Собственность в международном частном праве (95485)

Посмотреть архив целиком

План:

Введение.

1. Коллизионные вопросы права собственности.

2. Правовое регулирование иностранных инвестиций.

Заключение.

Литература

























Введение


Право собственности представляет собой центральный институт любой правовой системы. С его помощью юридически закрепляются правила регулирования экономических общественных отношений, касающихся собственности.

Эти отношения регулируются, прежде всего, однако, наличие в них иностранного элемента приводит к необходимости их регулирования международным частным правом.























1. Коллизионные вопросы права собственности.


В законодательстве многих государств проводится различие между правом на недвижимое имущество и правом на движимое имущество. В отношении недвижимости законодательство, судебная практика и доктри­на этих государств придерживаются принципа, согласно которому право собственности на недвижимость регулируется законом места нахождения недвижимости. Этот закон определяет и содержание права собственности на недвижимость, и форму и условия перехода прав на недвижимость. Особенно жестко данный принцип проводится в отношении такой основной категорий недвижимого имущества, как земельные участки. В специальных реестрах и книгах ведется строгая регистрация прав собственности на землю.

Российские юридические лица и иные наши организации, точно так же как и граждане России, если им принадлежит недвижимое имущество за рубежом, имеют право владеть, пользоваться и распоряжаться таким имуществом в полном объеме в соответствии с правилами местного законодательства.

Более сложным является положение с движимым имуществом. Сюда относятся обычно права требования, ценные бумаги, транспортные средства, личные вещи и т. д. В отношении этой категории имущества в различных государствах по-разному решается вопрос о значении принципа закона места нахождения вещи, хотя и в отношении режима движимого имущества указанный принцип имеет решающее значение.

Во-первых, считается общепризнанным, что если в каком-либо государстве вещь правомерно перешла по законам этого государства в собственность определенного лица, то при изменении места нахождения вещи право собственности на данную вещь сохраняется за ее собственником. Таким образом, признается право собст­венности на вещь, приобретенную за границей.

Во-вторых, обычно признается, что объем прав собственника определяется законом места нахождения вещи. Из этого следует, что при перемещении вещи из одного государства в другое (как это происходит именно с дви­жимым имуществом) соответственно изменяется и со­держание прав собственника. При этом не имеет значе­ния, какие права принадлежали собственнику вещи до ее перемещения в данное государство. Право собствен­ности на вещь, например приобретенную иностранцем на своей родине, признается, но содержание этого права будет определяться не законом страны его граж­данства, а законом места нахождения вещи.

В доктринах международного частного права сущест­вуют различные точки зрения на то, какой закон регу­лирует переход права собственности, если вещь приобре­тается не в том государстве, где она находится. В од­них странах доктрина высказывается в пользу приме­нения закона места нахождения вещи, в других предпочтение отдается личному закону собственника.

В Великобритании и США в течение длительного времени исходным был принцип, согласно которому права на движимость определяются личным законом собственника. В курсе Дайси обращается внимание на переход от принципа личного закона к принципу места нахождения вещи.

В праве Франции в ряде случаев переход права собственности на движимость определяется законом места нахождения вещи; в то же время в наследственном праве переход имущества в порядке наследования часто определяется личным законом наследодателя. Однако принцип личного закона рассматривается в современной доктрине больше как исключение из общего правила. Этот принцип продолжает сохраняться в законодательстве лишь отдельных стран (Аргентины, Брази­лии).

Расширение применения закона места нахождения вещи обосновывается в иностранной литературе прежде всего интересами гражданского оборота.

Таким образом, как правило, принцип lех геi sitae определяет, какие вещи могут быть вообще объектом права собственности, объем и содержание прав и обязанностей собственника и чаще всего возникновение, переход и прекращение права собственности.

Коллизионные вопросы отношений, вытекающих из права собственности, регулируются также в отдельных международных соглашениях. Гаагская конвенция о пра­ве, применяемом к переходу права собственности в международной торговле товарами, 1958 года решает ряд вопросов, связанных с переходом права собственности, не на основании принципа lех rei sitae, а на основании обязательственного статута, то есть права, применяемого сторонами к сделке внешнеторговой купли-продажи (см. гл. 8).

Основным правилом, предусматриваемым российским законодательством для решения коллизионных вопросов права собственности, является закон местонахождения вещи (ст. 164 Основ гражданского законодательства). Это правило распространяется как на недвижимое, так и на движимое имущество. Из сферы его применения исключены транспортные средства, подлежащие внесению в государственный реестр. Коллизионные вопросы права собственности на эти транспортные средства решаются по праву страны, где транспортное средство внесено в реестр.

В российском законодательстве к недвижимым вещам (недвижимому имуществу, недвижимости) отнесены (ст. 130 ГК РФ) земельные участки, участки недр, обособленные водные объекты и все, что прочно связано с землей, т.е. объекты, перемещение которых без несоразмерного ущерба их назначению невозможно, в том числе леса, многолетние насаждения, здания, сооружения. К недвижимым вещам отнесены также подлежащие государственной регистрации воздушные и морские суда, суда внутреннего плавания, космические объекты. Недвижимостью может быть признано законом и иное имущество. Не принадлежащие к недвижимости вещи, включая деньги и ценные бумаги, являются движимым имуществом.

Что касается вопросов возникновения, перехода и прекращения вещных прав, то решаются они с помощью привязок, не совпадающих с привязкой к закону местонахождения вещи, хотя и близких к ней по значению.

Перемещение имущества из одной страны в другую изменяет содержание права собственности, поскольку его “наполнение”, объем зависит от закона страны, где в данный момент находится имущество.

Иначе строится режим возникновения и прекращения права собственности. Право собственности возникает и прекращается по закону страны, где это имущество находилось в момент, когда имело место действие или иное обстоятельство, послужившее основанием для возникновения или прекращения права. Российский гражданин сохраняет за собой право собственности на имущество, которое им было приобретено в России, но в последующем перемещено в установленном порядке за границу. Равным образом за иностранцем признается право на имущество, приобретенное у себя на родине и затем правомерно перемещенное в Россию. В каждом из этих случаев признается право собственности, возникшее под действием соответственно российского или иностранного закона, но содержание права в результате перемещения имущества изменяется.

Изъятия из правила lex rei sitae устанавливаются федеральным законом или международным договором РФ. Назовем лишь наиболее существенные:

Одно из изъятий связано с отношениями по наследованию. Статья 169 Основ гражданского законодательства подчиняет их праву страны, где наследователь имел последнее постоянное место жительства. Что касается коллизионных вопросов наследования строений и другого недвижимого имущества, находящегося в России, то они решаются по российскому праву. Но в модели Гражданского кодекса для стран СНГ и в разделе VII проекта третьей части ГК РФ эта последняя коллизионная норма уступает место норме с двусторонней коллизионной привязкой.

Другое изъятие относится к судьбе имущества ликвидируемого юридического лица. Вопросы права собственности на такое имущество регулируются личным законом юридического лица.

По российскому гражданскому законодательству представительства и филиалы не являются юридическими лицами (ст. 55 ГК РФ) и наделяются имуществом создавшими их юридическими лицами. В случае ликвидации российского юридического лица судьба имущества его филиала или представительства, находящегося за рубежом, определяется не законом страны местонахождения имущества, а личным законом юридического лица, т.е. российским законом.

В ч. 3 ст. 164 Основ гражданского законодательства предусмотрено, что «возникновение и прекращение права собственности на имущество, являющееся предметом сделки, определяются по праву места совершения сделки, если иное не установлено соглашением сторон». Это означает, что за основу принят принцип автономии воли сторон. Если же стороны в контракте не решили этот вопрос, то тогда начинает действовать коллизионный принцип lех 1оsi соntrасtus. По российскому закону (ст. 444 ГК РФ) договор (при отсутствии указания о месте его заключения) признается заключенным в месте жительства гражданина или месте нахождения юридического лица, направившему оферту.

Особые сложности в международной практике вызы­вают случаи, когда предметом сделки является товар в пути. Например, товар перевозится морем или по железной дороге, а стороны во время его нахождения в пути совершают сделку по передаче на него права собственности. Какое право тогда следует применять: страны отправления товара, страны назначения или какого-либо промежуточного пункта нахождения ве­щи? Закон предписывает в этих случаях применять закон места отправки вещи. Согласно ч. 3 ст. 164 Основ, «право собственности на имущество, находящееся в пути по внешнеэкономической сделке, определяется по праву страны» из которой это имущество отправлено, если, иное не установлено соглашением сторон».


Случайные файлы

Файл
153762.rtf
рпз.docx
50149.rtf
11588-1.rtf
115669.rtf




Чтобы не видеть здесь видео-рекламу достаточно стать зарегистрированным пользователем.
Чтобы не видеть никакую рекламу на сайте, нужно стать VIP-пользователем.
Это можно сделать совершенно бесплатно. Читайте подробности тут.