Соотношение образа и слова в рассказе Ю. Тынянова "Подпоручик Киже" (73589)

Посмотреть архив целиком

ОГЛАВЛЕНИЕ


Введение

1. Образ и слово как понятия

2. Ю. Тынянов. "Подпоручик Киже". История создания

2.1 Образ Киже

2.2 Образ Синюхаева

Заключение

Список литературы



ВВЕДЕНИЕ


Тема курсовой работы "Соотношение образа и слова в произведении Ю.Тынянова "Подпоручик Киже".

Цель: исследовать соотношение образа и слова в данном произведении.

Задачи исследования:

  • Определить сущность понятий "слово" и "образ".

  • Проанализировать роль слова в построении образа.

  • Изучить содержание рассказа Ю.Тынянова "Подпоручик Киже".

  • Выявить соотношение образа и слова в данном произведении.

Объект исследования: рассказ Юрия Тынянова "Подпоручик Киже".

Предмет исследования: соотношение образа и слова в рассказе.

Методы исследования:

  • Изучение научных работ по данной теме.

  • Прочтение и анализ рассказа.

В результате исследования данной темы обнаруживается не только нехватка, но и полнейшее отсутствие какой-либо литературы по рассмотрению данного аспекта. В процессе изучения темы были самостоятельно сделаны предположения и выводы, которые и будут рассмотрены ниже.



1. Образ и слово как понятия


Определение искусства как мышления в образах сложилось в первой по­ло­вине XIX века.

Литературный образ – в отличие от образов других искусств – это словесный образ, образ, оформленный в слове.

Обратимся к словарю литературоведческих терминов.

Слово – это сочетание определенного значения с совокупностью определенных звуков, звуковое обозначение понятия [6, с.359].

Слово с его собственным внутренним конфликтом вступает во все новые связи и сцепления, зачисляется в тот или иной смысловой и интонационный ряд, притягивает и отталкивает другие слова, и тогда совершается его преображение: слово поворачивается новой гранью смысла; "низкое" возвышается, а "высокое" и "поэтическое" снижается и унижается. Слово становится "первоэлементом литературы" [6, с.360].

Писатель должен уметь сказать многое в немногих словах. Этим принципом ему необходимо руководствоваться в изображении своих персонажей [6,с.362].

Мы, конечно, знаем, что авторская манера повествования своеобразна. Во всех высказываниях, в последовательности их расположения, в плавных переходах от одной мысли к другой, в тончайших нюансах хода мысли незримо присутствует сам автор – замечательный художник-мыслитель.


Свой слог на важный лад настроя,

Бывало, пламенный творец

Являл на своего героя

Как совершенства образец.

Он одарял предмет любимый,

Всегда неправедно гонимый,

Душой чувствительной, умом

И привлекательным лицом [1, с.165].


Так создается образ. Попробуем разобраться, что же лежит в основе понятия "образ"? Нам необходимо помнить, что литературный образ – это, прежде всего, словесный образ, оформленный в слове.

Художественный образ – это важнейшая промежуточная "инстанция" в общении читателя с автором, когда он читает, автора с читателем, когда он творит. Именно здесь – в художественном образе – сближаются, встречаются, соприкасаются, переплетаются и пересекаются их творческие пути [6, с.364].

Но вот, на чем мы особенно заострим свое внимание, так это на определении самого понятия "образ".

Образ – это конкретная и в то же время обобщенная картина человеческой жизни, созданная при помощи вымысла и имеющая эстетическое значение [7,с.63].

Обратим внимание: картина человеческой жизни…

Если представить себе образное строение произведения, то первый образный слой – это образы-детали. Из них вырастает второй образный слой, состоящий из поступков, событий, настроений, т.е. всего того, что динамично развернуто во времени. Третий слой – образы характеров и обстоятельств, герои, обнаруживающие себя в конфликтах. Из образов третьего слоя складывается целостный образ судьбы и мира, т.е. концепция бытия [4, с.22].

Обрисуем для себя общую картину: слово – образ [детали – события – обстоятельства – характеры – герои – конфликты ].

А теперь попробуем проследить соотношение "образ – слово" на интересном рассказе Ю. Тынянова.



2. Ю. Тынянов. " Подпоручик Киже"


Большинство романов и рассказов Юрия Тынянова – исторические. Потому меня очень удивило то, что я ничего не знаю о такой личности, как подпоручик Киже – один из главных действующих лиц одноименного рассказа.

То, что казалось простым по названию, оказалось на самом деле интересным по содержанию.

В основу произведения положен всего лишь анекдот времен императора Павла: "В одном из приказов по Военному ведомству писарь, когда писал "прапорщики ж такие-то в подпоручики" перенес на другую строку слог "Ки-ж", написав при этом большое "К". Второпях, пробегая этот приказ, государь слог этот, за которым следовали фамилии прапорщиков, принял также за фамилию одного из них и тут же написал "Подпоручик Киж в поручики". На другой день он произвел Кижа в штабс-капитаны, а на третий в капитаны. Никто не успел еще опомниться и разобрать, в чем дело, как государь произвел Кижа в полковники и сделал отметку: "Вызвать сейчас ко мне". Далее рассказывается, как все бросились искать "где этот Киж"? Донесение, что в соответствующем полку нет никакого Кижа, всполошило начальство. Лишь разобравшись в первом приказе о производстве Кижа в поручики, поняли, в чем дело. Между тем государь уже спрашивал, не приехал ли полковник Киж, желая сделать его генералом. Но ему доложили, что Киж умер. "Жаль,— сказал Павел,— был хороший офицер"

Для того чтобы написать рассказ, воспользовавшись этим анекдотом, надо было обладать не только талантом, но редкой способностью превращать знание в сознание. Десятки или сотни людей читали указанную в примечании книгу, но только один увидел за анекдотом (может быть, достоверным, но выдуманным в деталях) исключительные по cвоей характерности черты царствования Павла Первого. Опытный глаз оценил анекдот как находку, а воображение превратило его в первоклассное художественное произведение [5, с.166].

Тынянов из множества больших и малых событий, составляющих жизнь огромной страны выбирает самое ничтожное: ошибку писаря, торопившегося "кончить перепиской приказ по полку".

В рассказе говорится о жизни двух человек: подпоручика Киже, никогда не существовавшего (и в книге, и, вероятно, в действительности) материально, но имеющего свою собственную судьбу, и поручика Синюхаева, объявленного умершим неожиданно для себя самого и отчисленного из полка и из жизни по чьей-то прихоти или просто случайно.

Именно эти образы нас и интересуют.


2.1 Подпоручик Киже


Как же началась жизнь подпоручика Киже?

Когда писарь переписывал приказ, подпоручик Киже был ошибкой, опиской, не более. Ее могли не заметить, и она потонула бы в море бумаг…

"Приказ по гвардии Преображенскому полку, подписанный императором, был им сердито исправлен. Слова: Подпоручик Киже, Стивен, Рыбин и Азанчеев назначаются, император исправил: после первого к вставил преогромный ер, несколько следующих букв похерил и сверху надписал: Подпоручик Киже в караул. Остальное не встретило возражений.

Приказ был передан".

Придирчивый глаз Павла Петровича ошибку извлек и твердым знаком дал ей сомнительную жизнь – описка стала подпоручиком, без лица, но с фамилией.

"Когда командир получил приказ, он долго вспоминал, кто таков подпоручик со странной фамилией Киже. Он тотчас взял список всех офицеров Преображенского полка, но офицер с такой фамилией не значился. Не было его даже и в рядовых списках. Непонятно, что это было такое. Во всем мире понимал это верно один писарь, но его никто не спросил, а он никому не сказал. Однако же приказ императора должен был быть исполнен. И все же он не мог быть исполнен, потому что нигде в полку не было подпоручика Киже"…

Но "адъютант медленно сказал:

- Императору не доносить. Считать подпоручика Киже в живых. Назначить в караул".

События продолжают развиваться: некий офицер разбудил императора, закричав под окном; "Караул!". Виновного не могут найти, и догадливый адъютант императора называет имя мнимого подпоручика Киже.

Он живет не только в бумагах, не только в "слове". Приказ адъютанта "считать подпоручика Киже в живых" не пустая, бессмысленная фраза. В машине павловского государства достаточно описки, чтобы из нее вышла тень, которая занимает все большее место в сознании, распоряжаясь судьбами беспрекословно послушных мертвому ритуалу людей.

Описывается крайне каверзная ситуация. Не человек отбрасывает тень, а тень создает видимость человека. Случайно возникшее слово уплотняется, овеществляется и начинает жить самостоятельной жизнью.

"Потом в прерывистых мыслях адъютанта у него наметилось лицо, правда - едва брезжущее, как во сне. Это он крикнул "караул" под дворцовым окном.

Теперь это лицо отвердело и вытянулось: подпоручик Киже оказался злоумышленником, который был осужден на дыбу или, в лучшем случае, кобылу - и Сибирь.

Это была действительность.

До сих пор он был беспокойством писаря, растерянностью командира и находчивостью адъютанта.

Отныне кобыла, плети и путешествие в Сибирь были его собственным, личным делом.

Приказ должен быть выполнен. Подпоручик Киже должен был выйти из военной инстанции, перейти в юстицкую инстанцию, а оттуда пойти по зеленой дороге прямо в Сибирь.

И так сделалось".

Читая дальше, можно проследить, как простое слово начинает оживать. И не просто оживать, а даже иметь значение и влияние на окружающих…

"Часовые шли и шли. От шлагбаума к шлагбауму, от поста к крепости, они шли прямо и с опаскою посматривали на важное пространство, шедшее между ними. Сопровождать сосланного в Сибирь им приходилось не впервой, но им еще никогда не случалось вести такого преступника".

Пространство,.. шедшее между часовыми!!! Казалось бы – абсурд! Но дело заходит еще дальше: "старший показал бумагу, в которой было сказано, что арестант секретный и фигуры не имеет, и смотритель захлопотал и отвел им для ночлега особую камеру в три нары.

Помногу они начали понимать, что сопровождают важного преступника. Они привыкли и значительно говорили между собою: "он" или "оно".

Тут уже "пространство" не просто идет, оно приобретает лицо и даже секретное и важное значение.

Рассказывая о "тени слова", Тынянов не показывает характера героя — героя нет, стало быть, нет и характера. Вот что для нас интересно, вот к чему мы пришли. Есть слово, но это слово есть "мнимая истина". Создана фамилия – описка, но гнетущий всех страх, на котором акцентируется внимание в произведении очень много раз, толкает всех на признание нелепости.

Хотелось бы подчеркнуть, с каким мастерством автор слепил образ, и образ этот не просто слово, это целая жизнь. И в этой жизни есть все, что далее мы и сможем пронаблюдать.

"Когда поручик Киже вернулся из Сибири, о нем уже знали многие. Это был тот самый поручик, который крикнул "караул" под окном императора, был наказан и сослан в Сибирь, а потом помилован и сделан поручиком. Таковы были вполне определенные черты его жизни. Командир уже не чувствовал никакого стеснения и просто назначал то в караул, то на дежурства. Когда полк выступал в лагери для маневров, поручик выступал вместе с ним. Он был исправный офицер, потому что ничего дурного за ним нельзя было заметить".

Киже – исправный офицер. Автор наделяет образ даже некоторыми качествами.

Продолжаем читать и анализировать произведение. Не обошел автор и любовной истории при создании образа. Хотя данная история тоже нелепость, но она опять же всем на руку. Когда во время венчания его невеста убеждается в том, что рядом с ней никого нет, а над пустым соседним местом держит венец адъютант, она не падает в обморок... "И через некоторое время у поручика Киже родился сын, по слухам похожий на него".

Данный оборот совсем оживляет и овеществляет наш образ: чтобы быть похожим на кого-то, надо, прежде всего, чтобы этот кто-то был и существовал.

Между тем военная карьера исправного офицера идет своим чередом. Он произведен в капитаны, потом становится полковником и, наконец, генералом. "Жизнь полковника Киже протекала незаметно, и все с этим примирились... Он уже командовал полком.

Лучше всего чувствовала себя в громадной двуспальной кровати фрейлина. Муж подвигался по службе, спать было удобно, сын подрастал".

Не обходит стороной автор и казусы семейной жизни. Реальной семейной жизни. Точнее, любовный треугольник.

"Однажды, когда утомившийся любовник спал, ей послышался скрип в соседней комнате. Скрип повторился. Без сомнения, это рассыхался пол. Но она мгновенно растолкала заснувшего, вытолкала его и бросила ему в дверь одежду".

Что также доказывает, что если треугольник существует, то, обязательно, у него имеется три стороны. Где третья сторона – полковник Киже.

"Полковник Киже был внезапно произведен в генералы. Это был полковник, который не клянчил имений, не лез в люди за дяденькиной спиной, не хвастун, не щелкун. Он нес службу без ропота и шума

Некто слышал, как государь сказал графу Палену с улыбкой, которой давно не видали:

- Дивизией погоди его обременять. Он потребен на важнейшее".

Впоследствии образ наделяется еще и прошлым, прошлым живого человека!

"Обер-камергер Александр Львович Нарышкин вспомнил генерала:

- Ну да, полковник Киже... Я помню. Он махался с Сандуновой...

- На маневрах под красным...

- Помнится, родственник Олсуфьеву, Федору Яковлевичу...

- Он не родственник Олсуфьеву, граф. Полковник Киже из Франции. Его отец был обезглавлен чернью в Тулоне".

События шли быстро. Генерал Киже был вызван к императору. В тот же день императору донесли, что генерал опасно заболел.

Императорский камер-лакей ездил в гошпиталь дважды в день справляться о здоровье. В большой палате, за наглухо закрытыми дверьми, суетились лекаря, дрожа, как больные. К вечеру третьего дня генерал Киже скончался.

За черным тяжелым гробом шла жена, ведя за руку ребенка.

И она плакала…

Когда процессия проходила мимо замка Павла Петровича, он медленно,

сам-друг, выехал на мост ее смотреть и поднял обнаженную шпагу.

  • У меня умирают лучшие люди.

Так был похоронен генерал Киже, выполнив все, что можно было в жизни, и наполненный всем этим: молодостью и любовным приключением, наказанием и ссылкою, годами службы, семьей, внезапной милостью императора и завистью придворных. Имя его значится в "С.-Петербургском Некрополе", и некоторые историки вскользь упоминают о нем".

Данный отрывок может считаться как некролог. Но некролог кому ?

Слову, которое приобрело и прожило человеческую жизнь! Но слово так и не приобрело характера. Так как слово есть просто слово, невзирая на всю человеческую нелепость.


2.2 Поручик Синюхаев


В том же приказе, который сделал подпоручика Киже живым, растерявшийся, остолбеневший от страха писарь сделал еще одну ошибку. Он написал: "поручика Синюхаева, как умершего горячкою, считать по службе выбывшим". И так как приказ ни изменить, ни отменить было невозможно, поручик Синюхаев, услышав эту фразу, усомнился в факте своего существования: "Он привык внимать словам приказов, как особым словам, не похожим на человеческую речь. Они имели не смысл, не значение, а собственную жизнь и власть... Он ни разу не подумал, что в приказе ошибка. Напротив, ему показалось, что он по ошибке, по оплошности жив. По небрежности он чего-то не заметил и не сообщил никому. Во всяком случае, он портил все фигуры развода, стоя столбиком на площади. Он даже не подумал шелохнуться".

Правда, придя в себя, он пытается совершить невозможное: притвориться, что жив, а не умер. Но скрыть собственную смерть невозможно: его комнату занимает "юнкерской школы при Сенате аудитор", который в ответ на нерешительные возражения Синюхаева, что "сие против правил", отвечает, что, напротив, действует по правилам, потому что поручик "яко же умре". Отец Синюхаева, лекарь, пытается просить за сына, но получает отказ. Не решаясь держать "умершего" сына дома, он кладет его в госпиталь и пишет на доске, над его кроватью: "Случайная смерть".

Преодолеть ошибку не удается. Бывший поручик начинает кружить по России, нигде не задерживаясь, не разбираясь в направлениях. Обойдя страну, он возвращается в С.-Петербург. "В Петербургском Некрополе" не встречается имени умершего поручика Синюхаева.

Он исчез без остатка, рассыпался в прах, в мякину, словно никогда не существовал".

Так в самом необычном ракурсе показывает нам художник жизнь человека.

Жизнь, которую сломала простая описка, простое лишнее слово.



Заключение


В результате проделанной работы можно сделать некоторые выводы. Ответим на вопрос: какова же сила слова в произведении?

На примере создания образа подпоручика Киже можно точно сказать, что слово способно придать пустому месту не только жизнь, но и значение, наделить особыми качествами и правом влиять на жизни окружающих его людей.

С помощью слова можно создан образ, но это не будет образом героя.

Героя нет! Так как нет, да и откуда же им быть, никаких определенных черт характера героя. Как нет и характера. Так как характер – это, прежде всего, человеческая индивидуальность, складывающаяся из определенных душевно-нравственных и психических черт.

С помощью слова можно не только создать образ и вдохнуть в него жизнь, но можно также и разрушить то, что могло бы жить, обезличить и "рассыпать в прах". Что и пронаблюдали мы в рассказе над образом поручика Синюхаева.

В окончании работы хотелось бы вспомнить слова К.Г. Паустовского: "C русским языком можно творить чудеса. Нет ничего такого в жизни и в нашем сознании, что нельзя было бы передать русским словом…"



Список литературы


  1. Критики XIXXX веков о русской литературе / Сост.: В. Г. Бехтина, С. К. Черник. Мн., 1997. 384 с.

  2. Левидов А. М. Автор – образ – читатель. Ленинград, 1983. 265 с.

  3. Люстрова З.Н., Скворцов С. И., Дерягин В. Я. Беседы о русском слове. М., 1978. 292 с.

  4. Нефагина Г. Л. Пособие по русской литературе. Мн., 2002. 416 с.

  5. Русские писатели. Библиографический словарь / Редкол.: Б. Ф. Егоров и др. М., 1990. 446 с.

  6. Словарь литературоведческих терминов / Под ред. Л. И. Тимофеева, С. В. Тураева. М., 1974. 495с.

  7. Тимофеева А. И. Основы теории литературы. М., 1971. 461 с.

  8. Тынянов Ю. Сочинения. Ленинград., 1985. 478 с.



Случайные файлы

Файл
131626.rtf
263.rtf
94619.rtf
94786.rtf
60266.rtf




Чтобы не видеть здесь видео-рекламу достаточно стать зарегистрированным пользователем.
Чтобы не видеть никакую рекламу на сайте, нужно стать VIP-пользователем.
Это можно сделать совершенно бесплатно. Читайте подробности тут.