Жизненный путь узбекского поэта Алишера Навои (74336)

Посмотреть архив целиком

Введение


Биография Алишера Навои, этого талантливейшего поэта и выдающегося мыслителя своей эпохи, издавна привлекала внимание многих историков-востоковедов и литературоведов. Ее исследованию посвящены целые труды, а на Родине поэта даже была создана школа навоиведения. Но актуальность изучения данной темы с течением времени не уменьшается, поскольку, наверное, стоило бы посвятить тома анализу каждого произведения этого автора, чья поэтика чрезвычайно интересна и разнообразна по приемам, а взгляды – необычайно прогрессивны для представителя средневековой восточной цивилизации.

Родившись в Герате, одном из главных культурных центров тогдашнего Востока, и с детства впитав в себя красоту и изысканность литературного языка фарси, Алишер очень рано осознал свою миссию – стать родоначальником узбекской литературы. В своей книге «Спор двух языков» он писал, что тюркам следовало бы держаться своего родного языка: «Если же у них есть способность писать на обоих языках, нужно преимущественно писать на родном языке…» И хотя это отнюдь не было принято в его обществе, Навои хватило смелости и ума стать достойным примером для поэтов своего народа.

Кроме того, Навои считал: «Кто посвятит свою жизнь служению науке, того имя и после смерти останется бессмертным». И то, что память о Навои как о прекрасном многогранном ученом и незаурядном государственном деятеле прошла сквозь века, обессмертив его имя, на мой взгляд, очень красноречиво свидетельствует о правдивости сказанных слов.

Но, поскольку творческое наследие Алишера Навои очень богато и представляет собой огромный исторически-литературоведческий интерес, мне хотелось бы прежде всего в своей работе показать его пестроту и разнообразие, остановившись более подробно на самых выдающихся достижениях этой неординарной и воистину яркой личности, внесшей значительный вклад в культурную и общественно-политическую жизнь своего времени.


Чудеса детства и редкость юности


Тот, кому было суждено под поэтическим именем Навои стать родоначальником узбекской литературы, выдающимся мыслителем и государственным деятелем, Низамиддин Мир Алишер родился в Герате 9 февраля 1441 г.

Мальчик происходил из тюркской феодальной знати. Его отец Гиясуддин Кичкине в царствование Шаруха, вероятно, был близок ко двору падишаха и владел большими землями. Мать была дочерью одного из кабульских эмиров – Шейха Абусанда Чанга.

Маленький Алишер жил в довольстве. Родители решили дать живому и любознательному ребенку хорошее образование. Чуть ли не с четырехлетнего возраста Алишер посещал одну из лучших гератских школ. Историк Хондамир с похвалой отзывается о его учебе.

Повлияла на высокое культурное развитие мальчика и семья. Так, один его дядя, Абу-Саид, писал стихи под прозвищем Кабули, второй, Мухаммад Али, был хорошим музыкантом, славился искусством в каллиграфии и писал стихи под псевдонимом Гариби. Двоюродный брат Алишера, Сеид-ака Хайдар, носил поэтическое прозвище Сабухи.

Обучаясь в школе, Алишер увлекался чтением стихов, особенно восхищаясь строками «Гулистана» и «Бустана» Саади, а также поэмой Фаридуддина Аттара «Разговор птиц». Да и свои стихи он начал писать рано, лет в семь-восемь. Таким образом, уже в детском возрасте сложились литературные вкусы и интересы будущего великого поэта.

Среди школьных товарищей Алишера был будущий правитель Герата, Хусейн Байкара. Дети были очень дружны. Но вскоре внешние обстоятельства разлучили их. Когда в 1447 г. умер Шахрух и в стране разгорелась междоусобная борьба за власть, Гиясуддин Кичкине решил оставить родной край и с группой знатных земляков переселиться в Ирак.

Юные годы Алишера прошли вдали от Герата. Но добровольное изгнание длилось недолго. В 50-х годах во владениях Тимуридов восстановился некоторый порядок. Абулкасим Бабур завладел Хорасаном со столицей Гератом, а в Самарканде воцарился Абу-Саид.

Семья Алишера возвратилась в Герат, и его отец занимал при Бабуре ряд должностей. Одно время он был правителем хорасанского города Себзевара.

Когда Алишеру исполнилось пятнадцать лет, он поступил на службу к Абулкасиму Бабуру.

Правитель Хорасана, любивший поэзию, поощрял стихотворные опыты одаренного юноши. Алишер проявлял большие способности к изучению языков и в то время уже так свободно владел персидским и арабским, как и родным тюркским. Он писал стихи на двух языках, подписывая персидские именем Фани («Бренный»), а тюркские – именем Навои («Мелодичный»).

Тогда уже некоторые поэты (Лутфи, Саккаки) писали на тюркском языке – вопреки установившемуся в аристократических кругах мнению, что на грубом народном языке нельзя выражать тончайшие мысли и чувства.

Молодой Алишер как-то показал свои стихи престарелому Лутфи, который считался самым изысканным тюркским поэтом. Лутфи пришел в восторг от газелей юноши и воскликнул: «Я охотно променял бы на эту газель десять-двенадцать тысяч моих стихов на двух языках и считал бы сделку весьма удачной».

Такого же лестного мнения был о таланте Алишера и известный поэт Шейх Камаль.

В свите Бабура состоял и давний знакомец Алишера Хусейн Байкара. Этот честолюбец мечтал о власти, о завоеваниях, о троне. Когда в 1457 г. Абулкасим Бабур умер и снова возникла борьба за престол, Хусейн Байкара с головой окунулся в эту борьбу. Он отправился на поиски воинственных друзей-беков и союзников.

Алишер же тем временем жил в Мешхеде, изучая науки (математику, законодательство, астрономию) и поэзию. Его дни протекали медленно, тяжело и одиноко. В одном из посланий к Сайиду Хасану, поддерживающему его в этот трудный период, Навои пишет, что ему негде было жить, нечем питаться, некому преподносить свои стихи. Но именно в эти нерадостные дни произошла первая встреча с Абдуррахманом Джами, ставшего его верным другом и наставником в творчестве.

В сложившейся ситуации Навои довелось уехать в Самарканд, знаменитый своими учеными, медресе, обсерваторией. Два года поэт учился в медресе ученого-законоведа и арабиста Фазуллаха Абуллайса. Тамошний правитель Ахмад Хаждибек, писавший под псевдонимом Вафаи, приблизил к себе поэта. Другие литературные деятели той эпохи – Шайхим Сухейли, Мирзабек, Алои Шаши, Юсуфшах Сафои – быстро сдружились с ним.

Об одаренности и признанности Навои уже на тот момент известным поэтом свидетельствует следующий факт: в 1464-1465 гг. поклонники его творчества готовят первый сборник его стихов (диван).

Именно в Самарканде материальное положение Навои значительно улучшилось, и, что гораздо важнее, Алишер впервые стал вникать в государственные дела, обретать опыт управления державой.

Думаю, что своеобразным портретом молодого Навои может стать стихотворный отрывок, написанный о нем Айбеком:

Он защитник людей от зла,

И улыбка его светла,

Сила юности, чувств родник

Не иссякнет в нем ни на миг.

Он умеет беречь казну,

Чтоб счастливой сделать страну.

Дать ей воду, науке кров

И больницы для бедняков.

Много дел у него, забот,

В мыслях только одно – народ…


Диковины среднего возраста


В 1469 г. Хусейну Байкаре все-таки удалось занять гератский престол. По его просьбе Навои разрешается вернуться. В праздничный апрельский день он преподнес султану свою касыду «Новолуние», в которой искренне поздравил его с восшествием на престол. В благодарность Навои получает должность хранителя печати. С этого времени по-настоящему начинается его активная общественно-политическая и культурная деятельность.

Ранний период службы Навои при дворе отличался тем, что правитель наделял его большими полномочиями. Мечтой же самого Алишера была поэзия, поэтому вскоре он подал в отставку. Однако в феврале 1472 г. ему был присвоен титул эмира и он был назначен главным визирем. Он постоянно ездит по стране, исполняя свои обязанности. В «Дарственной записи» он писал: «По мере возможностей я старался сломить меч угнетения и исцелить целебной мазью раны угнетенных».

Большое значение Навои придавал строительству культурно-просветительных учреждений. В районе Мусалла в Герате на средства Навои были построены большое красивое медресе «Ихласия», дом для чтецов Корана «Дарал-хуффаз», дом для ученых, приезжих и дервишей «Халасия», дом для лекарей «Дараш-шифа», соборная мечеть. Был проведен и канал. В Хорасане было около трехсот общественно полезных и учебных построений, созданных благодаря эмиру. Среди них много историко-архитектурных памятников, рабатов, мечетей, сардоба (крытых водохранилищ), бассейнов.

Заботой Навои были окружены ученые, поэты, музыканты, каллиграфы, живописцы.

Но, заботясь о других, Алишер не забывал и собственного призвания, писал свои стихи каждую свободную минуту, нередко – по ночам.

Приблизительно между 1472 и 1476 гг. он, по настоянию Хусейна, составил свой собственный первый диван «Редкости начала», а примерно в 1480 г. – второй диван «Редкие концы».

Лирические творения Навои, сборники его газелей прославили имя их создателя во многих странах Востока. Но поэт мечтал о том, чтобы написать для своего народа и на языке своего народа нечто большее, вроде «Шах-намэ» персидского поэта Фирдоуси.

И на сороковом году жизни, в расцвете духовных и физических сил, Навои принялся за свой основной поэтический труд – «Хамсу» («Пятерицу»).

Ради высокого замысла в 1476 г. Алишер освободился от должности визиря. Но придворная клика ненавидела его. Навои же, в свою очередь, не мог скрыть своего презрения к низкопоклонничеству и коварству, царившим среди приближенных султана.


Случайные файлы

Файл
66019.rtf
105898.rtf
3303-1.rtf
19970-1.rtf
63642.rtf




Чтобы не видеть здесь видео-рекламу достаточно стать зарегистрированным пользователем.
Чтобы не видеть никакую рекламу на сайте, нужно стать VIP-пользователем.
Это можно сделать совершенно бесплатно. Читайте подробности тут.