG/SM/44, 30 March 1999)

25.

United Nations Conference of Plenipotentiaries on the Establishment of an International Criminal Court (UN; 15 July – 17 July 1998, Rome, Italy)

26.

Сандо Ив. Международный комитет Красного Креста как хранитель МГП// Moscow Journal of International Law, 1999, декабрь, с.91

27.

Роберж Мари Клод. Новый Международный Уголовный Суд// Moscow Journal of International Law, 1999, декабрь, с.132

28

Тавернье Поль. Опыт Международных уголовных трибуналов по бывшей Югославии и Руанде// Международный журнал Красного Креста, 1997, № 19, с.699

29.

Beneditti F. Report on the negotiations for creation of an International Criminal Court.

30.

Michael P.Scharf. Rome diplomatic conference for International Criminal Court.

31.

Revue internationale de la Croix-Rouge, , mai-juin 1991, 789 pp.263-311

32.

Фисенко И.В. Проблема создания МУСа, автореферат. Минск, 1996.


1 Лейст О.Э. Понятие ответственности в праве// Вестник МГУ. Серия II. Право № 1. 1994 с.37

2 См. далее стр.12

3 См. Ю.М.Колосов, В.И.Кузнецов Международное право, М., Международные отношения, 1996, стр.268

4 См.Хосе Луис Фернандес Флорес. Пресечение нарушений права войны, совершаемых отдельными лицами, Revue internationale de la Croix-Roude, 1991, 789, pp.263

5 Это было сделано лишь в Гаагских конвенциях 1899 и 1901 гг.

6 См.подробнее о Женевских конвенциях Сборник статей Международного Комитета Красного Креста, 1998 г., М.

7 Именно Конвенции, но не Протокол I связывают сейчас обязательствами все государства.

8 Ст. 49 Женевских Конвенций I, ст.50 ЖеневскихКонвенций II

9 Хосе Луис Фернандес Флорес. «Пресечение нарушений права войны, совершаемых отдельными лицами». Сборник статей, МККК, М., 1998

10 Статья 49 Конвенции I, статья 50 Конвенции II, статья 129 Конвенции III и 146 Конвенции IV

11 Более подробно см. нарушения, указанные в Конвенции

12 Конвенция о предупреждении геноцида и наказании за него, статья VI и Международная конвенция о пресечении апартеида и наказания за него, статья V

13 Резолюции СБ ООН 808 (1993) и 827 (1993)

14 Mohamed Bennouna. La creation d`une juridiction penale internationale et la souverainainite des Etats. Annuaire francaise de droit internationale, 90,pp.296

15 D.Schaefer. The ICC: Threatening US sovereignty. http//www.heritage.org/molem 537

16 Официальный отчет Дэвида Шеффера «За учреждение Международного Уголовного суда», ноябрь 1999 г., http//inaex.gdf.ru/othproj/crimert/

17 Fowler Jury. World leadership & International Justice: The US & International Criminal Court. www.3.nd.edu/~krocinst

18 D.Davin. International Criminal Court// Washington Times 1998

19 Philis Shafly “ International Criminal Court is a bad news”

20 Neundorf D. International Criminal Court: a giant step toward global totalitarianism, www.seidata.com/

21 О ратификации см. в Приложении № 2

22 См. Human Rights Watch, http//www/hrw/org/russian

23 Dempsy Gary. The case against the proposed International Criminal Court: www.cato.org/pubs/pas

24 International Criminal Tribunal for the former Yugoslavia: domovina.xs4all.nl

25 United Nation Conference of Plenipotentiaries on the establishment of an International Criminal Court (UN: 15 June – 17 July 1998, Italy


Случайные файлы

Файл
141418.rtf
91086.rtf
23110.rtf
10145-1.rtf
185468.rtf