Мотив карточной игры в рассказе Шаламова "На представку" (74072)

Посмотреть архив целиком

Оглавление


Введение

Основная часть

1. Начальный мотив поединка

2. Особенности карточной игры

3. Игра с судьбой

4.Проигрыш

Заключение

Список используемой литературы



Введение


Варлам Шаламов – не новатор при использовании мотива карточной игры в своём творчестве. Этот мотив наблюдается в текстах фольклорных произведений, в творчестве А.С. Пушкина, М.Ю. Лермонтова, Н.В. Гоголя, Ф.М. Достоевского. Но содержание мотива карточной игры у Шаламова, несомненно, отличается, ибо классики опирались на две основные традиции: фольклорные традиции и традиции романтизма. Отчётливо видно влияние народной сказки при игре в карты с нечистой силой. Влияние романтизма проявляется в наличии романтического двоемирия и изображении фантастических, мистических образов.

В данной работе будет рассматриваться интерпретация мотива карточной игры в рассказе В.Шаламова «На представку», что и станет основной целью. Отсюда задачи, стоящие перед нами: сравнение рассказа Шаламова с произведениями русской литературы и выявление особенностей карточной игры в рассказе «На представку».

По мнению Елены Михайлик: «Шаламовские образы, как правило, многозначны и многофункциональны. Так, например, первая фраза рассказа «На представку» задает интонацию, прокладывает ложный след – и одновременно придает рассказу объемность, вводит в его систему отсчета понятие исторического времени. Стертая память персонажей многократно усиливает впечатление, производимое на читателя».1

Игорь Сухих в своей работе «Жизнь после Колымы» отмечает, что «…личной, внутренней темой Шаламова становится не тюрьма, не лагерь вообще, а Колыма с ее опытом грандиозного, небывалого истребления человека и подавления человеческого. «Колымские рассказы» - это изображение новых психологических закономерностей в поведении человека, людей в новых условиях».2

Интерес к этому произведению не случаен, ведь в нем буквально на поверхности лежат все тайны и ужасы лагерной жизни, и особенно ярко выделяется процесс карточной игры, как нечто дьявольское и роковое.

В произведениях классиков в карты играют представители высшего общества, а у Шаламова карточный поединок разворачивается между представителями тюремной «элиты». Казалось бы, что в классической русской литературе, что в Шаламовском рассказе в карты играют лишь избранные. Но в рассказе « На представку» автор четко дает понять, что игра для заключенных, это намного больше, чем просто игра - это схватка, поединок не на жизнь, а на смерть.

В доступной нам литературе этот вопрос никогда не рассматривал ни один из исследователей – в этом и состоит новизна работы.



1 Начальный мотив поединка


Каждый рассказ В.Шаламова уникален, ведь он обращается к непривычной и пугающей нас теме - жизни заключенных, ну а если выражаться точнее, то не жизни, а существованию, где каждая секунда для человека - это борьба. У людей нет ни прошлого, ни будущего, есть только «сейчас» и ничего больше.

Рассказ «На представку» начинается с фразы: «Играли в карты у коногона Наумова»(5, с.182). Как было отмечено Еленой Михайлик, эта фраза «задает интонацию, прокладывает ложный след - и одновременно придает рассказу объемность, вводит его в систему отсчета понятия исторического времени, ибо «мелкое ночное происшествие» в бараке коногонов предстает читателю как бы отражением, проекцией пушкинской трагедии. Шаламов использует классический сюжет как зонд - по степени и характеру повреждений читатель может судить о свойствах лагерной вселенной»3. Писатель как бы возвращает нас на несколько веков назад, чтобы показать всю отсталость и неразвитость лагерного быта, ведь Колыма совершенно не приспособлена для жизни, весь «мир ГУЛАГа» замкнут, ограничен. Такое понятие, как свобода здесь вовсе не применимо, человек даже боится думать, все его мысли сосредоточены на том, чтобы выжить. Даже сны не позволяют его душе отдохнуть - они пусты.

Как известно, в лагерь отправляли тех, кто неугоден правительству, наравне с теми, кто совершил и более тяжкое преступление. Люди образованные, интеллигентные часто не выдерживали напора блатных (урок) и становились либо их слугами, либо их очередной жертвой. Урки же отбирали себе «самый лакомый кусочек» и вполне «прилично» существовали.

В бараке у коногона безопасно и тепло. И именно это «теплое местечко» было выбрано блатными для карточных поединков.

Поединок – противостояние, чаще всего дух сторон, нередко с печальными последствиями.

Ночь – время дьявола, когда из-под земли выходит вся нечисть. В народе считается, что ночью людям легче грешить, якобы Господь Бог не заметит. «... И каждую ночь там собирались блатные» (5, с.182).

На первый взгляд, в этой фразе нет ничего странного, так как ночь – единственное свободное время для заключенных, но если провести аналогию с классиками русской литературы, то можно отметить, что в то время карточные игры были запрещены и играли в них преимущественно по ночам. Таким образом, мы снова отмечаем губительность лагерного быта.

В бараке темно, единственный свет дает колымка. Свет от нее неяркий, тусклый с оттенком красного, так что барак коногона внешне больше напоминает ад, чем живое пространство.

И как раз в этом месте игроки собрались на поединок. «На одеялах лежала грязная пуховая подушка, и по обеим сторонам ее, сложа по-бурятски ноги, сидели партнеры...» (5, с.182).

Советская власть, придя к управлению, уничтожала дворянское общество и все что с ним связано. В этот период карточные игры строго воспрещались, и карты невозможно было купить, однако, «Русь талантами полна» и находились умельцы, которые самостоятельно изготавливали карты.

«На подушке лежала новенькая колода карт...» (5, с.182). Как и в классической азартной игре, новая игра начинается с новой колоды карт. Но эти карты необыкновенные, они сделаны из томика Виктора Гюго. Позволим высказать предположение, что, возможно, из текста того самого романа, где речь идет также о каторжниках «Отверженные», таким образом, мы можем провести параллель с миром времен французской революции. Мы делаем это для того, чтобы увидеть пагубное действие разобщенности и неразвитости общества во время репрессий. В карты играют на подушке, что делать категорически нельзя, так как энергетика карт отрицательна и воздействует на подсознание человека.

Эти отступления от правил классической игры становятся звонком для читателя, свидетельствующим о том, что герои рассказа вынуждены играть, чтобы выжить в этом лагерном хаосе.


2 Особенности карточной игры


«Масти не различались по цвету – да различие и не нужно игроку» (5, с.183). Мы видим полное обезличивание пространства, это объясняется тем, что в мире лагерного быта нет красок, все одинаково: серо и черно.

Все в жизни имеет обратную сторону, противоположность, и карты тоже. Масти «черные» (трефы и пики) противоположны «красным» (червям и бубнам), так же как зло противоположно добру, а жизнь смерти.

«Существует глубокая связь между игральными картами, астрологией и сменой времен года. 52 карты, содержащиеся в колоде, соответствуют 52 неделям, из которых состоит год. А 4 карточные масти легко соотносятся четырьмя временами года. Каждая масть состоит из пятнадцати карт, что соответствует количеству лунных месяцев году. На четыре карточные масти приходится двенадцать фигурных карт (короли, дамы, вальты) и двенадцати же равняется количество знаков Зодиака»4.

Умение самостоятельно изготавливать карты считалось нормой приличия среди « рыцарей-зеков», и игра в карты была, чуть ли не обязательной среди тюремной элиты. «Новенькая колода карт лежала на подушке» (5, с.183) смыл, значение этой фразы целиком и полностью соответствует фразе «На подушке лежала новенькая колода карт». Возможно, автор хочет этим повтором показать, что судьба игроков уже предрешена и невозможно разорвать этот порочный круг. « …Один из играющих похлопывал по ней грязной рукой с тонкими, белыми нерабочими пальцами» ( 5, с.183). Это рука Севочки – местного барона. Данный герой является двуликим- противопоставлением белого и черного. «Ноготь мизинца был сверхъестественной длины…» (5, с.183) В народе еще с древнейших времен бытует мнение, что во внешности дьявола всегда сохраняются те или иные приметы зверя – рога, копыта, когти. Мы могли бы счесть эту семантическую связь случайной, однако, в тексте немало доказательств и соотношений Севочки с дьяволом: «Ноготь Севочки вычерчивал в воздухе замысловатые узоры. Карты то исчезали с его ладони, то появлялись снова» (5, с.185).

Исходя из всего вышесказанного, позволим себе высказать предположение, что Наумов, сам не осознавая того, подписал себе приговор – он сел играть в карты с «дьявольщиной», и если он и выйдет из этого поединка живым, то победителем ему точно не стать.

Но и Наумов не так чист, как кажется: на его груди цитата из стихотворения Есенина «Как мало пройдено дорог, как много сделано ошибок». Есенин – своеобразный политический хулиган, именно поэтому он признан зеками, как поэт. Наумов не верит в Бога, однако, на его груди крест. Крест на теле неверующего свидетельствует о продажности души. В воровской же семантике крест является признаком высшего общества.


3 Игра с судьбой


Игру начинает Севочка. «Севочка стасовал карты…» (5, с.185). Повествование ведется непосредственно от лица рассказчика. Он и его товарищ Гаркунов являются ежедневными свидетелями игр. А тем временем Наумов успел проиграть всё, кроме ничего не стоящих и никому не нужных казенных вещей. « По правилам бой не может быть окончен, пока партнер может еще чем-нибудь отвечать» (5, с.185).


Случайные файлы

Файл
153657.rtf
15957-1.rtf
99357.rtf
14441.rtf
37176.rtf




Чтобы не видеть здесь видео-рекламу достаточно стать зарегистрированным пользователем.
Чтобы не видеть никакую рекламу на сайте, нужно стать VIP-пользователем.
Это можно сделать совершенно бесплатно. Читайте подробности тут.