Смысл названия и своеобразие поэмы Н.В. Гоголя "Мертвые души" (73579)

Посмотреть архив целиком












Смысл названия и своеобразие жанра поэмы Н.В. Гоголя «Мертвые души»


План


Вступление

1 Основная часть

1.1 Смысл названия поэмы «Мертвые души»

1.2 Определение Н.В. Гоголем жанра «Мертвых душ»

1.3 Жанровое своеобразие поэмы «Мертвые души»

2 Выводы по жанровому своеобразию «Мертвых душ»

Заключение

Библиография



Вступление


«Мертвые души» - гениальное произведение Николая Васильевича Гоголя. Именно на него Гоголь возлагал главные свои надежды.

«Мертвые души» - поэма. История её создания охватывает почти всю творческую жизнь писателя. Первый том создавался в 1835 – 1841 годах и был опубликован в 1842 году. Над вторым томом писатель работал с 1840 – 1852 годы. В 1845-м он впервые сжег готовый текст. К 1851 году закончил новый вариант тома – и сжег его 11 февраля 1852 года, незадолго до смерти.

«Мертвые души» тесно связаны с именем Пушкина и создавались под его влиянием. Пушкин дал Гоголю сюжет «Мертвых душ». Гоголь рассказал об этом в «Авторской исповеди»: «Пушкин отдал мне свой собственный сюжет, из которого он хотел сделать сам что–то вроде поэмы и которого, по словам его, он бы не отдал другому никому. Это был сюжет «Мертвых душ».

Вскоре Гоголь прочел Пушкину первые главы поэмы. Он сам рассказал об этом: «Когда я начал читать Пушкину первые главы из «Мертвых душ» в том виде, как они были прежде, то Пушкин, который всегда смеялся при моем чтении (он был охотник до смеха), начал понемногу становиться все сумрачнее и сумрачнее, и наконец сделался совершенно мрачен. Когда же чтение окончилось, он произнес голосом тоски: «Боже, как грустна наша Россия». Меня это изумило. Пушкин, который так знал Россию, не заметил, что все это карикатура и моя собственная выдумка! Тут-то я увидел, что значит дело, взятое из души, и вообще душевная правда, и в каком ужасающем для человека виде может быть представлена тьма и пугающее отсутствие света. С тех пор я уже стал думать только о том, как бы смягчить то тягостное впечатление, которое могли произвести «Мертвые души».1

Запомним это: Гоголь в «Мертвых душах» искал такое сочетание тьмы и света, чтобы созданные им картины не ужасали человека, а давали надежду.

Но где же свет в его картинах? Кажется, если он и есть, то лишь в лирических отступлениях – о целительной бесконечной дороге, о быстрой езде, о Руси, что несется, как «бойкая необгонимая тройка». Так-то так, но давно замечено, что по этим дорогам странствует не кто иной, как Чичиков, и чуть ли не в его голове рождается проникнутое лирическим пафосом рассуждение…

Мир поэмы «Мертвые души» - это мир, где события, пейзажи, интерьеры, люди столь же достоверны, сколь и фантастичны; сдвинуть в своём сознании эти образы к одному или другому полюсу – значит, их обеднить; напряжение между полюсами и выражает гоголевское отношение к России, к её прошлому, настоящему и будущему.

Так в чем же смысл названия поэмы? Почему Гоголь назвал «Мертвые души» поэмой? Как это понять?

Цель данного исследования – выяснить, в чем смысл названия поэмы «Мертвые души» и объяснить особенности жанра этого произведения.

Для этого необходимо решить следующие задачи:

1. Творчески изучить поэму «Мертвые души».

2. Проследить мнение Н. В. Гоголя о поэме.

3. Рассмотреть критические материалы о поэме «Мертвые души».



1 Основная часть


1.1 Смысл названия поэмы «Мертвые души»


Название «Мертвые души» столь многозначно, что породило тьму читательских догадок, научных споров и специальных исследований.

Словосочетание «мертвые души» звучало в 1840-х годах странно, казалось непонятным. Ф. И. Буслаев рассказал в своих воспоминаниях, что, когда он «в первый раз услышал загадочное название книги, то сначала вообразил себе, что это какой-нибудь фантастический роман или повесть вроде «Вия».1 Действительно, название было необычно: душа человека считалась бессмертной, и вдруг мертвые души!

«Мертвые души», - писал А. И. Герцен, - это заглавие носит в себе что-то наводящее ужас».2 Впечатление от названия усиливалось тем, что само это выражение не употреблялось до Гоголя в литературе и вообще было мало известно. Даже знатоки русского языка, например профессор Московского университета М. П. Погодин, не знали его. Он с негодованием писал Гоголю: «Мертвых душ в русском языке нет. Есть души ревизские, приписанные, убылые, прибылые».3 Погодин, собиратель старинных рукописей, знаток исторических документов и русского языка, писал Гоголю с полным знанием дела. Действительно, это выражение не встречалось ни в правительственных актах, ни в законах и других официальных документах, ни в научной, справочной, мемуарной, художественной литературе. М. И. Михельсон во много раз переиздававшемся в конце XIX века собрании крылатых выражений русского языка приводит словосочетание «мертвые души» и делает ссылку только на поэму Гоголя! Других примеров Михельсон не нашел в громадном литературном и словарном материале, просмотренном им.

Каковы бы ни были истоки, основные смыслы названия можно найти только в самой поэме; здесь и вообще каждое общеизвестное слово приобретает свой, чисто гоголевский оттенок.

Есть прямой и очевидный смысл названия, вытекающий из истории самого произведения. Сюжет «Мертвых душ», как и сюжет «Ревизора», дал ему, по признанию Гоголя, Пушкин: он рассказал историю о том, как хитрый делец скупал у помещиков мертвые души, т. е. умерших крестьян. Дело в том, что с Петровского времени в России каждые 12 – 18 лет проводились ревизии (проверки) численности крепостных крестьян, поскольку за крестьянина мужского пола помещик обязан был платить правительству «подушную» подать. По итогам ревизии составлялись «ревизские сказки» (списки). Если в период от ревизии до ревизии крестьянин умирал, в списках он все равно числился и за него помещик платил подать – до составления новых списков.

Вот этих-то умерших, но числящихся живыми пройдоха-делец и задумал скупить по дешевке. Какая же тут была выгода? Оказывается, крестьян можно было заложить в Опекунском совете, т. е. получить за каждую «мертвую душу» деньги.

Самая высокая цена, которую пришлось уплатить Чичикову за «мертвую душу» Собакевичу, - два с полтиной. А в Опекунском совете он мог получить за каждую «душу» 200 рублей, т. е. в 80 раз больше.

Затея Чичикова обычна и фантастична одновременно. Обычна потому, что покупка крестьян была повседневным делом, а фантастична, поскольку продаются и покупаются те, от кого, по словам Чичикова, «остался лишь один неосязаемый чувствами звук».

Никто не возмущен этой сделкой, наиболее недоверчивые лишь слегка удивлены. В реальной действительности человек становится товаром, где бумага подменяет людей.

Итак, первый, наиболее очевидный смысл названия: «мертвая душа» - это умерший, но существующий в бумажном, бюрократическом «обличье» крестьянин, ставший предметом спекуляции. Часть из этих «душ» имеет в поэме свои имена, характеры, о них рассказываются разные истории, так что они, если даже и сообщается, как приключилась с ними смерть, оживают на наших глазах и выглядят, пожалуй, живее иных «действующих лиц».

«Милушкин, кирпичник! Мог поставить печь в каком угодно доме.

Максим Телятников, сапожник: что шилом кольнет, то и сапоги, что сапоги, то и спасибо, и хоть бы в рот хмельного…

Каретник Михеев! Ведь больше никаких экипажей и не делал, как только рессорные…

А Пробка Степан, плотник? Ведь что за силища была! Служи он в гвардии, ему бы бог знает что дали, трех аршин с вершком ростом!»

Во-вторых, Гоголь подразумевал под «мертвыми душами» помещиков-

крепостников, угнетавших крестьян и мешавших экономическому и культурному развитию страны.

Но «мертвые души» - не только помещики и чиновники: это «безответно мертвые обыватели», страшные «неподвижным холодом души своей и бесплодной пустыней сердца». В Манилова и Собакевича может превратиться любой человек, если «ничтожная страстишка к чему-нибудь мелкому» разрастется в нем, заставляя его «позабыть великие и святые обязанности и в ничтожных побрякушках видеть великое и святое».

Неслучайно портрет каждого помещика сопровождается психологическим комментарием, раскрывающим его общечеловеческий смысл. В одиннадцатой главе Гоголь предлагает читателю не просто посмеяться над Чичиковым и другими персонажами, а «углубить вовнутрь собственной души сей тяжелый запрос: «А нет ли и во мне какой-нибудь части Чичикова?» Таким образом, название поэмы оказывается очень емким и многоплановым.

Художественную ткань поэмы составляют два мира, которые условно можно обозначить как мир «реальный» и мир «идеальный». Реальный мир автор показывает, воссоздавая современную ему действительность. Для «идеального» мира душа бессмертна, ибо она – воплощение божественного начала в человеке. А в мире «реальном» вполне может быть «мертвая душа», потому что для обывателей душа только то, что отличает живого человека от покойника.

Заглавие, данное Гоголем своей поэме, было «Мертвые души», но на первом листе рукописи, представленном в цензуру, цензор А.В. Никитенко приписал: «Похождения Чичикова, или… Мертвые души». Так и называлась около ста лет поэма Гоголя.

Эта хитрая приписка приглушала социальное значение поэмы, отвлекала читателей от мыслей о страшном названии «Мертвые души», подчеркивала значение спекуляций Чичикова. А.В. Никитенко снижал своеобразное, небывалое название, данное Гоголем, до уровня названий многочисленных романов сентиментального, романтического, охранительного направлений, завлекавших читателей удивительными, витиеватыми названиями. Наивная уловка цензора не снизила значения гениального творения Гоголя. В настоящее время поэма Гоголя печатается под заглавием, данным автором, - «Мертвые души».


Случайные файлы

Файл
COMP_OBR.DOC
158032.rtf
163500.rtf
91988.rtf
55795.rtf




Чтобы не видеть здесь видео-рекламу достаточно стать зарегистрированным пользователем.
Чтобы не видеть никакую рекламу на сайте, нужно стать VIP-пользователем.
Это можно сделать совершенно бесплатно. Читайте подробности тут.