Опыт количественного анализа древней восточной летописи "Чуньцю" (73279)

Посмотреть архив целиком

Автором статьи «Опыт количественного анализа древней восточной летописи «Чуньцю» Д. В. Деопиком (в сборнике «Математические методы в историко-экономических и историко-культурных исследованиях»; М.. 1977; С. 144 – 190) для количественного анализа выбран текст древнейшего памятника древнекитайской исторической традиции «Чуньцю» («Весны и осени») написанный, видимо, в VII – середине V века до н. э., по следующим соображениям:

  1. данный текст является основным источником по истории Дальнего Востока в VIII – начале V века до н. э.;

  2. в его отношении еще многое не решено, в том числе о типе памятника и его назначении;

  3. он исключительно удобен для количественного анализа.

Это первая китайская летопись, поэтому на нее практически не влияла традиция. Она имеет также ряд достоинств, позволяющих сопоставлять отдельные факты: простота языка, компактность изложения, отсутствие мотивировок, краткость и ясность сообщений. Таким образом, системный анализ текста сравнительно прост.

По вопросу о типе памятника имеется две точки зрения:

  1. это историко-философское произведение, содержащее изложение Конфуцием философской концепции общества на материале истории государств бассейна среднего и нижнего течения Хуанхэ в VIII – начале V века до н. э.;

  2. «Чуньцю» - летопись.

Автор исследования, исходя из этого, определил задачи исследования таким образом:

  1. ответить на вопрос о типе памятника;

  2. на основе текстологического анализа уточнить, в какой мере особенности памятника исказили реальную картину исторической действительности тех веков, и после этого дать возможность описать некоторые стороны той эпохи.

Возможность количественного анализа обусловлена спецификой текста памятника, которому присущи:

  1. компактность (текст состоит не более чем из 7500 иероглифов, обозначающих действия, отношения и явления (не считая обозначений времени, титулов, топонимов и собственных имен));

  2. сухость и единообразие языка; вся интересовавшая летописца историческая действительность описана приблизительно полусотней видов деятельности – «простейших событий» (64);

  3. языковая простота текста и объекта описания, практическое отсутствие существенно различных толкований существенных для нас массовых иероглифов; «заданность» разделения текста на фразы (т. е. Текст не сплошной);

  4. устойчивость формулировок;

  5. отсутствие в языке словоформ из-за неизменяемости слов в китайском языке, сильно затрудняющих количественный анализ в европейских языках.


* * *

Для того, чтобы определить, была ли «Чуньцю» произведением одного автора, написанным по данным архива, или долгое время составлявшейся и забывшейся летописью, имевшей ряд авторов, автор исследования рассматривает объем информации по различным разделам текста.

Расчет подробности текста показал, что основная единица, дискретизирующая время – правление одного луского гуна (их 12). Единица времени, наименьшая и единообразная (в отличие от предыдущей) – год (их 242 в «конфуциевой» части, всего – 243,5). Год делится на сезоны. Названия месяцев и дней даются не всегда.

Все виды структурных единиц могут быть сопоставлены между собой и оценены через объем текста (количество иероглифов), приходящийся на каждую единицу.

Автор исследования выясняет, что объем информации на год растет, увеличиваясь в поздних шести правлениях приблизительно на 0,24 (при этом рост объема информации идет за счет видов иероглифов, рассказывающих о событиях, и процент «служебных» иероглифов падает, то есть объем собственно исторической информации растет быстрее роста числа иероглифов на год). Очевидное возрастание подробности изложения на протяжении всей летописи говорит о естественном возникновении летописи по обычным законам этого исторического жанра (имеется в виду меньшая подробность описания более ранних событий). Подробность текста возрастает по мере перехода от ранних правлений к поздним, что естественно для постепенно создаваемой и постепенно забываемой летописи и неестественно (или наверняка менее естественно) для произведения, написанного "од«им духом" н» основании архивных материалов. Итак, на основе количественного исследования «Чуньцю» автор определяет ее как летопись.


* * *


Следующую свою задачу автор видит в выделении частей, написанных разными авторами, учет возможностей редактуры, возможно, проведенной где-то в III веке до н. э.

Как уже указывалось, «Чуньцю» отличает исключительно объективное отражение реальных событий, сухость и фактографичность, ничтожное количество неправдоподобных деталей. На таком простом (лингвистически, композиционно и по содержанию) памятнике удобно проследить постановку и отчасти разрешение проблемы специфического для истории искажения информации.

Автор представляет искажающие факторы (как те, что обусловили неадекватность описания как на уровне «реальность – автор», так и на уровне «автор – читатель» эпохи написания летописи (1), так и тех, что добавочно исказили картину в сознании современного читателя (китайского и тем более некитайского) (2)) и благоприятные особенности памятника с возможными методами преодоления искажающих факторов в таблице:







Искажающие факторы

Благоприятные особенности памятника и возможные методы анализа

1. А. Забывание давних событий и их контекста

Расчеты объема текста и их частей

1. Б. Малое число сведений о далеких государствах

Сопоставительные расчеты объемов и соответствующая оценка информации (исходя из различной важности «неупоминаний» в разных ситуациях)

1. В. Преимущественный интерес к Лу и его внешним связям

Анализ списка чисто «луских» событий и ситуаций

1. Г. Различная степень интереса к разным государствам, тенденциозность составителя

Сопоставление объемов информации о разных государствах и характера этой информации, а также объемов информации и географического положения разных государств

2. А. Различие в виде идеологии, в частности, в философии истории

  1. Простота текста;

  2. Отсутствие у авторов оценок, интерпретаций, объяснений причин, сравнений (эти особенности поздние комментаторы представляли как «скрытые» оценки, но анализ показал, что этого нет)

2. Б. Особенности древнего китайского языка

  1. Простота языка описания;

  2. Анализ при помощи данной методики лишь простых и массовых явлений

* * *


Уловить ряд важных закономерностей развития дальневосточного общества позволяют количественные исследования распределений простейших элементов так называемых «простейших событий» (далее – п. с.), то есть сообщений о простейшем историческом событиии (п. с. сопоставимо по конструкции с «высказыванием» в логике (пример: «У воевало с Чу»)). Исходным понятием при работе с текстом памятника при выделении п. с. было элементарное событие, названное «микродействием»; каждому из них соответствует свой особый иероглиф, одно слово-слог (например, «осаждать»). При этом наблюдаются:

  1. полное явление п. с.: «Ци убил вельможу»;

  2. неполное явление п. с., в котором опущен субъект или объект (каков отсутствующий элемент, ясно из контекста): «воевали с Чжу» (в данном примере с Чжу воевали лусцы, и это слово опущено ввиду очевидности);

  3. неявное п. с.: «голод», «дождь со снегом» и др.

Основным элементом текста, образующим п. с., но не адекватным ему, является «действие», то есть иероглиф, обозначающий, как правило, отоношение, взаимодействие («воевать», «просить помощи», «съезжаться» и др.). после снятия синонимии и группировки очень близких действий в тексте были выявлены 64 п. с. Наиболее массовых выбрано 20 (на них приходится ввиду их высокой частоты боле 90% всех упоминаний п. с.).

В результате исследования для каждого п. с. были получены:

  1. его распространенность (частота встречаемости) в тот или иной период; его временные тенденции;

  2. особенности поведения тех или иных государств как субъектов;

  3. наличие географической специфики, отдельной у субъектов и у типов связей между ними (например, по вопросу о границах);

  4. наличие временных тенденций в составе субъектов и объектов.

Из анализа выясняется, распространяется ли данное явление или исчезает, присуще оно всем государствами или части их, реализуется данное п. с. одной категорией лиц или разными, нет ли смены одних субъектов другими и т. д.

Все 64 п. с. были объединены в семь групп (внутри которых имеются подгруппы): 1) «внешняя политика» (591 упоминание); 2) «военная история» (574); 3) «быт монархов» (476); 4) «внутренняя политика»(119); 5) «экономика» (83); 6) «сакральное» (64); 7) «природные явления» (51).


* * *


В качестве примера приведем несколько выводов, сделанных автором при анализе группы «военная история» (вторая по массовости).


Случайные файлы

Файл
24331-1.rtf
123132.rtf
55626.rtf
146447.doc
9762.doc




Чтобы не видеть здесь видео-рекламу достаточно стать зарегистрированным пользователем.
Чтобы не видеть никакую рекламу на сайте, нужно стать VIP-пользователем.
Это можно сделать совершенно бесплатно. Читайте подробности тут.