Формирование характера Алеши - главного героя сказки "Черная курица, или Подземные жители" (73779)

Посмотреть архив целиком

ГОУ ВПО «МПГУ»











РЕФЕРАТ

Формирование характера Алеши – главного героя сказки «Черная курица, или Подземные жители»


Работу выполнила

Бердникова Анна

Работу проверила:

ст.пр. Леонтьева И.С.










Москва 2010г.


Волшебная сказка А. Погорельского «Черная курица, или Подземные жители» в списке произведений русской классической литературы для внеклассного чтения привлекает внимание учителей тем, что дает возможность познакомить учащихся с подлинно художественным произведением, адресованным детям.

В истории русской литературы с именем А. Погорельского связано возникновение в 20-х годах XIX века романтической прозы. Его произведения утверждают такие нравственные ценности, как честность, бескорыстие, высоту чувств, веру в добро, и тем близки современному читателю.

Антоний Погорельский (псевдоним Алексея Алексеевича Перовского) – дядя по матери и воспитатель Алексея Константиновича Толстого, поэта, писателя, драматурга, чье имя тесно связано с селом Красный Рог и городом Почепом Брянской области.

Он был одним из образованнейших людей своего времени. Закончил в 1807 году Московский университет, был участником Отечественной войны 1812 года, состоял членом Вольного общества любителей российской словесности, где общался с Рылеевым, Н. Бестужевым, Кюхельбекером, Ф. Глинкой. Пушкин знал и ценил повести А. Погорельского. Перу А. Погорельского принадлежат произведения: «Двойник, или Мои вечера в Малороссии», «Монастырка», «Магнетизер» и другие.

Волшебную сказку «Черная курица, или Подземные жители» А. Погорельский опубликовал в 1829 году. Он написал ее для своего воспитанника, племянника Алеши, будущего выдающегося литератора Алексея Константиновича Толстого.

Второе столетие живет сказка. Ее любил перечитывать своим детям Л. Толстой, с большим удовольствием слушают и читают ее наши дети.

Детей увлекают фантастические события, которые происходят в реальной жизни маленького воспитанника частного пансиона Алеши. Они живо воспринимают его заботы, радости, печали, осознавая при этом ясную и такую важную для них мысль о необходимости воспитывать в себе трудолюбие, честность, самоотверженность, благородство, преодолевать эгоизм, лень, себялюбие, душевную черствость.

Своеобразен язык повести, в ней много слов, за разъяснением лексического значения которых учащиеся должны обращаться к словарю. Однако это обстоятельство нисколько не мешает понять сказку, ее основную мысль.

Уникальность художественного мира «Черной курицы» во многом обусловлена характером творческого взаимодействия с литературой немецкого романтизма.

В качестве источников сказки принято называть «Эльфов» Л. Тика и «Щелкунчика» Э.-Т.-А. Гофмана. Знакомство Погорельского с творчеством немецких романтиков не вызывает сомнения. История 9-летнего мальчика, попавшего в волшебный мир подземных жителей, а затем выдавшего их тайну, обрекая маленьких человечков на переселение в неизвестные земли, очень напоминает сюжетную ситуацию «Эльфов» Тика – сказки, в которой героиня по имени Мари, побывавшая в детстве в удивительно прекрасном мире эльфов, выдает мужу их тайну, вынуждая эльфов покинуть край.

Живой фантастический колорит Подземного царства роднит его и со сказочным миром эльфов, и с конфетным государством в «Щелкунчике» Гофмана: разноцветные деревья, стол со всевозможными яствами, посуда из чистого золота, дорожки сада, усеянные драгоценными камнями. Наконец, постоянная авторская ирония вызывает ассоциации с иронией немецких романтиков.

Однако у Погорельского она не становится всепоглощающей, хотя и получает множество адресов. Например, откровенно насмехается Погорельский над «учительшей», на голове которой парикмахер взгромоздил целую оранжерею цветов, с сияющими между ними двумя бриллиантовыми перстнями. «Старый, изношенный салоп» в сочетании с такой прической вскрывает убожество пансионного мирка, изредка, в дни приезда значительных лиц, демонстрирующего всю силу подобострастия и угодничества.

Разительный контраст всему этому представляет лишенный лицемерия внутренний мир Алеши, «юное воображение которого бродило по рыцарским замкам, по страшным развалинам или по темным дремучим лесам». Это чисто романтический мотив.

Однако Погорельский не был просто подражателем: осваивая опыт немецкого романтизма, он сделал значительные открытия. В центре сказки – мальчик Алеша, тогда как в сказках - источниках два героя – мальчик и девочка. Мальчики (Андерс в «Эльфах», Фриц в «Щелкунчике) отличаются рассудительностью, стремятся разделять все убеждения взрослых, поэтому для них закрыт путь в сказочный мир, где девочкам открывается много интересного.

Немецкие романтики разделили детей на обычных, то есть тех, кто не в состоянии выйти из пределов повседневности, и избранных.

«Такие понятливые дети недолговечны, они слишком совершенны для этого мира…» - замечала бабушка об Эльфриде, дочери Мари. Никакой надежды на счастье для Мари в «земной жизни» не дает и финал «Щелкунчика» Гофмана: Мари, которая выходит замуж, становится королевой в стране сверкающих цукатных рощ, призрачных марципановых замков. Если вспомнить, что невесте исполнилось только восемь лет, то ясно станет, что осуществление идеала возможно лишь в воображении.

Романтику дорог мир ребенка, душа которого чиста и наивна, незамутнена расчетом и гнетущими заботами, способного в богатом своем воображении создавать удивительные миры. В детях нам дана как бы истина самой жизни, в них ее первослово.

Погорельский, поставив в центр сказки образ мальчика Алеши, продемонстрировал этим неоднозначность, многосторонность и непредсказуемость внутреннего мира ребенка. Если Гофмана спасала романтическая ирония, то лишенная иронии сказка Л.Тика поражает безысходностью: с уходом эльфов исчезает благоденствие края, умирает Эльфрида, а за ней и мать.

Трагична и сказка Погорельского: она обжигает сердце, вызывает сильнейшее сострадание к Алеше, и к подземным жителям. Но при этом чувство безысходности сказка не рождает.

Несмотря на внешнее сходство: блеск, неземную красоту, таинственность – Подземное царство Погорельского не похоже ни на конфетно – кукольное государство в «Щелкунчике», ни на страну вечного детства в «Эльфах».

Мари в «Щелкунчике» Гофмана мечтает о подарке Дроссельмайера – прекрасном саде, где «большое озеро, по нему плавают чудо какие лебеди с золотыми ленточками на шее и распевают красивые песни». Попав в конфетное царство, она находит там именно такое озеро. Сон, во время которого Мари совершает путешествие в волшебный мир, для нее самая настоящая реальность. По законам романтического двоемирия этот второй, идеальный мир и есть подлинный, так как реализует все силы человеческой души. Совсем иной характер приобретает двоемирие у Погорельского.

Среди подземных жителей у Погорельского есть военные, чиновники, пажи и рыцари. У Гофмана же в конфетно – кукольном государстве присутствует «всякий люд, какой только встречается на белом свете».

Чудесный сад в Подземном царстве устроен в английском вкусе; драгоценный камни, усыпающие дорожки сада, блестят от света специально установленных ламп. В «Щелкунчике» Мари «очутилась на …лугу, который искрился, словно блестящими драгоценными камнями, но оказался в результате леденцовым.

Стены богато убранной залы кажутся Алеше сделанными из «лабрадора, какой он видел в минеральном кабинете, имеющемся в пансионате.

Все эти рационалистические черты, немыслимые в романтизме, позволили Погорельскому, вслед за немецкими романтиками, воплотить в сказочном царстве понимание ребенком всех сторон бытия, представления Алеши об окружающем мире. Подземное царство – модель действительности, по Алеше, действительности яркой, праздничной, разумной и справедливой.

Совсем иное царство эльфов в сказке Тика. Это страна вечного детства, где царствуют скрытые силы природы – вода, огонь, сокровища земных недр. Это тот мир, которому изначально родственна душа ребенка. Например, не что иное, как огонь, реки которого «текут под землей во все стороны, и от того – то растут цветы, плоды и бывает вино», не что иное как приветливо улыбающиеся Мари, смеющиеся и прыгающие созданьица «как бы из румяного хрусталя». Единственным дисбалансом в беспечном мире вечного детства является подземная комната, где князь металлов, «старый, сморщенный человечек», повелевает уродливыми гномами, таскающими золото в мешках, и ворчит на Церину и Мари: «Вечно все те же шалости. Когда же кончится эта праздность?».

Для Алеши праздность начинается, когда он получает волшебное семечко. Получив свободу, не прикладывая теперь усилий для учения, Алеша вообразил, что он «гораздо лучше и умнее всех мальчиков, и сделался страшным шалуном». Потеря рассудительности, отказ от нее, делает вывод Погорельский, приводят к печальным последствиям: перерождению самого ребенка и страданиям, на которые обрек подземных жителей Алеша своим перерождением. В «Эльфах» показана роковая несовместимость прекрасного мира детства с реальной действительностью, ее неумолимыми законами, взросление оборачивается вырождением, потерей всего самого светлого, прекрасного и ценного: «Вы, люди, слишком быстро растете и стремительно становитесь взрослыми и разумными», - рассуждает эльфа Церина. Попытка сопряжения идеала и действительности приводит к катастрофе.






Чтобы не видеть здесь видео-рекламу достаточно стать зарегистрированным пользователем.
Чтобы не видеть никакую рекламу на сайте, нужно стать VIP-пользователем.
Это можно сделать совершенно бесплатно. Читайте подробности тут.