Образ матери в литературе 30-40 годов XX века (74184)

Посмотреть архив целиком

Введение

Мама… Именно это слово становится первым в жизни ребенка. Мама находится с каждым из нас с первых дней жизни, учит нас видеть мир, воспринимать его в звуках, красках, образах. Подрастая, мы часто ждем утешения именно от мамы, она пожалеет, она поймет. Мы становимся взрослыми и покидаем родительский дом. А мамы ждут весточки, вслушиваются в шорохи и звуки шагов у двери. И все наши радости и огорчения, победы и поражения переживают вместе с нами наши мамы. Именно поэтому образ матери становится одним из главных в литературе. Многие писатели и поэты черпают вдохновения именно в воспоминаниях о детстве, о доме, о матери.

Я решила провести сравнительный анализ образов матери в двух произведениях: повести Л.Чуковской “Софья Петровна” и поэме А.Ахматовой “Реквием”. Почему именно эти произведения? Во-первых, эти произведения созданы в одно время - 30-40 годы XX века. Во-вторых, их авторы – женщины, матери, пережившие ужас вольного террора.



Образ матери в литературе 30-40 годов XX века

Автором повести "Софья Петровна", или как ее называет автор – "документ о 37-ом", является Чуковская Л.К., дочь известного К.И.Чуковского. Она автор воспоминаний об А.Ахматовой и М.Цветаевой, также автор многих работ по теории и практике редакторского искусства русских писателей. Но главным событием в жизни и творчестве Чуковской стала повесть "Софья Петровна", написанная в в 1939-1940 годах. Опубликована эта повесть в 1988 году. Почему? Трудности с публикацией возникли прежде всего потому, что автор рассказывает правду о трагических событиях 1937 года. В 1937 году Даниил Хармс создал поразительные хроникальные и провидческие строки:

Из дома вышел человек,,,

И с той поры,

И с той поры,

И с той поры исчез.

Об этой поре – по горячим следам событий – была написана повесть "Софья Петровна". О процессе работы над этой повестью по первой ее оценке Л. Чуковская рассказывала в "Записках об А.Ахматовой": "4 февраля 1940 год".

"Сегодня у меня большой день. Я читала Анне Андреевне свои исторические изыскания о Михайлове: "повесть о М. Михайлове была мною задумана в 37-ом году. Толчком для этого замысла послужила заметка Герцена под названием "Убили" – о гибели поэта по каторге.

Я начала собирать материал. Но о Михайлове я так и не написала, а написала "Софью Петровну" – повесть о 1937 годе "в прямую" о нем и идет речь.

Я читала дома и, читая, все время чувствовала стыд за плохость своей прозы. Читать – ей! Зачем я это затеяла? Но податься уже некуда, я читала.

Первую половину, мне кажется, она слушала со скукой. Я сделала перерыв, мы попили чайку. Вторую половину она слушала внимательно, не отрываясь, и как мне казалось, с большим вниманием. В одном месте, мне кажется, она даже отерла слезы, но я не была в этом уверена, я читала, не поднимая глаз. Всё это длилось вечность, длинная, оказывается, история! Когда я кончила, она сказала: "Это очень хорошо, каждое слово, – правда".

В половине третьего ночи я отправилась её провожать. Путешествие на этот раз было трудным, словно по кругам ада". Я проводила её до дверей комнаты.

  • Спасибо, что вы терпели, вы все выслушали, - сказала я ей на прощанье.

  • Как вам не стыдно! Я плакала, а вы говорите – терпеливо.

Там же Л. Чуковская вспоминает, как однажды пригласила к себе друзей и прочитала им повесть. Кто-то из присутствующих оказался болтливым и рассказал содержание повести ещё кому-то. В конце концов, в НКВД стало известно, что у Л. Чуковкой есть некий "документ о 37-ом".

Даже сейчас, после ежовицины через 30 лет, когда я пишу эти строки, власти не терпят упоминания о 37-ом. Боятся памяти. Это сейчас, а что же было тогда? Преступления ещё были свежи, кровь в кабинетах следователей и в подвалах Большого дома ещё не просохла; кровь требовала слова, застенок молчание...

Я до сих пор не постигаю, почему, прослышав о моей повести, меня сразу же не арестовали, и не убили. А начали предварительное расследование (Анна Андреевна сказала мне однажды: "Вы – как стакан, закатившийся под скамью во время взрыва в посудной лавке").

В центре внимания автора и читателя повести трагическая судьба, простого маленького человека – служащий Софьи Петровны Липатовой, втянутой бредовой действительностью в чудовищную "чередь недоразумения" и безжалостно сломленной, растоптанной.

Автор начинает повествование об этой женщине с описания вполне благополучного момента в её жизни. После смерти мужа Софья Петровна поступила на курсы машинописи. "Надо было непременно приобрести профессию: ведь Коля ещё не скоро начнет зарабатывать. Окончив школу, он должен во чтобы то ни стало держать в институт,,, Машина давалась Софье Петровне легко; к тому же она была гораздо грамотнее, чем эти современные барышни. Получив высшую квалификацию, она быстро нашла себе службу в одном из крупных ленинградских издательств". Софья Петровна "любила ходить на службу". Сотрудники машинописного бюро казались милыми и добрыми людьми. Больше всех машинисток в бюро Софье Петровне нравилась Наташа Фроленко, "скромная некрасивая девушка с длинновато-серым лицом".

Достоинством Наташи, по мнению Софьи Петровны, была её исключительная аккуратность: "она всегда писала без единой ошибки, поля и красные строки получались у неё удивительно элегантно". В конце первого месяца своей службы Софья Петровна познакомилась и с директором учреждения: "директор оказался молодым человеком, лет 35, не более, хорошего роста, хорошо выбритым, в хорошем сером костюме…". "Воспитанный молодой человек", - решила Софья Петровна, выполнив поручение директора. Но смыслом жизни Софьи Петровны стал и сын Коля. Не жалея своих сил, она стремилась создать условия для того, чтобы сын получил образование, стал хорошим специалистом, встретил хорошую девушку, с которой был бы счастлив до конца своих дней. Мы становимся свидетелями первых радостей Софьи Петровны: вот Коля стал комсомольцем, вот он закончил школу, вот поступил в машиностроительный институт. Мы, читатели, представляем Колю таким, каким его видит мать: "а сын стал красивый: сероглазый, высокий, чернобровый и такой уверенный, спокойный, веселый... Всегда он как-то по-военному подтянут, чистоплотен и бодр… красавец собою, здоровяк, не пьет и не курит, почтительный сын и честный комсомолец".

Большой радостью для матери стало известие о том, что "отличников учебы, Николая Липатова и Александра Финкельштейна, по какой-то там разверстке направляют в Свердловск, на "Уралмаш", мастерами". Софья Петровна вместе с Наталией Фроленко радуются, когда к ним в руки попадает газета "Правда" с Колиной фотографией и заметкой о том, что Коля внес рационализаторское предложение. Соседи и сослуживцы поздравляли Софью Петровну и хвалили Колю. Весь мир казался матери большим и добрым, потому что в нём был её сын.

Но наступил 1937 год. На фоне лозунгов типа "Спасибо товарищу Сталину за счастливое детство" в стране, городе и в машинописном бюро начинают происходить непонятные события. Сначала Софья Петровна узнает об аресте доктора Кипарисова, сослуживца её мужа, Колиного крестного. Первой реакцией Софьи Петровны было недоверие "врач не может быть убийцей", но, тем не менее женщина допускает мысль о том, что очевидно доктора Кипарисова как-то втянули в контрреволюционную организацию. Затем Софья Петровна узнает об аресте директора. И снова недоверие: "Наташа, вы верите, что Захаров виноват в чем-нибудь? Да нет, какая чепуха".

"Она не могла подобрать слов, чтобы выразить свою уверенность. Захаров – большевик, их директор, которого они видели каждый день, Захаров – вредитель! Это была невозможность, чепуха… Недоразумение? Но ведь он такой видный партиец, его знали в Смольном и в Москве, его не могли арестовать по ошибке. Он не Кипарисов какой-нибудь?" Наташа находит объяснение этому непонятному событию, и оно кажется Софье Петровне приемлемым: "Захарова совратила какая-нибудь женщина". Страшным ударом становится для Софьи Петровны сообщение Алика об аресте Коли. Ради сына мать готова сейчас же бежать куда-нибудь и разъяснять это чудовищное недоразумение. Она готова сию же минуту ехать в Свердловск и поднять на ноги адвокатов, судей, прокуроров, следователей. Она надеется, что произошла ошибка, что скоро всё выяснится, что Колю отпустят и он постучит в дверь квартиры, но этого не происходит. Мать проходит по кругам ада.

Узнала я, как опадают лица,

Как из-под век выглядывает страх,

Как клинописи жесткие страницы

Страдание выводит на щеках.

Как локоны из пепельных и черных

Серебряными делаются вдруг,

Улыбка вянет на губах покорных

И в сухоньком смешке дрожит испуг.

И я молюсь не о себе одной,

А обо всех, кто там стоял со мною,

И в лютый холод, и в июльский зной

Под красною, ослепшею стеною, -

Эти строки из "Реквиема" А.Ахматовой как нельзя лучше характеризуют психологическое состояние Софьи Петровны, которая постепенно начинает осознавать глубину трагизма происходящих событий. Она стоит в тюремных очередях, пытается попасть на прием к следователю, узнает, что сын находится в тюрьме и ему предъявлено обвинение, затем ей становится известно, что сына куда-то отправили. Лишь потом она понимает, что значит формулировка "десять лет дальних лагерей". Читая эту повесть, я почувствовала ужас происходящего: мать, великолепно зная своего сына, начинает сомневаться в его невиновности. В отчет на слова Алика "о каком-то колоссальном вредительстве" она отвечает: "Но ведь Коля сознался…" Я считаю, что главной причиной такого поведения матери является слепое доверие тем, кто управляет государством, наивная вера в то, что эти люди руководствуются только нравственными законами. Не случайно Л. Чуковская говорила, что повесть написана о слепоте общества. В конце повести мы видим другую мать, прозревшую, осознавшую, что её никогда не доказать невиновность сына, следовательно, матери незачем жить. Мы становимся свидетелями последней сцены: мать читает письмо сына со словами страшной правды. Мы понимаем, что за нравственной гибелью последует физическая смерть матери.


Случайные файлы

Файл
177770.rtf
182848.rtf
121140.rtf
145365.rtf
187181.rtf




Чтобы не видеть здесь видео-рекламу достаточно стать зарегистрированным пользователем.
Чтобы не видеть никакую рекламу на сайте, нужно стать VIP-пользователем.
Это можно сделать совершенно бесплатно. Читайте подробности тут.