Символический смысл лирических шедевров поэтов серебряного века (73559)

Посмотреть архив целиком














«Символический смысл лирических шедевров поэтов Серебряного века»














2009





Содержание


1. «Символ - окно в бесконечность»

2 Главное средство передать созерцаемые тайные смыслы - символ

2.1 «Мы – два грозой зажженные ствола, два пламени полуночного бора»

2.2 «Я хочу быть первым в мире, на земле и на воде»

2.3 «Мне видеть не дано, быть может…»

2.4 «Девичий стан, шелками схваченный, в туманном движется окне»

3. Понимание слова как тайны, многомысленного послания

4. Библиография


«Символ только тогда истинный символ, - считал теоретик символизма Вячеслав Иванов, - когда он неисчерпаем в своем значении». «Символ – окно в бесконечность», - вторил ему Ф. Сологуб.


«Серебряный век» - проявление духовного и художественного ренессанса, знаменующего взлет русской культуры конца XIX – XX веков. Величайшие достижения философской мысли, науки, всех видов художественного творчества, плеяда талантливейших поэтов, каждый из которых «воистину индивидуален», определяют значение этого феномена, как будто призванного предвосхитить колоссальный рывок России, ее прорыв к тому, о чем издавна мечтало человечество. Однако случилось обратное, и трагические уроки XX века заставляют нас не только открывать для себя поэтические индивидуальности, наслаждаться музыкой стиха и силой слова, но «в глубине строки» искать ответы на «проклятые» вопросы, которые всегда ставила русская литература независимо от того, делалось это впрямую, осознанно или прорывалось сквозь декларируемую автономию художественного творчества.

Ощущение рубежности, кризисности, катастрофичности своего времени, исчерпанности того «вектора жизни», которым до сих пор шла Россия, глухим колоколом звучит в стихах всех поэтов «серебряного века»:

скорбь великая растет в душе у всех…

Надолго ль этот пир, надолго ль этот смех?

Каким путем, куда идешь ты, век железный?

Иль больше цели нет, и ты висишь над бездной? –

писал в конце прошлого века Д.С. Мережковский. А склонный к «мистическим прозрениям» А. Блок, размышляя об итогах первой русской революции, писал: «Революция совершалась не только в этом, но и в иных мирах, она была одним из проявлений … тех событий, свидетелями которых мы были в наших собственных душах. Как сорвалось что-то в нас, так сорвалось оно и в России»

Словосочетание «серебряный век» в последние десятилетия стало постоянным определением русской культуры конца XIX – начала XX в. возникнув по аналогии с понятием «золотой век», по традиции обозначающим «пушкинский период» русской литературы, «серебряный век» поначалу относился только к поэтическому творчеству рубежа веков. В какой-то момент, однако, он стал использоваться как обозначение всей художественной и, шире, всей духовной культуры начала XX в. в России. Именно такое, расширительное понимание термина закрепилось в историко-литературной и школьной практике. В таких понятийных границах он используется и в настоящее время.

- искусство – «постижение мира иными, не рассудочными путями», возможность; увидеть за внешними «мистически прозреваемую сущность»; поэзия – «тайнопись неизреченного», выражение «движений души» поэта.

- символ (греч. symbol on) – поэтический образ, выражающий суть какого – либо явления; в поэзии символизма передает индивидуальные, часто сиюминутные представления поэта.

Символизм – одно из модернистских литературных течений, существавшее в России в 1890-1900 гг. философия и эстетика русского символизма складывались под влиянием различных теорий – от взглядов Платона до современных символистам мировоззренческих систем В. Соловьева, Ф. Ницше, А. Бергсона. Традиционному познанию мира символисты противопоставили идею конструирования мира в процессе творчества. Творчество выше познания – это убеждение привело символистов к детальному обсуждению теоретических аспектов творчества. Поэтому творчеством в понимании символистов – подсознательно – интуитивное созерцание тайных смыслов, доступных лишь художнику – творцу. Рационально передать созерцаемые «тайны» невозможно; по словам В. Иванова, поэзия есть «тайнопись неизреченного». Ценность стихотворной речи в «недосказанности», «утаенности смысла». Главное средство передать созерцаемые тайные смыслы – символ. Неверное расхожее представление о символе заключается в том, что символ понимается как иносказание, когда говориться одно, а подразумевается другое.

В истории русской литературы Вячеслав Иванов остался, прежде всего, как теоретик символизма и в меньшей степени как поэт. Старинные речения, непривычный синтаксис, необходимость улавливать самые малоизвестные значения слова делают стихи Иванова очень сложными. Даже в стихах, которые кажутся совсем простыми, множество потаенных смыслов. Но мудрая простота, понятная любому в них тоже встречается.

Среди множества знаменитых стихотворений стихотворение с притягательным названием «Любовь» отличается своей грацией, последовательностью изложения мысли:

Мы – два грозой зажженные ствола,

Два пламени полуночного бора;

Мы – два в ночи летящих метеора,

Одной судьбы двужалая стрела!

<…>

Единых тайн двугласные уста,

Себе самим мы – Сфинкс единый оба.

Мы – две руки единого креста.

В стихотворении основной акцент делается на слове «мы», которое повторяется пять раз и символизирует слияние, нерасторжимый союз. Все стихотворение построено на одном композиционном приеме: вариация ассоциаций, способных передать силу и неразрывность этого союза. В последних строфах появляются религиозные, мифологические образы (крест, божественный гроб, Сфинкс).

Блестяще выдержана форма сонета (2 четверостишия и 2 трехстишия). Каждая строфа – законное целое. В первой утверждается тема стихотворения, вторая ее развивает. Первый терцет намечает развязку, второй ее завершает, причем самой сильной по мысли и образности является последняя строка. Стихотворение написано пятистопным ямбом, часто употребляющимся в сонетной форме.

Таким образом, стихотворение Вячеслава Иванова отличается пышностью, красочностью, витиеватостью поэтического стиля, некоторой тяжеловесностью и медлительностью. Оно поражает скорее виртуозным владением техникой, чем силой чувства, изначально присущего поэтическому творчеству.

Константин Бальмонт – один из самых политически активных символистов: в 1901году за антиправительственное стихотворение «Маленький султан» лишен права проживания в столицах; в период первой русской революции он пишет ряд обличительных стихотворений. Политические стихи поэта собраны в книге «Песни мстителя». Лирическое «я» Бальмонта отличает романтика творческих исканий. Выходец из провинциальной дворянской среды, он испытывает неприязнь ко всему обыкновенному, прозаичному, повседневному. В поэзии Бальмонта ярко проявляется претензия личности на высшее место в иерархии ценностей. Лирическое «я» уравнивается в правах с мирозданием. Вот почему лирический герой стремится слиться с «безбрежным океаном», громадой гор, космосом в целом. Всеохватность, космизм масштабов, жажда всего коснуться, все испытать – постоянные предметы его поэтического мышления. Лирический герой в поэзии К. Бальмонта, как мы можем убедиться, прочитав стихотворение «Как испанец» из сборника «Горящие здания», не устает любоваться своей «многогранностью», он стремится приобщиться к культурам всех времен и народов, принести хвалы всем богам, пройти все дороги и переплыть все моря:

Я хочу быть первым в мире, на земле и на воде,

Я хочу цветов багряных, мною созданных везде.

<…>

Меди, золота, бальзама, бриллиантов и рубинов,

Крови, брызнувшей из груди побежденных властелинов,

Ярких зарослей коралла, протянувшихся к лучу,

Мной отысканных пределов жарким сердцем я хочу…

Бальмонт жаждал «изысканность русской медлительной речи». Он научился «превращать тоску в напев» и находить игру созвучий в природе, он из всех поэтов-символистов отличается особой напевностью и особой звучностью стиха. Черты символизма, по мнению Бальмонта - культ мгновения, внезапно возникшего и безвозвратно промелькнувшего, туманность намеков, прихотливость чувства…

Определяя символистскую поэзию, Бальмонт писал: «Это поэзия, в которой органически …сливаются два содержания: скрытая отвлеченность и очевидная красота…». Стихотворение «Я мечтою ловил уходящие тени…» было написано в 1894 году и входило в сборник.

И какие-то звуки вокруг раздавались,

Вдруг меня раздавались от Небес и Земли.

Пространство расширяется до пределов Вселенной. Если раньше движение было вертикальным, то теперь оно распространяется и по горизонтали. Герой приобретает новое зрение, новый слух. В мире мечты, фантазии, грезы он видит и слышит то, что не может увидеть и услышать в реальном мире. Так герой приближается к истине. Чем выше становится герой, тем яснее становятся картины. Безмерное пространство заполняется звуками. Можно предположить, что в этой строфе звучит тема назначения поэта и поэзии, поэтому вспоминаются строчки из известного стихотворения А.С. Пушкина «Пророк»:

Восстань, пророк, и виждь, и внемли…

Божественная сила позволяет поэту воспринимать, понимать и объяснять людям то, что доступно лишь ему.

Для меня же блистало дневное светило,

Огневое светило догорало вдали.

Солнцу как животворящему началу всего сущего Бальмонт уделял в своем творчестве особое внимание. Огонь также занимает особое место в его поэзии, он близок к солнцу, свету. По Бальмонту, огонь – многозначный образ. Поэт называл его то очистительным, то роковым, то блестящим, то живым, то вечно меняющимся. Бальмонт сближает миссию поэта и миссию огня («Я буду все светить, сжигая и горя») и называет поэта «сыном солнца».


Случайные файлы

Файл
referat.doc
61850.rtf
34548.rtf
148664.rtf
57356.rtf




Чтобы не видеть здесь видео-рекламу достаточно стать зарегистрированным пользователем.
Чтобы не видеть никакую рекламу на сайте, нужно стать VIP-пользователем.
Это можно сделать совершенно бесплатно. Читайте подробности тут.