Роль В.Ф. Одоевского в русском романтизме ХІХ века (73474)

Посмотреть архив целиком

ФЕДЕРАЛЬНОЕ АГЕНТСТВО ПО ОБРАЗОВАНИЮ


СЗУО г. Москва

ГОУ ЦО № 1089 "Коллаж"







Бузланова Мария Никитична

Роль В.Ф. Одоевского в русском романтизме ХІХ века


Реферат по литературе ученицы

9 класса Б





Руководитель

Варламова Даля Юозовна








Москва 2009


Содержание


Романтизм, как направление в литературе и искусстве. Истоки романтизма, зарубежный и русский романтизм. Основные причины появления романтизма в России

Краткий обзор романтизма в России. В.А. Жуковский, В.К. Кюхельбеккер

Кружок "Любомудров": (А.А. Перовский (Погорельский), В.П. Титов, Д.В. Веневитинов, И.В. Киреевский, М.П. Погодин, В.Ф. Одоевский)

Краткая биография В.Ф. Одоевского. Творческий путь автора

Обзор некоторых произведений кн. В.Ф. Одоевского, смешение мистики с реальностью. Реалистичность и социальная сатира "волшебства" в его произведениях

Романтизм и современная литература

Использованые материалы

Приложение


Истоки романтизма берут начало в Германии конца 18 столетия. Эпоха Просвещения особо бурно затронула германоязычные страны. В этом есть определенная закономерность – система образования в маленьких немецких государствах была по тому времени (да и не только по тому) самой, наверное, либеральной и логичной. Университеты этих городов-княжеств предоставляли полную свободу преподавательскому составу в планах изложения курсов наук. Никакого ограничения, никакой цензуры! Профессоры на свой счет арендовали помещения аудиторий, и их доход зависел только от посещаемости лекций, естественно платных для студентов. Излишне говорить, как в подобной системе бурно развилась наука – аудитории популярных профессоров не могли вместить желающих, а схоластические науки просто не могли выжить в среде конкуренции.

Весь мир того времени устремился за образованием в Геттинген, Гейдельберг, Кенигсберг, Иену. Бурная студенческая жизнь университетских центров формировала всевозможные кружки, корпорации, землячества. Свершившийся к тому времени в Европе ряд буржуазных революций скоро выявил некоторую ущербность достигнутых результатов: преобразования. проходившие под лозунгами "Свободы", "Равенства", "Братства", не принесли народам желаемого "золотого века". Свобода оказалась свободой грабежа населения кучкой олигархов, Братство – круговой порукой нуворишей, Равенство – сравнением тугости кошельков. В молодежной студенческой среде возникал протест против буржуазного, "филистерского" уклада новой жизни. Не умея еще понять причины и закономерности смены общественных формаций, молодые студенты поспешили обвинить в крахе идеалов предшествующую эпоху просвещения, и, как альтернативу, провозгласили свой символ веры: Романтизм.

Суть романтизма заключалась в аксиоматическом утверждении ошибочности отказа предшествующей эпохи от духовной составляющей, ее увлечении чистой материей, в ущерб чудесному, которое, по понятиям ранних романтиков, имеет не меньшее, если не большее, влияние на жизнь, как индивидуума, так и народа в целом. Апологетами стиля романтизма в литературе стали Шиллер, Гете, Новалис и прочие немецкие авторы. Программное обоснование стиля дал в своих работах видный немецкий филисоф-идеалист Шеллинг. Изначально стиль романтизма нашел выражение в музыке, живописи, и лишь слегка в литературе. Возникший сперва, как поэтическое направление, вскоре романтизм охватил и прозу, выработав "классические" каноны литературного произведения данного стиля. Основным критерием, позволяющим определить жанр как романтический, является смешение бытового и мистического, это уже не народная сказка, целиком построенная на волшебстве, а, скорее, городская новелла с элементами сказочной фантастики. Конфликт произведения именно и состоит в противопоставлении "мещанского" фона действия и захватывающего вмешательства "потусторонних" сил в обыденную реальность, круто меняющих восприятие жизни главного героя.

Вне всякого сомнения, корифеем германского романтизма следует признать Э.Т.А. Гофмана – писателя логически завершившего становление жанра, обогатившего романтизм тонкой иронией, подчас на грани пародии. Даже сам Гофман как бы пародировал своей персоной авторов-романтиков, в большинстве своем молодых, рано ушедших из жизни, ярко сверкнувших единственным произведением. Корифей был весьма немолод, вел почтенную размеренную жизнь, занимал высокие посты в государственном управлении, т.е. олицетворял все то, против чего и были направлены усилия молодежи.

Зато именно творчество Гофмана, не оцененное в Германии, где романтизм, начиная с первого десятилетия 19 века, постепенно сдавал свои позиции, вызвало к жизни прозу самого, наверное, верного приверженца этого стиля в России – князя В.Ф. Одоевского.

В силу объективных причин в России романтизм появился много позднее, чем в Европе: сказывалась отсталость русского общества в целом, его восприятие последних достижений в областях искусства опосредовано, через вторые руки. Первые дворяне, получившие образование в Германских университетах привезли стиль романтиков на отечественную почву уже во время его заката на родине. Первым, несомненно, глашатаем нового в России направления в литературе стал В.А. Жуковский с поэмами "Светлана" и "Людмила". Именно его мощное дарование романтика повлияло на становление в России этого жанра. Причем, если сейчас Жуковский известен как романтик-поэт, то современники прекрасно знали и Жуковского романтика-прозаика. В 1809 году в журнале "Вестник Европы" была опубликована его повесть "Марьина роща" – предтеча всей русской романтики. В.А. Жуковский более не обращался к опыту прозаического романтического произведения, но его почин был подхвачен рядом авторов. Довольно характерно определил черты жанра А.А. Перовский (печатался под псевдонимом Погорельский) в своих повестях "Лафертовская маковница" и "Исидор и Анюта". В них автор ярко и реалистично описывает быт московской окраины, не смущаясь, вводит в повествование элементы фантастического, нереального, не приводя никакого разумного объяснения чудес – именно по такому канону строились произведения всех последователей-романтиков. Перовскому принадлежит детская "волшебная" сказка "Черная курица, или Подземные жители", написанная для племянника, будущего известного писателя, А К.Толстого, в свою очередь обогатившего русский романтизм рядом произведений.

В начале 30-х годов 19-го века в Москве сложился целый кружок любителей-романтиков. Их связывали общие литературные симпатии, а, главное, интерес к немецкой идеалистической философии. Видное место в кружке "Любомудров", как они себя называли, занимал князь В.Ф.Одоевский – фактически создатель и координатор этого объединения. Это новое поколение активных деятелей было преисполнено больших надежд, считало, что будущее принадлежит именно им - "русским молодым людям, получившим европейскую образованность, опередившим, так сказать, свой народ и, по-видимому, стоящим мыслями наравне с веком и просвещенным миром" (В. Белинский). Цель общества определена была в его названии - любовь к мудрости, прилежное изучение античных и немецких философов и работа над созданием оригинальной отечественной философии, из которой и должна была возникнуть новая русская литература. Примечательны эти молодые люди с их поистине титаническими замыслами, это удивительное собрание русских натур, так много обещавших и немало сделавших.

Поэт Дмитрий Веневитинов, строгий юноша с профилем Наполеона, блестящий оратор и теоретик, достигший в своих статьях и письмах чаадаевской глубины и беспощадности суждений и как-то посоветовавший вообще приостановить ход развития тогдашней российской словесности, с тем чтобы "заставить ее более думать, нежели производить".

Глубокомысленный и замкнутый Иван Киреевский, один из лучших критиков той поры, ценимый Жуковским и Пушкиным.

Энциклопедически образованный эстетик и теоретик литературы Владимир Титов, знаменитый автор "Уединенного домика на Васильевском" о котором Тютчев говорил, наполовину шутя, наполовину серьезно, что" Титову как будто назначено провидением составить опись всего мира", и который, оставив литературу, стал послом в Константинополе и членом Государственного совета.

Юный поэт и конногвардеец Алексей Хомяков, чей необыкновенно живой ум и вдохновенное, гибкое слово прирожденного оратора обратили на себя внимание в собраниях у Рылеева.

К кругу любомудров были близки молодые поэты Федор Тютчев и Степан Шевырев, историк и собиратель русских древностей Михаил Погодин, способный журналист и издатель Николай Полевой. Каждое имя тут - заметная веха в истории русской культуры. Не следует забывать, что все эти одаренные люди были молоды, объединены дружбой и сходными мнениями, не страшились препятствий и более всего опасались односторонности, узких путей и бескрылых стремлений. В этом высоком и благородном простодушии - сила и обаяние романтического любомудрия. Владимир Одоевский был в этом уникальном культурном организме своего рода центром, верховным судьей и примирителем. И когда позднее он поступил на службу и переехал в Петербург, один из любомудров очень точно определил его роль в кружке: "Вы как солнышко, - держали нас в повиновении; не успели рвануться от центра, как вдруг по какому-то волшебному мановению всех нас отбросило от оного... Словно сигнал подали, от которого товарищество наше рассыпалось по всем концам земли".

ОДОЕВСКИЙ ВЛАДИМИР ФЕДОРОВИЧ (1803–1869), князь, русский писатель, журналист, издатель, музыковед. Родился 30 июля (11 августа) 1803 (по другим сведениям, 1804) в Москве. Последний потомок старинного княжеского рода из Рюриковичей. Отец его служил в должности директора Московского отделения Государственного банка, мать была крепостной крестьянкой. В 1822 Одоевский с отличием окончил Московский университетский благородный пансион, где ранее обучались П.Вяземский и П. Чаадаев, Никита Муравьев и Николай Тургенев. В студенческие годы на него оказали влияние профессора Московского университета философы-шеллингианцы И.И. Давыдов и М.Г. Павлов. С 1826 Одоевский служил в цензурном комитете министерства внутренних дел, был составителем нового цензурного устава 1828 года. После того, как комитет перешел в ведение министерства народного просвещения, Одоевский продолжил службу в должности библиотекаря. С 1846 – помощник директора Императорской публичной библиотеки и заведующий Румянцевским музеем, тогда находившимся в Санкт-Петербурге. С 1861 – сенатор. Первым выступлением Одоевского в печати были переводы с немецкого, опубликованные в «Вестнике Европы» в 1821. Там же в 1822–1823 публикуются "Письма к Лужницкому старцу", одно из которых, "Дни досад", привлекло своим негодующим настроем внимание А.С. Грибоедова, который познакомился с Одоевским и оставался его близким другом до конца своей жизни. В юношеские годы Одоевский был дружен со своим старшим двоюродным братом, поэтом и будущим декабристом А.И. Одоевским, как о том свидетельствует его "Дневник студента" (1820–1821): «Александр был эпохою в моей жизни». Брат безуспешно пытался остеречь его от «глубокомысленных умозрений непонятного Шеллинга», однако кузен выказал твердость и независимость в суждениях. В начале 1820-х годов Одоевский бывал на заседаниях «Вольного общества любителей российской словесности», где главенствовал Ф. Глинка, и входил в кружок переводчика и поэта С.Е. Раича, члена Союза благоденствия. Сблизился с В. Кюхельбекером и Д. Веневитиновым, вместе с которым (и с будущим видным славянофилом И. Киреевским) в 1823 создал кружок «Общество любомудрия», став его председателем.


Случайные файлы

Файл
27992-1.RTF
142631.rtf
175860.rtf
83108.rtf
77778.doc




Чтобы не видеть здесь видео-рекламу достаточно стать зарегистрированным пользователем.
Чтобы не видеть никакую рекламу на сайте, нужно стать VIP-пользователем.
Это можно сделать совершенно бесплатно. Читайте подробности тут.