М.М. Пришвин и Смоленщина (74302)

Посмотреть архив целиком

Муниципальное общеобразовательное учреждение

средняя общеобразовательная школа № 29

с углубленным изучением отдельных предметов












Реферат

по литературе Смоленщины

М.М. Пришвин и Смоленщина”




Выполнила:

ученица 9 Б класса

Осипова Арина







Смоленск 2008


Введение


По странному стечению обстоятельств человек, большую часть своей жизни страдавший от непонимания и мечтавший о далеком будущем Друге -читателе, остается и по сей день самым неизвестным и непрочитанным русским автором. В этих словах нет преувеличения. Другого писателя, с чьим литературным наследием мы незнакомы и наполовину, у нас просто нет. Когда-то его дневники не печатали из-за цензуры, потом из-за того, что не было денег. В самое последнее время дело вроде бы сдвинулось с мертвой точки, но, Боже, как грустна наша Россия!

Тема моего реферата «М.М. Пришвин и Смоленщина». Мне очень понравились некоторые произведения автора, поэтому захотелось узнать больше об этом человеке: что он из себя представлял? Как он жил? О чём писал?

Цель моего реферата - проследить этапы жизни и творчества Пришвина на Смоленщине.

Задачи:

1. Познакомится с автобиографией М.М. Пришвина;

2. Рассмотреть творческое наследие Пришвина Смоленского периода;

3. Оценить вклад Пришвина в развитие Смоленщины;

4. Выявить своеобразие творческой манеры автора.

В исследовательской работе мне помогли следующие издания:

1. Пришвин М.М. Дневники 1920-1922 годов, М., 19636г.

В книге рассказывается о работе Пришвина учителем в Алексинской школе под Дорогобужем, участии в деятельности музея усадебного быта в бывшем имении Барышниковых, требовании на сельскохозяйственной опытной станции в Батищеве. Всё увиденное и пережитое в эти годы осталось на страницах дневника, представляющего для современного читателя ценнейший материал для изучения творчества писателя.



На земле Смоленской


«Из кладовой души моей, из самого сердца - все знакомое, пережитое, близкое»

М. Пришвин


Пришвин приехал в Смоленск в августе 1920 года с мандатом А.В. Луначарского для сбора фольклора.

Как известно, по сложившимся семейным обстоятельствам (переезд на родину жены, невозможность получить земельный участок в глухом лесном краю) и в результате некоторых творческих раздумий он неожиданно стал работать преподавателем русской словесности в школе второй ступени. Она располагалась в селе Алексино Дорогобужского уезда Смоленской губернии, бывшем имении помещиков Барышниковых.

Место было получено сразу, без каких-либо препятствий. В свою очередь талантливый писатель, человек большой души и высокой культуры мышления, Пришвин быстро освоился и стал педагогом.

Мы по праву можем назвать его педагогом, а не просто случайным сельским учителем, принадлежащим к числу тех грамотных людей, которые стали работать в новой советской школе. А практика этого своеобразного педагога, некоторые размышления, не утратившие интереса и по настоящее время, весьма показательны. Об этом, прежде всего, свидетельствует очерк «Школьная робинзонада», который появился на страницах февральского номера журнала «Народный учитель» за 1924 год, написанный Пришвиным по свежим впечатлениям и переживаниям нелегкого учительского труда.

Одновременно он заведовал музеем усадебного быта, занимался сбором песен, былин, сказок и писал свой дневник. Во дворце, где помещалась школа второй ступени, были еще детская колония, клуб местной культкомиссии, театр. Именно в этом дворце, громадном каменном здании, суждено было уже знаменитому тогда писателю учительствовать почти год с лишним. Его жизнь, как детская, так и взрослая, сложилась так, что профессия педагога не представлялась ему привлекательной и духовно необходимой. «Я не люблю русскую школу, - писал он. - Я не расстаюсь с мыслью, что мое лучшее досталось мне только борьбой со школьной выучкой. Всю жизнь до сих пор мне казалось, что самое ненавистное, самое противное моей природе занятие есть именно учительство».

Однако, судя по дневникам, М.М. Пришвин сумел преодолеть свое негативное отношение к педагогическому труду. Школа, общение с крестьянскими детьми и их родителями стали для писателя насущной духовной потребностью. Не случайно недолгое пребывание на Смоленщине (1 год 8 месяцев) стало для него предметом глубоких раздумий и основой для создания повести, рассказа и автобиографической заметки.

Став учителем, Пришвин пытается все свои знания, весь свой прошлый и настоящий опыт вложить в новую работу. Одним из положительных моментов в своей педагогической деятельности он считал то, что «никогда не был учителем, не выработал себе еще шаблона, сам ужасно робел и потому перед уроками столько занимался, как будто готовился к экзамену» об этом в «Школьной робинзонаде». А в «Охоте за счастьем» он так развивает эту мысль: «те, кто начинает, первый год, много два, по моим наблюдениям, почти все талантливы. И пусть у них не хватает опыта, увлечение учителя передается ученикам, и это, кажется, не менее дорого, чем дело опытного учителя. Если бы все учителя могли остаться такими, как они начинали! Я был хаотичен, но талантлив, как начинающий. Ребятам от меня перепадало, отцы уважали за мужской пол, за возраст, за бороду».

В сложных случаях приходилось трудиться писателю. 28 февраля 1921 года он замечает: «Школа вторую неделю не действует по недостатку дров, хотя дрова в 200 саженях от школы, а за пол версты леса, сплошь заваленные макушками и сучьями. Вина отчасти наша, мы, учителя, мало проявили энергии для добывания: учителю теперь даются только голые стены школы и ученики, остальное все он должен добывать сам. И все жалованье 15 ф. овсянки в месяц».

Видимо, и нравственная атмосфера в коллективе учителей была сложной, конфликтной. М.М. Пришвин, как всегда, наблюдателен, остр на слово и правдив: «Шкрабы делили землю, как мужики, с гамом. Время добела раскаленного эгоизма. Надо помнить, что теперь на стороне контрреволюции такая сволочь, что если они, то горем загорюешь о большевиках. Так правду разделили пополам, и стала там и тут ложь: сеем рожью, живем ложью».

Ходил М.М. Пришвин (а дело было осенью) в дырявых резиновых калошах. Был холодный и морозливый день, как позже вспоминал писатель. Его увидел местный крестьянин Е.И. Барановский и ужаснулся. А поздно ночью пришел к учителю домой и вручил ему новые сапоги. При этом добавил: «Вы не думайте, что помрете с голоду, этого я не допущу, вы только учите, а душку вашу я прокормлю». Спустя несколько лет в рассказе «Охота за счастьем» Пришвин расскажет об этом случае: «Пусть он узнает, что я это помню: имя его Ефим Барановский».

Трудные годы, голодные недели. Но писатель и в сложных условиях размышлял о судьбе России, об образовании народа. Трудная школа, в которой он работал, долго занимала его мысли. Какова ее цель? Как совместить теоретические знания и их практическую приложимость? В новых условиях он по-новому рассматривал значение классического и реального образования. Он отдавал предпочтение последнему, так как считал, что реальная школа - это школа здравого смысла, и в ней люди учатся долго, до конца жизни.

В марте же 1921 года Пришвин входит в уездный музейный совет как председатель от «этнографического общества». Кроме того, перед поездкой на Смоленщину он заручился у А.В. Луначарского мандатом на собирание фольклора. Об этом рассказывается в автобиографическом очерке «Охота за счастьем».

Работая учителем, теснейшим образом соприкасаясь с народом, Пришвин на Смоленщине переосмысливает и свои былые писательские устремления. Здесь в Алексине он продолжал вести дневник, в котором 26 мая 1920 года делает примечательную запись: «Нам, писателям, нужно опять к народу, надо опять подслушивать его стоны, собирать кровь и слезы и новые души, взращенные его страданием, нужно поднять все прошлое в новом свете».

Отсюда и новый подход Пришвина к этнографии, занятия которой использовал на уроках. Как педагог, он переосмыслил саму методику преподавания истории словесности, о чем говорится в «Школьной робинзонаде». Если в дореволюционной школе это «считалось труднейшим делом», так как было оторвано от действительности, то теперь, наоборот, с помощью учителя «становится самым близким предметом».

Пришвин привлекал к занятиям «местные песни и сказки, свадебные обряды, лесные поверья». Он использовал местный этнографический словарь В.Н. Добровольского, произведения русских классиков: Чехова, Бунина и других писателей. Не последнюю роль в преподавании сыграло литературное дарование педагога. Так, изучая свадебный обряд, он пытался даже написать инсценировку «и разыграть пьесу с учениками».

В связи с поисками новых методов преподавания Пришвин расширил и углубил определение краеведения, постоянно прибегая на уроках к окружавшей его действительности. И это давало свои положительные результаты, на основании которых, может быть с некоторым увлечением, он пришел к выводу, что «Краеведение... есть прежде не только наука, оно, вероятно, есть настолько же искусство, вообще оно не так аналитическая как синтетическая деятельность человека».

В очерке «Школьная робинзонада» писатель сокрушался о том, что изучением родного края в деревне не занимается никто - ни учителя, ни доктора, ни юристы, ни журналисты. Между тем в Германии в Лифляндии «школьный работник... высосал решительно все из местного края, и там весь вопрос состоит в расширении научного горизонта самого учителя».


Случайные файлы

Файл
63158.rtf
114166.rtf
15105.rtf
15893-1.rtf
20654.rtf




Чтобы не видеть здесь видео-рекламу достаточно стать зарегистрированным пользователем.
Чтобы не видеть никакую рекламу на сайте, нужно стать VIP-пользователем.
Это можно сделать совершенно бесплатно. Читайте подробности тут.