Образ человека на войне у Маканина и Ермакова (73257)

Посмотреть архив целиком

Оглавление:


  1. Введение

  2. Глава 1. «Ах, война, война… Болеть нам ею – не переболеть…»

  3. Глава 2. «Никак мы из войны не выйдем, все воюем, воюем…»

  4. Глава 3. «Сапогами не вытоптать душу…»

  5. Заключение

  6. Список использованной литературы


Введение


История человечества неразрывно связана с войнами, менялся только масштаб и продолжительность военных действий.

В русской литературе сложилась традиция изображения войны и участвующего в ней человека. Она ведет свое начало с XII века: в «Слове о полку Игореве» показаны два военных сражения войска князя Игоря обобщенно, без детализации и психологизма. Любовь к Родине - главная идея произведения. Рефреном звучат слова: «…О Русская земля! уже ты за холмом!..»1

Интерес к внутреннему миру человека появился в произведениях Л.Н. Толстого. В «Севастопольских рассказах» он использовал прием очерка – достоверного изложения фактов. В романе-эпопее «Война и мир» писатель масштабно изобразил военные действия. С помощью приема диалектики души Л.Н. Толстой глубоко раскрыл психологию героев, дав им как положительные, так и отрицательные характеристики. Писатель подчеркивает, что война – противоестественное состояние человека и общества, тяжелая кровавая работа, изматывающая и калечащая душу человека, сложное испытание, которое суждено пройти не каждому. Говоря о героизме простых русских солдат, он разграничивает захватнические и освободительные войны.

В эпоху социалистического реализма пафосно изображались подвиги людей – строителей нового общества. Герои мужественно переносили трудности, жертвуя личным во имя общей идеи. И.Э. Бабель в «Конармии» и М. Шолохов в «Тихом Доне», говоря о кровавой правде гражданской войны, показали, что она самая страшная из всех войн, потому что здесь нет победителей (брат идет против брата, сын против отца).

В истории России тяжелый след оставили войны в Афганистане и Чечне, которые еще полностью не осмыслены литературой.

Современная литература в лице В.С.Маканина и О.Н.Ермакова пытается дать ответ на наболевшие вопросы: каков человек на этой войне, что происходит с его душой.

Цель данной работы состоит в том, чтобы показать особенности изображения человека на войне в рассказах О.Н. Ермакова «Последний рассказ о войне» и В.С. Маканина «Кавказский пленный».

Для достижения поставленной цели необходимо решить следующие задачи:

- проанализировать идейно-тематическое содержание рассказов О.Н. Ермакова и В.С. Маканина,

- сравнить полученные результаты,

- определить особенности использования художественных средств при создании образов.

В работе были использованы следующие общенаучные методы:

сравнение, анализ, индуктивный и дедуктивный методы.

Существует обширная критика на рассказ В.С. Маканина «Кавказский пленный». В данной работе были использованы в качестве опорных источников труды С.П. Белокуровой «Русская литература. Конец 20 века», Н.Ивановой «Случай Маканина», Н.Е. Лихиной «Народный характер в творчестве В.Маканина», В. Морара «Когда красота не спасает…». На рассказ О.Н.Ермакова критических статей немного, так как этот рассказ еще недостаточно глубоко изучен: для анализа основных идей этого произведения были использованы труды В. Морара «Когда красота не спасает…» и С.П. Белокуровой «Русская литература. Конец 20 века».

Сложность исследования «Последнего рассказа о войне» О.Н.Ермакова и «Кавказского пленного» В.С. Маканина заключалась в том, что в критических статьях не давалось сравнения этих двух произведений, а если такие элементы и присутствовали, то в обобщенном виде без конкретизации.

Работа состоит из введения, одной главы, заключения, списка использованной литературы, в качестве приложений даются биографии В.С. Маканина и О.Н. Ермакова, системы образов рассказов «Последний рассказ о войне» и «Кавказский пленный», таблицы выразительных средств, используемых в этих рассказах.


Глава 1


«Ах, война, война… Болеть нам ею – не переболеть…»


В «Афганских рассказах» О.Н. Ермакова, написанных жесткой и крепкой рукой, изображен характер рефлексирующего героя, побывавшего на Афганской войне. Автор сосредотачивает внимание читателя на переживаниях, ощущениях главного персонажа Мещерякова. Писатель в 1981 – 1983 гг. воевал в Афганистане в период прохождения срочной службы в Советской Армии2. Чтобы выйти из этого «афганского состояния» и передать собственный духовный опыт, О.Н.Ермаков написал свою лучшую прозу с достаточно значительным и символичным названием "Последний рассказ о войне" (это произведение входит в сборник «Афганские рассказы»), где писатель призывает к прекращению войн на Земле3.

Главный герой рассказа мечтает о том, чтобы не было войн, несущих страдание участвующим в них людям. Временная последовательность в жизни героя нарушена: он показан в мирной жизни после Афганистана. Прошлое все время дает о себе знать, мучает его воспоминаниями о тех военных операциях по поиску сбежавшего лейтенанта, прячущегося в горах, о тех перебитых караванах, которые везли оружие и медикаменты. Никаких конкретных военных действий (да они и не интересуют автора)4, только какой-то абсурд происходящего: эти эпизоды вырваны из памяти героя, в них нет последовательности, логики, а связь только одна – все это было «там». Воспоминания сопровождают Мещерякова постоянно: весть текст «Последнего рассказа о войне» представляет собой резкое чередование настоящего и прошлого (они прочно сцеплены друг с другом: «Верблюды, ослы. Кочующие племена… Официант: вам что-нибудь?..»5), смешение мыслей о будущем и о войне. Появляется тема вечности, где древность и современность находятся совсем рядом, где Мещеряков словно выпал из времени, оценивая все с двух точек зрения - с позиции вечности и с позиции наблюдателя: «И он сидит, будто в пещере, и снова пытается вырваться из времени, из его пут, чтобы со стороны, с какой-то неколебимой и высокой точки увидеть все.»6 Из вышеизложенного становится понятным мотив поколебленного мироздания. Теперь награды и звездочки - бессмысленные ценности и напоминания о событиях тех дней: война не отпускает героя – она живет в его памяти. Речь идет о «той» войне, которая не может закончиться ни победой, ни поражением, она подобна хронической болезни, от которой страдает Мещеряков: он так и не стал солдатом – не научился убивать7. Поэтому он мечтает написать книгу о себе, обо всем, что с ним произошло на этой ужасной войне. Автор использует такой прием для того, чтобы показать, как война разрушает человека.

Мещеряков пытается разобраться, что значила война в его жизни? О.Н. Ермаков дает ответ: она перевернула всю его жизнь, нарушила привычный образ жизни. Война заставила героя пересмотреть многое, произвести переоценку ценностей. Герой постоянно сравнивает то, каким он был и каким стал на войне.

То, что было до войны, изображается пунктирно. Но то, что мы узнаем, заставляет задуматься. Отголоски советского периода в жизни героя мы видим в том, как заставляют его жить, а он противится этому. Ему не нравится, что улицу Георгия Победоносного переименовали в улицу Красную. Мысли об этом пришли только на войне. Автор называет виновников тех, кто отправил героя на эту бойню.

В Афганистане Мещеряков впервые сталкивается с нелегкими буднями войны. То, что он здесь видит, вызывает в нем отвращение и ужас. Война заражает людей жестокостью, и они мучают друг друга. Постоянный страх пули («кому-то обязательно отрезало ногу»!) и тоска палаток неотступно следуют за ними. Нелепость и ужас всего происходящего становятся частью жизни людей («Они идут вперед и возвращаются, сворачивают налево и направо, ползут по скале и спускаются, садятся в машины и едут, останавливаются и соскакивают на землю, - и никуда не приходят. Едят консервы, кашу, спят, стреляют, ждут, говорят – ни о чем. Бьют друг друга, пишут письма, травят вшей, валяются на пыльных матрасах, как будто им все понятно и уже больше нечего понимать. Бегают, прыгают, кричат и при случае охотно пускают кровь тем, кто выглядит и думает иначе. Бесформенные, они в форме, и форма диктует поступки, мысли, слова: так точно, никак нет, есть, огонь!.. И они носятся, летают, жгут землю, ее сады, ее женщин и детей – и ничего не ищут. И один из них – ты.»8) Солдаты торопят время, чтобы скорее вырваться отсюда, чтобы никогда больше не сталкиваться с абсурдом армии: здесь личность деградирует (сержант обкурился анаши), люди лишены высокой духовности («Разведчики и пехотинцы расстреляли группу афганцев, предварительно обобрав их, избив, а некоторым санинструктор шприцом вводил воздух. Трупы сволокли в кяриз, разорвали несколько гранат сверху и засыпали все камнями.»); каждый день они сталкиваются со смертью («В пространстве степи таилась смерть. Предугадать ее молниеносные броски было трудно, порой невозможно. Она была всюду. Но, странно, к этому привыкали.»), и это испытание выдерживают не все («Время от времени из полка кто-нибудь исчезал… Уходили все молодые солдаты. Тот, кто не решался взорвать запал гранаты в руке и остаться без пальцев. Тот, кто не посмел разрядить весь магазин в боевых старших товарищей, своих мучителей… Но в этот раз бежал офицер.»), старослужащие дерут горло, жестокое обращение офицеров с молодыми солдатами (страшный, неустроенный быт: «Когда тебя пинают, как собаку, принуждают отзываться на кличку и совершать дурацкие поступки, читают письма, отнимают деньги, давят тебя каждый день, каждый час, - трудно…»9). В таких условиях люди становятся грубыми, превращаются в мародеров. На войне Мещеряков сталкивается с кастовым абсурдом, где офицеры имеют все привилегии, а солдаты живут в нечеловеческих условиях: «…у офицера жизнь не такая, как у солдата, - чище, сытнее, свободнее. Здесь офицеры спят в настоящих домах, не то что солдаты – в палатках. Кормят хорошо, один «офицерский» хлеб чего стоит: белый, пшеничный, не то что ржаные «солдатские» буханки, непропеченные, кофейно-черные, после которых донимает изжога. Опять же паек – сгущенка, сыр, масло, сахар, сигареты с фильтром. Сапоги кожаные, бушлат с меховым воротником. Свободного времени больше, чем у солдата, и тратить его можно разнообразно: смотреть телевизор, читать или идти в гости, не спрашивая ни у кого разрешения. Офицеру не надо воровать бензин, солярку, муку на продажу афганцам, у него зарплата приличная, двойная… На операции он может идти налегке, не лезть первым под пули…»10 Здесь нет места подвигам, а если отголоски нравственности и встречаются, то очень редко: «Среди груд верблюжьих и людских тел уползал живой еще один караванщик…Мы стояли над ним и решали, что будем делать… По дороге сюда… мы видели черные палатки и стада кочевников, - туда и решили его отвезти.»11 Между людьми нет взаимовыручки, товарищества, сплоченности: здесь каждый выживает сам по себе. Поэтому автор намеренно войска Ограниченного контингента называет Обреченным контингентом, тем самым подчеркивая обреченность Афганской войны, потому что солдаты (воины «по призыву, а не по призванию») не понимают «зачем все это было? зачем они надевали форму, отдавали друг другу честь…, учились стрелять и бросать гранаты, бить из орудий, вести рукопашную схватку и, повинуясь приказу, перемещались по лицу земли и обрушивались всем своим учением, всеми своими зарядами, всей смелостью и ненавистью на таких же людей?»12 В жизни солдат нет гармонии, красоты (они остались в мирной жизни). Звезды на небе и звезды на погонах – два мира: мир природы и мир людей, между которыми нарушена связь.


Случайные файлы

Файл
17868-1.rtf
5340-1.rtf
5678-1.rtf
kf-02.doc
74567-1.rtf




Чтобы не видеть здесь видео-рекламу достаточно стать зарегистрированным пользователем.
Чтобы не видеть никакую рекламу на сайте, нужно стать VIP-пользователем.
Это можно сделать совершенно бесплатно. Читайте подробности тут.