Малахитовая шкатулка П.П. Бажова (73965)

Посмотреть архив целиком

Министерство образования и науки Российской Федерации

Федеральное агентство по образованию

Смоленский государственный университет










Реферат

по детской литературе:


"Малахитовая шкатулка Павла Петровича Бажова"














Смоленск 2007


План


1. «Долговекий мастер». Краткие биографические сведения о жизни Павла Петровича Бажова

2. История создания сказов «Малахитовой шкатулки» П.П. Бажова

3. Определение сказа. Стилевое своеобразие

4. Язык сказов

5. Малахитовая шкатулка, как магический предмет сказов Бажова

6. Роль рассказчика-повествователя. Образ дедушки Слышко

7. Хозяйка медной горы

8. Образы животных

Заключение

Литература




1. «Долговекий мастер». Краткие биографические сведения о жизни Павла Петровича Бажова


Павел Петрович Бажов родился 15 (27) января 1879 года в семье Петра Васильевича и Августы Стефановны Бажовых в Сысертском заводе бывшего Екатеринбургского уезда Пермской губернии. Его отец, Петр Бажев был мастером пудлингово-сварочного цеха Сысертского металлургического завода на Урале. Вот, что пишет П. Бажов о своем отце в автобиографии: «Отец по сословию считался крестьянином Полевской волости Екатеринбургского же уезда, но никогда сельским хозяйством не занимался, даже не мог заниматься, так как в Сысертском заводском округе вовсе не было тогда пахотных земельных наделов. Работал отец в пудлингово-сварочных цехах Сысерти, Северском, Верх-Сысертском и Полевском заводах. К концу своей жизни был служащим, – «рухлядным припасным» (это примерно соответствует цеховому завхозу или инструментальщику). Мать, кроме домашнего хозяйства, занималась рукодельными работами на «заказчика». Навыки этого труда она получила в оставшейся еще от крепостничества барской рукодельне. Бажов был единственным ребенком в семье и поэтому имел возможность получить образование.

Отдали его в духовную школу, где плата за обучение была значительно ниже, чем в гимназии. Павел Петрович учился в духовной среде десять лет: сначала в духовном училище, потом в Пермской духовной семинарии. Он окончил курс по первому разряду и получил предложение учиться в духовной академии на положении стипендиата. От этого предложения П.П. Бажов отказался и стал учителем начальной школы в деревне Шайдуриха (нынешнего Невьянского района). Позже поступил учителем русского языка в Екатеринбургское духовное училище, где раньше обучался сам.

Отец Бажова умер рано, и поэтому Бажову пришлось зарабатывать на свое содержание и помогать матери. Работа была разная, но чаще всего – репетиторство. Работая учителем сначала в Екатеринбурге, потом в Камышлове, летние каникулы он посвящал разъездам по уральским заводам, где собирал фольклорный материал, интересовавший Бажова с детства.

В годы революции и гражданской войны поступил добровольцем в Красную Армию, принимал участие в боевых операциях на уральском фронте.

В мирное время Павел Петрович стал писать сказы. Первые сказы «Малахитовой шкатулки» появились в 1936 году. Это стало большим событием в литературе и в жизни самого писателя. Книга «Малахитовая шкатулка» – о талантливых рабочих-умельцах. Бажов везде и всегда, в любом деле ценил трудолюбие, он, как старый уральский мастер, терпеливо оттачивал каждую фразу. Недаром Евгений Пермяк написал о нем такие замечательные слова: «И распустились на белых листах неувядаемых каменные цветы. Ожили злые и добрые чудовища. Золотые полозы. Голубые змейки. Юркие ящерки. Веселые козлики. Верные лебеди. Пятьдесят шесть дорогих сказов вычеканил словесных дел мастер, и добрая половина из них – об умных руках, о труде. Бережно старый сказочник огранял долговекое. И, сам того не заметив, увековечил себя. Великий волшебник труд одарил его силой сил, против которой бессильно даже само время».

Итак, этапы жизненного пути П.П. Бажова неразрывно связаны со словесной деятельностью: учительство, журналистика, сочинительство. Но наиболее ярко талант писателя выразился в цикле сказов, который иначе можно назвать гимном уральским мастерам.


2. История создания сказов «Малахитовой шкатулки» П.П. Бажова


История создания и публикации «Малахитовой шкатулки» полна различных сложностей и неурядиц. В судьбе книги, ее автора происходили совершенно непредвиденные повороты. Работа над сказами могла остановиться, но совсем неожиданно Бажов получил поддержку.

Обстоятельства, побудившие Бажова к написанию сказов, были таковы. Свердловское книжное издательство предприняло выпуск сборника «Дореволюционный фольклор на Урале». Бажов предложил составителю сборника В.П. Бирюкову «записанные по памяти» уральские рабочие сказы. Впоследствии он так рассказывал об этом: «Первая моя публикация сказов вызвана была именно этим фольклорным сборником – бирюковским. Бирюков собрал сборник. Но он ввел в него то, что обыкновенно в фольклорные сборники помещалось: песни, загадки, сказки, – бытовые, главным образом, их варианты. Фактическим редактором была Блинова. Она поставила вопрос: почему же нет рабочего фольклора? Владимир Павлович ответил, что такого материала нет в его распоряжении, что он его нигде не может найти. Меня это просто задело: как так-рабочего фольклора нет? Я сам сколько угодно этого рабочего фольклора слыхал, слыхал целые сказы. И я в виде образца принес им «Дорогое имечко». То был первый бажовский сказ. За ним последовали еще два – для той же книги. Издание уральского фольклорного сборника было толчком, который был так необходим, чтобы вывести Бажова на путь литературного творчества.

Однако первой публикацией сказов была журнальная, а не та, о которой только что говорилось. Сказы Бажова произвели огромное впечатление на писателя В.В. Лебедева, прочитавшего их в рукописях. Лебедев взялся за опубликование сказов – и увез их в Москву. В одиннадцатой книжке журнала «Красная новь» за 1936 год были напечатаны сказы «Дорогое имечко», «Медной горы Хозяйка», «Про Великого Полоза», «Приказчиковы подошвы». Из них первые три вошли в изданный в том же году свердловский фольклорный сборник. Под влиянием успеха названных публикаций Бажов продолжал работу в этом жанре. Писатель нашел свое место в литературе.
Но не все гладко было в судьбе писателя.

25 января 1937 года по навету завистников-клеветников Бажов был исключен из партии за книгу «Формирование на ходу». В ней он ссылался на воспоминания М.В. Васильева и других героев гражданской войны, к тому времени объявленных врагами народа. Писателю было предъявлено обвинение в том, что он прославлял их. Бажов был снят с работы в Свердловском книжном издательстве, где в то время он редактировал социально-экономическую литературу. Павел Петрович последовательно, настойчиво, даже яростно отстаивал свою правоту и свое право иметь партийный билет. И через год, 27 января 1938 года, он был восстановлен в партии. Несмотря на все драматические перипетии в жизни Бажова, сказы все-таки писались. И печатались.

Сказы «Малахитовой шкатулки» были представлены читателю как восстановление по памяти воспринятого когда-то от дедушки Слышко – В.А. Хмелинина. Бажов сам был уверен: он воспроизводит то, что в 1892–1895 годах слышал от Хмелинина в Полевском заводе, приезжая домой на каникулы.

Объясняя, почему он обратился к сказовому жанру лишь в 1936 году, Бажов писал: «Воспроизводить сказы до 36‑го года не пытался. Прежде всего, вероятно, потому, что просто не было времени для литературной работы такого рода. Кроме того, в то время как Вы помните, всякая сказка была в загоне: боялись, что с ней идет демонология, близкая к поповщине…
С 1934 года положение с демонологией заметно изменилось. Где-то мне случилось именно в то время видеть цитату из Энгельса, приведенную в газете».

В начале 1938 года у Павла Петровича было уже четырнадцать готовых сказов. Они-то и составили первый сборник «Сказов старого Урала» – «Малахитовую шкатулку». Свердловское областное издательство выпустило «пробные» экземпляры ее в январе 1939 года. Основной тираж вышел в июле. Книга восторженно была принята читателями. Она привлекла внимание советской общественности ярким своеобразием, новизной содержания и формы.

Первая публикация сказов Бажова в качестве произведений устного творчества уральских горняков вызвала в литературных кругах определенные разногласия. В критической литературе, несмотря на колебания многих авторов, нередко отражалось ложное представление о Бажове как «записывателе» фольклора.

Говоря о формировании книги Бажова, необходимо учесть следующее. В начале XX века, используя замечательный почин составителя сборника былин А.Ф. Гильфердинга, Н.Е. Ончуков первый из собирателей сказок расположил записанный им материал не по сюжетам, как делалось ранее, а по сказителям, которых он слушал. Знаменитый сборник Ончукова «Северные сказки» (1909) сопровождался сведениями о сказителях, что имело принципиальное значение: исполнитель сказов признавался творцом.

В 1932 году, за четыре года до создания первых сказов, Бажов выступил в печати как принципиальный противник повествования от имени вымышленного рассказчика. В рецензии на рукопись, оформленную как записки некоего Клюева, Бажов писал: «Форма чужих дневников, записок, блокнотов и всяких вообще чужих документов достаточно опорочена… Если еще можно все-таки спорить о допустимости этого приема в пролетарской литературе, так лишь при условии, когда центром показа ставятся переживания и мироощущение самого автора, показ его отношения к окружающему, его характеристика». А во второй половине 30‑х годов П. Бажов пересмотрел, уточнил свое отношение к этому способу отражения действительности в литературе. К признанию правомерности его он пришел трудным путем, через понимание своих сказов как воспроизведения фольклорных произведений по памяти. Таким образом, вопрос о замысле сказов оказывается довольно сложным.


Случайные файлы

Файл
23263-1.rtf
30834-1.rtf
24468.rtf
43469.rtf
19289.rtf




Чтобы не видеть здесь видео-рекламу достаточно стать зарегистрированным пользователем.
Чтобы не видеть никакую рекламу на сайте, нужно стать VIP-пользователем.
Это можно сделать совершенно бесплатно. Читайте подробности тут.