Тема эксперимента в повести М.А. Булгакова "Собачье сердце" (74333)

Посмотреть архив целиком

МОУ «ЦЕНТР ОБРАЗОВАНИЯ

«ПСКОВСКИЙ ПЕДАГОГИЧЕСКИЙ КОМПЛЕКС»








Экзаменационный реферат

по литературе


Тема эксперимента в повести

М. А. Булгакова «Собачье сердце»







ученицы 9 «В» класса

Сергеевой Анастасии Владимировны.

Учитель – Буфетчикова И. А.





Псков

2010


Содержание


  1. Повесть «Собачье сердце» в ряду сатирических произведений М. А. Булгакова.

  2. Тема эксперимента в повести.

2.1 Эксперимент профессора Преображенского.

2.2 Социальный эксперимент начала XX века.

3. «Собачье сердце» как повесть-предупреждение.

Список использованной литературы.



Повесть «Собачье сердце» в ряду сатирических произведений М. А. Булгакова


При укреплении большевистского режима в России начала XX века появился «новый человек», который получил имя «гомо советикус». Русские писатели в своих произведениях начали исследовать данный феномен «нового человека». Михаил Булгаков также не мог пройти мимо этого явления и сразу же создал серию портретов «гомо советикуса». Почти в одно время вышли его произведения «Роковые яйца», Дьяволиада» и «Собачье сердце».

7 марта 1925 года автор читал первую часть «Собачьего сердца» на литературном собрании «Никитинских субботников». Один из слушателей, М. Я. Шнейдер, сказал тогда: «Это первое литературное произведение, которое осмеливается быть самим собой. Пришло время реализации отношения к произошедшему» (т.е. к Октябрьскому перевороту 1917 г.). На этом же чтении присутствовал агент ОГПУ, который в своих донесениях оценил повесть совсем иначе: «Есть верный, строгий и зоркий страж у Соввласти, это – Главлит, и если моё мнение не расходится с его, то эта книга света не увидит… А то, что она не будет напечатана (если «не будет»), это-то и будет роскошным им, этим писателям, уроком на будущее время, уроком, как не нужно писать для того, чтобы пропустила цензура, т.е. как опубликовать свои убеждения и пропаганду, но так, чтобы это увидело свет». Однако люди, искушённые в литературе, повесть хвалили. Например, писатель В. Вересаев писал поэту М. Волошину: «Очень мне приятно было прочесть Ваш отзыв о М. Булгакове…юмористические его вещи – перлы, обещающие из него художника первого ранга. Но цензура режет его беспощадно…». В самом деле, в это время начиналось ужесточение цензуры. И, конечно, здесь сыграла роль и реакция критики на предыдущую булгаковскую повесть «Роковые яйца», которая рассматривалась как антисоветский памфлет.

Повесть «Собачье сердце» вышла в свет только в 1987 году, но зато она избежала участи своих сатирических предшественников – не была высмеяна и растоптана критиками «от советской литературы».

Фабульно «Собачье сердце», как и «Роковые яйца», восходит к произведениям английского писателя-фантаста Герберта Уэллса, на этот раз – к роману «Остров доктора Моро» (1896), где профессор-маньяк в своей лаборатории на необитаемом острове занимается созданием хирургическим путём необычных «гибридов» людей и животных.

Повесть «Собачье сердце» является неким продолжением повести «Роковые яйца», которая служит гипотезой о возможности реализации в России социалистической идеи при существующем уровне культуры и просвещения. В «Собачьем сердце» уже «проводится эксперимент»: пародируются попытки большевиков сотворить нового человека - строителя коммунистического общества.

Повесть «Собачье сердце» - это политическая сатира. Некоторые её персонажи являются пародиями на каких-либо людей. Первая редакция «Собачьего сердца» содержала практически открытые намёки на ряд политических персон того времени; в частности, в образе пожилого развратника, пациента Преображенского, угадывается полпред Х. Г. Раковский. В этой же редакции более крамольно читалось и заявление профессора Преображенского о том, что калоши из прихожей «исчезли в апреле 1917 г.», - намёк на возвращение в Россию В. И. Ленина и его «Апрельские тезисы», как первопричину всех бед, случившихся в России. В следующей редакции цензура заменила апрель на март и источником всех бедствий как бы стала Февральская революция, хотя к завоеваниям этой революции Булгаков относился положительно: в пьесе «Сыновья Муллы» она показана как благо.

Одна из главных сатирических фигур в повести – председатель домкома Швондер – имеет аналоги во многих произведениях Булгакова: это Портупея в «Зойкиной квартире», Бунша в «Блаженстве» и «Иване Васильевиче», Босой в «Мастере и Маргарите».

Прототипом профессора Преображенского, равно как и профессора Персикова в «Роковых яйцах», послужил дядя Булгакова, врач-гинеколог Николай Михайлович Покровский.

Стоит отметить, что сатира и юмор Михаила Булгакова в этой повести достигают высшей степени мастерства. Достаточно вспомнить блестяще написанную сцену с омоложенным старичком, хвастающим своими любовными похождениями, или же сцену со «страстной дамочкой» не первой молодости, которая, чтобы удержать любовника, готова на всё. Эти сцены рисуются через восприятие пса: «Ну вас к чёрту», - мутно подумал он, положив голову на лапы и задремав от стыда». Комичен и образ Швондера, решившего воспитать Шарикова в «марксистком духе»; сам процесс воспитания Шарикова рисуется в резких сатирических и юмористических тонах. Сюжетно он построен по контрасту – умный и ласковый пёс становится грубым, невоспитанным хамом, в котором всё отчётливее проявляются унаследованные свойства Клима Чугункина. Его поступки становятся всё более возмутительными: то он пугает даму на лестнице, то как сумасшедший кидается за кошками, то пропадает по кабакам и трактирам. Как итог – юмористическая сцена (в эпилоге повести) с уголовной милицией, пришедшей по доносу Швондера искать Шарикова. Профессор Преображенский предъявляет пса как доказательство своей невиновности и трагикомично поясняет: «То есть он говорил… Это ещё не значит быть человеком…».

В «Собачьем сердце» прослеживаются некоторые ведущие темы творчества Булгакова. Во-первых, это тема Дома как средоточия человеческой жизни – квартира профессора, в которой он живёт и творит. Например, обжитому, тёплому дому Турбиных (пьеса «Дни Турбиных») писатель противопоставляет Зойкину квартиру («Зойкина квартира»), где идёт яростная борьба за квадратные метры. Во-вторых, в «Собачьем сердце» угадывается излюбленная Булгаковым тема «нечистой силы»: «Какой-то нечистый дух вселился в Полиграфа Полиграфовича… Он поднял левую руку и показал Филиппу Филипповичу обкусанный с нестерпимым кошачьим запахом шиш. А затем правой рукой по адресу опасного Борменталя из кармана вынул револьвер». Шиш – это стоящие дыбом волосы на голове чёрта; такие же волосы и у Шарикова: «жёсткие, как бы кустами на выкорчеванном поле». Вооружённый револьвером Полиграф Полиграфович – это своеобразная пародия на Ленина, Троцкого и других большевиков, которые военной силой обеспечили торжество своего учения в России.

Свет и тьма соседствуют у Булгакова в описании улиц и квартиры профессора: чёрный вечер, белая вьюга, «чёрная с золотыми буквами карточка», шуба на черно-бурой лисе и белый фартучек, черный костюм с золотой цепью и белый врачебный халат, темная комната, мгновенно превращающаяся «в ослепительный день».

Профессор со священнической фамилией Преображенский делает операцию над Шариком 23 декабря во второй половине дня, а очеловечивание пса завершается в ночь на 7 января, поскольку последнее упоминание о его собачьем облике в дневнике наблюдений, который ведёт профессор Борменталь, датировано 6 января. Следовательно, новый человек Шариков появляется на свет в православное Рождество Христово. Но Полиграф Полиграфович – воплощение не Христа, а дьявола, взявший себе имя в честь вымышленного «святого» в новых советских «святцах», предписывающих праздновать День полиграфиста. По этим признакам можно сказать, что в «Собачьем сердце» уже просматриваются мотивы последнего и лучшего произведения Булгакова – романа «Мастер и Маргарита».

Знаменитый монолог Преображенского о разрухе: «Это – мираж, дым, фикция!.. Что такое это ваша «разруха»? Старуха с клюкой? Ведьма, которая выбила все стёкла, потушила все лампы? Да её вовсе не существует! Что вы подразумеваете под этим словом? Это вот что: если я, вместо того чтобы оперировать, каждый вечер начну у себя в квартире петь хором, у меня настанет разруха. Если я, ходя в уборную, начну, извините меня за выражение, мочиться мимо унитаза и то же самое будут делать Зина и Дарья Петровна, в уборной получится разруха. Следовательно, разруха сидит не в клозетах, а в головах», - имеет один вполне конкретный источник. В начале 20-х годов в Мастерской коммунистической драматургии была поставлена пьеса В. Язвицкого «Кто виноват?» («Разруха»), где главным действующим лицом была скрюченная старуха по имени Разруха, мешающая жить семье пролетария.

Единственным лекарством против разрухи Преображенский (и с ним Булгаков) признаёт обеспечение порядка - «поставить городового рядом с каждым человеком и заставить этого городового умерить вокальные порывы наших граждан», когда каждый занимается своим делом: «Невозможно в одно время подметать трамвайные пути и устраивать судьбы каких-то испанских оборванцев!..».

Любителей хорового пения в рабочее время Булгаков наказал в романе «Мастер и Маргарита», где служащих Зрелищной комиссии заставляет безостановочно петь Коровьев-Фагот. Милиционер как символ порядка возникает в фельетоне «Столица в блокноте». Миф разрухи Булгаков соотносит с мифом Петлюры в «Белой гвардии», где бухгалтер становится «головным атаманом» эфемерного, по мнению писателя, Украинского государства. Монолог Алексея Турбина напоминает монолог Преображенского и вызывает сходную с ним реакцию: брат Алексея замечает, что он «незаменимый на митинге человек, оратор», Шарик же думает о Филиппе Филипповиче: «Он бы прямо на митингах мог деньги зарабатывать…».


Случайные файлы

Файл
29304-1.rtf
statist.doc
63152.rtf
69839.rtf
1.1.doc




Чтобы не видеть здесь видео-рекламу достаточно стать зарегистрированным пользователем.
Чтобы не видеть никакую рекламу на сайте, нужно стать VIP-пользователем.
Это можно сделать совершенно бесплатно. Читайте подробности тут.