Противостояние личности и тоталитаризма на примере произведений А.И. Солженицына "Раковый корпус" и "Один день Ивана Денисовича" (74198)

Посмотреть архив целиком

МИНИСТЕРСТВО ОБРАЗОВАНИЯ И НАУКИ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ











ЭКЗАМЕНАЦИОННЫЙ РЕФЕРАТ

«Противостояние личности и тоталитаризма

на примере произведений А.И.Солженицына «Раковый корпус» и «Один день Ивана Денисовича»



Выполнил:

Проверил:









Тюмень, 200_


Содержание.


Введение

Глава 1 Государство и личность в повести Солженицына «Один день Ивана Денисовича».

Глава 2 Вопросы смысла жизни и проблема нравственного выбора в повести Солженицына «Раковый корпус».

Заключение

Список использованной литературы


Введение


В данной работе рассматривается тема противостояния личности и тоталитарной системы на примере двух повестей Александра Исаевича Солженицына: «Один день Ивана Денисовича» и «Раковый корпус».

Цель: На примере двух произведений Солженицына определить, в чем трагедия тоталитарной системы и возможность сохранения человеком истинных жизненных ценностей в этих условиях.

Задачи:

- показать человеческие черты в нечеловеческих условиях советской действительности;

- разоблачить тоталитарную систему, доказать возможность существования в ней человека.

Термин «тоталитаризм» возник в 20 веке. И это не случайно. Именно в наше столетие унижение, подавление и уничтожение человеческого «я» приняло наиболее масштабный и жесткий характер. Идея тысячелетнего рейха, зародившаяся в фашистской Германии, как и стремление построить коммунизм в СССР в равной степени ориентированы на безличную массу, толпу, неспособную самостоятельно мыслить и действовать. Так, в советском обществе героем стал «новый» человек, который решительно порвал с «проклятым» прошлым, с религией, культурой, с «порочащими» его связями, а если надо, то и с самыми близкими людьми, и, таким образом, с нравственностью.

Однако, несмотря на все ухищрения политиков, всегда были и есть люди, не утратившие совести, памяти, творческих способностей. Они духовно противостоят бездушной государственной системе, сохраняют не только мужество, но и свободу мысли.

В русской прозе 1970-90-х годов, а также «возвращенной» литературе значительное место занимают произведения, в которых воссоздана трагедия народа, пережившего массовые репрессии в сталинскую эпоху. Эта тема нашла отражение в прозе В.Шаламова, Ю.Домбровского, О.Волкова и, конечно, А.Солженицына.

Александр Исаевич Солженицын в нашей литературе - явление совершенно необычайное, можно сказать, парадоксальное и неожиданное. В чем эта парадоксальность заключается? Прежде всего, в том, что он явился в эпоху, как отмечает А.Белинков, «поражающую своей замечательной, ни с чем не сравнимой духовной бездарностью». Поэтому, всякое незаурядное явление воспринималось как неожиданность и парадокс. Исключительность и неожиданность Солженицына заключались в том, что он выполнил назначение поэта: рассказал людям о самом главном, что они должны были узнать.

Солженицын важен, нужен и дорог русской литературе. Значение Александра Исаевича не только в том, что он рассказал о самом важном, что пережили его современники (это делали и другие писатели), а в том, что он правильно понял происходящее.

А.Солженицын - это неразрешенный писатель России. Это писатель из тех, которых когда-то убивали на дуэли, сажали в тюрьму, убивали из-за угла или не давали писать. Подтверждение тому письмо Солженицына Четвертому съезду писателей, которое он закончил такой фразой: «Что касается меня, то за свою писательскую судьбу я и не беспокоюсь. Свой писательский долг я выполню, и из могилы лучше, чем при жизни».

Но он не только исполнил свой писательский долг, написав замечательные книги, но и доказал, что выжить можно!

Жизненный и творческий путь крупнейшего писателя современности, Лауреата Нобелевской премии А.Солженицына уникален и неповторим. И эта уникальность выражена в тяжести испытаний, выпавших на его долю. Война с фашизмом, сталинские лагеря, раковый корпус, внезапная слава, связанная с опубликованием повести «Один день Ивана Денисовича», затем замалчивание, запреты, высылка из страны и вновь обретение российского читателя.

Его труд можно сравнить с трудом археолога. То же стремление добраться, докопаться до истины. Только не через толщу материально-культурных пластов, а через слои лжи, фальши, сознательных и бессознательных искажений, толщу забвения и умолчания. Исследовать прошлое, опираясь не столько на документы (они или уничтожены, или до сих пор недоступны), сколько на мемуары, собственный опыт и интуицию, найти ответ на вопрос «Кто мы есть?» - цель многих произведений писателя.


Глава 1


В 1959 году, всего за три недели, А.И.Солженицын написал рассказ «Один день Ивана Денисовича», сыгравший большую роль в его дальнейшей судьбе. В октябре 1962 года после долгих переговоров с властями главный редактор «Нового мира» А. Твардовский получил разрешение Хрущева и напечатал в своем журнале эту повесть, снабженную коротким предисловием. Появление «Одного дня Ивана Денисовича» было большим событием социальной России.

Основываясь на собственном опыте, Солженицын описал один день из жизни заключенного трудового лагеря. Действие происходит еще в сталинское время, а повествование ведется простым и доступным языком.

Но известность автору принесли не столько литературные достоинства произведения, сколько то, что Солженицын описал реальную, достоверную жизнь, не идеологизированную. Эта была правда, о которой до этого момента говорить было просто не принято. А он заговорил! Книга стала настоящей сенсацией в политических кругах, а кроме того, еще и вызвала к жизни стремление к правде.

Через 20 лет в своем интервью для радио ВВС Солженицын будет вспоминать о создании «Одного дня Ивана Денисовича» так: «Я в 50-м году, в какой-то лагерный день таскал носилки с напарником и подумал: как описать всю нашу лагерную жизнь? По сути, достаточно описать один всего день в подробностях, в мельчайших подробностях, и день самого простого работяги, и тут отразится вся наша жизнь. И даже не надо нагнетать каких-то ужасов, не надо, чтоб это был какой-то особенный день, а - рядовой, тот самый день, из которого складываются годы. Задумал я так, и этот замысел остался у меня в уме, девять лет я к нему не прикасался и только в 1959 году сел и написал… Заглавие Александр Трофимович Твардовский предложил, нынешнее заглавие, свое. У меня было «Щ-854. Один день одного зэка». И очень хорошо он предложил, так это хорошо легло».

Пред нами проходит всего лишь один день лагерной жизни. Но поразительная насыщенность повести множеством конкретных жизненно-художественных деталей, редкая густота подробностей, зоркость взгляда писателя, его наблюдений- все это дает широко объемлющую картину.

Один день «зэков», заключенных особого лагеря, где люди от прошлой жизни только между собой сохранили имена и фамилии. Официально каждому на лоб, грудь, на спину, на колено для удобства конвоя и надзирателей дано по номеру - у иных он превышает многие сотни.

Все события повести как будто убеждают читателя, что все человеческое осталось там, за колючей проволокой. Этап, отправляющийся на работу, представляет собой сплошную массу серых телогреек. Человеческая жизнь обесценена. Рядовой заключенный подчинен всем - от состоящих на службе надзирателя и конвоира до повара и старшины барака, таких же узников, как и он. Его могут лишить обеда, посадить в карцер, обеспечив на всю жизнь туберкулезом, а то и расстрелять.

Открывая первые страницы повести, невольно задаешь вопрос: «Человек ли?..». Все интересы заключенного Щ - 854, кажется, вращаются вокруг простейших животных потребностей организма: как «закосить» лишнюю порцию баланды, как при минус двадцати семи не запустить под рубаху стужу на этапном шмоне, как сберечь последние крохи энергии в ослабленном хроническим голодом и изнуряющей работой теле - словом, как выжить в лагерном аду.

И все же за всеми нечеловеческими реалиями лагерного быта выступают человеческие черты. Под номерами и одинаковыми бушлатами - люди. Пред нами предстают индивидуальные характеры, их много, это удивительно для небольшой повести, и секрет этой художественной победы заключен, прежде всего, в человечности, которая наполняет все авторское изображение людей, их отношений. Но это какая-то строгая человечность, проникнутая достоинством. Строгая точность изображения передает с особой силой реальную обстановку мрачной жизни лагеря. И тем более становятся нам дороги эти люди, тем более любим мы их и тем больше страдаем за них.

Капитан второго ранга Буйновский, в прошлом - военный моряк, ходивший и вокруг Европы, и Великим Северным путем, жизни себе не мысливший без морской службы, властный, звонкий офицер, человек беспредельной преданности. Угораздило же английского адмирала, с которым вместе в войну Буйновский сопровождал морской конвой, прислать ему памятный подарок, «Удивляюсь и проклинаю!»- говорит по этому поводу капитан. Он недавно в лагере, он еще не научен жить, он еще борется с несправедливостью. И так наивно, такой горькой иронией звучит его крик начальнику режима и надзирателям: «Вы права не имеете… Вы не советские люди! Вы не коммунисты!»

Сенька Клевшин, у которого еще в сорок первом году лопнуло одно ухо, этот давно понял, на все они имеют право. Путь его долгий: в плену был, три раза из Бухенвальда убегал и три раза был пойман и все приносил в зону оружие, пытали его немцы, за руки подвешивали, чудом смерть обманул, а теперь здесь досиживает, что там не досидел. За плен же. Этот многое понял и ничего из душевных качеств не растерял - полуглухой горюн, удивительный человек. Сказано о нем в повести всего-то несколько слов, но с такой силой таланта, что стоит он живой перед глазами. А рядом с ним - Гопчик, мальчишка совсем. Носил он бендеровцам молоко в лес, так носил бы в лес молоко нашим партизанам. Из него все можно было сделать - и бандита, и человека. Сделали лагерника.


Случайные файлы

Файл
78968.rtf
23700.rtf
168932.rtf
31810.rtf
diplom.doc




Чтобы не видеть здесь видео-рекламу достаточно стать зарегистрированным пользователем.
Чтобы не видеть никакую рекламу на сайте, нужно стать VIP-пользователем.
Это можно сделать совершенно бесплатно. Читайте подробности тут.