Царство берендеев в фольклорно-мифологической драме А.Н. Островского "Снегурочка" (73821)

Посмотреть архив целиком













Реферат

На тему:

Царство берендеев в фольклорно-мифологической драме А.Н. Островского «Снегурочка»


Содержание


Введение.

Глава I. Реальная основа сказки А.Н. Островского «Снегурочка» и её основные источники

Глава II. Фольклорная основа сказки

Глава III. Конфликт сказки

Глава IV. Царство берендеев

Заключение.

Список использованной литературы.



Введение


Не было для меня лучшего царства,

как царство берендеев, не было лучшего

миросозерцания и религии, как поклонение

Яриле-Солнцу.

Римский-Корсаков


К жанру сказки Островский обращается в 1867-1868 годах. В это время им была начата сказка «Иван-царевич» - нечто вроде феерии. Возможно, возникшая потом Снегурочка имеет какую-то связь с названной сказкой, ибо в первоначальном варианте Снегурочки одним из действующих лиц должен был быть Иван-царевич. В следующих сценариях женихом был и сын Бермяты, важничающий своим происхождением, и просто грубый фанфарон.

Островский создал не сказку-поэму, а сказку-драму и в этом плане выступил новатором. Он не пользовался каким-то до него бытовавшим сказочным сюжетом. Из отдельных, разных старинных преданий он создал оригинальное произведение поэтического искусства. Его сказка-драма приобретает совершенно новое поэтически-жанровое качество. Это уже не что иное, как драматическая сказка-эпопея с участием не одиночек-героев, а целого организованного племени. И «действом» не во имя достижения эгоистических целей для героев-одиночек, а во имя жизни целого племени, целого народа.

Оригинальность «Весенней сказки» Островского в том, что она соединяет в себе два очень разных самостоятельных начала: общественное реалистическое содержание, реалистический народный идеал и фантастическую форму. Причем соединение этих начал так органично, что фантастически-сказочная форма не закрывает, не затемняет главной, реалистической, человечески-жизненной тенденции. Пожалуй, наоборот, она ее выясняет, обнаруживает, овнешняет до особо убедительной яркости. У Островского в «Снегурочке» «сказочный мир воспроизведён так искусно, что виден и слышан какой-то реальный мир» (И.А. Гончаров)

Сказочность, волшебство таят и обнаруживают здесь силу особого внушения, заклинания, гипнотическую энергию для битвы за мечту и для достижения этой мечты. Тем самым сказка, сказочность для Островского приобретает смысл особо энергичного общественного действия, действия с помощью фантастических средств.

Если схематизировать композицию «Снегурочки», то она предстанет как целый ряд самостоятельных хоров-«действ», соединяющихся затем в общем разноголосом и разнодейственном событии и в конечном счете — в аккордовом одическом звучании финала.

В «Весенней сказке» два главных, самостоятельных и сложных конфликта, соединяющихся затем в общий конфликт, доходящий до горячего накала и разряжающийся в конце концов противоречивым синтезом: трагедией и апофеозом. Первый частный конфликт — столкновение олицетворенных явлений природы — Холода и Тепла. Здесь источник непогоды и бедствий на земле. Второй конфликт — общественный. Его результат — всеобщее несогласие в жизни самих людей. Оба конфликта объединяются в поток действий за благополучие и счастье. Конец — апофеоз — завоевание тепла и света, благополучия и счастья через утрату холодности и разъединенности человеческих сердец.


Глава I. Реальная основа сказки А.Н. Островского «Снегурочка» и её основные источники


С именем царя Берендея мы уже сталкивались в русской литературе у Жуковского («Сказка о царе Берендее»). Но в сказке Островского есть не только царь Берендей, но и царство берендеев. И царь потому Берендей, что он царь у берендеев, поэтому следует искать оправдание имени народа сказочной страны берендеев, в которой царствует Берендей.

Вряд ли стоит искать ответ в историческом понятии этого названия, но всё же приведём и его. Берендеи - тюркское по происхождению, этнографически близкое печенегам племя. Кочевало за восточными границами Древней Руси. Теснимые с востока половцами, берендеи в конце XI века искали защиты у русских и входили с ними в разные союзные соглашения. По договорам с русскими князьями они селились на границах Древней Руси и нередко несли сторожевую службу в пользу Русского государства. Но после нашествия татар были рассеяны и частью смешались с населением Золотой Орды, а частью - с русскими. Как самостоятельная народность не сохранились. Очевидно, что это не те берендеи. Ответ можно отыскать в биографии писателя.

Предки драматурга - люди Северной Руси. В двадцать пять лет Островский впервые едет на родину предков. Уже с полпути от Москвы до Костромы он видит особенный русский народ. Молодой Островский встречает «типы русской красоты, солидной, которая меряется саженью и особенным каким-то широким вкусом... красавицы в русском тоже вкусе, красавицы без всякого упрека, то есть со стороны красоты... учтивость русская, обворожительная, с улыбкой; без заграничного лоску, а так в душу лезет, да и на поди… Что за типы, что за красавицы женщины и девочки. Вот где я об земь бился и разрывался пополам»

Эти записи — от впечатлений после Переяславля. А потом Островский приходит к выводу, в котором определяет даже этнографическую границу Северной Руси. И ее отличительные особенности. «С Переяславля начинается Меря — земля, обильная горами и водами, и народ и рослый, и красивый, и умный, и откровенный, и обязательный, и вольный ум, и душа нараспашку». Исторически меря – племя, жившее до 9-го,

10-го веков на территории нынешних Ярославской и Костромской областей. По своему этнографическому происхождению принадлежащее к финно-угорской группе. С увеличением населения северных славян, с его расселением и все большим укреплением в Северной Руси оно рассредоточивалось среди русских и сливалось с ними. Совершился, исторически естественный процесс этнографической селекции — образования обновленной северной группы славян. Меря Островский называл северный русский народ, к которому по крови Островский принадлежал сам, и был предметом его удивления и восхищения. Позже, в пути от Переяславля к Костроме он встречается с русскими-берендеями из села Берендеево. И все люди этой стороны окрещены Островским берендеями.

Вполне возможно, что Островский знал поэтическое народное предание о берендеевом царстве, бытовавшее среди жителей Переяславля-Залесского. Невдалеке от городка находилось знаменитое Берендеево болото, бывшее когда-то озером. Посреди болота на острове были остатки древнего поселения – городища. Там-то, по преданию, в древние времена и жило счастливое племя берендеев, которым управлял мудрый и добрый царь. В сказании о берендеях воплотилась вековая мечта крестьянства о жизни в мире, согласии и материальном достатке.

Легенду о древнем племени берендеев Островский мог почерпнуть и в трудах А.Н. Афанасьева, где приводились не только народные предания, но и летописные упоминания о нём. Берендеи, как многие славянские народы жили общиной, во главе которой мог стоять только мудрейший и старейший член племени.

«А это кто? Кафтан-то

Узорчатый, обвязка золотая

И по пояс седая борода»

Это сказочный царь, «премудрый, великий Берендей, владыка среброкудрый, отец земли своей» - по старшинству и мудрости главный берендей страны «обетованной»:

Веселы грады в стране берендеев

Радостны песни по рощам и долам,

Миром красна Берендея держава…

Мечта о мире, богатстве, гармонии, о добром и справедливом царе нашла своё воплощение в изображённом Островским сказочном царстве.

Одним из источников написания можно считать труд Афанасьева «Поэтические воззрения славян на природу», в котором собран огромный материал из этнографии, истории, мифологии десятков народов. Островский был знаком с этим трудом Афанасьева, увлекался чтением его «Русских народных сказок», что, несомненно, обогатило поэтическую фантазию драматурга.

В русских народных сказках имеются варианты сказки о снегурочке, которая тает от пламени костра. Но Островский создал свою Снегурочку, отличающуюся от одноимённых героинь, вылепленных из снега (Снежевиночки, Снегурушки).

Драматург по-своему истолковал страх Снегурочки перед Ярило-Солнцем. «Идея сделать Снегурочку недоступной чувству любви, представить в её образе олицетворение деревенского целомудрия и невинности, приписать пробуждению чувства любви такую разрушительную силу, эта идея есть лирический домысел Островского. Островский как бы создал новый миф в поэтическом образе».

Высказывалось предложение, что одним из источников сказки был роман П.И. Мельникова-Печерского «В лесах», где русский писатель, приятель Островского, дал одну из первых художественных обработок поэтического мифа о древнеславянском боге Яриле.

Наконец, главным источником сказки явидась поэзия крестьянских праздников, жизнь и быт крестьян в окрестностях Щелыкова. Обратим внимание на ремарки драматурга, воссоздающие обстановку действия «Снегурочки", Места всех «действ» сказки—это места владений самого драматурга, а дворец Берендея — это дом самого Островского. В первом «пояснении» к «Прологу» Островский рисует картинку сказочного начала. И вот какой она представлена: «Начало весны. Полночь. Красная горка, покрытая снегом. Направо кусты и редкий безлистый березник; налево сплошной частый лес больших сосен и елей с сучьями, повисшими от тяжести снега; в глубине, под горой, река... За рекой Берендеев посад, столица царя Берендея... в окнах огни». Эти огни в полночь ранней весны, когда лес безлистый, с Красной горки, находящейся перед усадьбой Островского на другой стороне реки, можно видеть и теперь, несмотря на разросшийся лес по обоим берегам реки. Недалеко от Красной горки и Ярилина долина, на которой показано последнее «действо» сказки.


Случайные файлы

Файл
180130.rtf
85098.rtf
30620-1.rtf
159475.rtf
89779.rtf




Чтобы не видеть здесь видео-рекламу достаточно стать зарегистрированным пользователем.
Чтобы не видеть никакую рекламу на сайте, нужно стать VIP-пользователем.
Это можно сделать совершенно бесплатно. Читайте подробности тут.